Libmonster ID: EE-734

Соотношение сил на "мировой шахматной доске", похоже, чем дальше, тем больше будет во многом определяться реальными достижениями ведущих азиатских игроков, что на долгое время делает исключительно актуальным анализ и уточнение траекторий, пропорций и ключевых факторов их развития.

ДИНАМИКА, ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ПРОПОРЦИИ РОСТА

Не обязательно все с этим согласятся, но важнейшим событием последних десятилетий стал все-таки не распад советской системы, а мощный экономический подъем азиатских гигантов - Китая и Индии. О возможности этого нового "азиатского рывка" (после Японии, Южной Кореи, Тайваня) лет тридцать тому назад мало кто говорил и мало кто в это верил. Однако если быть точным и взглянуть на вещи, что называется, в экономической ретроспективе, можно заметить, что произошел не одноразовый рывок: в реальности имело место многофазовое ускорение темпов их экономического развития.

В 1870 - 1950 гг., когда Индия и Китай находились в состоянии колониальной и полуколониальной зависимости, среднегодовые темпы прироста их подушевого ВВП не превышали в тенденции 0.1 - 0.3%1. В 1950 - 1980 гг., когда эти страны обрели самостоятельность, но их развитие происходило в полуавтаркическом режиме, преимущественно с опорой на госсектор и при существенном ограничении частной инициативы, темп прироста ВВП в расчете на душу населения достигал в Индии в среднем ежегодно 1.1 - 1.3% и максимум 2.6 - 2.7% в КНР. Показатели заметно выросли по сравнению с предшествующим периодом. Но в целом они существенно не отличались от всей группы развивающихся стран.

Около трех десятилетий тому назад в Китае, а затем и в Индии начались серьезные реформы2, нацеленные на осуществление внутри- и внешнеэкономической либерализации, при - что очень важно подчеркнуть - поддержании макроэкономической и политической стабильности, управляемости процессом рыночно ориентированных преобразований (в рассматриваемых странах, как и в азиатских НИС, составляются и реализуются народно-хозяйственные планы развития). Реформы сопровождались впечатляющим для этих небогатых стран наращиванием капиталонакопления, масштабы которого, уточним, оказались в КНР намного больше, чем в Индии.

1 Экономическая динамика отличалась высокой нестабильностью. В отдельные периоды происходило существенное снижение показателя валового продукта в расчете на душу населения [см.: Maddison, 2003, р. 180, 182, 184; Bairoch, 1997, р. 1017; Мельянцев, 1996, с. 145; Фридман, Бельчук, 2006, с. 68, 78, 114].

2 Дискуссию о "поворотных точках" в экономическом росте Индии см.: [Rodrik, Subramanian, 2005, p. 193 - 228].

стр. 113

Отмеченные факторы и ряд других, в числе которых нельзя не выделить также естественные / сравнительные преимущества двух азиатских исполинов (огромные массы не только дешевой, но, заметим, весьма инициативной и мобильной рабочей силы), способствовали значительному ускорению темпов роста подушевого ВВП в 1980 - 2005 гг.: в Китае, как минимум, до 5.9 - 6.1% и в Индии - до 3.9 - 4.1% (что было существенно выше, чем в других развивающихся странах)3. В условиях глобализации и интенсивной передислокации (аутсорсинга) на (полу)периферию мирового хозяйства важнейших сегментов производства из "постиндустриализирующихся" стран бедные, но более или менее адекватно управляемые страны (способные к тому же, вследствие огромной численности своего населения, реализовать "эффект рыночного масштаба") получили серьезные шансы на развитие4.

Как показывают исследования, стабильность роста - важнейший индикатор и фактор экономического развития (способствующий снижению инфляционных ожиданий и инвестиционных рисков, стимулирующий капиталонакопление, в том числе привлечение ПИИ). Если в 1950 - 1970-е гг. коэффициент флуктуации темпов прироста валового продукта в Индии достигал 110 - 120%, а в КНР - 150 - 160%, то после начала либеральных экономических реформ в рассматриваемых странах (в 1981 - 2005 гг.) неустойчивость роста снизилась в них до 31 - 33%. Для сравнения заметим, что в развитых странах, наоборот, нестабильность динамики ВВП усилилась: в США - до 65%, в Японии - до 78, в Германии - до 107%5.

Ввиду внушительных абсолютных объемов ВВП Китая и Индии (по расчетам в паритетах покупательной способности, в 2005 г. - соответственно 69 - 70% и 30 - 31% валового продукта США) [см.: World Bank. World Development Report, 2007, 2007, p. 288 - 289]6 и весьма высоких темпов роста, их вклад в прирост мирового валового продукта

3 Существующие расчеты и оценки уровней и темпов их экономического развития нуждаются в уточнении. Некоторое завышение экономической динамики может быть связано с занижением исходного уровня развития, недоучетом размеров неформального сектора, а также недооценкой дефляторов и другими причинами. Подчеркнем: если по поводу макроэкономической статистики Индии, страны с давней демократической традицией (самой крупной демократией в мире), в которой система национальных счетов, в целом отвечающая международным стандартам, была заложена еще англичанами, нет особо сильных претензий, то в отношении китайской статистики вопросов остается много. Китайский экономический рост феноменален (см. работы Я. М. Бергера, В. Г. Гельбраса, В. В. Карлусова, В. В. Михеева, В. С. Мясникова, И. Н. Наумова, А. В. Островского, В. Я. Портякова, М. А. Потапова, А. И. Салицкого, А. С. Селищева, М. Л. Титаренко и др.). Но обстоятельное, тщательное уточнение его масштабов было бы весьма полезным (о произведенной автором корректировке темпов прироста ВВП Китая см.: [Мельянцев, 2006(2)]. Целесообразно заметить, что, судя по данным индийских экспертов, в 2002 - 2005 гг. реальные темпы прироста китайского ВВП были на два-три процентных пункта ниже официальных и достигали в среднем ежегодно 6.5 - 7.5% [Finance India, 2006, p. 1147].

4 По мнению ряда международных экспертов, из стран БРИК (BRIC), куда входят также Бразилия и Россия, отличающиеся в целом сырьевой специализацией экспорта, наиболее серьезные перспективы технико-технологичной модернизации в настоящее время имеют Китай и Индия, намного более бедные на данный момент по критерию подушевого ВВП [см.: Lloyd, Turkeltaub, 2006].

5 Коэффициент погодовой флуктуации (нестабильности) рассчитан по следующей формуле:

F = {[Σ (yi, - y)2] n-1}0.5(y-1) *100, (%), где F - коэффициент флуктуации, yi, и y - соответственно темп прироста ВВП в i-м году и среднегодовой темп прироста ВВП за период, охватывающий n лет [рассчитано по: Мельянцев, 1996, с. 261, 263 - 265; Maddison, 2003, р. 64, 86, 174; IMF. World Economic Outlook, 2006, p. 189 - 190, 195]. Справедливости ради заметим, что в 2001 - 2006 гг. по трем ведущим развитым странам коэффициент нестабильности экономического роста снизился: в Германии и Японии незначительно (соответственно до 96 - 97% и 68 - 69%), а в США, возможно, более существенно - до 46%. Последняя цифра может быть скорректирована. Дело в том, что английскими экспертами предложены альтернативные, более низкие показатели динамики американского ВВП [рассчитано по: Economic Report..., 2007, p. 358; Measuring America's Economy..., 2004].

6 Данные за 2006 г. уточняются. По нашим предварительным оценкам, в 2006 г. соответствующий показатель достиг по Китаю 73 - 74% и по Индии - 32% от уровня США [см.: Outyut, Prices, and Jobs, 2007]. Расчеты до известной степени ориентировочные. По двум рассматриваемым азиатским странам данные об их ВВП в ППС получены экспертами Всемирного банка и Пенсильванского Центра международных сравнений на основе экстраполяции и ряда регрессий. Правда, по этой же методике рассчитываются показатели по многим другим развивающимся странам [см.: World Bank. World Development Indicators, 2006,2006, p. 20 - 23; Heston, Summers, Aten, 2006].

стр. 114

График 1

-----

Рассчитано по: [World Bank. World Development Indicators, 2004, 2004, p. 182 - 184; World Bank. World Development Indicators, 2006, 2006, p. 194 - 196; World Development Report, 2007,2007, p. 288 - 289, 294 - 295].

(МВП) в 2000 - 2005 гг. составил соответственно 26 - 27% и 11 - 12%. Всего же на двух азиатских гигантов пришлось, таким образом, 37 - 39% прироста МВП, что выше, чем в целом по группе развитых стран мира (34 - 35%, в том числе в США - 16 - 17%, см. график 1). Экстраполяция нынешних, даже несколько скорректированных в сторону снижения темпов экономического роста, показывает, что в ближайшие пять-десять лет по объему ВВП, измеренному в ППС, Китай, при прочих равных условиях, может догнать США, а Индия, обогнав по этому показателю Японию, будет иметь экономику, составляющую от двух пятых до половины американского валового продукта. Думаю, нет смысла объяснять, какое важное геоэкономическое и политическое значение могут иметь подобные изменения в соотношениях экономической мощи.

Если в Китае "мотором роста" стала индустриализация (в 1980 - 2004/2005 гг. 51 - 52% увеличения его ВВП пришлось на промышленные отрасли и строительство, на долю услуг - 36 - 37%), то в Индии - "сервисизация" экономики, что в известной мере было обусловлено интенсивным развитием экспорториентированных сегментов программного обеспечения и аутсорсингом ИКТ-услуг. В этой стране вторичный сектор экономики обеспечил не более 31 - 32%, а сфера услуг - 53 - 54% прироста ВВП. Все это, разумеется, не означает, что Индия вошла в число постиндустриальных стран мира. Вклад третичного сектора в прирост ее ВВП намного ниже, чем в экономически "продвинутых" странах, где он превышает три четверти. К тому же рассматриваемый показатель по Индии, пожалуй, несколько завышен, ввиду возможного занижения дефляторов сферы услуг [см.: Bosworth, Collins, Virmani, 2006, p. 39 - 40], а также все еще сравнительно слабого уровня развития обрабатывающих отраслей индийской экономики.

В отличие от КНР, в котором, по имеющимся данным, доля обрабатывающей промышленности в ВВП выросла с 33% в 1990 г. до 36 - 37% в 2005 г., в Индии этот показатель, напротив, снизился с 17 до 16% и оказался (существенно) меньше, чем в других крупных и средних странах Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии (и на два процентных пункта ниже, чем по всей группе развивающихся стран). Сделанный нами расчет по полиноминальному тренду на основании данных о подушевом ВВП и долям обрабатывающей промышленности в ВВП десяти крупных и средних развивающихся странах Азии показывает, что при достигнутом в Индии уровне развития доля обрабатывающих отраслей в ее валовом продукте должна была быть на две пятых вы-

стр. 115

ше7. Отметим также, что если в Китае доля машиностроения и транспортного оборудования в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности повысилась с 22% в 1980 г. до 32% в 2002 г., то в Индии этот важный структурный показатель экономики сократился - соответственно с 25 до 17% [см.: World Bank. World Development Indicators, 1997, p. 150 - 151; 2006, p. 202 - 203].

При всем том, что мы знаем о ряде достижений Индии на поприще индустриализации, включая работы крупных российских индологов и специалистов по развивающимся экономикам8, эта страна ввиду более значительной, чем в КНР доле традиционного и полутрадиционного (неорганизованного) сектора9 по среднему уровню промышленного развития сильно отстает от Китая. Последний опережает Индию по уровню ВВП в расчете на душу населения примерно вдвое, а по подушевому показателю добавленной стоимости, созданной в обрабатывающей промышленности, - почти в пять раз (в 1990 г. - в 2.1, в 2002 г. - в 4.7 раза). По расчетам экспертов ЮНИДО, в 1990 г. по индикатору экспорта готовых изделий в расчете на душу населения Китай превосходил Индию в 2.5 раза, а в 2002 г. - уже в 6 раз [рассчитано и составлено по: UNTOO. Industrial Development Report..., 2005, table A2.1; World Bank. World Development Report, 2007, p. 288 - 289,294 - 295]10. Так что экономический

7 Глобализирующаяся мировая экономика - сфера активного взаимодействия конкурирующих хозяйственных субъектов (национальных экономик, ТНК). Успехи бурно индустриализирующихся экспорториентированных стран Восточной и Юго-Восточной Азии и - в меньшей мере - изменение условий торговли в пользу сырьевых отраслей, вполне возможно, вызвали эффект деиндустриализации (или сокращения доли обрабатывающих отраслей в ВВП) ряда других развивающихся государств. Как бы там ни было, в 1990 - 2004/2005 гг. рассматриваемый показатель обнаружил тенденцию к снижению в целом по развивающемуся миру (без Китая): с 19 - 20 до 15 - 16%, в том числе в Тропической Африке - с 17 до 15%, в Южной Азии - с 17 до 16%, в Латинской Америке - с 22 до 16% [рассчитано и составлено по: World Development Indicators, 2004, p. 182 - 183; World Development Indicators, 2006, p. 194 - 195, 198 - 200; Asian Development Bank. Key Indicators..., 2006, p. 113; Asia Rising..., 2006, p. 6; Reading the Tea Leaves, 2007]. Справедливости ради заметим, что данные китайской статистики в последнее время пересматриваются и в КНР и международными организациями. Приведенные выше показатели доли обрабатывающей промышленности в ВВП Китая, почерпнутые нами из материалов Всемирного банка и Азиатского банка развития, по данным ЮНИДО, на несколько проц. пунктов ниже [см.: UNIDO. Industrial Development Report, 2005, 2005, table A2.1].

8 См. работы Е. А. Брагиной, А. Е. Грановского, С. В. Жукова, В. А. Красилыцикова, С. И. Лунёва, О. В. Малярова, А. И. Медового, В. Г. Растянникова, Л. И. Рейснера, А. А. Рогожина, В. Н. Уляхина, Л. А. Фридмана, В. Л. Шейниса, Г. К. Широкова, А. Я. Эльянова, В. А. Яшкина и др.

9 Об этом в определенной мере можно судить по следующим данным. По показателю потребления электроэнергии в расчете на душу населения Индия отставала от Китая в 1980 г. в два раза, в 2003/2004 г. - более чем в два с половиной раза. В начале текущего десятилетия в Индии доступ к электроэнергии имело чуть более двух пятых, а в Китае - почти 100% населения, а доля неформального сектора в экономике Индии была в полтора-два раза выше, чем в Китае [см.: World Development Indicators, 2003, p. 152 - 153; World Development Indicators, 2004, p. 148 - 149; World Development Indicators, 2006, p. 162 - 163; Economy Characteristics; Asian Development Bank. Key Indicators..., 2006, p. 182, 205].

10 Отставание Индии от Китая наблюдается и в аграрном секторе. Ввиду ограниченности места отметим лишь следующее. За последние два-три десятилетия в агросфере каждой из двух стран достигнут определенный прогресс. Судя по данным Всемирного банка, Индия существенно подтянулась к Китаю по доле орошаемых земель, перегнала его по относительному показателю тракторизации, площадь обрабатываемых земель в расчете на одного жителя в ней примерно на две пятых выше, чем в Китае. Но она все еще почти в два с половиной раза отстает от последнего по индикатору применения удобрений. Хотя, как и КНР, Индия сумела воспользоваться некоторыми плодами "зеленой революции", она, на наш взгляд, переживает более острые проблемы, чем Китай, связанные с сохранением отсталых форм землепользования, нехваткой электроэнергии и базовой инфраструктуры, широким распространением неграмотности среди сельского населения. Как следствие, доля занятых в агросфере Индии ненамного ниже трех пятых экономически активного населения и почти в полтора раза выше, чем в КНР, где этот показатель составляет почти две пятых общей численности занятого населения.

Индия вдвое уступает Китаю по показателю урожайности зерновых: его значения в 1979 - 1981 гг. составили соответственно 13 - 14 и 29 - 30 ц/га, в 1993 - 1995 гг. 21 и 45 - 46 ц/га, в 2003 - 2005 гг. - 24 и 50 - 51 ц/га и [World Development Indicators, 1997, p. 142 - 143; World Development Indicators, 2004, p. 124 - 125; World Development Indicators, 2006, p. 138 - 139]. Судя по ряду имеющихся расчетов (включая и наши собственные), в 1980 - 2005 гг. среднегодовые темпы прироста производительности труда в сельском хозяйстве КНР были в 3 - 3.5 раза выше, чем в Индии, в результате чего в последней ее уровень к середине текущего десятилетия оказался примерно на четверть-треть ниже, чем в КНР [рассчитано и составлено по: World Development Report, 2007, p. 282, 294; World Development Indicators, 2004, p. 120 - 121, 124 - 125, 183; World Development Indicators, 2006, p. 134 - 135, 138 - 139, 195; Asian Development Bank. Key Indicators. .., 2006, p. 204; Мельянцев, 2006(2),с. 15 - 17; Bosworth, Collins, 2006, p. 25, 27; Maddison, 1998, p. 71, 172].

стр. 116

подъем в каждой из двух крупнейших азиатских стран оказался неодинаковым по своим масштабам и основанным на далеко не одинаковых моделях роста. В каждой из них есть свои особенности, плюсы и изъяны.

В ряде российских и зарубежных исследований отмечается, что приток иностранного капитала - один из важнейших факторов хозяйственного подъема (полу)периферийных стран. Можно ли в таком случае связать и успех азиатских гигантов с притоком в их экономики ПИИ?

КНР в 2006 г. заняла четвертое место в мире по абсолютной величине притока ПИИ после США, Великобритании и Франции. Что касается Индии, то, хотя в последние два-три года приток ПИИ в ее экономику увеличился, в эту страну поступало в 8 - 10 раз меньше иностранных капиталовложений, чем в КНР11. Подчеркнем, что в 2006 г. доля КНР в мировом притоке ПИИ составляла 5.6%, что, конечно, немало, но все же во много раз меньше ее доли в МВП (14 - 15%) и в численности мирового населения (20%). Аналогичные показатели по Индии (0.8%, 6 - 7% и 17%) свидетельствуют о том, что в привлечении ПИИ она менее результативна, чем Китай. Доля чистого притока ПИИ в ВВП, измеренного в ППС, в КНР не превышает 1%, а в Индии этот индикатор в три-четыре раза меньше.

О чем говорят приведенные цифры? Иностранный капитал, при всех возможных оговорках12, в целом, как правило, оказывает позитивное (в том числе "катализирующее" и демонстрационное) воздействие на принимающие ПИИ страны, способствует повышению уровня технологической оснащенности рассматриваемых стран, активизации их внешнеторговых связей. В Китае, в котором иностранный капитал в конце 1980-х гг. контролировал не более одной десятой, а ныне - от половины до трех пятых его вывоза [см.: Мельянцев, 2006(1), с. 150], в последние два-три десятилетия, как известно, произошло солидное укрепление экспортного потенциала. Поэтому КНР и, особенно, Индия, в которой ощущается дефицит иностранных инвестиций, стремятся расширить его участие в развитии своих стран (разумеется, осуществляя иногда мягкое, а в отдельных случаях - более решительное его регулирование). В целом же подчеркнем, что Китай и Индия - очень крупные экономики, в которых внутренние факторы играют, судя по всему, значительно более важную роль, чем внешние.

В последние полтора-два десятилетия два азиатских исполина стали, хотя и в разной степени, все более активно включаться в международный обмен товаров и услуг, оказывая уже заметное воздействие на экономическое развитие других стран. При этом, однако, если доля Индии в мировом экспорте товаров и услуг выросла лишь с 0.5% в 1980 г. до 1.2% в 2005 г.13, то соответствующий показатель по Китаю, проводящему более интенсивную политику стимулирования экспорта (в том числе за счет занижения стоимости юаня), увеличился масштабно - с 0.9% в 1980 г. до 1.6% в 1990 г. и 6.6% в 2005 г.14 Характерно, что в 2001 - 2005 гг. вклад Индии в прирост мирового экспорта все еще не превышал 1.3 - 1.4% (!), в то время как по Китаю этот показатель оказался почти на порядок больше (11 - 12%). Он был почти в 3 - 4 раза выше, чем по США или Япо-

11 Чистый приток ПИИ в экономику КНР увеличился с 53.5 млрд. дол. в 2003 г. до 60.6 млрд. в 2004 г., 72.4 млрд. в 2005 г.; в 2006 г. показатель снизился, по предварительным данным, до 70 млрд. дол. В Индии рассматриваемый индикатор вырос соответственно с 4.6 млрд. дол. до 5.5 млрд., 6.6 млрд. и 9.5 млрд. дол. [см.: UNCTAD. World Investment Report, 2006, 2006, p. 292, 301; Foreign Direct Investment..., 2007].

12 В исследованиях нередко подчеркивается, что ТНК осуществляют трансферт новых, но не всегда новейших технологий, мало заботятся о состоянии окружающей среды и решении проблемы занятости, не всегда тесно интегрируются в национальное хозяйство.

13 В 2005 г. доля Индии в мировом вывозе товаров и услуг была все еще ниже, чем в Малайзии и Австрии (1.3%), Швеции и Швейцарии (1.4 - 1.5%), на Тайване (1.8%) и в ряде других малых и средних стран мира [рассчитано по: WTO. International Trade Statistics..., 2006, p. 21].

14 По доле в мировом экспорте в 2005 г. КНР уже обогнал Японию (5.3%), но все еще отставал от Германии (8.8%) и США (9.9%) [рассчитано по: WTO. International Trade Statistics..., 2006, p. 21].

стр. 117

нии, правда, почти во столько же раз был меньше вклада в прирост мирового экспорта Европейского Союза15.

Подчеркнем, что эффективность внешнеторговой политики Китая существенно выше, чем Индии16. Для Китая характерен нарастающий профицит, для Индии - дефицит торгового баланса. В 2005 г. в Китае вывоз товаров и услуг уже превышал их ввоз примерно на одну шестую17 (и в результате сумма валютных резервов страны ныне превосходит триллион долларов)18. А в Индии ситуация была обратной: экспорт товаров и услуг на одну пятую был меньше их импорта19.

В обеих странах существенно выросла доля готовых изделий в товарном экспорте. По данным Всемирного банка, в Индии этот индикатор увеличился с 58 - 59% в 1980 г. до 73% в 2004 г., превысив его значение по всей группе развивающихся стран (69 - 70%). В Китае он вырос соответственно с 47 - 48% до 91%, оказавшись на пять-шесть процентных пунктов больше, чем в среднем по группе развитых государств. При этом удельный вес высокотехнологичных изделий в экспорте готовых промышленных товаров в КНР (в 2004 г. 30%) был в 6 раз выше, чем в Индии (5%) и в среднем почти вдвое больше, чем в передовых странах [см.: World Development Indicators..., 1997, p. 158 - 159; World Development Report..., 1983, p. 166; World Development Report..., 2007, p. 296]20.

Если в Китае доля услуг в его совокупном экспорте сократилась с 12% в 1980 г. до 9% в 2005 г., то в Индии этот показатель увеличился соответственно с 25 до 32%, превысив на две трети средний индикатор по всему миру. В обеих странах с начала 1990-х гг. заметно повысилась роль экспорта информационно-коммуникационных услуг (ИКУ). Однако если в Китае в 2005 г. его доля в ВВП, рассчитанного в ППС, едва ли достигла

15 Рассчитано по: [UNCTAD. Handbook of Statistics..., 2004, p. 2, 4, 6, 200, 202, 204; WTO. International Trade Statistics..., 2005, p. 32; WTO. International Trade Statistics..., 2006, p. 16, 17, 21; WTO. World Trade Report. .., 2006, p. 6, 11, 12]. Данные по ЕС - с учетом их взаимной торговли. Данные о действительных размерах китайского экспорта - предмет дискуссии [см.: Мельянцев, 2006(1), с. 150, 163]

16 Небезынтересно при этом заметить, что Китай и Индия, проводившие в последние десятилетия определенные реформы, направленные на повышение степени экономической открытости и некоторое дерегулирование своих хозяйственных систем, тем не менее, все еще принадлежат, согласно одной из классификаций, к числу "преимущественно экономически несвободных стран" [см.: The Heritage Foundation..., 2006, p. XXXIII, 143 - 145, 217 - 218]. Классификации, как известно, вещь довольно условная. Однако, очевидно, что расконсервация полуавтаркических, тем более гигантских экономик могла уже на начальных этапах иметь весомый эффект в плане наращивания темпов их внешнеторгового обмена.

17 Торговый профицит Китая вырос с 102 млрд. дол. в 2005 г. до 187 млрд. дол. в 2006 г. Он почти вдвое больше величины торгового экспорта Индии [Bremmer, 2007].

18 Валютные резервы Китая, которые с конца 2000 г. увеличились по меньшей мере в пять раз, составляют ныне примерно одну пятую мировых резервов. На них, по одной из имеющихся оценок, можно купить почти всю недвижимость в Лондоне [Eye on China..., 2007].

19 Правда, в Индии отмеченный показатель обнаружил тенденцию к снижению. Ввоз товаров и услуг превышал их вывоз в 1980 г. более чем наполовину, в 1990 г. - менее чем на треть. Вместе с тем другой, не менее важный индикатор эффективности внешней торговли, - дефицит торгового баланса, отнесенный к ВВП, рассчитанному на базе валютных курсов, - сокращавшийся в течение двух десятилетий (с 2.7% в 1980 г. до 2.1% в 1990 г. и 1.8% в 2001 г.), в 2005 г., судя по имеющимся данным, возрос до 4.3% (товарный дефицит без учета сальдо услуг достиг, по разным источникам, 4.8 - 5.3% индийского ВВП) [рассчитано и составлено по: WTO. International Trade Statistics..., 2006, p. 21; World Development Indicators..., 1997, p. 97, 135; World Development Indicators..., 2006, p. 199, 251; World Development Report..., 2007, p. 294, 296; McGregor, 2007(1)].

20 По данным экспертов ЮНИДО, которые стремились "развести" высоко- и среднетехнологичные товары, превосходство Китая над Индией не столь внушительно [см.: UNIDO. Industrial Development Report..., 2005, table A2.1]. Подчеркнем, однако, что ситуация на экспортных рынках быстро меняется. В последние два-три года подорожание юаня и растущие издержки на рабочую силу и землю стимулировали китайские и иностранные фирмы, работающие в КНР, предпринять существенное облагораживание структуры ее экспорта [см.: McGregor, 2007(2)].

стр. 118

0.3%, то в Индии она составила примерно 1% ВВП. Экспортные доходы индийских компаний, специализирующихся на аутсорсинге ИКУ, с конца 1990-х гг. росли в среднем ежегодно на 20 - 30% и превысили в 2006 г. 30 млрд. дол. За счет этого фактора обеспечивается около трети прироста индийского экспорта [рассчитано и составлено по: World Bank. World Development Indicators..., 1997, p. 158 - 159, 166 - 167; World Bank. World Development Indicators..., 2006, p. 206 - 207, 214 - 215, 227; WTO. International Trade Statistics..., 2006, p. 195, 198, 203, 205; Virtual Champions, 2006; Leahy, 2007].

Индийский аутсорсинг бизнес-услуг весьма конкурентоспособен на мировом уровне. По имеющимся оценкам, на индийские фирмы в 2005 - 2006 гг. приходилось 7% мирового объема контрактов в сфере аутсорсинга ИКУ [Leahy, 2007]. Такие компании, как Tata Consultancy, Infosys и Wipro, не только работают на западных клиентов, но и расширяют свое присутствие в Китае.

По мнению некоторых экспертов, китайцы в аутсорсинге, возможно, отстают от индийцев на пять-десять лет. Однако не исключено, что эта оценка завышена. Услуги аутсорсинга в 2006 г. были в Индии примерно в 8, а в Китае - в 10 раз дешевле, чем в США. Зарплаты индийских инженеров и программистов, спрос на которых, несмотря на высокие темпы их подготовки, обгоняет предложение, быстро растут. У индийцев высокая текучесть рабочей силы, достигающая в некоторых компаниях 30 - 40%. Хотя китайцы в настоящее время еще слабее индийцев в английском языке и, возможно, в математике, а качество экспортируемых ими бизнес-услуг еще не столь высоко по мировым стандартам, они в целом более дисциплинированны и терпеливы, чем индийцы. Китай, как и Индия, ежегодно выпускает сотни тысяч инженерно-технических специалистов (в том числе в компьютерных науках), целенаправленно и активно "выращивает" технологические парки. К тому же, имея лучшую инфраструктуру, чем индийцы, и располагая большей поддержкой государства, китайцы в настоящее время интенсивно переводят аутсорсинговые компании в провинции, где зарплаты и рентные издержки почти наполовину ниже, чем, например, в Пекине и Шанхае [Watch Out, India, 2006].

Попробуем в первом приближении оценить роль, которую играет фактор углубления внешнеторговой интеграции в экономическом росте двух азиатских гигантов. Вклад расширения экспорта в прирост их ВВП, естественно, меньше, чем в средних и малых странах: по нашим подсчетам, в 1990 - 2004/2005 гг. этот показатель, подсчитанный с использованием экспортной квоты, определенной на базе ППС, составил в Китае 14 - 16%, а в Индии он оказался почти втрое меньше - 5 - 7%21. Иными словами,

21 Рассчитано по формуле: d = a*0.5(b1 + b2): c, где d - вклад физического объема экспорта товаров и услуг в прирост ВВП, а и с - соответственно среднегодовые темпы прироста физического объема экспорта и ВВП, b1 и b2 - экспортные квоты на начало и конец рассматриваемого периода [см.: Мельянцев, 1996, с. 154].

Можно перепроверить полученный результат и по другой формуле, в которой за 1990 - 2005 гг. оценивается вклад в прирост ВВП увеличения внутреннего спроса, экспортной экспансии и эффекта импорто-замещения (данные с минусом означают импорторасширение): ΔY = d1 ΔS + ΔX +(d2 - d1) S2, где ΔY - прирост ВВП, S1, и S2 - внутреннее предложение ресурсов (Y - X + M) в начале и конце периода, d1 и d2 - соответственно доли внутреннего производства (Y-X) в начале и конце периода во внутреннем предложении ресурсов - (Y - X)/(Y - X + M).

Расчеты показали, что в Китае доля внутреннего спроса в прирост ВВП оказалась, как и следовало ожидать, самой большой - 95.2%, экспортной экспансии - 13.1%, что было, правда, отчасти компенсировано импорторасширением - (-) 8.3%. По Индии, в которой показатель внешнеторговой квоты ниже, чем в Китае, а торговый баланс сводится с дефицитом, вклад экспортной экспансии, составивший всего 5.9%, был по абсолютной величине меньше эффекта импорторасширения (-)6.4%. Из этих данных нетрудно сделать вывод, что по данной модели в Индии еще в большей мере, чем в Китае, рост ВВП определяется увеличением внутреннего спроса [рассчитано по: World Development Indicators..., 2006, p. 206 - 207, 214 - 215, 222 - 223, 226 - 227; World Development Report..., 2007, p. 288 - 289, 294 - 295; WTO. International Trade Statistics... ,2006, 2006, p. 21].

стр. 119

внешние факторы имеют немалое стимулирующее и катализирующее воздействие на экономику рассматриваемых стран. Однако глобализация двух азиатских исполинов, являющихся крупными и активными ее субъектами, - это в значительной мере процесс, связанный не только с межрегиональной и внутрирегиональной, но и с внутристрановой интеграцией, со все более интенсивным развитием их внутренних рынков [об уточнении роли внутренних и внешних факторов роста см.: Switching Engines, 2007], в существенной мере раскрепощенных в результате либеральных экономических реформ.

НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА И СОВОКУПНАЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ

По нашим ориентировочным расчетам по статистико-экономической модели, построенной на материалах 25 крупных и средних развивающихся стран, их экономический рост в конце прошлого - начале нынешнего века примерно на четверть определялся динамикой экспорта, на треть - стабильностью цен, на две пятых - нормой валовых вложений в физический и "человеческий" капитал [Мельянцев, 2006(2), с. 23].

О роли экспорта в экономическом росте двух азиатских гигантов речь шла выше.

Цены, как известно, выполняют в обществе разнообразные функции, среди которых одна из основных - сигнально-стимулирующая, в том числе для капиталонакопления. Стабильность цен - не только значимый индикатор, но и важнейший, быть может, все еще недооцененный инструмент результативной экономической политики. Он, как показывают исследования, весьма эффективен в странах, осуществляющих глубокие экономические реформы. Китай и Индия, добившиеся в последние два-три десятилетия небывалых успехов в хозяйственном развитии, имели, что, пожалуй, закономерно, более низкие среднегодовые темпы прироста цен/дефлятора ВВП (в 1980 - 2005 гг. соответственно 5.1 и 6.7%), чем ряд других крупных и средних развивающихся стран (в Индонезии - 11 - 12%, Пакистане - 8 - 9, Египте - 9 - 10, Нигерии - 19 - 20, Турции - 48 - 49, Мексике - 33 - 34 и в Бразилии - 131 - 132%)22.

Ключевой фактор экономического развития - темпы, масштабы и пропорциональность капиталовложений. Для Китая, как известно, характерно чрезмерно активное наращивание капиталонакопления, при не вполне сбалансированной его структуре. Это - тема специального исследования. Здесь же целесообразно заметить следующее. В КНР доля в ВВП валовых инвестиций в физический капитал выросла примерно с 26% в 1950 - 1980 гг. до 38% в 1981 - 2005 гг. (в 2000 - 2005 гг. - 40 - 45%)23. При этом относительный размер вложений в "человеческий фактор" (на цели образования, здравоохранения и НИОКР) в ВВП составлял в начале XXI в. не более 9 - 10% ВВП. В Индии в последние два десятилетия эти показатели достигали соответственно 23 - 24% (в 1950- 1980 гг. - 16%, в 2004/2005 гг. 30%, в 2006/2007 гг., по оценкам, 32 - 33%) и 10 - 10.5% ВВП, в Южной Корее и на Тайване - 28 - 30% (в 2005 г. соответственно 29 - 30 и 20 - 22%)

22 В отмеченный период темпы прироста цен обнаружили тенденцию к снижению в большинстве перечисленных стран. При этом в Китае и Индии их динамика в целом заметно приблизилась к развитым государствам. Характеризуя стабильность цен, подчеркнем, что коэффициенты стандартного отклонения темпов прироста потребительских цен в Индии и Китае (в 1999 - 2006 гг. соответственно 0.7 и 1.6 процентных пункта) оказались значительно меньше, чем в Пакистане (2.4 пункта), Египте (3.6), Бразилии (3.2), Мексике (4.4), Нигерии (4.5), Индонезии (5.2) и Турции (23.1 процентных пункта) [рассчитано по: IMF. World Economic Outlook, 2006, p. 203 - 206; World Development Indicators.. .,2004, p. 234 - 236; World Development Indicators..., 2006, p. 246 - 248; World Development Report..., 2007, p. 294 - 295].

23 В наших расчетах учтен ряд поправок, сделанных недавно статистической службой КНР, касающихся масштабов и пропорций распределения китайского ВВП (в частности, недоучета в его объеме сектора услуг). Мы считаем, что предыдущие оценки, свидетельствующие о том, что норма капиталовложений достигала в 2004 - 2006 гг. порядка 45 - 47% (и даже более того), завышены, возможно, на 3 - 5 процентных пунктов [см. об этом: Xie, 2006; Can Pigs Fly, 2007].

стр. 120

и 14 - 15% ВВП. Если в развитых странах на "человеческий капитал" приходится от половины до двух третей всех их расходов на развитие, на Тайване - около двух пятых, в Южной Корее - примерно треть, в Индии - свыше четверти, то в КНР, где преимущественный акцент в капиталонакоплении делается на его вещественных компонентах, эта пропорция почти как у ряда менее развитых стран - примерно одна пятая [рассчитано по: Мельянцев, 2004, табл. 3; он же, 1998, с. 15 - 16; Roach, 2006; IMF. People's Republic of China..., 2006, p. 31; Dim Sums, 2006; Mahapatra, 2007].

Хотя и растущая, но в целом более низкая, чем в Китае, норма физических капиталовложений в Индии объясняется рядом причин [см. подр.: Мельянцев, 2006(1), с. 152 - 154], в том числе непомерным бюджетным дефицитом24, сравнительно высокими ставками налогообложения, "индийской" бюрократической волокитой25, острой нехваткой базовой инфраструктуры26.

Характеризуя развитие "человеческого фактора" в двух рассматриваемых странах, отметим, что, как и по подушевому ВВП, существенное отставание Индии от Китая в целом сохраняется, увеличиваясь по одним компонентам, уменьшаясь - по другим. Например, по показателю средней продолжительности предстоящей жизни от рождения разрыв стал сокращаться. Если в 1980 г. его значения составляли соответственно 54 и 67 лет, то в 2005 г. уже 64 и 72 года. Индикатор по Индии все еще несколько ниже, а по Китаю уже значительно выше, чем в среднем по развивающимся странам (в 2005 г. 65 - 66 лет, см. табл. 1).

24 Дефицит бюджета центрального правительства в Китае сократился с 2.8% ВВП в 1990 г. до 1.1% в 2005 г. (что является приемлемой величиной и для развитых стран). В Индии этот показатель также снизился - соответственно с 7.8 до 4.1% ВВП. Но он в три-четыре раза выше, чем в Китае. Что касается дефицита расширенного правительства, то этот индикатор в Индии все еще огромен - по имеющимся данным, 8 - 9% ВВП в 2004 - 2005 гг. Правда, следует уточнить, что наблюдаемое в последние годы ускорение темпов промышленного и общеэкономического роста (в среднем до 8% в год) может, по оценкам индийских экономистов, привести к снижению показателя дефицита расширенного правительства в 2006 - 2007 гг. по меньшей мере до 6 - 7% ВВП. Этот результат, разумеется, можно приветствовать, но он все же еще далек от идеального [см.: Asian Development Bank. Key Indicators..., 2006, p. 182, 205 - 206; Wolf, 2005; Finance India, 2006, p. 1148; India Likely..., 2007].

25 Для регистрации собственности в Индии нужно потратить в 5 - 6 раз больше времени, чем в США, и вдвое больше времени, чем в Китае. Удельные расходы на организацию бизнеса в Китае в 4 - 5 раз меньше, чем в Индии. Показатель негибкости в системе найма и увольнения в Индии вдвое выше, чем в КНР. В 2006 г. в Индии, правда, в меньшей мере, чем Китае, повысился обобщающий рейтинг, характеризующий состояние бизнес-климата. КНР занимает 93-е, а Индия - 134-е из 175 мест. При этом, хотя последняя находится на 33-м месте по индексу защиты инвесторов, по показателю уплаты налогов она - на 158-м, а по индикатору приведения в исполнение контрактов - на 173-м месте [составлено и рассчитано по: Measuring the Investment Climate, 2005, p. 248 - 249; World Development Indicators..., 2006, p. 274 - 275; World Bank. Doing Business in South Asia..., 2007, p. 5 - 6, 29, 58, 94].

26 Как отмечалось выше, подушевое потребление электроэнергии в Индии по меньшей мере в два с половиной раза ниже, чем в Китае. При этом в последнем потери при ее передаче составляли в 2003 г. всего 6% а в Индии - 27% всей вырабатываемой электроэнергии. Если в Китае одна пятая дорог не имеет твердого покрытия, то в Индии этот индикатор вдвое больше. Индия отстает от Китая примерно на порядок (в 8 - 10 раз) в хозяйственном использовании железных дорог, морских портов и воздушного флота. Хотя в Китае в 2004 г. относительный уровень охваченности населения обычными и мобильными телефонами был вдвое-втрое ниже, чем в развитых странах, он почти в шесть раз выше, чем в Индии. В 2004 г. Китай по уровню компьютеризации и интернетизации населения в 8 - 10 раз уступал развитым государствам, но превосходил Индию в этом измерении примерно в два с половиной раза [составлено и рассчитано по: World Development Indicators..., 2006, p. 294 - 295, 298 - 300, 302 - 304]. Низкое качество инфраструктуры, на которую Индия расходует намного меньше средств (4% ВВП), чем Китай (9% ВВП), сдерживает перелив рабочей силы в несельскохозяйственные отрасли, является фактором увеличения издержек и потерь в промышленности и сфере услуг. Характерно, что в Бангалоре, центре индийских ИТ, вода поступает только 3 часа в день по сравнению с20 часами в начале 1980-х гг. [India on Fire, 2007].

стр. 121

Таблица 1

Динамика обычного и расширенного индекса развития в Китае, Индии и ряде других стран мира

Страна

1950 г.

1980 г.

2005 г.

A

B

C

D1

A

B

C

D

A

B

C

D

T2

N3

G4

H5

КНР

690

35

1.7

9

1510

67

4.7

19

6600

72

8.4

39

11

18

14

26

Индия

930

35

1.4

9

1330

54

3.4

16

3500

64

6.7

28

6

36

15

22

Бразилия

2060

44

2.1

14

6420

63

4.5

30

8200

72

9.2

44

14

40

24

34

Россия

3230

55

5.4

25

7980

67

10.0

43

10600

66

12.9

52

18

14

16

32

Ю. Корея

1000

47

3.4

13

5330

67

8.7

36

21850

77

15.8

74

78

73

75

75

Тайвань

1190

54

3.6

15

7580

72

9.3

43

24200

77

16.2

77

68

79

73

75

Германия

5410

67

10.4

39

19680

73

12.0

64

29200

79

15.7

82

78

106

91

85

Япония

2720

63

9.1

29

19010

76

13.1

66

31400

81

16.6

87

95

92

93

90

США

12390

68

11.3

53

24000

74

15.8

76

42000

78

19.9

100

100

100

100

100

-----

Примечания:

1. Обычный индекс развития (D) рассчитан по формуле:

Dij = {(Aij/Ax) * (Bij/Bx) * (Cij/Cх)}1/3 * 100, %, где Aij, Bij, Cij для каждой (i) страны и для каждого (j) года означает соответственно подушевой ВВП в ППС 2005 г., долл., среднюю предстоящую продолжительность жизни от рождения и среднее число лет обучения взрослого населения, скорректированное на качество. Aх, Bх, Cх - аналогичные показатели по США за 2005 г.;

2. T - показатель уровня технологического развития. Приближенно оценивается как среднее невзвешенное двух индикаторов (интернетизации населения и подушевых расходов на НИОКР), отнесенных к уровню США;

3. N - индекс качества институтов, рассчитанный как среднее арифметическое из шести компонентов (см. исходные данные Д. Кауфмана, А. Крэя, М. Маструзи), включающих индикаторы политической стабильности, степени соблюдения законности, эффективности государства, качества регулирования, контроля за коррупцией, подотчетности государства обществу;

4. Cij = {(Tij/Tx) * (Nij/Nx)}0.5;

5. Модифицированный индекс развития рассчитан по формуле

Hij = {(Aij/Ax) * (Bij/Bx) * (Cij/Cx) * (Tij/Tx) * (Nij/Nx)}0.2 * 100, %. Ax ... Nx - соответствующие показатели по США за 2005 г.

Рассчитано по: IMF. World Economic Outlook, 2006, p. 190, 197, 198; World Bank. World Development Indicators..., 2004, 2006; World Development Report..., 2007, p. 288 - 289; UNDP. Human Development Report..., 1991 - 2006; Maddison, 2003, p. 62 - 65, 134, 144; Meliantsev, 2004, p. 64; Heston, Summers, Aten, 2006; Kaufmann, Kraay, Mastrazzi, 2006, p. 90 - 107; National Statistics. Republic of China (Taiwan).

Уровень грамотности взрослого населения в Китае (в 1980 г. 68 - 69%, в 1990 г. 78 - 79%, в 2004 г. 90 - 91%) значительно выше, чем в Индии (соответственно 35 - 37%, 49 - 50% и 60 - 61%) и в целом по всей группе развивающихся стран (55 - 57%, 68 - 69 и 78 - 79%). В Индии свыше половины (в 2004 г. 51 - 53%) взрослых женщин не умеют читать и писать. В КНР показатель женской грамотности (86 - 87%) уже почти вдвое выше [см.: World Development Report..., 1983, p. 196 - 197; UNDP. Human Development Report..., 2006, p, 324 - 326, 364 - 365].

Показатель охвата обучением в средней школе увеличился в Индии с 30 - 31% в 1980 г. до 43 - 45% в 1990 г. до 52 - 54% в 2004/2005 гг., а в Китае он соответственно вырос с 34 - 35% до 48 - 49 и 72 - 74%. Долгое время отставая от Индии по индикатору охвата обучением в высшей школе, Китай затем ее догнал и с "большим запасом" перегнал (соответствующие показатели выросли с 2% до 3 и 17 - 18% и с 5% до 6 и 11 - 12%).

Как и в предыдущем случае, данные по Индии ниже, а по Китаю выше, чем в среднем по странам Юга (соответственно по средней школе в 2004/2005 гг. 63 - 65% и выс-

стр. 122

шей школе - 15 - 17%)27 Не отрицая успехов двух азиатских гигантов (кстати, среднее число редуцированных лет обучения взрослого населения в них выросло в 1980 - 2005 гг. почти вдвое), отметим, однако, что до НИС им еще далеко. Охват высшим обучением в Южной Корее и на Тайване ныне составляет около 90%. Вместе с тем по числу студентов Китай вышел на первое место, а США и Индия делят второе и третье места в мире [составлено и рассчитано по источникам к табл. 1, а также: World Development Report..., 1983, p. 196 - 197; UNDP. Human Development Report..., 2006, p. 324 - 326, 364 - 365; UNESCO. Statistical Tables, 2006; Asian Development Bank..., 2006, p. 99].

При сравнительно умеренной доле расходов на НИОКР в ВВП (в Индии 0.8 - 0.9% и в КНР - 1.3 - 1.5%), по абсолютным расходам на науку Китай (вместе с Японией) занимает второе-третье место в мире после США, а Индия и Южная Корея, обогнав Россию и Италию, вошли по этому рейтингу в семерку-восьмерку лидеров стран мира [составлено и рассчитано по данным и источникам: Dyer, 2006; Lombardi, 2006; Мельянцев, 2006(2), с. 27, 46].

Начав с крайне невысоких показателей информационно-технологического развития, два азиатских гиганта растут в этом измерении сравнительно быстрыми темпами. Абсолютные и относительные приросты числа пользователей Интернета, обладателей мобильных телефонов28, успехи в завоевании международных рынков ИКУ (особенно Индии) могут поражать воображение. Правда, если учесть среднедушевые индикаторы, то получается, что по уровню технологического развития, приближенно оцененного нами как среднее невзвешенное показателя интернетизации населения и подушевых расходов на НИОКР, Китай почти в 9 - 10 раз отстает от США, в 6 - 8 раз - от азиатских НИС и Германии, а Индия - в два-три раза отстает от Бразилии и России (см. табл. 1)29.

Оценивая результативность использования возросшего инвестиционного, образовательного и научного потенциала двух рассматриваемых стран, отметим следующее. По нашим расчетам, коэффициент предельной капиталоемкости роста (соотношение нормы вложений в физический капитал к среднегодовому темпу прироста ВВП) в Китае снизился с 5.7 в 1950 - 1980 гг. до 5.2 в 1981 - 2005 гг., а в Индии еще больше - с 4.7 до 4. Таким образом, если характеризовать длительные тенденции, то можно констатировать, что в отличие от подавляющего большинства других развивающихся и развитых стран мира в КНР и Индии в целом за последние два-три десятилетия эффективность капиталовложений выросла и в среднем почти вдвое превысила соответствующие показатели по странам Запада, Японии, Латинской Америки, Тропической Африки и Ближнего Востока, в которых в целом за отмеченный период наблюдались более низкие показатели макроэкономической динамики [см.: Мельянцев, 2006(1), табл. 2].

Если учесть новейшие тенденции, скажем, за последние 5 - 7 лет, в которые, как отмечалось выше, произошло существенное повышение нормы инвестиций в каждой из двух изучаемых стран (при этом китайский показатель в полтора раза превышает индийский), реальные темпы экономического роста несколько ускорились лишь в Индии [см.: Finance India, 2006, p. 1147]. В результате эффективность капиталовложений в Китае уменьшилась по сравнению с периодом 1980 - 1990-х гг. на четверть [см.: Farrell, Lund, 2006] и оказалась на треть ниже, чем в Индии и примерно вдвое меньше, чем по Тайваню и Южной Корее в период высоких темпов их развития.

27 Сравнительная оценка качества получаемого образования - тема специального исследования. Полезно также напомнить, что китайцы и индийцы составляют весомую долю иностранных студентов в развитых странах. На индийцев в США приходится около шестой части зарубежных студентов, значительная доля работников IBM, Microsoft и других компаний [см.: Рогожин, 2004, с. 81; Can India Fly?, 2006].

28 По имеющимся данным, в Китае их число увеличилось с 334 млн. в 2004 г. до 443 млн. в 2006 г., в Индии - с 48 млн. до 142 млн. [см.: Bremmer, 2007(2)].

29 В сфере ИКТ в силу ее чрезвычайно бурного развития рейтинги меняются быстро.

стр. 123

Таблица 2

Источники экономического роста в Китае, Индии и ряде других азиатских стран1

Страна

Годы

ВВП, темп прироста, %

Вклады факторов в прирост ВВП, процентные пункты

Вклад СФП прирост ВВП, %

труда

капитала

производительности труда

капиталоотдачи

СФП

НКР

1952 - 1978

4.4

1.6

2.7

1.1

-1.0

0.1

2 - 3

1978 - 2005

7.3

1.0

4.2

3.0

-0.9

2.1

28 - 29

1978 - 20052

7.3

1.0

4.7

2.7

-1.0

1.7

23 - 24

Индия

1957 - 1980

3.7

1.1

1.9

1.3

-0.6

0.7

18 - 20

1980 - 2005

5.9

1.3

2.3

2.5

-0.2

2.3

38 - 40

Южная Корея3

1960 - 1980

8.2

2.4

4.7

2.5

-1.4

1.1

13 - 14

1980 - 2005

6.9

1.0

2.5

3.4

0.0

3.4

48 - 50

Тайвань3

1952 - 1980

9.1

2.1

3.3

3.3

0.4

3.7

40 - 41

1980 - 2005

5.8

1.0

2.2

2.8

-0.2

2.6

44 - 46

Примечания:

1. Расчеты выполнены по формулам:

y = α * l + (1 - α) * k + α * (у -1) + (1 - α) * (y - k); r = α * (y - 1) + (1 - α) * (y - k); u = r/y * 100, % где y, l, k,(y - l), (y - k), r, u- соответственно среднегодовые темпы прироста ВВП, занятости, основного капитала, производительности труда, капиталоотдачи, совокупной факторной производительности (СФП), а также вклад СФП в прирост ВВП. По расчетам экспертов и нашим оценкам, средние показатели эластичности изменения ВВП по рабочей силе (α) и основному капиталу (1 - α) составили по КНР в 1952 - 1978 гг. 0.6 и 0.4, в 1978 - 2005 гг. 0.55 и 0.45, по Индии (1957 - 2005 гг.) 0.65 и 0.35, по Южной Корее и Тайваню в 1950 - 1980 гг. 0.6 и 0.4 и в 1981 - 2005 гг. 0.65 и 0.35;

2. По КНР, в котором в 1978 - 2005 гг. достигнута рекордно высокая норма капиталовложений, сделан инвариантный расчет с коэффициентами эластичности по труду и капиталу, равными по 0.5.

3. По Южной Корее и Тайваню учтена динамика отработанного времени.

Рассчитано по: [Мельянцев, 2006(2), табл. 3, а также: Asian Development Bank. Key Indicators..., 2005, 2006].

КНР - это подчеркивается многими экспертами - явно страдает от перенакопления физического капитала, наращивание которого, подчеркнем, далеко не повсеместно осуществляется на базе новейших технологий [см.: Lardy, 2006]. Беспрецедентно высокая норма капиталовложений в Китае (на четверть выше, чем в Японии 1960-х и азиатских НИС 1970 - 1980-х гг.) объясняется не только высокой нормой сбережений населения, в массе своей лишенного социального обеспечения и вынужденного откладывать значительную часть доходов на цели образования, старость, медицинские расходы30, но и обильными, весьма часто экономически нерациональными кредитами госбанков, широкомасштабными вложениями в развитие инфраструктуры31.

Рост производительности труда в КНР, достигавший в 1978 - 2005 гг. в среднем ежегодно 5%, феноменален, но сохранить его в будущем трудно. По нашим расчетам и

30 Китайские семьи сберегают примерно четверть своего располагаемого дохода [см.: Farrell, Lund, 2006].

31 В связи с тем, что Индии, если она хочет сохранить высокие темпы роста экономики, придется в ближайшие годы вкладывать огромные средства в развитие инфраструктуры, предельная капиталоемкость, по всей вероятности, будет расти.

стр. 124

оценкам32, он определялся примерно на одну шестую эффектом передислокации рабочей силы из аграрных в несельскохозяйственные отрасли (вклад этого фактора имеет тенденцию к снижению)33; на три пятых - чрезвычайно высокой динамикой капиталовооруженности труда, поддерживавшейся в течение уже почти трех десятилетий (насколько мне известно, в течение сопоставимого по длительности времени это не сумела обеспечить ни одна страна мира, включая Японию, Тайвань и Южную Корею)34; еще на четверть - относительно быстрым ростом в послереформенный период показателя среднего числа лет обучения взрослого населения (но, как и по всем известным мне странам, после определенного пика его динамика стала уже затухать)35.

В Индии, в которой в 1980 - 2005 гг. среднегодовой темп прироста производительности труда оказался также высоким (около 3.9%, но почти на треть меньше, чем в КНР), он в гораздо большей мере (на 43 - 45%) определялся ростом качества труда. Более умеренными оказались вклады роста вооруженности труда физическим капиталом (около двух пятых) и перемещения трудовых ресурсов (примерно одна десятая). В этой стране есть резервы роста производительности труда за счет наращивания нормы инвестиций и увеличения вложений в активные и, что для Индии не менее важно, пассивные элементы основного капитала, существенного подтягивания уровня образования населения, сокращения избыточной/неполной занятости в сельском хозяйстве [см.: Johnson, 2007].

32 Факторный анализ динамики производительности труда произведен по следующей формуле: (y - l) = α[(h - l) + z] + (1 - α)(k - l) + g,

где y, k, h, l - соответственно среднегодовые темпы прироста ВВП, физического и "человеческого" капитала (среднего числа лет обучения взрослого населения), занятости, g - нераспределенный остаток роста; α и (1 - α) - эластичности изменения ВВП по труду и физическому капиталу, z - вклад эффекта передислокации рабочей силы из отраслей с низкой в отрасли с более высокой производительностью труда. Этот вклад может быть оценен по следующей формуле:

где Y/L, Yi/Li, Yi0/Li0 - производительность труда, в том числе в i-й отрасли и в базовом периоде;

Li/L, Li0/L0 - доля i-й отрасли в совокупной занятости, в том числе в базовом периоде. Первая компонента - эффект суммарного роста производительности труда по отраслям экономики, вторая компонента - эффект межотраслевого перемещения рабочей силы, третья компонента - совместный эффект производительности и перемещения рабочей силы. Расчеты произведены по данным и источникам табл. 1 и 2.

33 Это чистый вклад, скорректированный с учетом доли труда в ВВП. По нашим расчетам и оценкам, ввиду интенсивной передислокации рабочей силы валовой вклад рассматриваемого эффекта в 1978 - 2005 гг. мог достигать 28 - 30% прироста производительности труда (выше отмечалось, что доля занятых в сельском хозяйстве сократилась в КНР с трех пятых примерно до двух пятых). По расчетам экспертов Всемирного банка, в КНР вклад межотраслевого перемещения ресурсов труда в экономический рост страны в текущем десятилетии по сравнению с 1980 - 1990-ми гг. сократится втрое [см.: World Bank. China 2020..., 1997, p. 113 - 114). О существенной роли фактора межотраслевого перемещения рабочей силы в азиатском экономической подъеме см.: [Asia's Rising..., 2006, ch. 3].

34 Рост производительности труда за счет несбалансированного наращивания нормы капиталовложений скорее всего исчерпан. Справедливости ради и в целях обеспечения адекватности международных сопоставлений полезно подчеркнуть, что в Китае, как и во многих других не вполне развитых странах, норма капиталовложений, измеренная в национальных ценах, статистически завышена. Дело в том, что капитальные блага, в отличие от потребительских товаров и рабочей силы, ценятся там выше и цены на них растут опережающим темпом. В реальности норма капиталовложений в КНР, измеренная с учетом инвестиционного ППС и в постоянных ценах, выросла, но незначительно - с 31 - 32% ВВП в 1978 г. до 33 - 34% в 2004 г. Для сравнения: этот показатель в той же системе измерения в 2004 г. составил, к примеру, в США 24%, во Франции - 25, в Японии - почти 29% [см.: Heston, Summers, Aten, 2006].

35 Рассчитано по данным и источникам к табл. 1.

стр. 125

Используя другую модель (см. табл. 2), можно обнаружить, что по сравнению с 1950 - 1970-ми гг. в КНР в послереформенный период (1978 - 2005 гг.) среднегодовые темпы роста совокупной факторной производительности (СФП) выросли значительно больше, чем в Индии и ряде других стран, и достигли в среднем 1.7 - 2.1% (см. табл. 2). Но по абсолютной величине они были ниже показателей по азиатским НИС и Индии (в 1980 - 2005 гг. в Южной Корее 3.4%, на Тайване - 2.6%, в Таиланде и Индии - 2.3 - 2.4%), а по доле СФП в общем приросте в ВВП Китай (23 - 29%) в полтора-два раза уступал выше упомянутым странам (в Индии и Таиланде - 38 - 40%, на Тайване - 44 - 46%, в Южной Корее - 48 - 50%) [см. также: Bosworth, Collins, Virmani, 2006, p. 51; Мельянцев, 2006(2), табл. 2].

В отличие от ряда других динамичных стран Азии в КНР вклад капитала в экономический рост в два-три раза превышал вклад СФП, а падающая капиталоотдача (около 2% в год) примерно на треть "съедала" эффект роста производительности труда (см. табл. 2). К тому же, судя по данным американского исследователя Н. Ларди, практически с середины 1990-х гг. в КНР обозначилось существенное сокращение темпов прироста СФП, которые, по расчетам экспертов ОЭСР, снизились до 1.3%, а по оценкам директора Центра специфики Китая при Университете Цинхуа КНР Ху Анъгана, возможно, уменьшились до 0.6 - 1.0% в год [Lardy, 2006, р. 3; Ху, 2005, с. 38 - 42, 51; Srinivasan,, 2006, p. 8, 13 - 14; Lindbeck, 2006, p. 33; Zheng, 2005, p. VII, 2, 5]36.

Медленный рост эффективности связан с рядом обстоятельств, в том числе: интенсивным инфраструктурным строительством, необходимостью ради сохранения занятости поддержания низкорентабельных и даже вовсе нерентабельных госпредприятий, дефектами управления, непомерной коррупцией (в 1992 - 2002 гг. объем крупных взяток вырос вдвое) [Pei Minxin, 2006, p. 37]. По данным Всемирного банка, до трети инвестиционных решений, принятых в КНР, в частности в 1990-е гг., были ошибочны [Pei Minxin, 2006, p. 37]. По имеющимся оценкам, в Китае частные компании производят более половины (по уточненным оценкам, около двух третей) ВВП и они вдвое более производительны, чем государственные, однако получают немногим более четверти всех кредитов (а рынок ценных бумаг остается неразвитым) [Farrell, 2006; Chine, les fragilites..., 2006, p. 14; Lindbeck, 2006, p. 11]. Пятая часть всех промышленных, в том числе треть государственных, предприятий продолжают терять деньги [Profits and Prophecies, 2006]. Хотя, по официальным данным, в Китае уменьшилась доля так называемых плохих долгов37, по мнению ряда зарубежных экономистов, ситуация выглядит иначе. Этот показатель в КНР, кстати, существенно выше, чем в Индии38.

(Окончание следует)

36 Альтернативной, т.е. более оптимистичной, точки зрения на современный экономический рост КНР придерживаются американские экономисты Б. Босворт и С. Коллинз, которые, на мой взгляд, сильно доверяют официальной китайской статистике [Bosworth, Collins, 2006, p. 21].

37 С 13% в конце 2004 г. до 8.5% в конце 2005 г. [IMF. People s Republic of China..., 2006, p. 22; World Bank. An East Asian Renaissance, 2006, p. 176].

38 В 2004 - 2005 гг. доля неработающих займов в общем их объеме в Китае составляла 20 - 22%, а в Индии, по меньшей мере, втрое меньшую величину - 7 - 8 (или даже 2 - 3)%. При этом отдача на вложенный капитал в китайских компаниях, по меньшей мере, вдвое ниже, чем в индийских [China and India..., 2005; Lakshman, 2006; Pei Minxin, 2006, p. 34; Das Gurcharan, 2006, p. 6]. По другим оценкам, стоимость неработающих займов в Китае эквивалентна 30 - 40% ВВП, а в Индии - примерно 3 - 4% ее ВВП [Sharma Shalendu, 2006, p. 170 - 175]. По расчетам Moody's, в 2006 г. для рекапитализации банковской системы Китая надо было израсходовать средства, эквивалентные, как минимум, четверти китайского ВВП. Эта цифра примерно равна объему валовых прибылей промышленных предприятий КНР, полученных, по версии официальной статистики, за период 1999 - 2005 гг. [Shan Weijian, 2006].

стр. 126

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Мельянцев В. А. Восток и Запад во втором тысячелетии: экономика, история и современность. М., 1996.

Мельянцев В. А. Восточноазиатская модель экономического роста: важнейшие составляющие, достоинства и изъяны. М., 1998.

Мельянцев В. А. Как это произошло. Возникновение и распространение интенсивного способа производства в ныне развитых, развивающихся странах и России // Вестник Московского ун-та. Сер. 13. Востоковедение. 2004. N 3. Табл. 3.

Мельянцев В. А. Азиатский экономический рывок: масштабы, эффективность, последствия // Глерию Широкову: я хотел бы с тобой поговорить. Сб. статей / Отв. ред. С. В. Сопленков, А. М. Петров. М.: Академия гуманитарных исследований, 2006(1).

Мельянцев В. А. Развивающиеся страны: рост, дифференциация, экономический вызов // Вестник Московского ун-та. Сер. 13. Востоковедение. 2006(2). N 2.

Рогожин А. А. Индия на мировом рынке информационно-коммуникационных технологий // Мировая экономика и международные отношения. 2004. N 7.

Фридман Л. А., Бельчук А. И. Россия в окружающем мире. М., 2006.

Ху А. Чем объясняются высокие темпы развития китайской экономики? // Проблемы Дальнего Востока. 2005. N 1.

Asia Rising: Patterns of Economic Development and Growth // IMF. World Economic Outlook. Washington, D. C., 2006. September.

Asian Development Bank. Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries. Manila, 2006.

Bairoch P. Victoires et deboires. Vol. III. P., 1997.

Bosworth B., Collins S. Accounting for Growth: Comparing China and India. Brookings Institution. Working Paper. Washington, D. C., 2006 (http://www.tcf.or.ip/data/2006120607 B Bosworth-S_Collinsj)df)

Bosworth B., Collins S., Virmani A. Sources of Growth in the Indian Economy. July 15, 2006 // Preliminary Paper Prepared for the Indian Policy Forum. New Delhi, July 31 - August 1, 2006.

Bremmer B. China's Living-Large Trade Surplus // Business Week. 8.01.2007(1).

Bremmer B. India Blows by China in Mobile Phone Market Growth // Business Week. 30.01.2007(2).

Can India Fly? // The Economist. 2006. June 1st.

Can Pigs Fly // The Economist. 2007. February 22nd.

China and India - The Challenge // Business Week. 22.08.2005.

Chine, les fragilites du mode de croissance // Problemes economiques. 26.04.2006.

Das Gurcharan. The Indian Model // Foreign Affairs. Vol. 85. 2006. N 4.

Dim Sums // The Economist. 2006. November 2nd.

Dyer G. China Overtakes Japan on R&D // The Financial Times. 3.12.2006.

Economic Report of the President, 2007. Washington, D. C., 2007.

Economy Characteristics // www.doingbusiness.org/ExploreEconomies/EconomvCharacteristics.aspx

Eye on China 2007: Five Finance Trends // The Business Week. 23.01.2007.

Farrell D. China and India: Room for Reform // Business Week. 26.10.2006.

Farrell D., Lund S. Putting China's Capital to Work // Far Eastern Economic Review. 26.05.2006.

Finance India. Vol. XX. N 3. 2006. September.

Foreign Direct Investment Rose by 34% in 2006 // UNCTAD/PresslPR2007/001/

The Heritage Foundation. 2006 Index of Economic Freedom. Washington, D. C., 2006.

Heston A., Summers R., Aten B. Penn World Table Version 6.2. Center for International Comparisons of Production, Income and Prices at the University of Pennsylvania, September 2006 // http://pwt.econ.upenn.edu/php site/pwt62/pwt62 retrieve.jhp

IMF. People's Republic of China. Country Report N 06/394. Washington, D. C., July 2006.

IMF. World Economic Outlook. 2006. September.

India Likely to Reach $ 1 Trillion GDP by Next Year // The International Herald Tribune. 25.02.2007.

India on Fire // The Economist. 2007. February, 1st.

Johnson J. Report Sees India as Global Economic Power // The Financial Times. 24.01.2007.

Kaufmann D., Kraay A., Mastruzzi M. Governance Matters V: Aggregate and Individual Governance Indicators for 1996 - 2005. World Bank, Washington, D. C. 2006. September.

Lakshman N. Private Equity Invades India // Business Week. 28.12.2006.

стр. 127

Lardy N. R. China: Toward a Consumption-Driven Growth Path. Institute for International Economics. Policy Briefs in International Economics. N PB06 - 6. Washington D. C., 2006.

Leahy J. Indian Outsourcing Grows // The Financial Times. 23.01.2007.

Lindbeck A. An Essay on Economic Reforms and Social Change in China. World Bank Policy Research Working Paper N 4057. November 2006.

Lloyd J., Turkeltaub A. India and China Are the Only Real Brics in the Wall // The Financial Times. 2.12.2006.

Lombardi C. China: A Rising R&D Power // The Financial Times. 5.12.2006.

Maddison A. Chinese Economic Performance in the Long Run. P.: OECD, 1998.

Maddison A. The World Economy: Historical Statistics. P.: OECD, 2003.

Mahapatra R. India's Economy Likely to Sustain Growth // Business Week. 27.02.2007.

McGregor R. China Sees Strong Rise in Trade Surplus // The Financial Times. 12.02.2007(1).

McGregor R. Chinese Exports Show Boost in Profits // The Financial Times. 26.02.2007(2).

Measuring America's Economy. Grossly Distorted Product // The Economist. 2004. April, 7th.

Measuring the Investment Climate // World Bank. World Development Report, 2005.

Meliantsev. Asia's Economic and Social Performance: A Comparative Perspective // The Stockholm Journal of East Asian Studies. Vol. 14. Stockholm, 2004.

National Statistics. Republic of China (Taiwan). Taipei (http://eng.dgbas.gov.tw/mp.asp?mp = 2)

Output, Prices, and Jobs // The Economist. 2007. January, 25 .

Pei Minxin. The Dark Side of China's Rise // Foreign Policy. 2006. March/April.

Profits and Prophecies // The Economist. 2006. October 19th.

Reading the Tea Leaves // The Economist. 2007. January 25th.

Roach S. China's Great Contradiction //Morgan Stanley. Global Economic Forum. 2006. June, 30.

Rodrik D., Subramanian A. From "Hindu Growth" to Productivity Surge: The Mystery of the Indian Growth Transition // IMF Staff Papers. 2005. Vol. 52. N 2.

Shan Weijian. China's Low-Profit Growth Model // Far Eastern Economic Review. November, 2006 (http://www.feer.com)

Sharma Shalendu. Asia's Challenged Giants // Current History. 2006. April.

Srinivasan T. N. China, India and the World Economy. Stanford Center for International Development. Working Paper N 286. July, 2006.

Switching Engines // The Economist. 2007. February 22nd.

UNCTAD. Handbook of Statistics, 2004. Geneva, 2004.

UNCTAD. World Investment Report, 2006. N. Y., 2006.

UNDP. Human Development Report, 2006. N. Y., 2006.

UNESCO. Statistical Tables, 2006. P., 2006 (http//www.uis.unesco.org)

UNIDO. Industrial Development Report, 2005. Vienna, 2005.

Virtual Champions // The Economist. 2006. June 1st.

Watch Out, India // The Economist. 2006. May, 4th.

Wolf M. Asia's Giants Take Different Routes // The Financial Times. 22.02.2005.

World Bank. China 2020. Development Challenges in the New Century. Washington, D. C., 1997.

World Bank. Doing Business in South Asia, 2007. Washington, D. C., 2007.

World Bank. An East Asian Renaissance. Washington, D. C., 2006.

World Bank. World Development Indicators, 1997; 2006. Washington, D. C., 2006; 2006.

World Bank. World Development Report, 2007. Washington, D. C., 2007.

World Development Indicators, 2003; 2004; 2006.

World Development Report, 1983; 2007; Washington, D. C.

World Economic Outlook. Washington, D. C, 2006. September.

WTO. International Trade Statistics, 2005; 2006. Geneva, 2006.

Xie A. China: GDP Revision Does Not Alter Overinvestment Story // Morgan Stanley. Special Year-End Issue. Looking to 2006.

Zheng, Y. Productivity Performance in Developing Countries. People's Republic of China. Vienna, 2005.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ДВА-АЗИАТСКИХ-ГИГАНТА-ОСНОВНЫЕ-КОНТУРЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ, ДВА АЗИАТСКИХ ГИГАНТА: ОСНОВНЫЕ КОНТУРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 07.07.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ДВА-АЗИАТСКИХ-ГИГАНТА-ОСНОВНЫЕ-КОНТУРЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ:

В. А. МЕЛЬЯНЦЕВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
2 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
6 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
6 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
7 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
12 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ДВА АЗИАТСКИХ ГИГАНТА: ОСНОВНЫЕ КОНТУРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android