LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-161
Author(s) of the publication: А. С. ЖЕРБИН, И. П. ШАСКОЛЬСКИЙ

share the publication with friends & colleagues

"Дубинная война" - самое крупное крестьянское движение в истории Финляндии. В последние годы она стала предметом плодотворных исследований финских ученых. Советские историки еще не обращались к данному сюжету1 . В настоящей статье авторы делают попытку рассмотреть указанную тему, сосредоточив главное внимание на социальных аспектах движения.

Социально-экономическое развитие Финляндии в составе Шведского государства сопровождалось на протяжении всего средневековья и в начале нового времени многочисленными волнениями и восстаниями финских крестьян, направленными против феодального угнетения2 . Самым значительным из них была "Дубинная война" 1596 - 1597 годов. Это выдающееся событие в жизни финского народа, естественно, не могло оставаться незамеченным финляндскими историками. Выявлением и изучением документальных источников и народных преданий об этих событиях в Финляндии стали заниматься сравнительно давно. Однако только после того, как Э. Грёнблад в середине XIX в. опубликовал значительную часть документов, относящихся к "Дубинной войне" и событиям, ей предшествовавшим3 , внимание ученых к данной теме несколько усилилось (тем более что изучение проблемы народных движений в стране в ту пору отвечало интересам развивавшегося национального движения).

Начало обстоятельного изучения "Дубинной войны" было положено Г. З. Ирьё- Коскиненом - одним из основателей финской исторической науки, подготовившим первое обобщающее исследование по истории Финляндии 4 . Он первым осознал, что в многовековом историческом прошлом его родины политические события, как правило, являлись актами деятельности держав, владевших ею или боровшихся за ее территорию, - Швеции и России, и потому для истории Финляндии в целом особенно важно крестьянское восстание конца XVI в., в котором ведущей активной силой выступили сами финны, широкие массы кре-


1 Исключением является статья, в которой рассматривается отражение "Дубинной войны" в финском фольклоре (Евсеев В. Я. Крестьянское восстание "Дубинная война" и финское народное творчество. - Скандинавский сборник, III. Таллин, 1958), в которой впервые в советской литературе дано краткое описание хода крестьянского движения 1596 - 1597 гг.

2 Voionmas V. Keskiajan kansankapinat Suomessa. - Historiallinen aikakauskirja, 1916, N 4, s. 369 - 386; Ren vail P. Era'ita huomioita 1500-luvun loppukummenien talonpoikaislevottomuuksista. Ibid., 1945, s. 37 - 51.

3 Gronblad E. Handlingar rorande Klubbekriget. I-III. Helsingfors. 1846; e j u s d. Handlingar rorande forhallandena i Finland mellan 1592 och 1596. Helsingfors. 1856.

4 Yrjo-Koskinen G. Z. Suomen historia. Helsinki. 1869. Г. Рейн тогда же подготовил к изданию свое обобщающее сочинение по истории Финляндии (Rein G. Forelasningar ofver Finlands historia. I, II. Helsingfors. 1870).

стр. 76


стьянства. Ирьё-Коскинек специально занялся изучением этого события и опубликовал в конце 50-х годов XIX в. объемистую монографию под названием "Дубинная война", ее причины и события" (второе, обновленное издание книги было осуществлено в 1877 г.). На основе привлечения большого круга печатных и архивных источников в этой книге впервые в финской науке дано описание главных событий крестьянского восстания и (что особенно важно) сделан вывод о том, что, хотя события "Дубинной войны" совпали с политической борьбой за обладание Финляндией между фактическим правителем этой страны Класом Флемингом и возглавлявшим Шведское государство герцогом Карлом, в основе их был социальный вопрос: выступление крестьян было направлено прежде всего против власти дворян, которая угрожала уничтожить крестьянскую свободу5 .

Работа Ирьё-Коскинена на протяжении более чем 100 лет оставалась единственной монографией по данной теме. Отсутствие в течение столь долгого времени в буржуазной историографии новых специальных трудов о крупнейшем народном движении в Финляндии можно объяснить подмеченной Ирьё-Коскиненом антифеодальной направленностью крестьянской войны, поскольку изучение социальной проблематики до недавнего времени мало интересовало финских историков. Однако это вовсе не означает, что после Ирьё-Коскинена они не обращались к истории "Дубинной войны". В трудах по истории Финляндии (в том числе и в учебниках), Эстерботнийской провинции и других районов страны, где имели место крестьянские выступления, можно найти описание главных событий "Дубинной войны" на основе использования уже известных и некоторых новых источников. Однако социальные аспекты движения фактически отодвинуты там на задний план или вовсе остаются в тени, и главной его причиной считаются политические мотивы6 .

Эти устоявшиеся взгляды на характер и причины "Дубинной войны" недавно подверг серьезной критике Х. Юликангас в своей монографии7 , вызвавшей дискуссию среди историков Финляндии. В отличие от своих предшественников этот исследователь признает социальный характер "Дубинной войны" и главную причину ее видит в усилении угнетения крестьянства. В нашу задачу не входит рецензирование написанного с привлечением новых источников, обстоятельного труда Юликангаса. Отметим лишь, что его книга, где так много внимания уделяется социальным аспектам "Дубинной войны", является существенным вкладом в разработку истории крупнейшего крестьянского восстания в Финляндии и, больше того, в развитие ее исторической науки. Важно также, что книга вызвала оживленную дискуссию, побудила нескольких финских ученых наняться данной проблемой, высказать свои мнения, критически рассмотреть основные положения труда Юликангаса8 . Дискуссия способствовала более всестороннему изучению событий 1596 - 1597 годов.


5 Yrjo-Koskinen G. Z. Nuijasota, sen syyt ja tapoukset. Toinen uudistettu painos. Helsingissa. 1877, s. 18.

6 См., напр., Luukko A. Mika oli nuijasota. - Historiallinen aikakauskirja, 1978, N 3, s. 291; Renvall P. Op. cit., s. 47.

7 Ylikangas H. Nuijasota. Helsingissa, 1977. См. также его статью: Ylikangas H. Klubbekrigets utbrott. - Historisk tidskrift for Finland, 1977, JSIb'l, s. 1 - 17.

