LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-93

share the publication with friends & colleagues

21 - 25 марта в Москве состоялась Сессия Академии наук СССР. На заседании, посвященном памяти акад. Н. Я. Марра, было заслушано 4 доклада.

Доклад на тему "Н. Я. Марр как ученый и университетский деятель" был сделан акад. В. М. Алексеевым. Докладчик вспоминает "эти марровские речи, начинавшиеся как бы нехотя, вялым, полусонным голосом рядом мало расчлененных фраз, скорее каких-то намеков, заставок... и вдруг, на одном слове, как на дуговом угле, человек загорался, преображался: голос крепчал, звенел, гремел, и в зале воцарялся страстный пафос подлинного вдохновения; сотни мыслей бросались в недоговоренные десятки слов, торопливых, бегущих, казалось, недостаточно быстро, чтобы скорее дать место следующим и следующим...".

Начав свой доклад с характеристики исследований Марра в области китайского языка, акад. Алексеев указывает, что Марр вывел китайский язык из его искусственной изоляции и поставил вопрос о роли китайского языка среди всех других языков мира. Он связал развитие китайского языка с развитием яфетических языков на Кавказе, шумерского в Передней Азии и египетского в Африке, снизив, таким образом, до своей реальной значимости искусственные перегородки, возводившиеся ранее между "изолированным" китайским языком и языками различных "семейств".

В качестве декана факультета восточных языков б. Петербургского университета (с 1911 г.) Марр за семь лет сделал для него больше, чем все его предшественники. В 1917 г. декан вел единолично кампанию за расширение востоковедных дисциплин вплоть до слияния их с общей филологией и историей. Дело кончилось, как известно, расформированием факультета, которому, действительно, не было уже места в университете: восточные языки кончились как "вещь в себе". Акад. Алексеев останавливается далее на деятельности Марра как университетского профессора и на научно-организационной работе Марра.

Доклад акад. И. И. Мещанинова "Марр - лингвист" обрисовал сложный путь развития Марра как исследователя в области языка, приведший его от идеалистических основ и формализма "сравнительного языкознания" к основам "яфетической теории" и построению так называемого "нового учения о языке". Несмотря на всю разносторонность научной деятельности Марра, он был прежде всего лингвистом, и роль его как ученого-революционера нигде не выявлена так ярко, как именно в области лингвистики.

В годы, когда Марр складывался как молодой ученый, индоевропейская школа переживала резкие сдвиги, выдвинувшие новое лингвистическое направление в лице младограмматиков и выделившее целый ряд выдающихся для своего времени лингвистов, которые образовали как бы диссидентское направление в общем окружении современных им языковедов. На заре своей научной деятельности Марр - тоже диссидент, но диссидент с вечным стремлением вперед, не останавливающийся перед коренной ломкой основных устоев воспитавшей его школы.

Борьба Марра начинается с одной из наиболее отсталых областей языковедения - мало кем изучавшихся языков Кавказа. Формализм сравнительного языкознания, в значительной мере опирающегося на базу "классической филологии" - изучения письменных памятников давно уже мертвых языков, преимущественно греческого и латинского, - особенно резко сказывался на почве языков, принадлежащих к совершенно иному типу, чем индоевропейские. Длительную и упорную борьбу с этим формализмом Марр ведет в течение долгого ряда лет, и окончательное освобождение от него происходит лишь в последнее перед смертью Марра десятилетие.

Первый этап творческого пути Марра как лингвиста отмечается появлением длинной серии трудов, посвященных армянской и грузинской филологии, с сравнительными экскурсами в сторону грузино-семитических, грузино-армянских и грузино-сирийских параллелей (1888 - 1908 гг.). Эти параллели, прослеживаемые Марром не на одних только языковых материалах, являются первыми попытками выхода за пределы тесного круга кавказских языков.

Второй этап исследовательского пути Марра характеризуется привлечением переднеазиатских языков: шумерского, мидийского (или новоэламского) и халдейского. Между этими мертвыми, клинописными языками и живыми языками Закавказья и Северного Кавказа устанавливается генетическая связь, хотя старая "праязыковая" схема в принципе пока еще не нарушается. Однако, если в это время не взрывается еще "праязыковая" основа, то взламывается изоляция самой лингвистики. Марр из филолога-лингвиста превращается в историка, сохраняющего специализацию в языковедении. Он уходит в глубь филологического, а затем и лингвистического материалов в их социально-историческом обосновании, для чего привлекает и другие исторические источники, в том числе и археологические.

стр. 152

К прежним одиночным раскопкам Закавказья он присоединяет раскопки в Ване (1916 г.) и стационарное археологическое обследование Ани (конец 1917г.).

С 1920 г. научные интересы Марра, пробужденные новыми проблемами, вставшими перед ним, выводят его далеко за пределы Кавказа и вообще Передней Азии. Установленная им "яфетическая семья" языков быстро растет: в нее включаются языки - баскский в Пиринеях, этрусский на Апеннинском полуострове и вершинский на Памире. Так как самое понятие "семьи" и "родства" языков пока еще остается в силе, то причина такой экспансии объясняется расселением яфетических племен. Исследования, в частности топонимических терминов Франции и Испании, с выявлением общности географических названий (преимущественно рек и городов) на всем евразийском материке, приводят Марра к заключению о широчайшей экспансии яфетидов и о последующей их смене вторгшимися индоевропейскими племенами, налегшими на них и сохранившими в своей речи и географической номенклатуре пережиточно-уцелевшие отслоения своего предшественника - субстрата.

К этому именно периоду в лингвистических исканиях Марра относится зарождение знаменитого учения его о "четырех элементах", лежащих в основе языков всего мира, т. е. в основе всей звуковой речи. "Лингвистические элементы" в это время понимаются еще этнически как названия первобытных яфетических племен, число которых первоначально достигало двенадцати, а затем было доведено до четырех.

Коренной сдвиг в понимании Марром языковых взаимоотношений, в особенности в понимании "родства" языков и языковых "семейств", связан с 1924 г. "Индоевропейские языки Средиземноморья, - пишет Марр в этом году, - никогда и ниоткуда не явились. Они представляют собой типологически иное создание новых хозяйственно-общественных условий, являясь следующей стадиальной ступенью тех же яфетических языков". С этого времени закладываются основы учения Марра о "едином глоттогоническом процессе", т. е. о монистическом процессе языкотворчества, охватывающем собой языки всего мира, независимо от их принадлежности к той или иной языковой "семье", или "типологии", независимо от того - мертвые они или живые, письменные или бесписьменные, "культурные" или "некультурные". Таким образом Марр нашел основной принцип развития всякой человеческой речи - развитие материального базиса, производства и складывающихся по производству производственных отношений.

Вся дальнейшая история яфетической теории представляет собой гигантский труд по развитию этого основного принципа, его разработку на самых разнообразных языковых материалах (особенно в области лексики), его уточнение и конкретизацию.

В связи с учением о едином глоттогоническом процессе были выявлены так называемые "лингвистические стадии", т. е. отдельные ступени в его развитии, характеризующиеся целым рядом господствующих норм в области семантики, словообразования и синтаксиса, а также (значительно менее ярко выраженными) фонетическими особенностями.

Так называемый "палеонтологический анализ" Н. Я. Марра противопоставляется им "формально-сравнительному" анализу индоевропейской лингвистики. Идеологическая сторона в языке выступает на первый план, и в связи с этим вопросы семантики приобретают исключительное значение. Место "фонетических законов" в мире языковых явлений занимают семантические законы, впервые установленные Марром. Один из них - "закон функциональной семантики" - ложится в основу всего сложнейшего процесса словотворчества, особенно на первых этапах развития языка. Как в этом законе, так и в остальных семантических законах находят свое выявление конкретное содержание и формы общественного сознания, обусловленного общественным же бытием.

Этот новый подход к непрестанно накоплявшемуся языковому материалу потребовал полного пересмотра всех предшествующих построений. Палеонтологический анализ отдельных терминов Марр неразрывно связывает теперь с палеонтологией мифа и фольклорных материалов, с стадиальным анализом памятников материальной культуры, с историей техники самого языка, в частности - с графической речью. В самые последние годы в центре внимания Н. Я. Марра становится уже проблема "языка и мышления".

Доклад акад. А. М. Деборина на тему "Марксизм и учение акад. Н. Я. Марра о языке и мышлении" осветил именно эту проблему взаимоотношения речи и сознания, впервые с такой четкостью и полнотой разработанную на конкретном материале в работах Марра. Новая техника и новые производственные отношения перестраивают, формируют человеческое мышление и язык. Самая идея неразрывной связи между языком и мышлением не является "открытием" Марра. Но в буржуазной науке, в том числе и языковедной, единство языка и мышления понималось как статическое, рассматривалось вне истории. Огромная заслуга Марра состоит в том, что он открыл доступ к давно уже пройденным ступеням в истории мышления, выявил на конкретном лингвистическом материале стадиальные различия в развитии как языка, так и мышления.

стр. 153

Разработанная Марром палеонтология речи позволяет нам проникать не только в историю "слов", но и самих "понятий", не только в технику речи, но и в технику мышления. Семантические законы, которые удалось установить Марру, имеют чрезвычайно большое значение (закон функциональной семантики, закон наименования части по целому, закон расщепления единого слова-понятия на его противоположности).

Доклад проф. И. А. Орбели был посвящен первому периоду научной деятельности Марра - периоду его кавказской работы. Марр является создателем кавказоведения в области общественных наук. Уже в работе 1908 г., посвященной исследованию "Витязя в барсовой шкуре" Шота Руставели, Марр показал, как можно связать изучение литературных памятников с разработкой чисто искусствоведческих проблем, с изучением архитектурных памятников и филологическими изысканиями. В трудах по армяноведению и грузиноведению (печатавшихся в основанной им же серии "Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии") Марр обнаруживает исключительное знание материала, остроту филологической критики и глубокое понимание исторической обстановки.

Но значение Марра как кавказоведа далеко не ограничивается его работами, по грузиноведению и арменистике. Он много работал и в области бесписьменных языков Кавказа. Марр начинает активно выступать против той официальной истории, которая обычно представляла собой продукт господствующего общественного интереса и строилась только на письменных источниках, к тому же принадлежащих ограниченному числу избранных народов.

Историко-материалистический метод исследования Марр вносит и в археологию Кавказа, сплотив вокруг себя на предпринятых и руководимых им в течение почти двадцати лет раскопках средневекового армянского города Ани. (столицы армянских Багратидов) группу студентов и ученых. Создается археологическая школа Марра.

Огромный интерес представляют работы Марра и в области мифа и фольклора, в дело изучения которых он внес новый метод исследования. Одним из примеров этого может служить анализ образов Тристана и Изольды. Примеры глубокого проникновения в тайны исторических параллелей и отдельных явлений мы видим и в марровском исследовании легенды о возникновении Киева на Руси, Куара в Армении и др.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/МАРТОВСКАЯ-СЕССИЯ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР-ЗАСЕДАНИЕ-ПАМЯТИ-Н-Я-МАРРА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. БАШИНДЖАГЯН, МАРТОВСКАЯ СЕССИЯ АКАДЕМИИ НАУК СССР. ЗАСЕДАНИЕ ПАМЯТИ Н. Я. МАРРА // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 24.11.2017. URL: http://library.ee/m/articles/view/МАРТОВСКАЯ-СЕССИЯ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР-ЗАСЕДАНИЕ-ПАМЯТИ-Н-Я-МАРРА (date of access: 21.10.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. БАШИНДЖАГЯН:

Л. БАШИНДЖАГЯН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
286 views rating
24.11.2017 (330 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Анекдотичность классической теории тока проводимости в металлах заключается, прежде всего, в том, что теоретики не могут отыскать подвижные положительные заряды, без которых нарисовать вразумительную картинку протекания тока вообще, и в особенности переменного тока, невозможно. Дошло до того, что для спасения положения, некоторые горячие головы предлагают признать положительными зарядами дырки. Но дырки в электролите это подвижные положительные ионы, а дырки в металлах это неподвижные положительные ионы. К тому же, неоднократно экспериментально доказано, что токи в металлах не переносят вещество.
Catalog: Физика 
SEAWEEDS, RUSSIA'S MARINE WEALTH
36 days ago · From Estonia Online
A MULTIDIMENSIONAL GENIUS
39 days ago · From Estonia Online
Apparently, it is time to fill the emptiness of the model of the Rutherford-Bohr atom because this emptiness demonstrates the incompressibility of the atom. According to our hypothesis, the void must be filled with mini vortices of the ether - gravitons, which are magnetic dipoles. Attracted to each other by different poles, gravitons form gravitational, magnetic and electromagnetic fields. Graviton is also a quantum of the gravitational field that forms the body of the atom, along the lines of force of which the electrons rotate.
Catalog: Физика 
НЕМЕЦКАЯ АГРЕССИЯ В ПРИБАЛТИКЕ В XIII-XV ВЕКАХ
Catalog: История 
47 days ago · From Estonia Online
ИЗДАНИЕ В ШВЕЙЦАРИИ ДОКУМЕНТОВ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
58 days ago · From Estonia Online
"РАБОЧИЙ ВОПРОС" НА СТРАНИЦАХ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПЕЧАТИ 1905 - 1907 ГОДОВ
Catalog: Разное 
59 days ago · From Estonia Online
ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
59 days ago · From Estonia Online
ВОЕННАЯ МОЛОДОСТЬ ИСТОРИКА
Catalog: История 
59 days ago · From Estonia Online
СОЛИДАРНОСТЬ ЗАРУБЕЖНЫХ ТРУДЯЩИХСЯ С БОРЬБОЙ СОВЕТСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ФАШИЗМА И ВОИНЫ (1935-1939 гг.)
Catalog: Разное 
59 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
МАРТОВСКАЯ СЕССИЯ АКАДЕМИИ НАУК СССР. ЗАСЕДАНИЕ ПАМЯТИ Н. Я. МАРРА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2018, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK