Libmonster ID: EE-560
Author(s) of the publication: В. РЯПОЛОВ

В. РЯПОЛОВ (Елецкий ГУ им. И. А. Бунина) г. Липецк

Последняя треть XIX - начало XX вв. - важнейший период в мировой истории, который отмечен таким значительным явлением, оказавшим огромное влияние на развитие международных отношений, как колониальная экспансия крупнейших государств. Именно тогда с новой силой обостряется борьба мировых держав за сферы влияния в разных частях земного шара. Но особенно напряженно борьба за передел колониального мира развивалась на Востоке, который издавна, еще с XV в., привлекал к себе взоры европейских колонизаторов.

ГЕРМАНСКАЯ ЭКСПАНСИЯ: РАЗНООБРАЗИЕ МЕТОДОВ

Средняя Азия и особенно Афганистан на рубеже XIX-XX вв. являлись, как известно, ареной острого англо-русского соперничества. Вскоре к этим обширным районам значительный интерес (особенно в связи со строительством Багдадской железной дороги) стала проявлять и образовавшаяся в 1871 г. Германская империя, которая вступила значительно позже других европейских держав в борьбу за раздел колоний. Германская дипломатия рассчитывала использовать англо-русские противоречия по азиатским вопросам в собственных целях и планомерно "готовила почву" для возможного в будущем прорыва в Центральную и Среднюю Азию. Учитывая, что любая попытка принять участие в грабеже или прямом захвате чужих колоний вызвала бы, очевидно, столкновение с метрополиями, немцы стремились "мирным путем" утверждаться в Азии. Для этого они активизировали деятельность своей агентурной сети в вышеуказанном регионе, используя также силы своих союзников и применяя на практике методы косвенного колониального проникновения.

Подобные методы не были связаны с прямым, насильственным захватом территорий с помощью оружия, а предполагали "мирное", "безобидное" экономическое проникновение, под которым подразумевалось строительство железных дорог, фабрик, телеграфных станций, основание немецких банков, активная торговля (в т.ч. и оружием. - В. Р.), прогерманская агитация местных жителей и пр. К числу таких методов можно отнести также путешествия германских ученых по Средней Азии якобы с "научными" целями, поездки и деятельность немецких предпринимателей, купцов, торговых агентов, военно-инструкторскую деятельность германских специалистов и поставки оружия в Афганистан накануне и в годы Первой мировой войны.

Немецкая дипломатия старалась избежать с помощью политических комбинаций острых осложнений с Англией или Россией при одновременном формировании "безобидной" экономической экспансии и проведении активной "просветительской" деятельности среди мусульман в Центральной и Средней Азии. В этих целях разведывательные службы Германии и ее союзников (Турции, Австро-Венгрии) особенно активизировали свою деятельность на Среднем Востоке в начале XX в., широко используя вышеперечисленные методы.

АРХИВЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

На протяжении 1903 - 1905 гг. в Средней Азии проводили научные исследования германские ученые-востоковеды (археологи и этнологи) Грюнведель, фон Лекок, Каруц, Порт и Бартус, а посол Германии при Министерстве иностранных дел России успешно ходатайствовал об их неоднократном проезде по Оренбург-Ташкентской железной дороге1. Кроме этого, можно отметить, что в конце 1906 г. Туркестанский край (местность между Адризаком и Ходжентом) посетили для наблюдения полного солнечного затмения (которое должно было произойти будто бы 1 января 1907 г.) германские астрономы Шорр, Швассман, Графф и Бейерман, причем они благодаря успешному ходатайству германского посла Шена в Санкт-Петербурге имели право на беспошлинный пропуск через русские таможни без досмотра и везли с собой, помимо астрономических приборов, ружья, револьверы и патроны2.

Конечно, не следует сразу же делать вывод о том, что все вышеперечисленные лица являлись явными немецкими шпионами. Но, на наш взгляд, германский посол вряд ли бы стал без определенной политической цели столь усердно добиваться разрешения на их проезд и провоз ими оружия. Вполне возможно, что астрономы Шорр, Швассман и другие наблюдали не только солнечное затмение в Туркестане, но и расположение воинских частей, например, или еще "что-нибудь интересное", не связанное с азиатским небом. А в таком случае подобные поездки и путешествия подданных Германии можно рассматривать и характеризовать как способ сбора информации разведывательного характера о политической ситуации в Средней Азии накануне возможного военного вторжения.

В некоторых случаях немецких ученых во время их поездок в Среднюю и Центральную Азию сопровождали представители офицерского корпуса кайзеровской Германии, для которых разведка являлась привычным и хорошо знакомым делом. Так, например, весной 1909 г. вместе с геологом Карлом Вейхе

стр. 73


в Ташкент прибыл капитан германской армии барон Отто фон Дюнгерн. Несмотря на некоторое противодействие со стороны российских властей, им все же удалось в итоге добиться официального разрешения на поездку в Среднюю Азию3.

Начиная с 1906 г., в русской Средней Азии (Ашхабад, Мерв, Чарджоу) прочно обосновался и успешно действовал германский торговец-"универсал" Карл Гоффман, владевший несколькими торговыми заведениями. Как следует из секретной телеграммы чиновника МИД при туркестанском генерал-губернаторе от 15 декабря 1912 г., Карл Гоффман вел тайную торговлю оружием и, имея свой собственный магазин в Мерве, нелегально продавал порох туркменам, занимаясь при этом антироссийской агитацией и распространяя граммофонные пластинки с революционными песнями и маршами. В декабре того же года он был сначала оштрафован начальником Закаспийской области на 300 руб., а в апреле 1914 г. выслан из области как неблагонадежный иностранец, изобличенный в тайной торговле оружием4.

Чуть позже, уже во время Первой мировой войны, был замечен в тесной связи с военнопленными г. Перовска и ведении шпионажа в пользу Германии купец К. Э. Нейман5. В 1915 г., судя по данным русской агентуры, в г. Верном Семиреченской области занимался шпионской деятельностью в интересах кайзеровской Германии некий А. Х. Эрмиш, заведовавший складом компании "Зингер". Он часто выезжал по делам в китайскую Кульджу (на территории Синьцзяна, или Восточного (Китайского) Туркестана. - В. Р.), где проживало несколько германских подданных. Однажды власти задержали почтовую посылку с печеньем, в которой были обнаружены секретные записки на немецком языке. Посылка направлялась из Германии через Россию в китайскую Кульджу6. В связи с этим следует отметить, что немецкая фирма "Зингер", служащим которой был вышеупомянутый А. Х. Эрмиш, торговала в России швейными машинками и активно занималась шпионажем. По данным русской военной контрразведки, каждый агент компании "Зингер" обязан был хорошо изучить обслуживаемую им местность и предоставлять несколько раз в год особые списки населенных пунктов, включая мелкие выселки, с точным указанием числа дворов и жителей этих пунктов. Поэтому многие губернаторы России накануне Первой мировой войны получили указание усилить наблюдение за агентами торговых компаний и фирм с целью предотвращения вражеского шпионажа7.

Таким образом, все вышеприведенные факты доказывают, что в Средней Азии накануне и в годы Первой мировой войны работали некоторые представители не только германской науки и бизнеса, но и разведывательных служб Второго рейха, способствовавшие в немалой степени усилению немецкого влияния в этом стратегически важном регионе Востока.

РЕЛИГИЯ КАК ОРУДИЕ ЭКСПАНСИИ

В начале XX в. германская разведка попыталась использовать для проникновения в Русский Туркестан структуры евангелическо-лютеранской церкви. Приверженцами этой церкви в русских среднеазиатских владениях являлись только этнические немцы. Можно представить себе, кто и зачем мог приехать туда в качестве священников или под видом всевозможных религиозных проповедников, пасторов и т. п. из-за рубежа. Германская агентура активно использовала и услуги так называемого "Трактатного общества", создававшего в России адвентистские общины из числа "русских" немцев. В 1909 г. в Русский Туркестан явился известный проповедник "Трактатного общества" О. Дик, который полулегальными методами создал адвентистские общины в Ташкенте и Самарканде. Общины были немногочисленными и состояли всецело из этнических немцев с ярко выраженной прогерманской и антироссийской ориентацией. Туркестанская полиция проявила повышенный интерес к деятельности этих общин. В 1911 г. ташкентская община адвентистов, предводительствуемая пресвитером Эбелем, связанным с германскими спецслужбами, была вынуждена перейти полностью на нелегальное положение, а сам Эбель успел скрыться.

Архивные материалы свидетельствуют о том, что германские спецслужбы проводили активную скрытую работу среди крупной туркестанской религиозной общины немцев-меннонитов, причем небезуспешную. Так, например, газета "Новое время" от 12 сентября 1903 г. сообщала, что "... в Сыр-Дарьинской области имеется несколько немецких поселков, заселенных меннони-тами, не признающими военной службы. Они родом из Дюссельдорфа, держатся совершенно обособленно и относятся презрительно ко всему окружающему"8. Кроме того, среди туркестанских меннонитов работали германские шпионы-супруги Бон и Тильман, а также известная авантюристка Анна Мон. В результате деятельности немецких разведчиков в общине перед началом Первой мировой войны в крае резко возросли прогерманские настроения, а во время антирусского, националистического восстания 1916 г. в Туркестане община меннонитов открыто оказала помощь мусульманским повстанцам оружием и провиантом, стараясь подорвать тем самым позиции русских властей в Средней Азии9.

На рубеже XIX-XX вв. германская агентура координировала свои действия с турецкой агентурой, стремившейся разжечь настроения панисламизма в Афганистане, Туркестане и других средневосточных районах. Так, 15 сентября 1900 г. туркестанский генерал-губернатор С. М. Духовской писал военному министру А. Н. Куропаткину в Главный штаб о том, что "Средняя Азия, будучи одним из мировых очагов мусульманства, ныне наэлектризовывается извне /из Стамбула/ током панисламизма"10.

Германия еще в конце XIX в. взяла внешнеполитический курс на активное сближение с Османской империей. В 1898 г. германский император Вильгельм II заявлял, что его государство является другом и защитником 300 млн. мусульман, почитающих турецкого султана как своего халифа. Благодаря этому в исламском мире на рубеже XIX-XX вв. сложилось и достаточно долго

стр. 74


сохранялось вполне дружественное отношение к немцам11. Известно также, что Берлин разработал с турецкими правящими кругами план создания "мусульманской империи" под эгидой Германии и султанской Турции. А когда разразилась Первая мировая война, немецкая разведка приложила все усилия к тому, чтобы вовлечь Иран, Афганистан и Среднюю Азию в "священную войну" (джихад), объявленную турецким султаном, и тем самым сковать часть военных сил Англии и царской России. Таким образом, подтвердилось предвидение туркестанского генерал-губернатора Н. И. Гродекова, который 8 июля 1908 г. сообщал в Главный штаб о том, что "пребывание турецко-подданных мусульман в наших пределах является крайне нежелательным... и их деятельность идет совершенно в разрез с видами и намерениями русской власти в Туркестанском крае, так как в среде подобных лиц... скрываются различные шпионы и фанатические проповедники идей воинствующего ислама"12. Свои слова Н. И. Гродеков подкреплял ссылкой на перехваченное письмо флигель-адъютанта турецкого султана Исмаила Хакки-бея. Это письмо направлялось германской (!) почтой из Константинополя в Старый Маргелан (Туркестан) Абдул Расул-баю Абдуррахман-оглу и содержало в себе призыв к панисламистскому восстанию под знаменем Пророка против русского правительства в крае13. Подобные призывы, отпечатанные на листовках турецкого и немецкого происхождения, встречались и в наиболее крупных городах Афганистана в сентябре 1909 г.14

ГЕРМАНСКОЕ ОРУЖИЕ НА ВОСТОКЕ

В это же время, судя по данным русской разведки, Германия принимала деятельное участие в провозе оружия в Афганистан. За один октябрь 1909 г. туда было доставлено около 17000 немецких винтовок15. А первая попытка внедрения в Афганистан была предпринята Германией еще в 1901 г., когда фирма Круп-па выполнила крупный заказ для артиллерии афганского эмира Абдуррахман-хана (1880 - 1901 гг.). Зимой 1903 г. из Эссена в Кабул было отправлено 12 скорострельных горных орудий, 18 полевых пушек и 2 гаубицы с достаточным комплектом снарядов. Кроме того, по тому же маршруту отправлялись в большом количестве отлитые в Германии части пушек, из которых по присланным образцам можно было изготовлять на месте горные орудия16.

Поставка орудий и снарядов немцами в Афганистан вызывала, конечно же, особое недовольство Лондона, и поэтому с англо-индийской стороны было решено прибегнуть к контрдействиям. В ноябре 1904 г. при загадочных обстоятельствах погиб некий Флейшер, специалист завода Круппа, которому поручалось заведование артиллерийским арсеналом и мастерскими в Кабуле17. После этого англичане приложили все усилия к тому, чтобы заставить афганского эмира Хабибуллу-хана (1901 - 1919 гг.) отказаться от ввоза оружия из Германии, а в 1907 г., как известно, по англо-русскому соглашению Афганистан был отнесен к сфере исключительно английского влияния. Учитывая это обстоятельство, Германия значительно ослабила в последующие годы свои попытки проникнуть в Афганистан, но отказываться полностью от них она не собиралась. Просто разведывательные службы Второго рейха поменяли тактику и направление экспансии, но методы и средства остались прежними.

Германские агенты занимались в это время контрабандным провозом оружия и на территории российского Туркестана. Так, например, летом 1910 г. в Ашхабаде был арестован германский подданный В. Гоффман по делу туркестанской бандитской организации, которая провозила контрабандным путем оружие и боеприпасы18. Гоффман после этого содержался долгое время под усиленной стражей. Германский генеральный штаб, а точнее его IIIБ отдел, возглавлявший всю агентурную службу, организовывал также и секретные заграничные командировки немецких офицеров под различными благовидными предлогами, например, для изучения языка, в отпуск, на маневры, к родственникам, лечиться и т. д. Подбор офицеров проводился весьма тщательно, и сами командировки совершались по определенному плану и системе.

Так, например, в 1909 г. русская контрразведка установила, что командированный в Россию и Китай лейтенант 2-го Саксонского гренадерского полка Эрих Баринг под предлогом охоты в Туркестане и Сибири занимался тщательным изучением русских границ с Персией и Монголией. Он вместе с еще одним германским подданным Вальтером Штецнером, который, кстати, не имел соответствующего на то разрешения российских властей, посетил такие среднеазиатские города, как Ашхабад, Мерв, Бухару, Самарканд, Ташкент, а также Оренбург, Омск, Красноярск и Иркутск19.

Можно отметить и другие случаи пребывания немецких офицеров в русских среднеазиатских владениях в предвоенные годы. Так, судя по сообщению Азиатского отдела Главного штаба, направленному в МИД России, в конце мая 1909 г. было разрешено капитану германской армии, барону Отто фон Дюнгерну в сопровождении егеря Нешивова и геолога Карла Вейхе проехать в Китай транзитом через Оренбург, Ташкент, Андижан и Верный20. В середине лета 1913 г. Среднюю Азию посетили военные атташе Германии при миссии в Тегеране: капитан Фридрих Клейн и лейтенант барон Фризен-Мильтич. Они проехали че-

стр. 75


рез Красноводск, Мерв, Бухару, Самарканд и Ташкент21. Все эти факты доказывают наличие значительного интереса со стороны военного руководства Второго рейха к Туркестанскому краю в начале XX в.

НОВЫЕ ИНТРИГИ НЕМЦЕВ В КАБУЛЕ

Накануне и особенно в годы Первой мировой войны вновь возросла роль Германии как политического фактора в Кабуле. Это было связано с неослабевающей деятельностью турецких офицеров в качестве военных инструкторов афганских войск, с распространением там пантюркистских и панисламистских идей и с возобновившимися, как уже отмечалось, поставками немецкого оружия. Кроме того, перед началом войны, судя по секретным сообщениям русского политического агента Сомова в Новой Бухаре от 11 апреля 1912 г., "...с согласия эмира в Кабуле и Джелалабаде шел усиленный сбор денег в пользу турок и раздавалось оружие"22. Следует заметить также, что почти все преподаватели кабульского офицерского училища в то время были турками. Все это объективно влекло за собой усиление влияния не только единоверной Турции, но и ее могущественного покровителя и союзника - Германии. К тому же план военных действий турецкой армии в начавшейся вскоре Первой мировой войне был разработан Энвер-пашой совместно с германским Генеральным штабом.

Этот план включал в себя захват всего Закавказья, северного Ирана, Закаспийской области и Средней Азии, а также предусматривал вовлечение в войну Ирана, Афганистана и северозападных провинций Индии. Чуть позже, уже в 1915 г., как следует из многочисленных донесений штабс-капитана Канатова в штаб Туркестанского военного округа, "в Афганистан, помимо специальной миссии (имеется в виду миссия Нидермайера-Хентига, см. об этом ниже. - В. Р.), проникли тайно турецко-немецкие агенты-агитаторы, имеющие своей целью подготовить всеми возможными средствами население и армию Афганистана к активному выступлению против России и Англии... Главными средствами агитации в их руках являются золото, деньги, оружие и газеты. Ввезенные ружья продаются очень дешево (за 15 рупий одно ружье) афганцам, а на деньги агитаторы вербуют добровольцев (за 40 рупий в месяц)"23.

Кстати, тот же Канатов в другом своем донесении отмечал, что "образцы распространяемого в Афганистане оружия - преимущественно германские и австрийские"24. К этому же следует добавить, что в Коканде в том же 1915 г. шпионажем в пользу Германии вместе с немцем Винтергальтером активно занимался и австрийский подданный Б. АКульт, а в управлении Бухарской дороги чертежные работы выполняли военнопленные австрийские офицеры, что представляло, несомненно, определенный риск для русских войск, использовавших эту дорогу в военное время25. В связи с этим можно считать, что Берлин, стараясь утвердиться в Центральной и Средней Азии, использовал для этого, помимо всего, и силы своих союзников (не только Турции, но и Австро-Венгрии).

Деятельность германо-турецкой агентуры в Афганистане и Туркестанском крае развивалась особенно интенсивно и успешно в годы Первой мировой войны. Летом 1915 г. Афганистан посетила военно-дипломатическая миссия Второго рейха, в составе которой были также турецкие, австрийские офицеры и индийские националисты Махендра Пратап, Мухаммад Баракатулла и другие, которые рассчитывали с помощью немцев (а потом обращаясь безответно и к российскому императору. - В. Р.) освободить Индию от британского владычества. Возглавлял миссию капитан германского Генерального штаба Оскар Нидермайер, а дипломатическое руководство было возложено на капитана Вернера Отто фон Хентига. Надо заметить, что оба были профессиональными разведчиками и работали на Среднем Востоке уже несколько лет. Перед ними были поставлены следующие задачи: любыми средствами вовлечь Афганистан в войну против Англии и царской России, прибегнув в случае необходимости даже к организации государственного переворота, активизировать борьбу афганских племен на границе с Индией, координировать действия германо-турецкой агентуры в Средней и Центральной Азии, а также более подробно изучить район предполагаемых военных действий26.

Миссия имела полномочия немецкого правительства и рейхстага на заключение военного и торгового соглашений с Афганистаном и везла письма кайзера Германии и турецкого султана к афганскому эмиру. В Кабуле ей оказали теплый прием, и в конце ноября 1915 г. был даже подписан проект германо-афганского соглашения, согласно которому Афганистан должен был вступить в войну против России и Англии, а немцы обязывались обучить и возглавить афганские войска.

При этом эмир Хабибулла давал весьма неопределенные ответы немцам, просил прислать из Германии еще 100 тыс. винтовок и 200 орудий со всем необходимым техническим материалом, а англичан в то же вре-

стр. 76


мя стремился заверить в своих дружественных чувствах к Великобритании. Кроме того, он, с одной стороны, опасался блокады и оккупации своей страны англо-русскими войсками, а с другой - сомневался в общей победе держав Тройственного союза в мировой войне. Эмир Хабибулла был готов ко всем возможным изменениям в международной обстановке. В конечном счете, из-за такой двойственной позиции афганского эмира, пожелавшего сохранить нейтралитет, миссия Нидермайера-Хентига не добилась нужных результатов, и основная часть немецких агентов покинула Кабул 22 мая 1916 г.

Однако Германия не собиралась отказываться от попыток сохранить свое влияние и утвердиться в Средней и Центральной Азии. Перед оставшимися в Афганистане германо-турецкими агентами была поставлена задача подготовить восстания в Туркестанском крае и полосе "независимых" племен Индии27. О том, насколько успешно они поработали в этом направлении, можно заключить из переписки IV политического отдела Министерства иностранных дел России с азиатским отделом Главного штаба. Из этой переписки следует, что летом 1916 г. находящиеся в пределах Восточного Туркестана дунганские (мусульманские) войска вполне были готовы к мятежу благодаря воздействию германо-турецкой пропаганды28. Необходимо отметить, что антирусское мусульманское восстание в Туркестане действительно произошло в том же году, сильно подорвав позиции России на фронтах мировой войны. Кроме того, часть германской миссии под руководством фон Хентига из Афганистана через Гиндукуш и Памир в середине июля 1916 г. тайно проникла в Восточный Туркестан и посетила Кашгар, где наладила тесную связь со шведской миссией29. Этот существенный факт подтверждается также отрывком из письма российского генерального консула в Кашгаре от 18 июля 1916 г., адресованном туркестанскому генерал-губернатору: "...деятельность шведских миссионеров в Кашгарии отнюдь не соответствует нашим здесь интересам... Установлен факт оказания со стороны шведских миссионеров содействия немецким офицерам (при пересылке их корреспонденции), бежавшим из Персии в Афганистан и прибывшим ныне оттуда в пределы Кашгарии..."30. После этого миссия фон Хентига проследовала через весь Китай и транзитом через Японию и США благополучно вернулась в Берлин, предоставив немецкому военному руководству подробнейший отчет о положении и настроениях в Афганистане и Туркестане.

Деятельность агентов Германии в Средней Азии продолжалась и в 1917 г. Так, судя по сообщениям чиновника для пограничных сношений в Закаспийской области, "среди паломников, направляющихся через Асхабад в Мешед, встречается много подозрительных лиц... и даже германских шпионов", а в августе 1917 г. "из Гюмюштепа в Тегеран выехал некий Авганказы просить германцев принять /Закаспийскую/ область и прогнать русских"31. Весьма характерно также, что в 1918 г. германское правительство рассчитывало в случае победы в Первой мировой войне обязательно сохранить в своих руках доступ к Средней и Центральной Азии и не отдавать его туркам даже в силу союзнических отношений с ними32.

* * *

Подобные сведения о пребывании и деятельности германо-турецких агентов в Афганистане и Туркестанском крае встречаются среди архивных документов и материалов довольно часто, особенно накануне и в годы Первой мировой войны. Это позволяет, на наш взгляд, сделать вывод о том, что Германия имела длительный и устойчивый интерес к Центральной и Средней Азии и планировала, очевидно, в случае своей победы в мировой войне установить германский протекторат в этом стратегически важном и экономически выгодном регионе. "Прощупав почву" с помощью различных научных и торговых поездок своих подданных, "подготовив" местное население в духе панисламизма, одновременно снабжая его оружием и обучая, германские стратеги вполне могли на это рассчитывать.

Таким образом, исследование проблем, связанных с политикой Германии в Центральной и Средней Азии в конце XIX - начале XX вв., можно считать не только перспективным, с научной точки зрения, делом, но и весьма актуальным, особенно в настоящее время, когда ситуация в вышеуказанном регионе накалена.


1 Российский государственный военно-исторический архив (далее - РГВИА). Ф. 400 /Главный Штаб. Азиатская часть/. Оп. 1. Д. 3315. Л. 21 - 22.

2 Архив внешней политики Российской империи (далее - АВПРИ). Ф. 147 /Среднеазиатский стол/. Оп. 485. Д. 1724. Л. 3, 23.

3 Там же. Д. 3315. Л. 59.

4 АВПРИ. Ф. 147. Оп. 485. Д. 2156. Л. 4 - 5, 12 и об., 19.

5 Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ). Ф. 102 /Департамент полиции МВД. Особый отдел/. Оп. 245. Д. 167 ч. 84. Л. 61.

6 Там же. Л. 120.

7 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 15/с. Д. 474. Л. 1.

8 Российский государственный архив древних актов (далее - РГАДА). Ф. 1385 /Остен-Сакен Ф. Р./ Оп. 1. Д. 679. Л. 128.

9 Литвинов П. П. Неисламские религии Средней Азии (вторая половина XIX - начало XX вв.). Елец, 1996, с. 83.

10 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 2689. Л. 4.

11 Becker C. H. Deutschland und der Islam. Stuttgart-Berlin, 1914, s. 19.

12 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 3725. Л. 5, 14.

13 Там же. Л. 6.

14 Там же. Д. 3757. Л. 129.

15 Там же. Л. 174.

16 Снесарев А. Е. Афганистан. М, 1921, с. 179 - 180.

17 Гамильтон А. Афганистан. Пер. с англ. СПб., 1908, с. 208 - 209.

18 АВПРИ. Ф. 147. Оп. 485. Д. 1920. Л. 3.

19 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 3754. Л. 13, 247.

20 Там же. Л. 290, 358.

21АВПРИ. Ф. 147. Оп. 485. Д. 2630. Л. 7.

22 Российский государственный исторический архив (далее - РГИА). Ф. 560 /Общая канцелярия министра финансов/. Оп. 28. Д. 455. Л. 5.

23 РГВИА. Ф. 1396 /Штаб Туркестанского военного округа/. Оп. 2. Д. 1892. Л. 69 об.

24 Там же. Л. 42 об.

25 ГАРФ. Ф. 102. Оп. 245. Д. 20 ч. 846. Л. 61, 69.

26 Hentig W. O. von. Meine Diplomatenfahrt ins verschlossene Land. Wien, 1918, s. 69, 71.

27 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 4457. Л. 24.

28 Там же. Д. 4412. Л. 14.

29 Hentig W. O. von. Op. cit., p. 178.

30 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 4529. Л. 275.

31 АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. Д. 145. Л. 64, 105.

32 Fischer Fr. Griff an der Weltmacht. Dusseldorf, 1962, s. 733.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ГЕРМАНО-ТУРЕЦКАЯ-АГЕНТУРА-В-СРЕДНЕЙ-АЗИИ-И-АФГАНИСТАНЕ-В-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Elly NeestelrooContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Neestelroo

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. РЯПОЛОВ, ГЕРМАНО-ТУРЕЦКАЯ АГЕНТУРА В СРЕДНЕЙ АЗИИ И АФГАНИСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 25.05.2023. URL: https://library.ee/m/articles/view/ГЕРМАНО-ТУРЕЦКАЯ-АГЕНТУРА-В-СРЕДНЕЙ-АЗИИ-И-АФГАНИСТАНЕ-В-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА (date of access: 14.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. РЯПОЛОВ:

В. РЯПОЛОВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elly Neestelroo
Tallinn, Estonia
89 views rating
25.05.2023 (325 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
SUMMARY
Catalog: Разное 
60 days ago · From Elly Neestelroo
AFRICAN STUDIES IN ESTONIA
95 days ago · From Elly Neestelroo
АФРИКАНИСТИКА В ЭСТОНИИ
95 days ago · From Elly Neestelroo
LATVIAN AND ESTONIAN DIPLOMATS ON THE HOLODOMOR IN UKRAINE
115 days ago · From Elly Neestelroo
КОНЕЦ ПИРАТСТВА ИЛИ ПРОСТО ПАУЗА?
170 days ago · From Elly Neestelroo
SCHISTOSOMIASIS IS BETTER NOT TO GET SICK
Catalog: Медицина 
179 days ago · From Elly Neestelroo
Как создать ментальную карту
196 days ago · From Eesti Online
Как построить гексы
196 days ago · From Eesti Online
Крамольное чтиво
219 days ago · From Elly Neestelroo
"Триумфаторы" названы
219 days ago · From Elly Neestelroo

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ГЕРМАНО-ТУРЕЦКАЯ АГЕНТУРА В СРЕДНЕЙ АЗИИ И АФГАНИСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android