Libmonster ID: EE-724

Миссия Стаффорда Криппса 1942 г. - одна из страниц истории колониальной политики Великобритании в Индии в период Второй мировой войны. После вступления в войну Японии на фоне ее первоначальных побед на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии возникла реальная угроза завоевания Британской Индии и отторжения этой богатейшей английской колонии от владений империи. Положение усугублялось ростом антибританских настроений в Индии, активной борьбой ведущих политических сил страны за независимость. Формально миссия Криппса была направлена Лондоном для достижения взаимоприемлемых договоренностей с индийскими политическими лидерами и организации эффективного отпора врагу. Каковы же были истинные цели миссии? В чем особенности, содержание и сущность проведенных ею переговоров? Каким образом великие державы - союзники Великобритании реагировали на нее? Каков ее итог? Этим вопросам посвящена данная статья.

В ходе Второй мировой войны освободительное движение индийского народа против британского колониального режима вступило в решающую фазу. Военный кабинет во главе с У. Черчиллем и вице-король Индии лорд Линлитгоу прибегали к тактике раздачи широких обещаний и мелких уступок в системе управления, преследуя при этом главную цель - добиться полной поддержки и участия этой своей колонии в войне и сохранить ее в составе Британской империи. В конце лета 1940 г. министр по делам Индии и Бирмы Л. С. Эмери сделал заявление, известное в истории англо-индийских отношений как "Августовское предложение". За сотрудничество в военных усилиях индийцам был обещан статус доминиона в границах империи, вступавший в силу после окончательного разгрома фашизма. Кроме того, предполагалось расширение состава Исполнительного совета - совещательного органа при вице-короле - за счет представителей различных слоев общества Индии. Наиболее влиятельная политическая организация страны - Индийский национальный конгресс (ИНК), отстаивавший идею единой, независимой, секулярной Индии, счел, что метрополия лавирует, продолжая придерживаться имперского курса, и решительно отверг "Августовское предложение". Мусульманская лига (МЛ), с 1940 г. взявшая курс на раздел Индии по религиозному признаку и создание Пакистана, запросила 50% мест в Совете, но, натолкнувшись на отказ вице-короля, последовала примеру конгрессистов и отклонила "предложение". Мнение прочих политических партий не играло значительной роли после того, как Конгресс и Лига не приняли английских условий.

7 декабря 1941 г. стратегическое положение Британской империи было отягощено новым фактором - вступлением в войну Японии. Подобно своему европейскому союзнику - Германии, Япония начала с побед: уничтожила американский флот в бухте Пёрл-Харбор на Гавайских островах и нанесла удары по американским, английским и голландским владениям в Тихом океане и ЮВА. Это ввергло в шок индийскую общественность. Впервые за всю историю существования Британской империи возникла угроза ее южноазиатским владениям со стороны азиатской державы. Японские флот и авиация атаковали американские Филиппины, Гуам, Уэйк и Мидуэй, японские войска захватили Малайю, Гонконг, Сингапур, Северный Калимантан, начали бои за Бирму и Нидерландскую Ост-Индию. Японский флот почти беспрепятственно вошел в Бенгальский залив. Среди индийского народа нарастало недовольство полной беспомощностью властей в организации обороны зависимых территорий.

В этот критический момент Великобритания не могла более обходиться без поддержки и добровольного участия широких масс индийского народа в войне. В ходе пар-

стр. 24


ламентских дебатов, в феврале 1942 г., многие депутаты от лейбористской партии указывали военному кабинету на необходимость пойти на уступки индийскому освободительному движению, "создать национальное правительство в Дели и тем самым обеспечить эффективную мобилизацию материальных и людских ресурсов Индостана на борьбу с внешним врагом" [Great Britain ..., 1942, p. 87 - 88]. Кроме того, Лондон был вынужден учитывать, что за развитием событий в Индии наблюдают его союзники по борьбе с Японией - США и Китай. К весне 1942 г. она оставалась единственной страной региона, еще не захваченной врагом, и от того, сумеет ли она выстоять и остановить дальнейшее распространение агрессии в глубь континента, во многом зависел исход военной кампании 1942 г. Союзники рассчитывали на безусловную поддержку их целей всеми слоями индийского населения.

Черчилль, при всем своем презрении к компромиссам с колониями, почувствовал, что настала необходимость "сделать жест", - учитывая давление как со стороны ИНК, так и союзных держав, предпринять шаги к разрешению конституционной проблемы в Индии. В конце февраля 1942 г. он отдал распоряжение создать подкомитет военного кабинета во главе с К. Эттли, в функции которого входило вынесение рекомендаций по индийским делам. Подкомитет выработал "Проект декларации", на базе которого надлежало провести переговоры с индийскими политическими лидерами.

Документ состоял из двух частей:

1. "Послевоенные предложения":

- немедленно по окончании войны будет создан орган по выработке конституции, иными словами - Учредительное собрание;

- часть его членов будет избираться провинциальными законодательными собраниями, сформированными после войны; часть - назначаться князьями пропорционально населению их государств;

- те провинции Индии, которые "не готовы принять новую конституцию", получают право "остаться вне союза и продолжать существовать на прежней основе или выработать для себя собственную конституцию, как для отдельного доминиона..."

2. "Немедленные предложения во время войны":

- в течение настоящего, критического для Индии периода правительство Великобритании будет нести "полную ответственность за ее оборону";

- лидеры ведущих групп индийского народа приглашаются к "консультативному сотрудничеству" с сохранявшей всю полноту власти империей [Constitutional Relations ..., 1970, p. 357 - 358].

Между тем обстановка на фронте ухудшилась. 8 марта 1942 г. японцы взяли Рангун. Дорога в Британскую Индию была открыта. В провинциях, расположенных вблизи индо-бирманской границы, началась паника. 11 марта Черчилль выступил в Палате общин с заявлением о том, что в Дели направляется миссия военного кабинета, которая проведет консультации с широким кругом лидеров политических партий и групп колонии на основе "Проекта декларации". До начала переговоров документ публичному оглашению не подлежал. Завершая свою речь, премьер представил заседавшим главу миссии: "Лорд-хранитель печати, спикер Палаты общин... изъявил желание выполнить поставленную задачу. Он облечен полным доверием правительства Его Величества и от высочайшего имени будет прилагать усилия для получения согласия не только индусского большинства, но и меньшинств, среди которых наиболее многочисленны мусульмане" [Great Britain ..., 1942, p. 1069 - 1070]. Речь шла о Ричарде Стаффорде Криппсе. Отныне задуманное в Лондоне предприятие, его возможный успех или провал - все связалось с именем этого человека.

стр. 25


Вопрос о целях миссии Криппса стал предметом дискуссий между историками. Значительная часть индийских исследователей - С. Гопал, А. Гуха, В. Менон, В. Патил, М. Венкатараман и Б. Шривастава [Gopal, 1975; Guha, 1982; Menon, 1957; Patil, 1984; Venkataraman, Shrivastava, 1983] и другие - убеждены в том, что военный кабинет был заинтересован исключительно в получении всеобъемлющей помощи населения колонии усилиям метрополии. Собственно, судьба индийцев и их независимость лондонское правительство не интересовали. Более того, идя на частичные уступки, англичане рассчитывали после войны восстановить утраченные позиции и сохранить полный контроль над своей крупнейшей колонией.

Среди английских историков есть мнение, впервые высказанное Р. Куплендом, что Великобритания вовсе не нуждалась в привлечении индийского народа к сотрудничеству с властями в военном вопросе. Индия уже воевала на стороне империи, ее материальные ресурсы использовались для нужд фронта, а наборы в армию ежемесячно пополняли ее ряды на 50 000 человек. По Купленду, цель Великобритании крылась в стремлении последовательно подвести Индию к самоуправлению, способствовать оформлению ее государственности, что "вполне соответствовало приверженности правительства идеалам демократии" [Coupland, 1942, р. 5]. К. Кук и Р. Мур не соглашаются с Куплендом и отмечают, что целью миссии совершенно очевидно являлось решение проблемы обороноспособности [Cooke, 1942; Moore, 1979].

Отечественные историки (А. В. Горев, В. К. Поддубный, Л. В. Поздеева) рассматривают "замысел" с миссией Криппса как политический маневр англичан, рассчитанный на получение поддержки ИНК, а также - как удобный повод для его возможной дискредитации и шельмования [Горев, 1989; Поддубный, 1991; Поздеева, 1964].

Сам Черчилль в черновике неотправленного письма президенту США Ф. Д. Рузвельту так определял цели миссии: 1) "укрепить оборону Индии от приближающегося вторжения"; 2) "удовлетворить США, Китай и влиятельные круги в Англии" [Churchill and Roosevelt..., 1984, p. 373].

На наш взгляд, миссия Криппса, предпринятая Великобританией в срединный год войны, когда окончательная развязка драмы еще не была очевидной, преследовала целый комплекс целей:

- воюя со странами "оси", империя стремилась любой ценой сохранить свое господство в Индии. К весне 1942 г., после вступления в войну Японии, одних лишь усилий администрации и военного командования для этого стало недостаточно. Война для индийцев должна была обрести народный характер, и миссия Криппса имела целью поднять энтузиазм многомиллионной нации, пробудить ее волю к сопротивлению под эгидой англичан;

- Индия рассматривалась как один из важных участков обороны в коалиционной стратегии Объединенных Наций. Подчиненная нуждам ведения боевых действий в Европе и Азиатско-Африканском регионе, Великобритания была обязана максимально укрепить этот участок для сдерживания наступательного порыва японских армий;

- в Лондоне рассчитывали на сглаживание англо-индийских противоречий по конституционной проблеме, подтачивавших стабильность колониального режима, так как полагали, что начало войны на Тихом океане и в ЮВА сделало лидеров освободительного движения более "благоразумными". "Проект декларации" должен был стать взаимоприемлемой основой для компромисса между метрополией и политическими партиями колонии;

- английская сторона предполагала продемонстрировать свою "добрую волю" союзникам и мировой общественности и вызвать положительный для себя международ-

стр. 26


ный резонанс. В этом плане ее удовлетворял любой, даже неудачный итог работы миссии Криппса;

- консервативное крыло военного кабинета надеялось успокоить лейбористов, профсоюзы, левую прессу, настаивавших на уступках Индии.

Последние дни, остававшиеся до отправки правительственной делегации в Дели, обнажили разногласия, существовавшие между военным кабинетом и колониальными властями Индии. Вице-король был весьма пессимистично настроен по отношению к предстоящим переговорам. В проекте имелись два положения, с которыми лорд Линлитгоу не мог согласиться: 1) о праве будущего доминиона выйти из Содружества; 2) о праве любой провинции не вступать в состав доминиона, существовать в прежнем статусе или образовать отдельный доминион. Он считал, что реакция индусов и мусульман на эти предложения окажется непредсказуемой, не исключал возможности межобщинных столкновений и опасался, что мысли индийцев будут отвлечены от важнейшей задачи дня - борьбы с японцами.

9 марта 1942 г. Линлитгоу телеграфировал Эмери, что "подаст в отставку в тот самый день, когда Черчилль предаст гласности "Проект декларации"" [Glendevon, 1971, р. 224]. На следующий день он получил ответ от самого премьер-министра, содержавший буквальный приказ "забыть об отставке", так как это дезорганизует оборону колонии. Кроме того, Черчилль дал понять вице-королю, что его тревоги преждевременны, ибо нет "полной гарантии желаемого успеха конституционных предложений" [Glendevon, 1971, р. 224]. Линлитгоу подчинился.

Прогнозируя результаты делийских встреч, кабинет делал основную ставку не на сущностную сторону выработанного им документа, а на искусство ведения переговоров, что многократно увеличивало степень ответственности, возложенной на главу миссии. Кандидатура Криппса была утверждена не случайно. Блестящий адвокат, тонкий политик, знаток Востока, он был к тому же лично знаком со многими лидерами ИНК, поддерживал дружеские отношения с Джавахарлалом Неру. Как лейборист он зарекомендовал себя сторонником идеи самоуправления Индии, что импонировало деятелям освободительного движения. До января 1942 г. Криппс был послом Великобритании в СССР, с честью выполнил свои обязанности, подписав советско-английское Соглашение о совместных действиях в войне против Германии. Его авторитет как у англичан, так и у индийцев был необычайно высок. В правительстве находили особенно показательным, что предложения, отражающие консервативную политику, будут преподнесены индийцам одним из лидеров левого крыла в кабинете.

Известия о предстоящем прибытии миссии быстро достигли Индии. Общественность была настроена неоднозначно. О том, что именно везет Криппс, никто не знал, однако большинство индийцев надеялось на значительные перемены в политической жизни страны. Как следует из донесений губернаторов провинций вице-королю, "ожидание достигло апогея, первая реакция в целом благоприятная" [Constitutional Relations..., 1970, p. 471].

Индийский национальный конгресс рассчитывал на то, что англичане пойдут на принципиальные уступки, нуждаясь в военной поддержке и не желая потери Индии. Осведомленный о настроениях в партии, вице-король заметил: "Конгресс и индусы сегодня ликуют. Они думают, что обыграли английское правительство и Криппс - их человек" [Glendevon, 1971, р. 225]. Имя Криппса, безусловно, многое говорило конгрессистам, но в Рабочем комитете понимали, что на переговорах решающую роль сыграют не дружеские связи Криппса и Неру, ибо судьба Индии - не тот вопрос, который решается на уровне личных отношений.

В Мусульманской лиге царила атмосфера настороженности и предубеждения против британской миссии. Ее руководство опасалось, что в новых предложениях о будущем Индии не найдет отражения насущное требование Лиги о создании Пакистана. Ли-

стр. 27


дер Лиги М. А. Джинна был обеспокоен подобной перспективой и считал, что это "приведет к катастрофе и породит непреодолимое недоверие сторонников ислама" к государственной власти. Выбор кандидатуры Криппса для руководства делегацией он назвал "неудачным и неуважительным по отношению к Лиге" [цит. по: Saiyid, 1945, р. 756]. Джинна был убежден в том, что дипломат станет действовать исключительно в интересах Конгресса и это негативно скажется на ходе переговоров.

Прочие партии Индии ожидали, что переговоры с миссией Криппса откроют для них возможности осуществить свои программные установки. Хинду Махасабха намеревалась отстаивать идею единства и неделимости индийского государства. Федерация либералов поддерживала ИНК в требовании создания национального правительства. Сикхи и "неприкасаемые" выступали за прекращение английского владычества и требовали гарантий соблюдения прав меньшинств.

Колониальная администрация тоже готовилась к приезду правительственной миссии. Вице-король не сомневался, что Криппс потерпит неудачу, но намеревался встретить его с подобающим гостеприимством, чтобы избежать "даже тени подозрений, что стоит на его пути". "Криппс считает, - рассуждал лорд Линлитгоу, - что Индия примет от него те предложения, которые не приняла бы ни от кого другого... Он уедет очень скоро, как только утратит эту уверенность. Для его репутации было бы роковым оставаться здесь" [Glendevon, 1971, р. 225].

При всем многообразии прогнозов и мнений общим было ожидание перемен. На какое-то время у индийцев повысился интерес к политической жизни и появилась уверенность, что в будущем их ожидает судьба, отличная от судеб Сингапура и Бирмы, оккупированных японской армией.

* * *

23 марта 1942 г. миссия Криппса прибыла в Дели. По протоколу предполагалось, что в течение двух дней ее глава будет гостем вице-короля, а затем переедет в собственную резиденцию и приступит к консультациям с представителями индийских политических партий. В первый день пребывания в столице Криппс сделал заявление для прессы, в котором изложил задачи своей миссии. "Я приехал, - сказал он, - потому что всегда был большим почитателем и другом Индии, и как член военного кабинета, хочу внести вклад в дело окончательного урегулирования политических проблем, долгое время омрачавших наши отношения. Надеюсь, наболевшие вопросы будут быстро разрешены и индийский народ по доброй воле объединится не только с Великобританией, но и с нашими великими союзниками в борьбе за свободу всего человечества" [Constitutional Relations..., 1970, p. 463].

25 марта 1942 г. начались встречи с политическими лидерами Индии. Рабочий комитет Конгресса решил, что от его имени переговоры будут вести президент Абул Калам Азад и Дж. Неру. Азад проинструктировал своих коллег, чтобы до отъезда миссии они не встречались с Криппсом в частном порядке и не посещали его резиденцию без предварительного приглашения. Эти меры предосторожности были приняты для того, чтобы избежать неверных оценок и домыслов.

Ганди отказался участвовать в официальных встречах. Криппс, однако, сразу же направил ему телеграмму с приглашением и вскоре получил ответ. "Комитет постановил, - писал Махатма, - что с Вами следует общаться только его президенту и пандиту Неру. Вам известны мои антивоенные взгляды. Если, несмотря на это, Вы захотите видеть меня, я буду рад" [Gandhi, 1979, р. 518]. Английская сторона была вынуждена учитывать роль и влияние Ганди в Конгрессе и обществе. Он продолжал оставаться фактическим лидером партии, пользовался непререкаемым авторитетом среди многомилли-

стр. 28


онной массы индийского населения, и его мнение о "Проекте декларации" не могло не отразиться на ходе переговоров.

Криппс не имел полномочий корректировать текст правительственного документа, но надеялся на успех. Он рассчитывал на свое умение убеждать. Однако первая же встреча с представителями ИНК стала для него "холодным душем". Неру, решительнее других конгрессистов настроенный на вооруженное сопротивление японцам, был крайне озабочен, ознакомившись с содержанием "Проекта декларации". Он ожидал гораздо более существенных предложений. Сама идея доминиона вызывала у него "приступ морской болезни" [Constitutional Relations..., 1970, p. 441]. Кроме того, он был противником создания Пакистана. По вопросу обороны Азад заявил: "Конгресс считает необходимым передачу индийцам полного контроля над организацией защиты их страны" [Constitutional Relations..., 1970, p. 479].

Криппс сделал ответный ход, подчеркнув, что "Индия является стратегически важной частью огромного театра военных действий, и решения о наилучшем применении того или иного рода войск может принимать только военный кабинет в Лондоне" [Constitutional Relations..., 1970, p. 479], но его собеседников это не убедило. Они дали понять, что Конгресс готов пойти на нарушение гандистских принципов ненасилия и неучастия в любых войнах, так как не может не считаться с действительностью, где все страны и народы живут по другим законам. Конгресс был намерен организовать всенародное сопротивление завоевателям и требовал полномочий. Азад указал Криппсу на то, что в "Проект" должно быть внесено положение о назначении индийца на пост министра обороны [Constitutional Relations..., 1970, p. 479]. Переговоры британской миссии с самого начала вылились в острые дискуссии вокруг сущности конституционных предложений.

27 марта глава миссии встретился с Ганди, который вновь подчеркнул, что не представляет ИНК и выражает сугубо личную точку зрения. Первой его реакцией на "Проект декларации" были вскоре ставшие широко известными слова - "просроченный чек". Ганди выразил уверенность в том, что Конгресс не согласится с условиями документа, потому что среди них есть, по крайней мере, два абсолютно неприемлемых: первое - об индийских княжествах, второе - о праве провинций не вступать в новый союз. Он пояснил, что ИНК не потерпит дальнейшего существования "авторитарных государств под эгидой Британской империи с их правом использования ее вооруженных сил для укрепления власти князей". Что касается права провинций определять свой будущий статус, то оно, по мнению Ганди, могло послужить для мусульман "приглашением к созданию Пакистана" [Constitutional Relations..., 1970, p. 498 - 500].

Криппс пытался доказать, что правительственный проект основывается на идее "единой Индии" и вопрос о неприсоединении может быть поднят только в том случае, если Конгресс и Лига "не сумеют прийти к согласию в Учредительном собрании". В ответ на просьбу посоветовать наилучший метод ведения переговоров Ганди откровенно сказал главе миссии, что было бы лучше, если бы он вообще не приезжал в Индию "со столь банальной схемой" [Constitutional Relations..., 1970, p. 500]. Итак, наиболее авторитетный лидер освободительного движения решительно отверг "Проект декларации" военного кабинета. Он был недоволен тем, что вместо полной независимости предлагался статус доминиона и к тому же - после войны, что княжества будут представлены в "органе по выработке конституции" не избранниками народов, а их правителями, а более всего - предполагаемым расчленением Индии.

В руководстве ИНК единственным сторонником принятия условий миссии Криппса был Ч. Раджагопалачария. Он не имел полномочий представлять партию на переговорах, но Криппс встретился с ним как выразителем особого мнения. Раджагопалачария не разделял критического настроя своих коллег по поводу пункта о праве неприсоединения провинций к будущему доминиону, так как считал, что для устранения индо-му-

стр. 29


сульманских противоречий необходимо согласиться с требованием Лиги о создании исламского государства. В то же время он поддерживал большинство Рабочего комитета в вопросе о передаче всей ответственности за оборону Индии представителям ее народа. Криппсу он заявил, что согласен с условиями документа, но "главная трудность состоит в том, чтобы к такому же выводу пришел Неру" [Constitutional Relations..., 1970, p. 511].

Таким образом, первый раунд переговоров миссии с Конгрессом подвел Криппса к пониманию того, что, во-первых, в известной мере, "национализм" Конгресса уступил место интернационализму: будучи, очевидно, неудовлетворенным той частью "Проекта декларации", которая касалась послевоенных предложений и гарантировала Индии статус доминиона как максимум, он все же счел главной задачей дня организацию отпора японскому вторжению. Во-вторых, для достижения договоренности возникла необходимость скорректировать текст "Проекта" с учетом принципиальной позиции конгрессистов по военному вопросу. В-третьих, результат будет зависеть от того, представит ли военный кабинет своему эмиссару поле для маневра.

* * *

Приезд английской миссии совпал с проведением Мусульманской лигой "Дня Пакистана". В ходе манифестаций Джинна открыто заявлял о своих опасениях насчет проконгрессистских симпатий Криппса и предупреждал правительство не пытаться оказывать давление на Лигу и вносить раздоры в ее ряды. Однако при встрече с Криппсом он был немало удивлен тем, что по условиям "Проекта" формально допускалась вероятность раздела Индии. Джинна сразу же начал интересоваться собственно техникой разделения, судьбами Бенгалии и Панджаба, процедурой их выхода из состава индийских провинций. Вторая их встреча, прошедшая 28 марта, убедила Криппса в том, что "Комитет Лиги в принципе уже принял "Проект декларации" [Constitutional Relations..., 1970, p. 512]. Он сказал Джинне, что если не только Лига, но и ИНК согласится со схемой, то он "будет просить вице-короля о привлечении их к формированию нового Исполнительного совета" [Constitutional Relations..., 1970, p. 512].

Переговоры с лидерами Хинду Махасабхи В. Д. Саваркаром и Б. С. Мунджи, либералами Т. Б. Сапру и М. Р. Джаякаром проходили в острых дискуссиях о сохранении единства Индии и опасности ее расчленения. Но Криппс остался в уверенности, что они не зайдут настолько далеко, чтобы на этом основании отвергнуть "схему". Палата князей настаивала на сохранении за княжествами их особого статуса и прежних отношений с лондонским правительством. Глава миссии объяснил им, что с возникновением нового Индийского союза "отношения княжеств будут устанавливаться не с британским кабинетом, а с исполнительной властью доминиона" [Constitutional Relations..., 1970, p. 510]. Лидер сикхов Тара Сингх и представлявший "неприкасаемых" Б. Р. Амбедкар категорически отвергли документ. По их мнению, он "создавал условия для раздела Индии еще до получения независимости... и демонстрировал, что англичане видят задействованными в процессе передачи власти только две партии - Конгресс и Мусульманскую лигу" [India..., 1942, р. 22 - 23].

Итак, знакомство Криппса с мнениями политических партий и организаций Индии состоялось. Несмотря на возникшие трения по тем или иным вопросам, он не терял надежды на доведение переговоров до успешного конца. 27 марта 1942 г. Криппс получил указание министра по делам Индии и Бирмы Эмери о мерах в связи с публикацией правительственных конституционных предложений. "Вам следует сделать заявление, - писал Эмери, - с тем, чтобы разъяснить индийской общественности сущность и значение декларации. Это поможет избежать грубых фальсификаций. Надо четко выделить мысль о том, что предполагаемый статус доминиона по сути равнозначен статусу на-

стр. 30


шей собственной страны... и не умаляет роли Индии среди свободных наций мира" [Constitutional Relations..., 1970, p. 508].

30 марта 1942 г. "Проект декларации" военного кабинета был опубликован в Индии, Великобритании и США. В тот же день Криппс выступил по радио, изложив содержание этого документа, и провел пресс-конференцию. Во время выступления он отметил, что Лондон желает видеть Индию подобной другим доминионам Британского Содружества. Касаясь военного вопроса, Криппс подчеркнул, что сохранение за кабинетом министров ответственности за организацию обороны Индии отнюдь не исключает "консультативного участия Исполнительного совета при вице-короле в решении связанных с этим задач". Глава миссии имел в виду, что при достижении соглашения на переговорах политические партии получат определенное число мест в Совете и смогут в известной степени контролировать работу военного ведомства. На пресс-конференции он позволил себе, обращаясь к индийцам, заявить: "Вы сможете превратить Исполнительный совет в кабинет" [India's Struggle ..., 1962, p. 594, 596]. Криппс явно превысил свои полномочия: ведь это означало, что, он соглашался на создание национального правительства уже в ходе войны.

Первыми на слова Криппса отреагировали вице-король и главнокомандующий англо-индийской колониальной армией А. Уэйвелл. Лорд Линлитгоу считал формирование и роспуск Исполнительного совета исключительно своей прерогативой. Уэйвелл же не допускал и мысли о назначении индийца на пост министра обороны. Единственное, на что он мог согласиться, - допуск индийцев к консультативному участию в контроле над второстепенными вопросами. Они связались с Черчиллем и засвидетельствовали свои принципиальные расхождения с Криппсом в подходах к индийской проблеме. Разительное несоответствие обещаний главы миссии конкретным условиям привезенного им документа вызвало сомнения индийских политических партий: или Криппс с самого начала переговоров сознательно умалчивал о важнейших пунктах предложений или же, почувствовав возможность неудачи, дает обещания, на которые не уполномочен?

Криппс прилагал максимальные усилия для того, чтобы соглашение между сторонами было достигнуто. Что двигало им в действительности? Возможно, он намеревался пополнить еще одной победой свой блестящий послужной список (в котором, в частности, значились его успехи на дипломатическом поприще в СССР, его "мантия Москвы" [Great Britain..., 1942, p. 872]). Он знал, что на родине его считают вторым премьер-министром и, в случае удачного исполнения индийской миссии, для него откроются еще более широкие и заманчивые перспективы. Нельзя исключать и тот вариант, что, будучи лейбористом, он поставил перед собой цель найти "более гуманные методы управления колониями" и в деле обретения Индией самоуправления выдавал желаемое за действительное, полагая, что архиконсерваторы типа Черчилля, Эмери, Линлитгоу разделяют его рвение. В итоге он стал заложником их политики, ибо, в отличие от него, правых в военном кабинете удовлетворял любой, даже отрицательный результат делийских встреч.

1 апреля 1942 г. Криппс обратился к премьеру за разрешением на допуск национальных лидеров Индии к контролю над военным ведомством. Он мотивировал предпринятый шаг тем, что это - "насущная необходимость", поскольку "антибританские настроения распространяются с угрожающей быстротой", и без выполнения данного условия "Конгресс не откликнется на предложения" [Constitutional Relations..., 1970, p. 600]. В тот же день Черчилль сообщил ему, что не может принять подобное решение без консультаций с правительством, а Рабочий комитет ИНК отклонил "Проект декларации" и лишь по настоятельной просьбе Криппса воздержался от обнародования соответствующей резолюции.

стр. 31


Для поиска выхода из тупика, в котором оказались англо-индийские переговоры, по инициативе главы миссии 4 - 7 апреля состоялись консультации Азада и Неру с А. Уэйвеллом. В этой связи Черчилль телеграфировал Криппсу: "Кабинет одобрил Вашу идею пригласить конгрессистов к командующему для обсуждения вопроса обороны и предложить им сформулировать свои соображения. Но мы должны знать, чего именно теперь хотят конгрессисты, прежде чем Вы решите принять их условия" [Constitutional Relations..., 1970, p. 613].

В ходе консультаций Азад и Неру высказали мысль о том, что членом Исполнительного совета, ответственным за оборону, должен стать индиец, а главком будет "советником-исполнителем". Уэйвелл категорически отверг это предложение, Линлитгоу и Эмери сразу же согласились с командующим: "Не хотелось бы вставлять палки в колеса... миссии Криппса, но Индия сейчас - ключ к имперской обороне, и передача этого ключа в неумелые руки индийцев может привести к роковым последствиям" [Constitutional Relations..., 1970, p. 642]. Таким образом, и вторая попытка миссии достичь соглашения с Конгрессом завершилась неудачей.

* * *

Союзные державы внимательно следили за ходом работы английской правительственной делегации. Опрос американского общественного мнения от 31 марта 1942 г. показал, что 78% респондентов знакомы с содержанием "формулы Криппса" и 41 % выступают за предоставление Индии статуса доминиона уже в ходе войны [Hess, 1971, р. 45]. Президент США Ф. Д. Рузвельт назначил главу американской технической миссии, полковника Л. Джонсона, своим личным представителем в Дели. Джонсон запросил госдепартамент, может ли он сотрудничать с деятелями освободительного движения, и получил ответ, что "может, но с величайшей осторожностью" [цит. по: Jauhri, 1970, р. 59]. Полковник был знаком с Криппсом, по предложению которого они стали работать вместе, чтобы попытаться в третий раз спасти переговоры от провала. Джонсон просил Рузвельта обратиться к Черчиллю, но встретил отказ. Президент, не раз пытавшийся воздействовать на неумолимого тори, предпочел остаться нейтральным наблюдателем. Он был стеснен жесткими рамками военного союза с Великобританией и не желал обострять отношений с партнером. Именно тогда Джонсон предположил, что Черчилль, по-видимому, желает неудачи миссии Криппса.

Результатом совместных усилий Стаффорда Криппса и Льюиса Джонсона стал новый документ - проект руководства обороной Индии, вошедший в историю как "формула Криппса-Джонсона". Его авторы учли требования ИНК и мнение Уэйвелла и распределили полномочия военного ведомства между членом Исполнительного совета - индийцем и главнокомандующим, для чего создавались два отдельных ведомства - обороны и военное. Конгрессисты включились в обсуждение "формулы". Впоследствии Неру писал: "К 9 апреля появились отличные шансы достичь соглашения - около 75%" [цит. по: Brecher, 1959, р. 279]. При выработке своего проекта Криппс и Джонсон консультировались с некоторыми официальными лицами из окружения вице-короля, но не с ним самим, что вновь вызвало недовольство Линлитгоу. Вице-король недоумевал, почему глава миссии продолжает использовать термин "национальное правительство", если в оригинале "Проекта декларации" таковой не употребляется. Он не доверял Криппсу и теперь перестал даже скрывать это.

В решающий момент третьего раунда переговоров Криппсу пришло указание из Лондона, предписывающее не выходить за рамки своих полномочий и строго придерживаться буквы правительственного проекта. Кроме того, военный кабинет требовал объяснить, что имеется в виду под "национальным правительством, которое будет полностью состоять из индийцев" [Constitutional Relations..., 1970, p. 567]. Криппс никак не

стр. 32


ожидал подобного проявления недоверия, особенно в момент, когда ускользала последняя надежда достичь договоренности с лидерами Конгресса. В отчаянии он написал личное письмо Неру с просьбой о помощи: "Разрешите обратиться к Вам как к человеку, на котором лежит бремя окончательного решения... Мы должны и можем привести наши народы к дружбе и сотрудничеству. Шанс, предоставившийся нам теперь, не повторится... Право на руководство партией, каким Вы располагаете, может одно обеспечить успех... Я знаю, каковы Ваши качества и способности, и прошу применить их на деле" [Nehru, 1960, р. 478]. Но на этот раз Неру остался бескомпромиссным. Конгресс не пошел на соглашение, так как неизменными остались условия "Проекта декларации", касающиеся немедленных предложений в ходе войны.

Недовольство военного кабинета вызвал не один Криппс. В Лондоне с раздражением следили за той активностью, которую проявлял Джонсон. Американскому послу в Великобритании Г. Гопкинсу пришлось давать объяснения, что полковник действует "как частное лицо, а не как личный представитель президента... и именно Криппсу выгодно использовать имя Ф. Д. Рузвельта для придания большего веса своему плану" [Sherwood, 1948, р. 524]. Правительство США предпочло дезавуировать Джонсона.

Итак, Стаффорд Криппс приблизился к окончательному провалу своей миссии. Нашедший удачный вариант компромисса с политическими партиями, включая Конгресс, он не сумел воплотить свой план в жизнь. "Запрограммированный" правительством Черчилля на поражение, лишенный возможности дипломатического маневрирования, Криппс оказался в роли делегата без права голоса. Как подметил Ганди, предсказав исход переговоров, "...сэр Стаффорд - очень хороший человек, но он служит порочной системе - британскому империализму. Он надеется усовершенствовать ее, но в конечном счете, именно система переделает его" [Gandhi, 1979, р. 440].

* * *

11 апреля 1942 г. Рабочий комитет ИНК опубликовал резолюцию об отказе принять условия миссии военного кабинета. Комитет констатировал, что эта акция была "вынужденной мерой англичан", озабоченных не предоставлением независимости Индии, а "тяжелейшим военным кризисом". Он указывал на ограниченный характер предложений, рассчитанных "на дальнюю перспективу", не учитывающих требования индийцев о создании национального правительства. В резолюции особо оговаривалось отрицательное отношение ИНК к представлению провинциям права на неприсоединение к будущему Индийскому союзу, "угрожающего единству Индии". Кроме того, Комитет не мог согласиться с тем, что "оборона страны в любом случае оставалась под британским контролем" [Constitutional Relations..., 1970, p. 747].

Дождавшись решения Конгресса, Мусульманская лига также отказалась от "Проекта декларации", обосновав свой, не вполне логичный шаг тем, что "в интересах мира и счастья индусов и мусульман несправедливо принуждать их к созданию Индийского союза, состоящего из двух наций, а именно в этом и заключается сущность предложений правительства". Конституционные предложения были также отклонены Хинду Махасабхой, либералами, сикхами и "неприкасаемыми" [India ..., 1942, р. 18 - 19,20 - 23].

Как только стало известно о провале переговоров, Черчилль направил Криппсу телеграмму, в которой резюмировал: "Вы сделали все, что в человеческих силах, и Ваша воля, упорство и находчивость доказали всему миру, как велико желание английской стороны достичь соглашения" [Churchill, 1978, р. 217]. Миссии Криппса не оставалось ничего иного, как бесславно возвратиться домой.

Провал англо-индийских переговоров вызвал чувство глубокого разочарования в Китае и США. Чан Кайши расценивал случившееся в Дели как личную неудачу. Даже Рузвельт позволил себе настаивать, чтобы Черчилль отложил отъезд Криппса и "пред-

стр. 33


принял последнее усилие" [Churchill and Roosevelt..., 1984, p. 373]. 12 апреля 1942 г. он писал премьер-министру: "В США сложилось мнение, что кризис в ходе переговоров возник из-за нежелания британского правительства признать право индийского народа на самоуправление, несмотря на готовность индийцев доверить компетентному английскому руководству технический и военный контроль над обороной их страны. Я по-прежнему убежден, что, если всем группам, составляющим индийское общество, предоставить возможность создания национального правительства, аналогичного нашему собственному... решение будет найдено. Если Вы предпримете этот шаг, даже после того, как Криппс не достигнет успеха, то станет ясно, что правительство Англии действительно сделало все, от него зависящее, и ответственность за провал переговоров несут только сами индийцы" [Churchill, 1978, р. 218 - 219]. В своих мемуарах Черчилль так отозвался об этом предложении Рузвельта: "Я благодарен судьбе за то, что этот акт безумия был невозможен" [Churchill, 1978, р. 219].

Каковы причины провала и последствия английской миссии в Индию? Первую попытку их анализа предпринял сам Стаффорд Криппс. По возвращении в Лондон он выступил в Палате общин с отчетом о проделанной работе. По его мнению, главным итогом визита стала демонстрация доброй воли кабинета, "взявшего на себя труд по выработке декларации и направившего одного из своих министров для переговоров с представителями индийского народа". Причинами, помешавшими миссии достичь соглашения, на его взгляд, были:

1) "угроза японского вторжения" как неблагоприятный фон;

2) "антибританские настроения" как результат поражения англичан в ЮВА и дезориентирующей пропаганды противника;

3) межобщинные противоречия в подходе к вопросу о статусе доминиона и существование идеи "двух наций - двух Индий" [Great Britain..., 1942, p. 826 - 832].

Таким образом, главное действующее лицо неудавшейся миссии возложило ответственность за случившееся на роковые обстоятельства, связанные с войной, а также на религиозную разобщенность и индо-мусульманские политические противоречия.

К. Эттли, под чьим непосредственным руководством вырабатывались конституционные предложения, также сослался на межобщинные разногласия, назвав их "камнем преткновения" [Attlee, 1954, р. 181]. Еще более категорично высказался премьер-министр Великобритании. Обвинив в несостоявшейся договоренности ИНК, он откровенно констатировал: "Я абсолютно удовлетворен - мы сделали все, от нас зависящее" [Churchill, 1978, р. 632 - 633].

Зарубежные и отечественные историки, анализируя провал миссии Криппса, обращают внимание на различные факторы.

Если говорить об английских историках, то, например, К. Кук [Cooke, 1957] и Р. Купленд [Coupland, 1942] считают виновником неудачи переговоров Ганди, отвергнувшего "Проект декларации". Кук пишет: "Криппс оказался очень близок к успеху, чтобы это могло понравиться Ганди... и тот властно разрушил все" [Cooke, 1957, р. 294]. Гораздо шире смотрит на проблему Р. Мур. Он полагает, что "миссия Криппса была раздавлена жерновами консерватизма Черчилля и национализма Конгресса". Мур подчеркивает, что премьер не оказал должной поддержки своему эмиссару и тем самым обрек его на поражение. Лидеры же ИНК, и в первую очередь Неру, которых Криппс считал "союзниками", предали их "общее дело" [Moore, 1979, р. 122, 126]. Г. Ходсон, напротив, утверждает, что Черчилль не несет ответственности за исход переговоров. "Вина лежит на Криппсе. Он не установил должного взаимопонимания с вице-королем и, кроме того, усложнил свою трудную задачу самим способом ведения переговоров. На начальной стадии он дошел до предела обещаний, и в итоге при обсуждении деталей оказалось, что ему больше нечего предложить" [Hodson, 1985, р. 19].

стр. 34


Общим в подходах английских историков, как консервативного, так и объективистско-критического направления, при известной полярности их суждений является стремление выделить некую фигуру политика, наделенного (или не наделенного) определенными качествами и потому фатально повлиявшего на результаты миссии Криппса.

Индийская сторона обвиняет "британский империализм", не пожелавшего расстаться с политической властью в колонии. Историки освободительного движения убеждены в том, что все партии Индии, и в первую очередь ИНК, "пошли достаточно далеко" в сотрудничестве с властями в деле организации обороны. А. Гуха делает упор на то, что Конгресс, чтобы не мешать организации отпора японской агрессии, с декабря 1941 г. "практически игнорировал Ганди", и не вина Конгресса, что "Криппс уехал ни с чем" [Guha, 1982, р. 497]. Дж. Неру [Nehru, 1988] и Г. Мукерджи [Mookerjee, 1974] отвергают тезис англичан о "якобы имевшем место" давлении Ганди на Рабочий комитет ИНК в момент принятия решения. "Истинная причина, - подчеркивает Мукерджи, - это вопрос о передаче власти национальному правительству" [Mookerjee, 1974, р. 189]. А. Прасад считает, что "ответственность за провал полностью лежит на кабинете Черчилля, а также - на вице-короле" [Prasad, 1958, р. 23].

Отечественные историки сходятся во мнении, что дипломатическая акция военного кабинета Черчилля обязана своим неудачным финалом тому, что не было удовлетворено требование ИНК о передаче индийскому народу ответственности за организацию обороны страны. В. Поддубный утверждает: "Окончательный разрыв произошел из-за отказа британской стороны признать частичный контроль индийских политических партий над военными делами Индии" [Поддубный, 1991, с. 27].

На наш взгляд, миссия Криппса потерпела провал по целому ряду причин:

1. Ее успеху не способствовали объективные обстоятельства. Вызревали предпосылки крушения колониальных империй и создания новых, суверенных национальных государств. Освободительное движение Индии достигло того уровня организации, когда на повестку дня встало принципиальное условие дальнейшего сотрудничества с Великобританией - немедленное предоставление полной независимости и формирование национального кабинета министров. К такому повороту событий, к компромиссу, адекватному вызовам времени, военный кабинет Черчилля (чья твердолобость вошла в поговорки) не был готов.

2. Вторая мировая война, прямо или косвенно, поставила все организации и партии перед проблемой необходимости соотносить общечеловеческие, гуманистические цели по разгрому фашизма и узконациональные задачи, сколь бы масштабными в рамках отдельно взятой страны, колонии или полуколонии они ни казались. Не только подняться до уровня глобального мышления в политике, но последовательно и до логического завершения проявлять гибкость и практическое стремление к консенсусу на переговорах индийские лидеры, в первую очередь конгрессисты, оказались не способны.

3. Ориентированное на личности, освободительное движение Индии в очередной раз испытало влияние Ганди, отвергнувшего "Проект декларации".

4. Лейбористская фракция британского парламента и министры-лейбористы не оказали никакой поддержки Криппсу, предпочитая сохранить относительное согласие в коалиционном военном кабинете, нежели расколоть его из-за индийского вопроса.

5. Неконгрессистские политические организации Индии, включая Мусульманскую лигу, не заняли четкую позицию по "Проекту", сосредоточились на общинных или местнических приоритетах. Самостоятельной силы на переговорах - для возможного решения вопроса без ИНК - они не представляли.

Последствия провала миссии Криппса были весьма значительными. Представляется, что тогда был упущен реальный шанс сохранить единство Индии при послевоенном ее конституционном переустройстве. Заявленное в "Проекте декларации" право про-

стр. 35


винций на самоопределение предполагало возможность невхождения в состав доминиона некоторых провинций и образование Пакистана, но в 1942 г., в тех конкретно-исторических условиях, при той степени влияния Конгресса (и слабости Лиги) в индийском обществе, было практически неосуществимо. Конгресс никогда в будущем не получит от Лондона более широких обещаний, социальная же база Лиги и острота индо-мусульманских противоречий многократно возрастут.

Исход переговоров привел к обострению англо-индийских отношений. Общественное мнение в Индии склонилось к тому, что военный кабинет направил Криппса в Дели с заведомо невыполнимым заданием, чтобы создать у всего мира впечатление неспособности индийцев к управлению страной. Антибританские настроения заметно усилились, что было особенно опасным на фоне военных успехов Японии. Президент ИНК Абул Калам Азад с озабоченностью констатировал, что "большинство людей убеждены в грядущем поражении англичан, более того - желают их поражения, не задумываясь о последствиях завоевания страны новым агрессором" [Азад, 1961, с. 123] Враг стоял у ворот, а перспективы найти основу для индо-британского военного сотрудничества больше не существовало. Индия шла к "Августовской революции"...

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Азад А. К. Индия добивается свободы. М., 1961.

Горев А. В. Махатма Ганди. М., 1989.

Поддубный В. К. Вопросы внешней политики и международных отношений в идеологии и деятельности Индийского национального конгресса в 1917 - 1947 гг. Диссертация на соиск. уч. степени докт. ист. наук. М, 1991.

Поздеева Л. В. Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны. 1939 - 1945. М, 1964.

Attlee С. As It Happened. L., 1954.

Brecher M. Nehru: A Political Biography. L., 1959.

Churchill W. S. The Second World War. Vol. 4. Boston, 1978.

Churchill and Roosevelt. The Complete Correspondence / Ed. by W. F. Kimball. Vol. 1. Princeton, 1984.

Constitutional Relations between Britain and India. The Transfer of Power (1942 - 7) / Ed. by N. Mansergh and P. Moon. Vol. I. L., 1970.

Cooke С. The Life of Richard Stafford Cripps. L., 1957.

Coupland R. The Cripps Mission. L., 1942.

Gandhi M. K. The Collected Works of Mahatma Gandhi. Vol. 75. New Delhi, 1979.

Glendevon J. The Viceroy at Bay. Lord Linlithgow in India. 1936 - 1943. L., 1971.

Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Official Report. Vols. 378, 379. L., 1942.

Gopal S. Jawaharlal Nehru. A Biography. L., 1975.

Guha A. India's Struggle Quarter of a Century. 1921 - 1946. Pt 2. New Delhi, 1982.

Hess J. America Encounters India. 1941 - 1947. L., 1971.

Hodson H. V. The Great Divide: Britain - India - Pakistan. Karachi, 1985.

India. (Lord Privy Seal's Mission). Statement and Draft Declaration. L., 1942.

India's Struggle for Freedom. Select Documents and Sources / Ed. by J. S. Sharma. Vol. 1. Delhi, 1962.

Jauhri R. C. American Diplomacy and Independence for India. Bombay, 1970.

Menon V. P. The Transfer of Power in India. Bombay, 1957.

Mookerjee G. K. History of Indian National Congress (1832 - 1947). Delhi, 1974.

Moore R. J. Churchill, Cripps and India, 1939 - 1945. Oxford, 1979.

Nehru J. A Bunch of Old Letters. N. Y., 1960.

Nehru J. Discovery of India. New Delhi, 1988.

Patil V. T. Jawaharlal Nehru and the Cripps Mission. Delhi, 1984.

Prasad A. Indian Revolt of 1942. Delhi, 1958.

Saiyid M. H. Mohammad Ali Jinnah. A Political Study. Lahore, 1945.

Sherwood R. Roosevelt and Churchil. N. Y., 1948.

Tara Chand. History of Freedom Movement in India. Vol. 4. Bombay, 1972.

Venkataraman M. S., Shrivastava B. K. Roosevelt. Gandhi. Churchill: America and the Last Phase of India's Freedom Struggle. Delhi, 1983.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/БРИТАНСКАЯ-ИНДИЯ-В-1942-г-МИССИЯ-КРИППСА

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. А. ЧЕРЕШНЕВА, БРИТАНСКАЯ ИНДИЯ В 1942 г.: МИССИЯ КРИППСА // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 06.07.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/БРИТАНСКАЯ-ИНДИЯ-В-1942-г-МИССИЯ-КРИППСА (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. А. ЧЕРЕШНЕВА:

Л. А. ЧЕРЕШНЕВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Jakob Teras
Tallinn, Estonia
37 views rating
06.07.2024 (9 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
3 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
7 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
8 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
8 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
13 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

БРИТАНСКАЯ ИНДИЯ В 1942 г.: МИССИЯ КРИППСА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android