8 Lehtinen E. Nuijasodan konnat ja sankarit. - Historiallinen aikakauskirja, 1978, N 1, s. 68 - 82; ejusd. Onko kritiikki sortoa. -Ibid., 1978, N 3, s. 272 - 277; Kaukianen Y. Nuijasodan sfaarit ja projektiot. - Ibid., s. 277 - 280; Hovi K. Nuijasodan kansanvalisesta vertoilusta. - Ibid, s. 281 - 282; Luukko A. Mika oli nuijasota. - Ibid., s. 283 - 291; Tarkianen K. Khibbekriget garvidare. - Historisk tidskrift for Finland, 1978, N 3, s. 371 - 376; Blomstedt Y. Nuijasota toisin. - Kanava, 1978, N 1, s. 35 - 38; Alapuro R. Sarmaja H. Nuijasota ja sen tausta. - Tiede ja edistys, 1978, s. 68 - 71; Asunmaa M. Mika nuijasota oikein oli? - Kaltio, 1978. ,N 1. s. 32 - 33; Hovi K. Viron vuoden 1560 talonpoikais kapina luonne. - Faravid, 1978, N2, s. 177 - 183; Makela A. Hattulan kihlakunnan ja Porvoon la'anin

стр. 77


Обычно в общих и специальных работах финских ученых главными причинами происшедшего в 1596 - 1597 гг. крупнейшего восстания финских крестьян считались не социальные факторы, а политические события и обстоятельства 1590-х годов - война Швеции с Россией 1590-1595 гг. (и предшествующая война между ними в 1570 - 1583 гг.), а также внутренняя борьба за власть в Шведском государстве в 1592 - 1598 годах9 . Во время войн с Россией, в значительной мере производившихся с территории Финляндии, шведские власти возлагали на ее население расходы по содержанию войск. Крестьянство (дворяне от этих тягот освобождались) должно было уплачивать чрезвычайные налоги и сборы на содержание войска, выполнять подводную повинность (перевозить на своих лошадях передвигавшиеся по стране воинские части и их грузы) и т. д.; наибольшие тяготы принес воинский постой, введенный в 70 - 80- е годы XVI в.10 и принявший особенно крупные размеры в 1590-е годы - шведское войско стало расквартировываться в крестьянских селениях, на крестьян была возложена обязанность содержать солдат. В 1592 г. военные действия с Россией фактически прекратились, но состояние войны юридически еще сохранялось, и шведское войско оставалось на территории Финляндии в течение еще нескольких лет. И после заключения в 1595 г. Тявзинского мирного договора с Россией шведские власти (во глазе с маршалом Флемингом) продолжали держать войско в стране, чтобы сохранить возможность его использования во внутриполитической борьбе за власть в Шведском государстве. Солдаты (особенно наемники - немцы и шотландцы) притесняли и обирали крестьян, чинили беззакония, грабежи и насилия, массовый воинский постой привел к резкому ухудшению положения крестьянства в ряде местностей, в том числе в северной области Эстерботнии (лежавшей к востоку от северной части Ботнического залива)11 и привел к значительному обострению внутриполитической обстановки в Финляндии.

Введение во время шведско-русской войны 1590 - 1595 гг. тяжелых чрезвычайных поборов и повинностей, особенно воинского постоя, всей своей тяжестью обрушившееся на крестьян, по мнению многих финских историков, было главной (или наиболее важной) причиной восстания 1596 - 1597 гг., то есть причиной его были якобы временные политиче-


autiotuminen myohaiskeskiajalla ja uuden ajan alussa. Helsinki, 1979, s. 174 - 182; ejusd. Nuijasota ja autioituminen. - Historiallinen aikakauskirja, 1979, N 4, s. 342- 344; Alapuro R. Varustuneiden kauppamies alonpoikien protest!. - Ibid., 1980, N 2, s. 120 - 123; Jutikkala E. Karjan, kylvoalan ja vaeston kehitys vuoden 1600 tienolla. - Ibid., s. 123 - 125; Kaukiajnen Y. Miksi periferia kapinoi? - Ibid., s. 125 - 127; Hovi K. Talonpoikaissotakeskustelun toinen kicrros. - Ibid., 1980, N 3, s. 248 - 251. Юликангас вступил сразу же в полемику со своими критиками: Ylikangas H. Nuijasota - vainko suomalainen ilmio? - Kanava, 1978, N 2, s. 112; ejusd. Nuijasota anakronistisen nationalismin pcruutuspeilissa. - Historiallinen aikakauskirja, 1978, JNib 2, s. 169 - 178; ejusd. Upproret i Rautalampi. - Historisk tidskrit't for Finland, 1978, N. 3, s. 325 - 329. ejusd. Nagra rattelser och papekanden betraffande Klubbekriget. - Ibid., 1978, N 4, s. 449 - 451; ejusd. Jaakko Ilkan ensimmainen nousu. - Kotiseutu, 1978, N 4 - 5, s. 148 - 153; ejusd. Linnaleiri autioitumisen ja silta saastymisen selittajana. - Historiallinen aikakauskirja, 1979, N 3, s. 230 - 235; ejusd. Autioitumisen sellittamisesta. - Ibid., 1980, N 1, s. 74 - 75; ejusd. Nuijasota suomalaisena ja yleiseu-roopalaisena ilmiona. Ibid., 1980, N 2, s. 99 - 111. He имея возможности подробно освещать эту дискуссию, отметим лишь, что Юликангаса его коллеги критиковали за близость к марксизму, за стремление доказать социальный характер крестьянского движения 1596 - 1597 гг.; противники Юликангаса отстаивали старое мнение о том, что "Дубинная война" была вызвана случайным стечением обстоятельств политического характера (о чем см. ниже).

9 С наибольшей полнотой в последнее время эта точка зрения была сформулирована П. Ренваллом: Ren vail P. Kuninkaanmiehia ja kapinoitsijoita Vaasa-kauclen Suomessa. Turku, 1962, s. 275ff.

10 Luukko A. Op. cit., s. 284.

11 Ibid., s. 284 - 226; Renvall P. Kuninkaanmiehia ja kapinoitsijoita Vaasakauden Suomessa, s. 164 - 165.

стр. 78


ские действия шведской администрации, вызванные внешним обстоятельством - войной. Второй причиной восстания многие финские историки считают происшедшее в 1595 - 1596 гг. вовлечение финского крестьянства в политическую борьбу за власть в Шведском государстве. После смерти короля Иоанна III развернулась острая борьба за власть между его младшим братом герцогом Карлом, который фактически стал управлять государством, и сыном и наследником Иоанна III польским королем Сигизмундом, провозглашенным официально и королем Швеции. Основные сословия Швеции: дворянство, городское население, крестьянство - были сторонниками Карла. Крупные феодалы и дворянство Финляндии во главе с правителем этой страны Флемингом поддерживали притязания Сигизмунда. Герцог Карл в борьбе против Сигизмунда и его приверженцев решил воспользоваться недовольством финского крестьянства, резко усилившимся в 1590-е годы гнетом чрезвычайных повинностей и побудить его восстать против администрации Флеминга. Когда в ноябре 1596 г. к Карлу прибыла депутация крестьян Эстерботнии с жалобой на нестерпимые тяготы чрезвычайных повинностей, он посоветовал крестьянам взяться за оружие12 . Вспыхнувшее в конце 1596 г. в Эстерботнии восстание-начало "Дубинной войны" - рассматривается многими авторами как прямое выполнение рекомендации герцога Карла, как политическое выступление, ставшее составной частью междоусобной борьбы за власть в Швеции13 .

Между тем "Дубинная война" была вызвана не временными и случайными политическими событиями, а значительно более глубокими причинами. В свое время Ирьё-Коскинен, а ныне Юликангас справедливо обратили внимание на общее развитие социально-экономических отношений в Финляндии XVI столетия, вызвавшее серьезное ухудшение положения крестьянства. Именно в этом надо искать коренные причины массового восстания крестьян в 1596 - 1597 годах.Соглашаясь во многом с мнением Юликангаса о социальном характере крестьянского движения 1590-х годов, следует учитывать более широкий общеисторический аспект, а именно место Финляндии в системе европейского феодализма и общий ход развития феодальных отношений в Северной Европе в целом и в Финляндии в частности.

Как известно, и в финской и в скандинавской историографии до последнего времени существование феодализма в Северной Европе вообще отрицалось 14 или признавалось немногими учеными и в ограниченной форме 15 . С точки зрения советской науки, феодальный строй, как определенная форма общественных отношений16 существовал в течение длительного периода на всем европейском континенте, и Север-


12 Герцог Карл порекомендовал крестьянам изгнать солдат Флеминга из их области: "Не могу дать другого совета - ищите мира своими руками. Ведь вас так много, что сумеете выбить солдат, если не иначе, то с помощью кольев из забора и дубин" (Jutikkala E., Pirinen K. Finlands historia. Stockholm. 1968, s. 103; Ylikangas H. Nuijasota, s. 131; Luukko A. Op. cit., s. 189).

13 См. напр., Jutikkala E., Pirinen K. Op. cit., s. 103 - 104; Luukko А. Op. cit., s. 189 - 291.

14 См., напр., рецензию О. Юссила на "Историю Швеции" (М. 1974): Jussila О. Ensimmainen Ruotsin historian yleisesitys Neuvostoliitossa. - Historiallinen aikakauskirje, 1975, N 2, s. 136 - 139.

15 Напр., Jutikkala E. Feodalismi Suomessa. - Historiallinen arkisto, 72. Helsinki, 1977, s. 40 - 50.

16 Споры о том, был ли в Северной Европе феодализм, в значительной мере вызваны различием в толковании этого термина; многие западноевропейские буржуазные ученые понимают под феодализмом лишь сумму чисто юридических институтов, существовавших во Франции, Англии, Германии и др., но в Северной Европе отсутствовавших. Напротив, для марксистской науки феодализм - это форма общественных отношении, существовавшая в средневековье (и сохранившаяся во многих странах до XVIII- XIX вв.).

стр. 79


ная Европа не была в этом смысле исключением. Правда, здесь вследствие природных особенностей (холодный климат, недостаток земель, удобных для возделывания, и др.) население было более редким, малочисленным, чем во всех остальных европейских странах, были ограничены возможности для развития экономики, и прежде всего сельского хозяйства, а потому общественные отношения развивались более медленно и менее интенсивно, феодальный строй не смог достичь столь высокого уровня, как в большинстве европейских стран. Тем не менее это был, бесспорно, феодальный строй с господством класса феодалов, с феодальной эксплуатацией широких масс крестьянства. Правда, в Норвегии, Швеции, Финляндии, Северной России феодальная эксплуатация никогда не достигала уровня крепостного права, но сам факт длительного существования феодальной зависимости всего сельского населения не вызывает сомнений.

В Северной Европе не было условий для создания крупных феодальных хозяйств с большими пахотными полями и с массовым использованием барщинного труда крестьян; возможна была лишь рента продуктами, могли создаваться только небольшие и относительно немногочисленные частновладельческие имения. Следовательно, особенностью североевропейского типа феодализма являлась сравнительная малочисленность и слабость класса феодалов; в зависимости от землевладельцев в этих странах находилась меньшая часть крестьянства. Большинство крестьян не знало зависимости от частных владельцев. Однако это не значит, что значительная часть их в странах Северной Европы не была втянута в феодальную зависимость и обладала ничем не ограниченной свободой. В роли феодала по отношению к большинству крестьянства североевропейских стран выступало государство, и сельское население находилось в феодальной зависимости от него, должно было выполнять для него отработочные повинности и платить ренту продуктами или деньгами (или и тем и другим). Государство выступало в странах Северной Европы не только в роли политической власти, но одновременно и в качестве феодального владельца, а крестьяне были не только подданными, но и феодально зависимыми людьми по отношению к государству.

Эти особенности североевропейского типа феодализма характерны и для Финляндии. Притом, поскольку она была наиболее северной17 и бедной по природным ресурсам, наименее населенной из североевропейских стран, здесь феодализм имел наименьшие возможности для своего развития вглубь и вширь. Вместе с тем и здесь после шведского завоевания страны (происшедшего в XII-XIII вв.) утвердился феодальный строй, в основном привнесенный из Швеции и имевший те же типические черты. Из приезжих шведских дворян и частично из богатой верхушки финского крестьянства сложился немногочисленный господствующий класс феодалов, однако большинство финских крестьян в первые века после завоевания еще не находилось в феодальной зависимости и лишь постепенно подпало под гнет Шведского государства; по-видимому, этот процесс завершился в XVI столетии.

Для понимания сущности социальных отношений в Финляндии в середине XVI в. значительный интерес представляет составленная под руководством Э. Ютиккала подробная карта поселений на всей территории страны в 1560-е годы (являющаяся выдающимся достижением исторической картографии)18 . На этой карте наглядно показано,


17 Часть территории Норвегии расположена севернее территории Финляндии, но в рассматриваемую эпоху большая часть норвежцев жила в Южной Норвегии, расположенной южнее всей территории Финляндии.

18 Опубликована в форме "Атласа поселений Финляндии":Suomen asutus 1560-luvulla. Kartasto. Forssa. 1973. Рецензию И. П. Шаскольского на этот труд см.: Известия с Всесоюзного географического общества. Л., 1975, N 6.

стр. 80


что в середине XVI в. дворянские усадьбы и королевские имения были сосредоточены в наиболее населенной юго-западной части Финляндии, вблизи морского побережья, в остальных провинциях они почти или полностью отсутствовали. Следовательно, юго-западная Финляндия была районом сосредоточения дворянства, районом сильно развитой феодальной эксплуатации крестьян. На остальной части территории страны дворян и королевских имений почти не было, там крестьяне находились в зависимости от феодального государства.

В книге Юликангаса приводятся убедительные сведения19 о том, что в XVI в. в Финляндии заметно растет экономическое могущество класса феодалов, достигаемое за счет усиления эксплуатации крестьянства. Так, в 1530 г. в стране имелось всего 200 семейств феодалов, к концу 1580-х годов - 300. Еще быстрее росло дворянское землевладение и движимое имущество дворян; используя ухудшавшееся хозяйственное положение крестьянства, дворяне приобретали его земли в результате добровольных сделок или вынуждали крестьян продавать свои земли. В XVI в. выдвинулся ряд семей крупных феодалов, ставших обладателями обширных владений и эксплуатировавших значительное количество зависимых крестьян, в их числе Флеминги, Горны, Тотты, Столармы и др. По данным Юликангаса, дворянство Финляндии находилось даже в более выгодном положении, чем в Швеции: большая отдаленность от королевской администрации облегчала возможности законными и незаконными способами увеличивать свое имущество, обирать крестьян, а также присваивать часть доходов, которые должно было получать государство.

Для XVI в. характерно также выделение из среды крестьянства особого слоя, который по своему юридическому, социальному и имущественному положению стал приближаться к дворянству. Формально появление этого социального слоя было вызвано государственными потребностями - для частых войн второй половины XVI в., происходивших в значительной мере у границ Финляндии, требовалось увеличение в стране воинских контингентов, которые можно было использовать в случае возникновения войны; при этом правительству было важно, чтобы создаваемая категория военно-служилых людей не требовала платы от небогатой шведской казны, а могла содержать себя на собственные средства. В результате этих мероприятий из более зажиточной части крестьян был создан слой мелких военно-служилых людей - кнапов, освобожденных от уплаты налогов и выполнения государственных повинностей. Кнапы стали стремиться к увеличению своих земельных владений, к обращению в зависимость крестьян20 ; во второй половине XVI в. кнапы стали фактически представлять собой мелкое дворянство Финляндии.

Сходную социальную природу имела другая категория военно-служилых людей, тоже выделившаяся из среды крестьян, - рустгальтеры, получавшие от государства участок земли при условии несения военной службы по призыву администрации. Рустгальтеры по своему социальному положению были близки к мелкому дворянству, стремились расширять свое хозяйство за счет крестьян. Появление слоя кна-


19 Ylikangas H. Nuijasota, s. 42 - 43.

20 В поданной королю Иоанну III жалобе почти 300 крестьян Финляндии (1589 г.) писалось о кнапах: "Добыв лошадей для военной службы, получая выгоды от постоя, грабя и угнетая свою страну... они путем обмана получают крестьянские участки, пытаются изгнать со своих участков всех крестьян, живущих рядом, и сделать себя такими же могущественными, как старое дворянство. Они не удовлетворяются в постое имеющимися предписаниями, а берут с крестьян, сколько желают, так что у них всего вдоволь... Теперь пни начали обрабатывать крестьянские участки, грабить скот и изгонять крестьян" (Ylikangas H. Nuijasota, s. 13).

стр. 81


пов и рустгальтеров было еще одним фактором, ухудшавшим положение основной массы крестьянства.

Самым крупным феодалом в Финляндии оставалось государство. В XVI в. в Швеции и подвластной ей Финляндии было юридически утверждено давно уже фактически существовавшее право феодальной собственности государства на все земли крестьян, не находившихся в зависимости от частных владельцев, - на земли податных ("скаттовых") крестьян и на все необрабатываемые земли21 . Большая часть крестьянства Финляндии оказалась в зависимости от Шведского государства. "Скаттовые" крестьяне, сохранив личную свободу, превратились из неограниченных собственников земли в держателей земельных участков, принадлежавших государству, и за право пользования землей должны были выполнять по отношению к государству феодальные повинности22 . В аналогичном положении оказались в XV- XVI вв. и крестьяне других североевропейских стран, не знавших крепостного права, - Норвегии и Северной России.

В данном случае для стран Северной Европы, в том числе и для Швеции, следует говорить о двойственной природе феодального государства: оно одновременно выступало и как орган политической власти и как феодальный владетель. Повинности, накладываемые на крестьянство, зависимое от государства, - отработочные, натуральные и денежные - носили двойственный характер, были и формой государственных налогов, и одновременно феодальной повинностью по отношению к феодалу-государству. Например, такие повинности, особенно усилившиеся в XVI в., как подводная, были типичной формой отработочной ренты, равнозначной барщине. Натуральные повинности, во все большей степени в XVI в. налагавшиеся на "скаттовых" крестьян, - обязанность регулярно вносить в казну определенное количество зерна, продуктов животноводства и т. д.23 , а также обязанность уплачивать казне денежные повинности - основной налог "скатт" и другие денежные сборы - соответствовали оброку и аналогичным формам натуральной и денежной ренты в других странах феодальной Европы и натуральным и денежным повинностям, выполнявшимся в пользу дворян-землевладельцев в самой Финляндии.

При таком понимании социальной роли Шведского государства как феодального владельца, подвергавшего эксплуатации "скаттовых" крестьян Швеции и Финляндии, все чрезвычайные поборы и повинности, вводимые в XVI в. государственной властью во время войн, в том числе воинский постой, следует расценивать не только как политические мероприятия, но и как меры социального порядка, как новые повинности, возлагаемые государством на зависимых от него крестьян. В частности, резкое увеличение повинностей, возложенных государством на "скаттовых" крестьян во время войны 1590 - 1595 гг., надо рассматривать в социальном плане как действия феодала, резко увеличившего в силу чрезвычайных обстоятельств взимание ренты с зависимых крестьян; в этом отношении может быть проведена аналогия с действиями помещика, по экстраординарным причинам резко увеличившего оброк и барщину со своих крепостных.


21 История Швеции, с. 177; Jutikkala E. Op. cit., s. 44 - 45, 50.

22 При этом крестьяне Финляндии, как и Северной России и других стран Северной Европы, даже сохраняли полностью или частично право распоряжения землей (право наследования, продажи, сдачи в аренду), но в то же время земля юридически стала считаться принадлежащей государству.

23 По данным Юликангаса, финские крестьяне в XVI в. должны были уплачивать государству вспомогательные налоги натурой - отдавать определенное количество зерна, масла, мяса, рыбы, сена, а также продукты крестьянских промыслов - обувь, чулки, рукавицы, кожу, полотно, смолу, бревна и т. д. (Ylikangas H. Nuijasota, s. 221.

стр. 82


В общем, происшедшее в Финляндии в XVI в., и особенно во второй половине этого столетия, многократное увеличение государственных повинностей крестьян было явлением социальным, и соответственно усиление недовольства крестьян было обращено против государства как феодала. Поскольку в Финляндии в середине 1590-х годов государственную власть" возглавлял Флеминг, недовольство крестьян было направлено против его администрации, осуществлявшей в то время в стране социальные функции феодала-государства. Таким образом, XVI в. в Финляндии характеризуется наступлением на крестьянство и со стороны дворян и со стороны самого крупного в стране феодала - государства.

Государство осуществляло свою деятельность через посредство чиновников разных рангов. В период Кальмарской унии, в XV - начале XVI в., пока Швеция находилась под властью Дании, государственный аппарат в Швеции и Финляндии был весьма малочисленным. Ликвидация в 1523 г. Кальмарской унии и восстановление самостоятельного Шведского государства, включавшего в себя и Финляндию, вызвали потребность в создании большого и разветвленного государственного аппарата в центре и на местах. В середине и во второй половине XVI в. и в Швеции и в Финляндии вырастает значительный слой чиновничества: фогты, управлявшие приходами (в Финляндии в конце века их было 240), подчиненные фогтам писари (в Финляндии их было около 700), сборщики налогов и другие более мелкие чиновники, в обшей совокупности составившие социальный слой - около 2500 семей (число крестьянских хозяйств в стране равнялось 29 тыс.)24 . Одной из главных или даже наиболее важной обязанностью чиновничества было принуждение крестьян выполнять государственные повинности - денежные и натуральные налоги, работы для государственных нужд, содержание поставленных на постой солдат и т. д. .Социальные функции главного феодала в Финляндии - Шведского государства - выполнялись силами чиновничества. Резко возросший в конце века гнет феодального государства осуществлялся местным чиновничеством.

Разумеется, уровень общественного сознания зависимых от государства финских крестьян XVI в. был не настолько высок, чтобы они могли понимать, что все увеличивающиеся тяготы, ложащиеся на крестьянские плечи, исходят от Шведского государства. Крестьяне видели перед собой лишь реальных исполнителей его воли - местных чиновников. Поэтому растущее недовольство крестьян усиливавшимся феодально-государственным гнетом было направлено в значительной мере против известных им чиновников, принуждавших крестьян выполнять феодально-государственные повинности. Это хорошо показывают жалобы крестьян Эстерботнии и других финских областей25 , где дворянское землевладение отсутствовало или было незначительно и где крестьяне страдали больше всего от гнета государства; в этих жалобах недовольство крестьян направлено против местных чиновников всех рангов26 (напротив, в областях, где имелось значительное дворянское землевладение - в Юго-Западной Финляндии, - крестьяне возмущались в первую очередь произволом дворян).

Предлагаемая нами концепция помогает глубже понять социальный смысл "Дубинной войны" как массового крестьянского движения,


24 Ylikangas H. Muijasota, s. 42 - 43, 45.

25 Они приводятся Юликангасом (Ibid., s. 11 -14, 123 - 127).

26 В частности, в уже цитированной жалобе почти 300 крестьян королю Иоанну III (1539 г.) отмечалось, что "большим бедствием для крестьян являются фогты, ленсманы, сборщики налогов и богатые крестьяне.., которые путем беззакония, подарками и другими способами завладели земельными участками бедных, издеваются над ними и угрожают нам так, что мы не решались жаловаться на их беззакония и насилия" (Ibid., s. 11 -12).

стр. 83


направленного против феодального гнета в целом, то есть против гнета дворян- землевладельцев и феодального государства. Такой подход дает возможность объяснить, почему это антифеодальное движение вспыхнуло в той местности (Эстерботния), где не было дворян, и охватило главным образом те районы, где также не было или было немного частных землевладельцев. Тем не менее это было антифеодальное движение, направленное против главного феодала Финляндии - Шведского государства, а также против крупных, средних и мелких феодалов.

Подобная направленность движения подтверждается и сведениями о конкретных действиях восставших крестьян. Объектами их нападений были и землевладельцы всех видов27 и чиновники28 , осуществлявшие функции феодала-государства; больше того, поскольку "Дубинная война" началась в области (Эстерботния), где не было дворян, главная ярость крестьянского возмущения обрушилась на чиновников: в их лице крестьяне Эстерботнии видели носителей феодального гнета в своем крае.

Итак, основная причина крупнейшего крестьянского восстания в Финляндии- происшедшее в XVI в., особенно в его второй половине, значительное усиление феодального гнета и со стороны дворян и в первую очередь со стороны главного феодала - государства. Растущие поборы, повинности, воинский постой - все это возлагалось на крестьян государством. В 1570 - 1590-е годы повинности стали настолько тяжелы, что начался процесс массового разорения крестьянства; весьма показательны приводимые Х. Юликангасом цифры, свидетельствующие о непрерывном уменьшении общего числа крестьянских хозяйств в стране в этот период (от 35500 крестьянских хозяйств в 1566 г. до 29 тыс. в 1593 г.29 , что было прямым следствием усиления феодального гнета, особенно со стороны государства. К середине 1590-х годов гнет стал невыносимым, и крестьянство Финляндии подняло массовое восстание.

В книге Юликангаса собраны важные факты, свидетельствующие, что "Дубинная война" не была неожиданным и непредвиденным событием (вызванным случайно сложившимися политическими обстоятельствами середины 1590-х годов), что массовое крестьянское движение назревало давно, в течение нескольких десятилетий. Он показывает, что "Дубинной войне" предшествовала серия локальных крестьянских волнений и восстаний, проходивших з 70-е, 80-е и начале 90-х годов XVI в. во многих местностях Финляндии30 . Непосредственные причины волнений были разными, зависели от местных условий, но везде в конечном итоге крестьянские выступления были направлены против усиливавшегося феодального гнета.

В 1574 г. в приходе Марттила (Собственно Финляндия, то есть Юго-Западная Финляндия), уже содержавшем на постое шведских солдат, был размещен еще конный отряд, который стал насильно отбирать у крестьян сено. Тогда в центр прихода собралось до 260 крестьян, которые схватили конных воинов, издевались над ними, отобрали у них деньги и продовольствие. В том же году в соседней деревне Рекийоки около 250 вооруженных крестьян напали на солдат, также отбиравших у населения сено. Воинские лошади были перебиты, разграблены хлебные склады. В ,1575 г. стоявшие на постое конные воины были изгнаны крестьянами "з приходов Лоймаа, Хуйттинен, Халикко и Пэутуя. В 1578 г. в Собственно Финляндии распространились сведения о появлении "дубинных отрядов" и о сооружаемых ими в лесах засеках для борьбы против направлявшихся на постой солдат. Примечательно,


27 Ibid., s. 144, 158, 182 - 183, 190 - 191, 211.

28 Ibid., s. 135 - 137, 174 - 175, 190 - 191, 236 - 237.

29 Ibid., s. 42 - 43.

30 Ibid., s. 80 - 91.

стр. 84


что уже тогда, почти за 20 лет до "Дубинной войны", оружием восстающих крестьян стали дубины; однако это был не более как символ, подчеркивающий крестьянский характер выступлений; у финских крестьян имелось и более совершенное оружие - копья, луки со стрелами, палицы31 .

Волнения продолжались, распространяясь по стране. В 1579 г. вблизи Уусикиркко (около Выборга) крестьяне отобрали у группы солдат собранный ими с населения провиант. В 1580 г. в приходе Лаппе восставшие крестьяне отняли у солдат продуктовый налог. В 1584 г. жители северной части области Саволакс отказались уплачивать налог матросам, которые были оставлены на их содержание. В 1584 - 1587 гг. волнения крестьян произошли в приходе Паймио, и на них был наложен властями штраф в 300 талеров. В 1587 г. в Пюхтая и Элимяки сельские жители отказались платить повышенный сбор на содержание солдат и матросов. В Саари, в области Тавастланд, крестьянин Абрахам Иверсен агитировал односельчан уплачивать только продуктовый налог и не выполнять другие повинности.

Волнения крестьян усилились с начала 1590-х годов и их главным очагом стала Эстерботния. Здесь не было крупного феодального землевладения, область находилась в наибольшем отдалении от центра страны, г. Турку, и здесь слабее ощущалась власть общефинляндской администрации; сюда позднее, чем на остальные области страны, распространился экономический гнет феодального государства, крестьяне еще хорошо помнили более свободные времена, когда повинности были не столь обременительными32 . Волнения вспыхнули сначала в конце

1592 г. в приходе Рауталампи, где были размещены солдаты из центральной Швеции (из Упланда), усиленно занявшиеся взиманием с населения одного из наиболее ненавистных для крестьян поборов - "рождественского налога". Крестьяне ряда деревень подняли восстание: напали на солдат - сборщиков налога и перебили многих из них. Флеминг поторопился послать карательный отряд, спасаясь от которого многие крестьяне бежали в леса. Пятеро участников восстания были схвачены и казнены карателями.

Вести о восстании в Рауталампи вызвали в первой половине 1593 г. волнения крестьян во многих местностях Финляндии, включая Собственно Финляндию, Нюланд, Сатакунту, Тавастланд; главной формой крестьянских выступлений был отказ платить феодально-государственные поборы. Особенно сильны были волнения летом 1593 г. в Эстерботнии, где в Кюре и Лапуа создавались вооруженные отряды крестьян; однако до прямых столкновений с правительственными силами дело еще не дошло. Обстановка в Эстерботнии еще более накалилась после заключения в мае 1595 г. Тявзинского мира с Россией, когда Флеминг по внутриполитическим соображениям не стал распускать уже ненужное для обороны страны войско, и крестьянство по- прежнему должно было продолжать нести тяготы военного постоя. В январе 1596 г. в Эстерботнии, в селении Илмайоки, вспыхнуло вооруженное восстание, явившееся непосредственным предшественником "Дубинной войны". Во главе восстания встал богатый крестьянин Якко Илкка. Сначала повстанцы добились некоторого успеха, но не получили поддержки от крестьянства соседних приходов, и выступление было быстро подавлено карательным отрядом, присланным Флемингом. Илкка был схвачен и заключен в замок Турку.

Таким образом, предшествовавшие "Дубинной войне" крестьянские выступления имели локальный характер и быстро подавлялись силами


31 Yutikkala E., Pirinen K. Op. cit., s. 103.

32 Напротив, в южных областях страны административный аппарат был сильнее и многочисленнее, в замках стояли сильные гарнизоны, в имениях феодалы держали вооруженных слуг, и здесь антифеодальные выступления имели меньший успех.

стр. 85


общефинляндской администрации. Но в то же время эти волнения, вспыхивавшие вновь и вновь в течение более 20 лет, свидетельствовали о нараставшей волне недовольства широких масс финского крестьянства феодальным гнетом и подготовили взрыв массового крестьянского антифеодального движения, происшедший на рубеже 1596 - 1597 гг. и охвативший значительную часть территории страны33 .

В свете всего изложенного представляется достаточно очевидным, что политические события середины 1590-х годов - борьба за власть в Шведском государстве между герцогом Карлом и королем Сигизмундом, которого поддерживала финляндская администрация, конкретнее, борьба герцога Карла с Флемингом, подстрекательство Карлом финских крестьян к выступлениям против администрации Флеминга - были фактором мелким, второстепенным, случайно совпавшим с острым социальным кризисом, развивавшимся в Финляндии. Эти события можно рассматривать только как внешний толчок, ускоривший взрыв давно назревшего крестьянского возмущения.

25 ноября 1596 г. в Южной Эстерботнии вспыхнули новые волнения, ставшие началом "Дубинной войны"34 . Восстание началось в селении Кюре, где крестьяне напали на прибывших на постой солдат. Из Кюре оно стало распространяться на соседние местности. Движение вскоре приняло массовый характер, охватило в отличие от локальных выступлений предшествующих лет несколько приходов. Вожаки восставших крестьян стремились объединить силы, придать движению организованные формы. Для этого решено было избрать главного руководителя. Наиболее подходящим кандидатом был признан Илкка, получивший широкую известность как предводитель восстания в Илмайоки; по-видимому, незадолго до нового восстания он сумел бежать из казематов замка в Турку и вернуться в родные края. Илкка был избран руководителем восставших крестьян Эстерботнии; по старинному финскому крестьянскому обычаю предводитель повстанцев стал называться "крестьянским королем". Ему была предоставлена неограниченная власть над приходами Кюре, Лапуа, Илмайоки. Было решено призвать в ряды восставших каждого мужчину, годного носить оружие.

Весть о вспыхнувшем восстании распространилась и на соседние приходы средней Эстерботнии - Коккола и Лохтая. И здесь крестьяне поднялись на борьбу. Отряды повстанцев из средней Эстерботнии присоединились к основным силам восставших, и повстанческая армия достигла численности в 1,5 - 2 тыс. человек.

Первоначально восставшие преследовали ограниченные цели - избавиться от военного постоя и от власти ненавистной администрации Флеминга. На охваченной волнениями территории были разгромлены дома и имения кнапов, рустгальтеров, чиновников. Но вести о восстании проникли в соседние области страны, где в среде крестьянства тоже начались волнения. В лагерь повстанцев пришла делегация крестьян из лежащей южнее области Сатакунты с просьбой о помощи. Тогда было решено перейти к наступательной тактике; предводителями движения был разработай план наступательных действий на юг страны с целью


33 Наряду с активными формами антифеодальной борьбы крестьяне Финляндии накануне "Дубинной войны" прибегали и к пассивным формам протеста. Считая главным виновником резкого усиления феодально- государственного гнета местную обще-финляндскую администрацию, крестьяне, особенно в Эстерботини, неоднократно обращались с петициями к королю Иоанну III, а затем к герцогу Карлу, надеясь па их помощь (Ylikangas H. Nuijasota, s. 11 - 16). В жалобах Карлу сквозило наивное представление о нем, как о "хорошем" правителе, расположенном к крестьянам и способном избавить их от нестерпимого гнета.

34 Изложение хода событий "Дубинной войны" дается далее по материалам книг Юликамгаса (Ylikangas H. Nuijasota, s. 134 - 251) и Ирьё- Коскинена (Yrjo-Koskinen G. Z. Nuijasota, s. 184 - 353).

стр. 86


сокрушить силы администрации Флеминга, то есть уничтожить феодально- государственную машину, угнетавшую крестьянство Финляндии.

Согласно этому плану, повстанцы должны были разделиться на три части. Главные силы во главе с Якко Илккой и Юрье Контсасом должны были двинуться на юг через область Сатакунта на главный оплот правительственной администрации - Турку. Маршрут второго отряда, возглавленного Пентти Поутту, пролегал западнее, вдоль побережья Ботнического залива, тоже на Турку. Третий, небольшой отряд (около 50 человек) во главе с Мартти Туомала должен был пойти на юго-восток, в области Тавастланд и Саволакс, чтобы поднять там крестьян и далее двигаться в Выборгскую область и в Нюланд (южное побережье Финляндии), с тем чтобы оттуда повернуть на Турку. Как отмечает Юликангас, планы эти были нереальными, утопичными35 , восставшие не смогли трезво оценить свои скромные силы и недостаток вооружения, а также возможности администрации Флеминга, обладавшей хорошо вооруженным- и профессионально обученным войском. Но важны сам факт создания конкретно разработанного плана восстания и заключавшаяся в нем определенная надежда на то, что к движению присоединятся массы угнетенного крестьянства страны.

В середине декабря 1596 г. отряды повстанцев двинулись из своего лагеря в Кюре по намеченным маршрутам на юг и юго-восток Финляндии. По пути они разоряли и жгли дома и имения помещиков, кнапов, рустгальтеров, чиновников и призывали местных крестьян присоединиться к движению. Агитация велась и устно и письменно: повстанцы ходили по деревням, вели беседы с крестьянами, рассылали послания по приходам с призывом подниматься на борьбу.

О взрыве крестьянского движения в Эстерботнии и о начавшемся наступлении повстанческих отрядов на юг очень скоро стало известно администрации Флеминга. Она хорошо знала о напряженной политической обстановке в стране, широком недовольстве крестьянства резко усилившимся феодально- государственным гнетом. Решено было предпринять срочные меры, чтобы подавить движение, пока оно не охватило большую часть Финляндии.

Первое вооруженное столкновение произошло в 20-х числах декабря 1596 г. в северной части области Сатакунта между повстанческим отрядом, двигавшимся вдоль побережья Ботнического залива, и местными правительственными силами, возглавленными видным финляндским феодалом А. Курком. Его хорошо вооруженный отряд рассеял повстанцев, их предводитель П. Поутту попал в плен.

Основная часть повстанческой армии под командованием Илкки двигалась на юг в область Сатакунта, и в середине 20-х чисел декабря стала лагерем в селении Нокиа. Часть повстанцев разошлась по окрестным селениям, призывая крестьян примкнуть к восстанию. Первые столкновения с передовыми отрядами правительственных войск увенчались успехом восставших. 30 декабря к Нокиа подошли главные силы армии Флеминга. К моменту решающего столкновения у него имелось около 1200 конных и 2100 пеших солдат, то есть всего около 3300 человек; в лагере повстанцев было не более 2500 вооруженных крестьян. На стороне правительственных сил был явный перевес и в численности, и в вооружении, и в знании военного дела. Однако Флеминг постарался избежать открытого боя и использовал другие средства.

31 декабря 1596 г. по повстанческому лагерю был дан залп из пушек, вызвавший смятение среди восставших. А затем в лагерь были посланы агенты Флеминга, которые стали уговаривать крестьян отказаться от дальнейшей борьбы, обещая от имени правителя, что будет


35 Ylikangas H. Nuijasota, s. 14S.

стр. 87


удовлетворено главное требование восставших - отменен в стране военный постой и крестьян не будут преследовать, если они мирно разойдутся по домам и выдадут своих предводителей. В лагере повстанцев началось брожение; значительная их часть поверила обещаниям Флеминга, другие, боясь преследований, стали убегать в соседние леса. Видя, что повстанческое войско разваливается, бежал и Илкка. В это время солдаты напали на лагерь, стали преследовать бегущих, убивая каждого, кто попадался в их руки. Общее число погибших неизвестно, но предполагается, что их было 500 - 600 человек. Главные силы движения были разгромлены и рассеяны. Многие предводители, в том числе Илкка, попали в руки преследователей. В конце января 1597 г. они были казнены.

В последние дни декабря 1596 г. третий отряд повстанцев, направлявшийся на юго-восток, вступил в северную часть области Тавастланд, где среди крестьян уже разнеслась весть о восстании в Эстерботнии36 . Во многих селениях Тавастланда крестьяне стали браться за оружие, собираться в отряды, уничтожать имения средних и мелких феодалов. Основной отряд, достигший 400 человек, намеревался двигаться в Нюланд, к побережью Финского залива, но после известия о поражении главных сил восставших у Нокиа повернул обратно в северную часть Тавастланда и укрепился у дер. Нюстёля, около церкви Падасьиоки. 14 января сюда подошли правительственные войска во главе с Иваром Тавастом. После неудачных атак на лагерь повстанцев и здесь была применена тактика уговоров и лживых обещаний - сохранить жизнь и предоставить свободу всем, кто бросит оружие и покинет лагерь. Большинство крестьян, видя превосходство вражеских сил, поверило обещаниям и вышло из лагеря, но в поле они были окружены солдатами и поголовно перебиты. Восстание в Тавастланде было потоплено в крови.

В начале января 1597 г. вести о "Дубинной войне" достигли лежащей к востоку от Тавастланда области Саволакс. и здесь местные крестьяне поднялись на вооруженную борьбу. Основная их масса была настроена в пользу восстания, во многих местностях стали создаваться повстанческие отряды, однако они не имели общего плана действий, придерживались оборонительной тактики; 23 января 1597 г. главные силы повстанцев были разбиты вблизи Миккели, и здесь сложившие оружие крестьяне были перебиты. Число погибших крестьян достигло 500 - 700 человек.

Однако и это еще не было концом "Дубинной войны". Вновь поднялась главная мятежная область - Эстерботния. Восстание вновь вспыхнуло здесь в конце января, на этот раз в северных приходах, но затем распространилось на всю область. Образовалось повстанческое войско, насчитывавшее к середине февраля до 3 тыс. вооруженных крестьян, у восставших было несколько пушек. Во главе повстанцев встали Пертту Пало и Ханну Кранкка. Сам Флеминг со своей армией двинулся на север для подавления восстания. В решающем сражении у горы Сантавуори, в Илмайоки, 24 февраля 1597 г. он добился окончательной победы. И здесь восстание было потоплено в крови. Однако 500 повстанцам, сдавшимся на милость врага, на сей раз сохранили жизнь. Многие сотни восставших пали на полях сражений или погибли во время преследования их солдатами Флеминга.

Победители жестоко расправились с мятежными областями. Общее


36 Любопытно признание начальника замка Нейшлот Г. Финкке, находившегося в то время в Тавастланде. По его словам, "несмотря на все предупреждения, народ там всюду говорил, что если эстерботнийцы намерены поднять на восстание и жителей Тавастланда, то они не возражают, поскольку у них нет ничего впереди, кроме голода и смерти" (Yrjo-Koskinen G. Z. Nuijasota, s. 308).

стр. 88


число погибших крестьян, видимо, достигало около 3 тыс. человек37 . Карательные отряды разоряли селения, осмелившиеся участвовать в движении, многие деревни опустели, уцелевшие крестьяне спасались в лесах. Области северной и центральной Финляндии пришли в глубокий экономический упадок.

Как и все крестьянские движения эпохи феодализма, "Дубинная война" была, разумеется, обречена на поражение. Плохо вооруженные, не имевшие опытного военного руководства, финские крестьяне не могли одержать победу над правительственными войсками (в значительной мере состоявшими из солдат- профессионалов). Однако это движение имело огромный размах, длилось 3 месяца и охватило значительную часть крестьянства Финляндии.

Как же характеризовать "Дубинную войну"? Была ли она просто крупным (самым крупным в истории Финляндии) крестьянским восстанием или чем-то качественно иным? Нам представляется, что "Дубинная война" вполне может рассматриваться как крестьянская война - массовое движение крестьянства страны против феодального гнета.

Советскими историками проведено углубленное изучение крестьянских войн в России XVII-XVIII вв., выявлены их основные характерные черты, отличающие крестьянские войны от обычных крестьянских восстаний38 . Эти же черты могут быть прослежены и в "Дубинной войне". Крестьянская война направлена не против отдельных феодалов и чиновников, а против всей феодальной системы; это было и в Финляндии, где крестьянство восстало и против феодалов и против гнета феодального государства. Крестьянская война предполагает наличие значительной территории, где повстанцы установили собственную власть; во время "Дубинной войны" такой территорией была Эстерботния. Создалось во время восстания и типичное для крестьянских войн военно-политическое руководство, вносившее элементы организованности в стихийное крестьянское движение и выработавшее план наступательных военных действий; больше того, это руководство, как уже говорилось, даже провело мобилизацию боеспособных мужчин на территории восстания. Но, как и во время крестьянских войн в России, восставшие крестьяне Финляндии придерживались идеи наивного монархизма, верили в "хорошего монарха" (герцога Карла), надеясь, что он избавит их от тягот феодально- государственного гнета.

Мысль о том, что "Дубинная война" является аналогом классической для Западной Европы крестьянской войны в Германии 1525 г., была уже высказана Х. Юликангасом39 . Такой же характер носила и вспыхнувшая менее чем через 10 лет после "Дубинной войны" Первая крестьянская война в соседней с Финляндией России, а также крестьянские войны под предводительством С. Разина (1670 - 1671 гг.) и Е. Пугачева (1773 - 1774 гг.) в той же России. Крестьянскими войнами были и Жакерия 1358 г. во Франции, и восстание У. Тайлера 1381 г. в Англии, и восстание в Юрьеву ночь 1343 г. в Эстонии40 . Другими словами, "Дубинная война" как явление социальное должна за-


37 Ylikangas H. Nuijasota, s. 288.

38 Смирнов И. И., Маньков А. Г., Подъяпольская Е. П., Мавродин В. В. Крестьянские войны в России XVII-XVIII вв. М. -Л. 1966, с. 308 - 309.

39 Ylikangas H. Nuijasota, s. 92.

40 К. Хови в статьях по поводу книги Юликангаса (см. сноску 8) приводит и другие аналогии. Следует только указать на необходимость различать просто крестьянские восстания местного или более крупного значения (их было в эпоху феодализма много в каждой стране) и массовые крестьянские антифеодальные движения- крестьянские войны. Восстание 1560 г. в Эстонии, о котором пишет Хови, было тоже антифеодальным движением, но имело ограниченные размеры, и, как нам кажется, его неправильно было бы считать крестьянской войной.

стр. 89


нимать в истории феодальной Европы такое же видное место, как и крестьянские войны в других европейских странах.

Примечательно, что в отличие от Германии, России, Франции, Англии, Эстонии, где феодализм достигал стадии крепостного права, Финляндия, как все североевропейские страны, его не знала, здесь на протяжении большей части феодальной эпохи не было столь острых социальных противоречий, как в крепостнических странах основной части Европы. Восстание под руководством Энгельбректа Энгельбректссона в Швеции 1434 г. и "Графская война" 1534 г. в Дании были одновременно и политическими движениями, и массовыми крестьянскими антифеодальными восстаниями, то есть крестьянскими войнами, однако крестьянских войн в чистом виде Швеция и Дания не знали. Крестьянские войны XVII-XVIII вв. в России не охватывали русского Севера, где тоже никогда не было крепостного права. Из стран Северной Европы только в Финляндии социальный кризис феодального общества достиг в конце XVI в. такой остроты, что здесь разразилась крестьянская война.

Несмотря на то, что "Дубинная война" потерпела поражение, значение ее в истории Финляндии очень велико. Мощное выступление широких масс крестьянства вынудило шведский господствующий класс и правительственную администрацию Финляндии ограничить феодальные и особенно феодально- государственные повинности, отказаться от наиболее ненавистного для крестьян побора - воинского постоя, приостановить происходившее в течение предшествующего столетия усиление феодальной эксплуатации. "Дубинная война" была апогеем многовековой борьбы финского крестьянства против наступления феодалов и феодального государства. В ходе антифеодальной борьбы крестьянам удалось отстоять свою личную свободу, не допустить установления в стране крепостного права.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКАЯ-ВОЙНА-В-ФИНЛЯНДИИ-В-КОНЦЕ-XVI-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. ЖЕРБИН, И. П. ШАСКОЛЬСКИЙ, КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ФИНЛЯНДИИ В КОНЦЕ XVI в. // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 14.03.2018. URL: http://library.ee/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКАЯ-ВОЙНА-В-ФИНЛЯНДИИ-В-КОНЦЕ-XVI-в (date of access: 17.08.2018).

Publication author(s) - А. С. ЖЕРБИН, И. П. ШАСКОЛЬСКИЙ:

А. С. ЖЕРБИН, И. П. ШАСКОЛЬСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
239 views rating
14.03.2018 (156 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Физика 
ПУТЬ КРЕСТЬЯНСТВА ЛАТВИИ К СОЦИАЛИЗМУ
21 days ago · From Estonia Online
Рецензии. Б. А. ТОМАН. ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЛАТВИИ (КОНЕЦ XIX в. - НАЧАЛО 60-Х ГОДОВ XX в.)
31 days ago · From Estonia Online
БОЛГАРСКИЙ КРИЗИС 1885 - 1886 гг. И КРАХ АВСТРО-РУССКО-ГЕРМАНСКОГО СОЮЗА
Catalog: История 
41 days ago · From Estonia Online
СЕНТ-АНТУАНСКИЕ САНКЮЛОТЫ 1 МАЯ 1793 г.
Catalog: История 
43 days ago · From Estonia Online
ЭСТОНСКАЯ КУЛЬТУРА XIX ВЕКА
43 days ago · From Estonia Online
A. Ampere's hypothesis about the nature of magnetism, based on the fact that the atoms of all substances, spinning around the nucleus of the atom, generate microcurrents that produce magnetism is not true. Magnetism is determined by gravitons - magnetic dipoles, from which the entire material world is composed.
Catalog: Физика 
ЭСТОНСКАЯ ДЕРЕВНЯ XIX ВЕКА
Catalog: Экономика 
77 days ago · From Estonia Online
ЛИБЕРАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ И УСИЛЕНИЕ ФАШИСТСКОЙ ОПАСНОСТИ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Catalog: История 
79 days ago · From Estonia Online
Рецензии. МАТТИ ВИИКАРИ. КРИЗИС "ИСТОРИСТСКОЙ" ИСТОРИОГРАФИИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ КАРЛА ЛАМПРЕХТА
Catalog: История 
92 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ФИНЛЯНДИИ В КОНЦЕ XVI в.
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2017, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK