LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-79

share the publication with friends & colleagues

В рижских архивах сократились документы, свидетельствующие об оживленных торговых сношениях Московского государства с Ригой в XVII веке. Участие в этой торговле принимали главным образом псковичи и новгородцы, а также москвичи. Для них в XVII в. в Риге и было основано так называемое московское торговое подворье1 .

Для настоящего очерка автор использовал главным образом переписку рижского магистрата со шведскими мастями, распоряжения магистрата и т. п., сохранившиеся в Рижском историческом городском архиве под названием "Missiva und Aulica" и "Moscovitica Ruthenika", кроме того "Внешний архив" магистрата и остатки Шведского генерал-губернаторского архива в Центральном государственном архиве Латвийской ССР.

I

Сведения о поездках псковичей и новгородцев для торговли в Ливонию, в частности в Ригу, имеются уже с XV века. Торговые сношения продолжали развиваться и в первой половине XVI века. В договорах о перемирии, которые Иван III и Василий III поручали заключать с Ливонией новгородским и псковским наместникам (1509, 1521, 1531), предусматривался проезд русских купцов с товарами в Ригу2 . Последовавшая затем между Польшей, Швецией и Россией борьба за Ливонию, а также Смутное время временно ослабили эти торговые связи Риги с Московским государством.

Торговля Риги с Московским государством в XVII в. находилась в зависимости от меркантильной политики шведского правительства. Руководство торговой политикой осуществлялось коммерц-коллегией в Стокгольме и её местными представителями в Лифляндии и Эстляндии. Красной нитью во внешней экономической политике шведов в XVII в. проходит стремление монополизировать русскую внешнюю и транзитную торговлю и сосредоточить её в балтийских портах. Такими транзитными центрами русской торговли шведское правительство пыталось сделать то Таллин, то Нарву, то Тарту, то опять Ригу3 . Так, стремясь восстановить штапельное право Тарту, шведы в 1648 г. запретили пользоваться прямым путём из Пскова в Ригу через Нейгаузен-Новгородок Ливонский4 . Однако помехи, воздвигавшиеся псковской торговле Риги, оказались недолговечными. После русско-шведской войны 1656 - 1658 гг. прекратились полуторавековые разногласия между Ригой и Тарту из-за дорог в Псков: все пути стали открытыми5 . Шведский король Карл XI дал в 1676 г. рижским купцам Людерсу и Весселингу привилегию на монопольную торговлю товарами, которые вывозились и ввозились из Москвы, Ярославля, Новгорода, Пскова и других мест через Ригу. Сначала я московских купцов заставляли продавать свои товары только монополистам, что, однако, в 1678 г. было отменено. Тогда все рижские купцы приобрели право покупать у москвичей юфть, меха и шёлк с уплатой льготной пошлины в 1 1/2%. Обогащая привилегированных купцов, монополия наносила большой вред псковско-рижской торговле в целом, поэтому в 1691 г. привилегия не была возобновлена; но одновременно пошлина с московских товаров была повышена до 234% со стоимости их6 .

Н. Костомаров указывает, что в XVII в. имели место частые поездки новгородцев и псковичей за границу, для чего необходимо было выбирать у воевод проезжие грамо-


1 "Москвичами" (москвитами) в Ливонской земле называли в XVI и XVII вв. всех подданных московского царя, как москвичей, так и псковичей и новгородцев, в отличие от смолян и полочан, именовавшихся "русскими" (Reussen). Этого различия придерживались также архивные документы, поэтому для краткости эту терминологию употребляет и автор.

2 Напьерский К. "Русско-ливонские акты", NN 306, 307, 369, 377.

3 Liiv O. "Die wirtschaftliche Lage des estnischen Gebietes am Ausgang des XVII Jahrhunderts", S. 64 - 69. Tartu. 1935.

4 Пограничный замок Нейгаузен был построен немцами в 1342 году. Русские источники называют его: "Новый городок", "Новгородок Ливонский", Польский таможенный список от 1589 - 1590 годов - Nowogrodek, эстонское название - Vastseliina.

5 Jens G. "Rivalry between Riga und Tartu for the trade with Pskov in the XVI and XVII centuries", p. 154. Gdynia. 1938. (Baltic and Scandinavian Countries. Vol. IV, N 2).

6 Рижский городской архив. Внешний архив (ARA) III. 7. 58, IV. 4. 12. Missiva and Aulica (MA), XII. 203 - 206. К началу Северной войны московские купцы должны были Весселингу 10290 рублей. Moscovitica-Ruthenica (MR). 1700.

стр. 74

ты7 . Такие проезжие грамоты сохранились в Рижском городском архиве от 1608 и 1609 годов. Они выданы псковскими наместниками Петром Никитичем Шереметевым и Михаилом Феодоровичем Засекиным на имя псковских торговых людей: Михейки Федосеева, Сенки Наумова, Иевки Яковлева, Спирко Пантелеева и других8 . По уложению Алексея Михайловича от 1649 г., жителям порубежных городов разрешалось ездить в соседние немецкие и литовские земли без проезжих грамот9 .

В отписке псковского воеводы князя Ивана Хилкова и дьяка Меркурия Крылова от 1656 г. имеется чрезвычайно подробное описание дороги из Пскова в Ригу через Валмеру протяжением в 270 вёрст10 . В Рижском городском архиве находим описание (1641 г.) трёх дорог из Риги в Псков, двух зимних и одной летней через Новгородок Ливонский, не считая окружной путь через Тарту. Летняя дорога из Риги в Псков через Тарту насчитывала 64 шведских мили, длина дорога через Новгородок равнялась 49 милям, зимою оба пути сокращались на 4 мили за счёт замёрзших рек и болот11 . Издержки по транспорту товаров, кроме всего прочего, также заставляли купцов пользоваться более кратким путём. Так, в 1641 г. за напруженную подводу из Риги в Новгородок приходилось платить 2 рейхсталера, в Юрьев же - от 4 до 5!12 .

Дорога из Пскова в Ригу пересекала всю Лифляндию и поэтому давала купцам Московского государства возможность во время пути, в деревнях и на хуторах, заниматься мелочной торговлей и скупкой товаров у латышей и эстонцев. Москвичи часто обходили Ригу, направляясь с товарами в Бауск, Митаву (Иелгава) и другие города Курляндского герцогства13 . Это противоречило интересам шведской казны и привилегированного немецкого купечества, и с подобными явлениями шведское правительство повело решительную борьбу. В 1638 г. шведский генерал-губернатор опубликовал патент, направленный против москвичей, скупающих товары у крестьян. В 1639 г. москвичи обязаны были выбирать паспорта у шведского губернатора Нарвы и свидетельства об уплаченных пошлинах. В паспортах, выдаваемых москвичам с 1655 г., было указано, что по дороге в Тарту и Ригу им запрещено продавать товары крестьянам и скупать у них таковые14 . Мероприятия эти, однако, не достигли цели. По мнению Лива, шведское правительство, стремясь сохранить хорошие отношения с Москвою, вынуждено было смотреть на несоблюдение их сквозь пальцы15 .

II

В 1612 г. рижский магистрат в инструкции уполномоченным города для ведения мирных переговоров заявил, что псковичам в Риге разрешается останавливаться у известных хозяев16 .

В 1642 г. рижский магистрат отводит для москвичей особое подворье (гостиный двор). Подворье было расположено за чертой города, около последней сторожки замкового вала. Только две комнаты предназначались для ночлега гостей: большая была рассчитана на 6, а меньшая - на 2 человека, во время наплыва гостей в них должны были разместиться по 10 и по 4 человека. За 100 рейхсталеров в год подворье у города арендовал рижский горожанин Юрий Стрис, или Стриж, как его прозвали русские. Этот хозяин подворья отличался самоуправством, и неоднократно происходили различного рода недоразумения между ним и постояльцами - русскими купцами. За постой хозяин брал с человека 1/2 ефимка в неделю, независимо от того, торговал постоялец или нет, за каждую лошадь - 1 гривну зимой и летом, хотя летом лошади находились на подножном корму. Кроме того за каждую подводу хозяин взыскивал ещё алтын17 .

Интересы московских купцов в Риге защищали псковские воеводы. Так, в 1648 и 1652 гг. царский окольничий и воевода псковский князь Василий Петрович Львов жаловался на хозяина подворья. 15 января 1654 г. псковский воевода Иван Иванович Салтыков обратился с подобной же жалобой к шведскому генерал-губернатору, требуя удаления Стриса с должности хозяина московского торгового подворья. 5 февраля 1654 г. рижский магистрат разобрал дело и наложил на Юрия Стриса денежное взыскание, оставив его, однако, хозяином подворья.


7 Костомаров Н. "Очерк торговли Московского государства", стр. 103, 180. СПБ 1889.

8 Рижский городской архив (ARA), III. 6. 2.

9 Уложение VI, §5. Полное Собрание Законов. (ПСЗ) I, N 1.

10 Сб. Московского архива министерства юстиции. Т. VI, N 27, стр. 136 - 138.

11 Рижский городской архив (MR). N 501. По мнению Костомарова (Указ. соч. стр. 104 - 105), путь из Пскова в Ригу через Нейгаузен равнялся 200 верстам.

12 Там же (MR). 1641. Комиссия для разрешения спора о дорогах в Псков.

13 Центральный государственный архив Латвийской ССР. Шведский генерал-губернаторский архив (GGM). 1260. 2. Рижский городской архив (МА) VII. 1 - 8.

14 Lieflandische Landes-Ordnungen, Anno 1707, S. 91. Центральный государственный архив (GGM). 1260. 2. 1222.

15 Liiv O. Op. cit., p. 70.

16 Рижский городской архив (MR), N 452, §3.

17 Sonntag K "Die vormalige russische Herberge in Riga", S. 43 - 46. "Rigasehe Stadtblatter", 1812.

В XVII в. в Риге и в Пскове имели хождение следующие монеты; 1 рейхсталер, по-русски - ефимок (от Joachimstaler) - 15 маркам = 90 грошам; 1 рубль - 200 деньгам = 10 гривнам; 1 гривна = 20 деньгам; 1 алтын = 6 деньгам; 2 полушки = 1 деньге. При Михаиле "Фёдоровиче, а также в 1667 г. 1 рейхсталер приравнивался к 100 деньгам, или полтине. В 1674 г. I рейхсталер = 55 - 58 копейкам. Костомаров Н. Указ. соч., стр. 193 - 210.

стр. 75

Из жалобы москвичей от 1648 г., оправдания хозяина подворья и разъяснений рижского магистрата от 1652 г. узнаём много интересных подробностей о внутреннем быте подворья и торговле его постояльцев.

Кроме псковичей, новгородцев и печерцев, в жалобе купцов упоминаются и москвичи. Из жалобы видно, что хозяин подворья вместе с солдатами часто врывался к своим постояльцам в комнаты, как разбойник, избивал, грабил и выгонял их, держал взаперти и морил голодом. Пищу постояльцы обязаны были покупать у хозяина подворья по дорогой цене, произвольно назначаемой им. В город их не пускали, так что они не могли собрать долгов за проданные товары. Ради своей корысти хозяин подворья часто браковал товар постояльцев, брал подарки и взятки, а кто не давал их, должен был долгое время ожидать продажи своих товаров. Купцы вынуждены были платить хозяину комиссионные деньги за доставку покупателей и взыскание долгов. Когда в 1649 г. печерский торговый человек Яско Карпенков приехал на св. Николая со свежей корюхой в Ригу, солдаты на подворье его ограбили и избили. Его так сильно ранили топором, что он должен был пролежать 14 дней в постели, что и было засвидетельствовано в Печерах. Возникновению недоразумений способствовало и то обстоятельство, что "Устав московского торгового подворья в Риге" ещё в 1654 г. не был переведён на русский язык18 . Многократные жалобы русских купцов рижскому магистру и шведскому генерал-губернатору не имели успеха, и, по словам купцов, они долгие годы должны были терпеть от Юрия Стриса всякие неправды и насилия19 .

Юрий Стрис не признавал выдвинутых против него обвинений, ибо руководствовался во всём распоряжениями магистрата. Мы узнаём, что некоторым москвичам генерал-губернатор запрещал посещение города, другим - рижский магистрат под страхом заключения в башню запрещал появляться на подворье20 . Стрис особенно подчёркивал, что Андрей Бора-лов и Василий Русов на суде даже выразили ему благодарность за то, что их слуга Мосько был бит батогами, так как опоздал с попойки. Штрафные деньги были наложены на Офеньку Русинова, Сеньку Гробникова и Ваську Червенного за то, что они якобы не соблюдали устава подворья, собрались толпой и напаши на хозяина, вынужденного для своей защиты вызвать стражу. Особенно Юрий Стрис возмущался поведением "царского посла" Дмитрия Алексеева, приехавшего к губернатору с письмом от псковского воеводы, тем, что он вмешивался в споры на подворье. Зачинщиками всех несправедливых обвинений хозяин подворья считал братьев Русиновых, выступавших против него словами и делом. Русиновы, не дожидаясь судебного разбирательства, уехали о подворья оба верхом на одной лошади21 .

Рижский магистрат в своём разъяснении от 17 июня 1652 г. выступил на защиту хозяина московского торгового подворья. Магистрат приводит случай с братьями Игнатко и Фролко, которые оговаривали хозяина подворья и его слуги и избили их. По вчиненению иска рижский земский суд присудил Игнатко к уплате 12, а Фролко - 6 ефимков. Так как они отказались заплатить штраф, их арестовали. Судебный пристав нашёл у них 3 недорогих собольих шкурки, на которые наложил арест до уплаты штрафа. Уважив просьбу московских "послов, рижский магистрат велел вернуть братьям меха, не взимая штрафа. Из-за упрямства они отказались взять меха обратно. Когда же пристав положил им собольи шкурки на плечи, они их сбросили и ушли. Для взыскания долгов с рижан (200 ефимков один рижский сапожник должен был Василию Кузинову; 400 ефимков, по долговой записи, Беренд Долмая должен был Фёдору Харламову и Богдану (Афанасьеву) магистрат советовал обратиться в суд. Чтобы оправдать бесчинства, творимые над русскими в Риге, рижский магистрат указывал на притеснения, чинимые рижанам в Московском государстве. Если, по судебному решению, москвичей наказывали в Риге, то они по приезде домой подвергали репрессиям рижан. Так, новгородец Иван Миколай, наказанный в Риге за продажу крашеных соболей", велел арестовать в Пскове вместе с товарами знатного рижского купца Христофора Циммермана. Далее магистрат жаловался на притеснения рижан на псковском подворье, на неправильный курс ефимка и рубля, на то, что рижанам в Пскове товары продают по образцам, а образцы не соответствуют качеству товаров. Рижанин, направлявшийся из Пскова в Новгород и далее, должен был всюду выбирать новые паспорта. Для этого приходилось ждать иногда по 2 недели и давать подарки воеводам, а у дьяков паспорта выкупать вдругорядь. Между лифляндской границей и Москвой рижане должны были 8 раз платить таможенную пошлину, а в Москве - ещё 6 ефимков, всего 12% со стоимости товаров. Москвичей же, добавлял магистрат, "свободно" пускали во все наши города, если же они там не могли продать свои товары, им вольно ехать в Любек, Данциг и Амстердам22 .

Так рижский магистрат выступал в защиту притеснений и насилия, производимых хозяином московского подворья, " полностью их оправдывал.

Организация московского подворья с его исключительными ограничениями, производившимися для сохранения монопольного права привилегированного купечества Риги, фактически препятствовала расширению


18 Sonntag K. Указ соч., стр. 44. Этот первый "Устав московского торгового подворья в Риге" не сохранился.

19 Центральный государственный архив ЛССР (GGM). 1268.

20 Запрещения эти налагались на определённый срок: так, Яков Русинов, по судебному приговору, не имел права посещать город в течение одного года.

21 Рижский городской архив (MR). 1652.

22 Там же.

стр. 76

торговли с Московским государством и отдавала московских торговых людей целиком на произвол хозяина московского подворья в Риге, действовавшего, по его словам, согласно распоряжениям рижского магистрата.

В 1655 г. в связи с наступлением русских войск московское торговое подворье было сожжено, так как находилось вне городских укреплений.

III

Мирные договоры 1658 и 1661 гг. в Валмесаре и Кардисе устанавливали, что подданные шаря московского могут "вольно без помешки и без задержания ехать со своими товарами... в землях, городах и уездах" шведского короля, "а особенно могут торговать... в Стекольне, в Риге, в Выборге, в Колыване". Эти договоры "предусматривали также устройство торговых дворов для русских в Стокгольме, Риге, Таллине и Нарве23 . Во исполнение статьи 7-й Валмесарского договора магистрат Риги отвёл в 1659 г. московским купцам дом и сад Беренда Гельсинга, расположенные в предместье. Лишь там разрешалось москвичам торговать. Так как москвичи в большом количестве начали скупать красную и жёлтую медь, магистрат одновременно запретил вывоз меди как водным, так и сухопутным путём24 .

23 октября 1663 г. рижский магистрат издал обязательное постановление "Устав московского торгового подворья в Риге", подробно регламентирующий права и обязанности как хозяина подворья, так и его постояльцев25 . Устав предусматривал многочисленные ограничения торговле русских. По уставу, русские обязывались проживать только в подворье и только там складывать свои товары и производить продажу их. "Для большей верности" особая стража следила днём и ночью за домом. На хозяине лежал надзор за внутренним порядком подворья, он записывал все заключаемые сделки и распределял товары между купцами. За это он получал вознаграждение в 1% со стоимости товаров, кроме того особую плату за контракты и другие письменные обязательства, вносимые в книгу. За измерение 100 локтей русского полотна хозяин взимал 6 грошей. Хозяин имел право не выпускать товары из подворья до уплаты всех причитающихся ему денег. Чтобы дать возможность всем желающим рижанам принять участие в торговле, она начиналась лишь через два дня - по прибытии в Ригу московского купца. За подворье хозяин платил городу 100 ефимков в год, с русских же брал 10 марок с человека в неделю, включая сюда плату за помещение, сарай, дрова, котлы и другие домашние принадлежности. За лошадь хозяин летом и зимой взимал 3 гроша в сутки. В целях увеличения привоза свежей рыбы, особенно корюх из Чудского озера, торговцам рыбой предоставлялся льготный постой: они платили лишь по 2 марки с человека в неделю, а их подводчики - по 1 марке за всё время пребывания в подворье. Так как плата за постой была высокой, шведское правительство в 1676 г. снизило её на 1 фердинг за человека и лошадь в сутки. Хозяину подворья тут же предписывалось доставлять постояльцам сено и ячмень по дешёвой цене26 .

Рижский магистрат серого следил за исполнением всех этих постановлений: в 1659 г. он наложил взыскание на двух рижских купцов в размере 15 и 80 ефимков за предоставление ночлега москвичам, в 1661 г. оштрафовал русского купца Стоянова за то, что он остановился в городе27 .

Хозяином московского торгового подворья являлся рижанин Пётр Мерман, который, отстраивая подворья, понёс большие расходы и вынужден был занять для этой цели чужие капиталы. В 1685 г. рижский магистрат утвердил его в этой должности28 .

За привозимые из Московского государства товары русские купцы не платили в Риге таможенных пошлин, лишь при вывозе непроданных товаров в Курляндию и другие города они обязаны были заплатить королевской таможне 2% со стоимости товаров. За товары же, купленные в Риге и вывозимые в Московское государство, взималась пошлина в размере 2% со стоимости товаров29 . Так как москвичи старались вывозить товары, особенно золото и серебро, без уплаты пошлины, рижский магистрат 17 октября 1679 г. издал дополнительное распоряжение "Des Moscovitischen Hauses Mekeley angehende Ordinance". По уставу, единственным маклером и посредником являлся хозяин подворья. Сделки между москвичами и рижанами должны были заключаться в присутствии хозяина подворья - маклера - или с его ведома. Правильность и законность сделки гарантировались записью в книге хозяина. За торговые сделки, которые заключались в отсутствие хозяина, он имел право взимать маклерские деньги. Хозяин получал право в присутствии таможенного слуги проверять подводы выезжающих о подворья москвичей; при этом не оплаченные пошлиной товары отбирались в пользу таможни30 .

Все эти распоряжения имели в конечном итоге целью блюсти интересы шведской казны и привилегированного немецкого купечества Риги. Рижский магистрат защищал лишь интересы городских патрициев - дворян, богатых купцов и цеховых мастеров. Но в XVI и особенно в XVII в. состав жителей Риги сильно изменился, стал более разнообразным, большая часть жителей находилась вне гильдий и цехов. Поэтому в


23 ПСЗ. 1.240.301.

24 Рижский городской архив (МР). 116, стр. 248 - 249.

25 Рижский городской архив (МР). 119, стр. 517 - 523. См. приложение "Ordinantz des Moscovitischen Hauses".

26 Рижский городской архив (ARA). IV. 4.12. 1 талер равен 80 фердингам.

27 Там же. Wettgericht. III. 176. 404; IV. 162.

28 (MA). 1685.

29 Там же. XII. 326, 327 (1683).

30 Там же, IX.278, 279.

стр. 77

XVII в. шла непрестанная борьба между городским привилегированным населением и обитателями предместья Риги. Именно в предместье, вне городских стен, проживали ремесленники, не состоявшие в цехах, мелочные торговцы, скупщики и рабочие. В большинстве это были беглые крепостные латыши, затем литовцы, русские старообрядцы, шведы, немцы и т. д.31 .

Статья 7-я "Устава московского торгового подворья от 1663 г." была именно направлена против латышей предместья, в защиту рижского немецкого купечества. Хозяин подворья обязан был следить, чтобы латышские извозчики не провозили московские товары мимо торгового подворья в свои хаты, где могли бы происходить нарушения законов торговли. Подводы москвичей должны были быть водворены на московском торговом подворье.

IV

Главными предметами московского ввоза в Ригу были пушной товар (соболь, куница, белка, лисица и др.), лён, пенька, русское полотно, рогожи, юфть. Лён был главной сельскохозяйственной культурой Псковского края. По летописным известиям, в 1636 г. был прислан из Москвы в Псков купец, взявший весь лён для государя по установленной цене, а псковичам было запрещено продавать его на сторону. Платёж производился "худыми корелками". Славился Псков также кожевенными изделиями и красной юфтью, которую выделывали в самом городе32 . В 1662 г. рижский купец Лодерс поставил губернатору для нужд шведской армии 5680 локтей русского сукна и 3500 пар сапог, считая за локоть по 2 марки, а за пару сапог по 123433 . Цех рижских скорняков обладал правом преимущественной покупки прибывавшего на московское подворье пушного товара. В 1670 г. этот цех жаловался магистрату на русских торговцев мехами, что они продают подкрашенные соболя, срезают лапки и хвостики, торгуют с иноземцами и кроме того продают свой товар в розницу, подолгу проживая в подворье. Русские купцы на это ответили, что задерживаются поневоле, так как нет в Риге таких купцов, которые могли бы купить у них весь товар сразу. Продавая же в долг, они рискуют вовсе не получить денег; например, рижский купец Лесман не платит уже в течение 7 лет.

Пушной товар покупался рижанами не только для сбыта в Западную Европу, но и для польских магнатов. В 1661 г. цех скорняков обвинил рижского купца Гинца в том, что он водил поляка Лукинского на московское торговое подворье осматривать пушной товар, что строго запрещалось. Встречались и меновые сделки: в 1664 г. рижанин Вагнер заключил с купцом Афанасьевым торг, согласно которому он за 12 аршин красного сукна должен был получить "циммер" (40 шкурок) собольих брюшков; в 1663 г. белорусе Остапович обещал за полученные соболя, стоимостью в 1206 ефимков, привезти пеньку, хотя он, будучи иноземцем, и не имел права торговать с москвичами34 .

Московское государство не добывало у себя ни золота, ни серебра, поэтому правительство постоянно старалось торговлей и взиманием пошлин привлечь как можно больше драгоценных металлов. Правительство особенно старалось пополнять казну серебряными рейхсталерами, т. е. ефимками. Перечеканивая иностранную монету, правительство из двух рейхсталеров выделывало русский рубль.35 . Этим и объясняется сравнительно большой вывоз из Риги в Московское государство драгоценных металлов (например, в 1679 г. - 684 фунта36 ).

Главными предметами вывоза из Риги в Московское государство были голландские и силезские сукна, золото и серебро, мелочной товар, французские вина, сельдь. Всё это были товары сравнительно большой ценности, и сухопутный провоз их окупался; товары же громоздкие и малоценные доставлялись в Псков водным путём, через Нарву.

За десятилетний период торговли Риги с Московским государством (1681 - 1791 гг.) обороты главных товаров выразились в следующих цифрах37 :


31 Landers K. "Latvijas vesture", II, S. 83 - 85. Peterburga 1908.

32 Полное Собрание Летописей. Т. IV стр. 335. Костомаров Н. Указ. соч., стр. 105.

33 Рижский городской архив. Wettgericht, IV. 85, 165, 485.

34 Рижский городской архив. Wettgericht, IV. 555.

35 Костомаров Н. Указ. соч., стр. 206, 209, 210.

36 Wendt R. "Materialien zu einer Rigaschen Handelsgeschichte", рукопись.

37 См. Wendt. Op. cit.

стр. 78

Таким образом, Московское государство вывозило в Ригу не только сырьё, но и продукты кустарного промысла. Таковыми являлись в первую очередь полотно, выделываемое, как указывает Родес, главным образом в Ярославской и Вологодской областях38 , юфть и рогожи. Ввоз полотна в Ригу увеличился с 4146 аршин в 1685 г. до 330570 аршин в 1690 году.

И новое торговое подворье разделило в конечном итоге участь прежнего: в ожидании осады Риги русскими и саксонскими войсками в 1700 г. оно вместе с предместьем было шведами предано огню. Московское торговое подворье в Риге не было более возобновлено, оно стало лишним, так как Пётр Великий возвратил Русскому государству берега Балтики. Но в XVII в., особенно во второй его половине, Рига стала важным центром вывозной и ввозной торговли Московского государства и московское торговое подворье - средоточием этой торговли. Благодаря изобилию капиталов и большому разнообразию промышленных изделий Западной Европы псковичи, новгородцы, москвичи и печерцы оказывали Риге предпочтение перед ближе расположенными ливонскими городами - Нарвой, Тарту и Таллином.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Устав Московского дома для руководства хозяину, гостям и покупателям39 .

1. Все москвичи обязаны проживать исключительно в Московском доме.

2. Кроме, как в Московском доме, москвичам запрещено торговать и каком-либо другом месте предместья; для большей верности стража должна охранять дом днём и ночью.

3. Они не имеют права складывать своё сено в сарае (для предотвращения пожара). За каморку, дрова, котлы и другие домашние принадлежности, а также за сарай москвичи должны платить хозяину 10 марок в неделю, за суточный постой лошади - 3 гроша, летом и зимой одинаково.

4. Рыбные торговцы платят хозяину за себя в неделю по 2 марки, извозчики же за себя - 1 марку за всё время постоя.

5. Хозяин является единственным маклером и за посредничество имеет право взимать 1% маклерских денег. За дела и контракты, которые должны быть записаны, ему разрешается брать писчих денег 1 орт со 100.

6. Москвичу не разрешается без ведома хозяина приносить в город соболь и другие меха, а тем более разносить их по домам и продавать иноземцам или местным жителям, а также вне Московского дома сбывать их тайно или явно белоруссам или другим иноземцам.

7. Хозяин должен следить, чтобы латыши40 -извозчики не провозили московские товары мимо подворья в свои хаты, где могут происходить всякие незаконности, но должны быть задержаны на подворье, в чём ему всегда поможет капитан стражи.

8. Вне подворья так же не должен происходить торг без присутствия хозяина, чтобы последний мог всё правильно записать и внести в книгу. Из своей книги хозяин обязан дать порториум41выписку о всех привезённых, а также проданных горожанам товарах.

9. Товары должны быть оплачены пошлиной в московском подворье и хозяином в качестве лицентного служащего осмотрены и выписаны42 .

10. В случае если москвич не продаёт привезённые товары, а оставляет их до своего возвращения в сарае у хозяина, он обязан уплатить ему наёмную плату за всё время нахождения товара в сарае. Москвич имеет право передать свои непроданные товары другому москвичу по доверенности для продажи в свою пользу.

11. Прежде чем русское полотно привезти в город, оно должно быть измерено в подворье и количество такового записано. За вымерку 100 локтей полотна хозяин получает 6 грошей. Так же и все другие товары должны быть правильно заявлены хозяину и им записаны.

Плата, полагающаяся хозяину за услуги, оказанные москвичу или горожанину согласно этому уставу, должна быть ему тотчас уплачена. В противном случае хозяин до уплаты причитающихся ему денег не должен выпускать товары из подворья.

ДОПОЛНЕНИЕ К УСТАВУ РУССКОГО ДОМА.

1. Никто из горожан не должен в убыток другому горожанину покупать и устанавливать цену на русские товары и сукна, чем может дать чужому повод повысить цену на свой товар. Если они от хозяина узнают, что кто-либо приценивается к товару, они должны записаться у хозяина и после заключения сделки участвовать в разделе товаров.

2. По сведениям магистрата, некоторые лица покупают плохой кандак, который по негодности издавна исключён из торговли и которым обманывают бедного крестьянина, ибо такое полотно нельзя носить более 14 дней. Под угрозой высокого штрафа магистрат остерегает всех торговцев от покупки такого полотна.

3. Здешним купцам, торгующим с русскими, разрешается покупать товары у прибывшего русского лишь по истечении двух дней, чтобы горожане могли своевременно узнать о его прибытии и заявиться.

Одобрено и опубликовано 23 октября 1663 года.


38 Курц Б. "Состояние России в 1650 - 1655 гг. по донесениям Родеса", стр. 169. Москва. 1914.

39 Рижский городской архив (МР). 119, стр. 517 - 523.

40 В архивных документах местные жители - латыши и эстонцы - презрительно именуются "ненемцами" (undeutsche).

41 Порториум - шведская таможня, половина доходов от этих пошлин шла в пользу города Риги. Учреждена в 1581 г. Стефаном Баторием.

42 Лиценты - пошлина, введённая шведами в Риге в 1629 г.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/МОСКОВСКОЕ-ТОРГОВОЕ-ПОДВОРЬЕ-В-РИГЕ-В-XVII-ВЕКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. ЕНШ, МОСКОВСКОЕ ТОРГОВОЕ ПОДВОРЬЕ В РИГЕ В XVII ВЕКЕ // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 24.11.2017. URL: http://library.ee/m/articles/view/МОСКОВСКОЕ-ТОРГОВОЕ-ПОДВОРЬЕ-В-РИГЕ-В-XVII-ВЕКЕ (date of access: 22.01.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. ЕНШ:

Г. ЕНШ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
44 views rating
24.11.2017 (59 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
СТРАНЫ БАЛТИИ: В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Estonia Online
ДОСТОЕВИСТИКА В ЛАТВИИ
55 days ago · From Estonia Online
БИБЛИОГРАФИЯ РАБОТ О ТВОРЧЕСТВЕ ДОСТОЕВСКОГО В ЛИТВЕ (1971-2013 гг.)
55 days ago · From Estonia Online
ПО ПОВОДУ ОДНОЙ КНИГИ
Catalog: История 
55 days ago · From Estonia Online
СТИХОТВОРНЫЕ ПОСВЯЩЕНИЯ ДОСТОЕВСКОМУ В ЛАТВИЙСКИХ ЭМИГРАНТСКИХ ИЗДАНИЯХ
55 days ago · From Estonia Online
СТРАНЫ БАЛТИИ В ЕВРОСОЮЗЕ
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Estonia Online
АНТИДЕМПИНГОВЫЕ ПОШЛИНЫ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ
Catalog: Экономика 
55 days ago · From Estonia Online
"И НИ СЛОВА НИКОМУ"
55 days ago · From Estonia Online
БОРЬБА ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ В ЭСТОНИИ В 1917 - 1919 ГОДЫ
Catalog: История 
55 days ago · From Estonia Online
ПРОТИВ НЕКОТОРЫХ БУРЖУАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЙ ОБРАЗОВАНИЯ ЛИТОВСКОГО ГОСУДАРСТВА
55 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
МОСКОВСКОЕ ТОРГОВОЕ ПОДВОРЬЕ В РИГЕ В XVII ВЕКЕ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2017, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK