LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-259

Share with friends in SM

Сведения русских и западноевропейских источников о попытке Романа Даниловича овладеть престолом австрийских герцогов. Под 6762 (1254) г. в Галицко-Волынской летописи помещен рассказ об участии Даниила Галицкого в борьбе за "австрийское наследство". По сообщению летописи, венгерский король Бела IV (1235 - 1270) прислал к Даниилу своих послов с предложением выдать за его сына Романа вдовствующую австрийскую герцогиню Гертруду, и тогда Роман Данилович получит и все австрийские земли: "Посла (король Бела. - А. М.) к Данилови, рекыи, пошли ми сна Романа, да вдам за нь сестроу герциковоу и вдамъ емоу землю Немецкую". Даниил Романович с готовностью принял предложение короля и отправил к нему своего сына Романа, после чего Бела вместе с Романом выехал в Австрию и устроил бракосочетание: "Еха (Бела. - А. М.) в Немце с Романом и да сестру герцюковоу за Романа"1.

Сведения русской летописи о походе венгерских войск в Австрию, завершившемся браком герцогини Гертруды с князем Романом, подтверждаются несколькими иностранными источниками и относятся к лету 1252 года. У хрониста из Гарстена (Верхняя Австрия) читаем: "1252. По совету и с помощью Белы, короля Венгрии, король Руси, который в это время находился при нем... взял в жены Гертруду, вдову герцога Германа, чтобы таким образом этот король (король Руси. - А. М.) мог вполне законно взять герцогство Австрии и Штирии"2. У первого продолжателя Клостернойбургских анналов русский муж Гертруды назван по имени: "Гертруда, дочь герцога Генриха взяла себе третьего мужа по имени Роман, короля Руси, от которого родила дочь"3. Одна из австрийских хроник приводит имя дочери Гертруды и Романа - Мария4.

Чтобы помочь Роману Даниловичу удержать австрийский престол, Бела IV и Даниил Галицкий создали военную коалицию, направленную против чешского короля Вацлава (Венцеслава) I (1230 - 1253) и его сына и преемника Пржемысла II Оттокара (1253 - 1278), также претендовавшего на наследие Бабенбергов. Летом 1253 г. против них одновременно выступили войска вен-


Майоров Александр Вячеславович - доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой музеологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

стр. 32

герского короля и его союзников - баварского герцога Отгона II (1231- 1253), а также объединенные русско-польские силы5. Венгерские войска вторглись в Австрию и, почти не встречая сопротивления, дошли до Тульна (город на Дунае к северо-западу от Вены)6.

Анналист из Хайлигенкройца (Нижняя Австрия) рассказывает, что венгры, убив и захватив в плен множество жителей, разграбили немало монастырей и сожгли несколько храмов вместе с укрывавшимися там людьми7. Войска союзных половцев Бела направил в Моравию, где они перебили "многие тысячи христиан, не щадя ни пола, ни возраста", в том числе и многих клириков8.

С русской стороны поход описан в Галицко-Волынской летописи: в нем участвовали войска Даниила Романовича, его брата Василька и сына Льва, литовских и польских князей - краковского Болеслава Стыдливого и опольского Владислава9. Войска Даниила и Болеслава Стыдливого соединились в Кракове, а Владислав Опольский присоединился к ним у силезского города Козел на Одере. Оттуда объединенные силы двинулись в Моравию и подошли к городу Опаве. Однако противоречия между русскими и польскими участниками кампании не позволили добиться желаемых результатов10.

Впрочем, масштаб русско-польского вторжения в Чехию не может идти в сравнение с военными действиями, открытыми тогда же венгерским королем. В Пражских анналах - источнике, современном описываемым событиям, - о русско-польском походе не говорится ни слова, тогда как нападение на моравские земли венгерско-половецких войск изображается как тяжкое испытание для всего народа: "Многие укрепления, которыми они смогли овладеть, они опустошили и сожгли, церковные колокола и реликвии из разбитых алтарей захватили и увезли с собой, обратив церкви в пепел, надругались над церковными святынями, распяли на крестах множество людей в поношение распятия"11.

В итоге венгерские войска, как и русско-польские, потерпели поражение. Оставшись без военной поддержки союзников, Роман Данилович не смог удержаться в Австрии. Осажденный войсками Пржемысла Оттокара в замке Гимберг неподалеку от Вены, Роман во второй половине 1253 г. должен был вернуться на Русь12.

В Австрии бегство Романа было оценено как предательство. По словам современника - венского анналиста-доминиканца, русский князь "вернулся на родину, недостойным образом бросив свою жену"13. Ему вторит продолжатель Гарстенских анналов: Роман "бежал, оставив свою жену брошенной, как бы вдовой"14.

Вмешательство галицко-волынского князя Даниила Романовича в борьбу за австрийский престол может выглядеть безрассудной авантюрой. Зачем было Даниилу, недоумевал М. С. Грушевский, участвовать "в таком далеком и неинтересном для него деле", когда он имел "гораздо более реальные дела под носом". "Стратегическим просчетом" считает решение Даниила ввязаться в войну за "австрийское наследство" Н. Ф. Котляр15.

Вместе с тем можно согласиться с В. Т. Пашуто, по мнению которого Даниил и его летописец придавали участию русских князей в далеком австрийском походе какую-то особую важность: "Летописец прекрасно понимал большое политическое значение этого похода", - писал историк16. В новейшей литературе вмешательство Даниила в австрийские дела связывают с общим поворотом внешней политики Романовичей в сторону Запада, происшедшим вследствие монголо-татарского завоевания17.

Князь Даниил, как считал И. П. Крипякевич, вынашивал замысел посадить сына на австрийский престол, "дабы во время угрозы от ордынцев иметь

стр. 33

здесь резерв для княжеской семьи"18. Еще дальше в своих предположениях пошел Котляр, полагая, что галицко-волынский князь, может быть, "даже мечтал об объединенном Русско-Австрийском государстве"19.

Но почему Романовичей привлекала именно Австрия? Какие основания могли быть у Даниила для далеко идущих замыслов в отношении этой страны? В современной литературе нет ответов на эти вопросы. История борьбы галицко-волынских князей за престол австрийских герцогов по-прежнему остается загадкой.

Главные претенденты на австрийский престол и их родство с Бабенбергами. От внимания современных историков ускользает существенное обстоятельство. Главные участники борьбы за "австрийское наследство" - венгерский король Бела IV и чешский король Пржемысл II Оттокар имели родственные связи с правящим в Австрии домом Бабенбергов.

В 1170-х годах венгерская принцесса Елена, дочь короля Гейзы II (1114 - 1162), прадеда Белы IV, была выдана за австрийского герцога Леопольда V Бабенберга (1177 - 1194). Она стала матерью австрийского герцога Леопольда VI Славного (1198 - 1230) (во всех случаях в скобках даты правления, а не даты жизни) и бабкой герцога Фридриха II Воинственного (1230- 1246), последнего представителя рода Бабенбергов. С Фридрихом Воинственным в 1246 г. воевал Бела IV и сразу после гибели Фридриха 15 июня в сражении на р. Лейта начал борьбу за "австрийское наследство"20.

Австрийские хронисты утверждают, что, добиваясь брака Романа и Гертруды, венгерский король хотел "таким способом герцогство Австрию и Штирию получить себе самому"21. О вероломстве Белы сообщает и русская летопись: "Створи король обеть великъ и не исправи его к Романови... лесть бо имашеть, хотя городовъ его"22. Притязания Белы опирались на поддержку римского папы. В 1247 г. Иннокентий IV (1243 - 1254), враждовавший с императором Фридрихом II (1220 - 1250), рассматривал Белу как лучшего кандидата на австрийский престол и только в 1253 г. признал австрийским герцогом Оттокара23.

В родстве с Бабенбергами по женской линии состоял и чешский король Пржемысл Оттокар. Его матерью была Кунигунда (Кунгута) Штауфен, дочь немецкого короля Филиппа Швабского, выданная за чешского короля Вацлава I. По своей матери Кунигунда приходилась внучкой византийскому императору Исааку II Ангелу. На другой родственнице Исаака (дочери или племяннице) Феодоре Ангелине в 1203 г. женился австрийский герцог Леопольд VI, отец Фридриха II24.

Согласно "Малой привилегии" (Privilegium Minus), полученной Бабенбергами в 1156 г. от императора Фридриха I Барбароссы, в случае отсутствия прямых наследников мужского пола престол Австрии должен был передаваться по женской линии25. После гибели Фридриха Воинственного из древней династии, правившей в Австрии с 976 г., в живых остались лишь две женщины: Маргарита - старшая сестра Фридриха и вдова германского короля Генриха (VII) Штауфена (1220 - 1235), и Гертруда - дочь Генриха Бабенберга, старшего брата герцога Фридриха26.

Гертруда в 1246 г. вышла замуж за Владислава Моравского, сына чешского короля Вацлава I. Владислав еще при жизни Фридриха Воинственного добивался брака с Гертрудой и даже предпринял для этого военный поход в Австрию. Однако их брак продлился всего несколько месяцев. 3 января 1247 г. Владислав после скоротечной болезни скончался27.

Тем временем император Фридрих II в нарушение привилегии 1156 г. объявил Австрию выморочным леном и ввел свои войска в герцогство. Под давлением папы римского Гертруда в середине 1248 г. вышла замуж за

стр. 34

Германа VI Церингена, маркграфа Баденского, который стал новым герцогом Австрии и Штирии29.

Правление Германа закончилось катастрофой. Власть в Австрии оспорили сторонники императора и приверженцы Маргариты Бабенберг, тетки Гертруды. Австрийское дворянство и горожане не оказали Герману поддержки. Ему пришлось искать убежища у баварского герцога. 4 октября 1250 г. Герман VI внезапно скончался, оставив после себя годовалого сына Фридриха. Ходили слухи, что Герман стал жертвой отравления, к которому могла быть причастна сама Гертруда29.

После смерти Германа виднейшие представители австрийской знати вновь сделали выбор в пользу чешского претендента. Второй сын короля Вацлава I Пржемысл Оттокар нашел в Австрии немало сторонников и в ноябре 1251 г. прибыл в Вену30. Чтобы подкрепить свои права на герцогский престол, в феврале 1252 г. он женился на сестре погибшего Фридриха Бабенберга Маргарите, которая была старше Оттокара почти на тридцать лет31.

Как наследница австрийского престола Маргарита имела несомненные преимущества перед Гертрудой. Она была старшей родственницей (теткой), вдовой германского короля и дочерью правившего в Австрии герцога (Леопольда VI). Отец же Гертруды так и не стал правящим герцогом, а ее покойный супруг Герман Баденский нажил в Австрии слишком много врагов. К тому же Гертруда лишилась поддержки римского папы, отказавшись выйти замуж за брата германского анти-короля32 Вильгельма II Голландского Флориса, выдвинутого Иннокентием IV в качестве нового кандидата на австрийский престол33.

Кроме того, с 1251 г. Гертруда находилась за пределами Австрии, покинув родину под нажимом баварского герцога Отгона II и его сторонников. Найдя убежище при дворе Белы IV, она, по некоторым данным, передала ему часть прав на свои австрийские владения34.

Тем не менее Гертруда не собиралась отказываться от дальнейшей борьбы за Австрию, рассчитывая на союз с сыном далекого галицко-волынского князя, и 12 июля 1252 г. вступила в брак с Романом Даниловичем. Мотивы Гертруды в этом шаге раскрывают современники событий. Хронист из монастыря Святого Креста писал: "1252. Герцогиня из Медлинга (Гертруда. - А. М.) взяла в мужья короля Руси наперекор своей тетке (Маргарите. - А. М.), герцогине Австрии"35. Еще более ясно выразился венский монах-доминиканец, составитель продолжения анналов венских братьев-проповедников: "1252. Госпожа Гертруда, вдова герцога Германа, через посредство короля Венгрии взяла в мужья некоего из русских (quendam Ruthenorum), желая назло своей тетке (Маргарите. - А. М.) завладеть землями"36. Если верить этому сообщению, Гертруда рассчитывала и на помощь венгерского короля, намерение которого захватить австрийский престол не могло быть для нее тайной.

При всем нарочитом невнимании к личности русского князя, вступившего в борьбу за наследие Бабенбергов, венский хронист ясно проводит мысль, что с его помощью Гертруда намеревалась "завладеть землями", то есть вернуться к власти в Австрии, потеснив свою тетку. Отсюда вероятно, что у Романа Даниловича нашлись сторонники в среде австрийской знати. В самом герцогстве Австрии и Штирии были недовольные правлением чешского принца Оттокара. В 1252 г. штирийская знать пригласила на престол сына баварского герцога Оттона II Генриха37. Вся борьба за герцогский престол была еще впереди.

Евфросиния Галицкая и австрийская герцогиня Феодора. Едва ли Гертруда вступила в брак с Романом Даниловичем единственно под давлением венгерского короля Белы IV, хотя того еще в 1248 г. назначил ее опекуном папа

стр. 35

Иннокентий IV38. Гертруда проявила большую самостоятельность в выборе супругов. В 1245 г. она отказалась подчиниться требованию другого опекуна, своего дяди Фридриха Воинственного, и не согласилась стать женой императора Фридриха II, хотя он сулил австрийскому герцогу королевскую корону в случае брака с его племянницей39. В 1251 г. Гертруда не подчинилась требованию главного своего благодетеля папы Иннокентия IV, отказавшись выйти за Флориса Голландского, и предпочла ему Романа Даниловича.

В то же время Роман Данилович, находясь за многие сотни километров от Галицко-Волынской Руси, в течение полутора лет смог продержаться в Австрии, ведя постоянную борьбу с другими претендентами. При этом Роман не только не получил обещанную помощь от Белы IV, но наоборот, отверг ее, убедившись в намерении венгерского короля самому стать правителем Австрии. По сообщению Галицко-Волынской летописи, Бела готов был помогать Роману при условии отказа от принадлежавших ему владений в Австрии в обмен на обещание "дати иныи городы в земле Оугорьскои"40.

Права Романа Даниловича на наследие Бабенбергов признавал и его главный соперник в борьбе за Австрию - чешский принц Пржемысл Оттокар, предлагавший Роману поровну разделить с ним австрийские земли и называвший русского князя своим "родственником" и "свояком": "Остави короля Оугорьского, яко оужика ми еси и своякъ, земля Немцькая разделена боудеть с тобою... и вдамъ ти полъ земли Немецкои"41.

Какие причины могли побудить Гертруду Бабенберг отдать предпочтение Роману Даниловичу перед другими претендентами, искавшими ее руки и готовыми вступить в борьбу за "австрийское наследство"? На какие свои преимущества мог рассчитывать русский князь, ввязавшийся в эту борьбу?

По предположению Л. В. Войтовича, претензии галицко-волынских князей на престол австрийских герцогов могли основываться на их родстве с династией Бабенбергов. Исходя главным образом из гипотезы Н. А. Баумгартена о том, что второй женой Романа Мстиславича стала дочь византийского императора Исаака II, и подкрепив ее новыми аргументами, Войтович считает, что матерью последнего правителя Австрии из рода Бабенбергов Фридриха II была родная сестра "великой княгини Романовой" Феодора, выданная в 1203 г. за герцога Леопольда VI, отца Фридриха II. Последний, таким образом, приходился двоюродным братом Даниилу Галицкому42. К сожалению, Войтович не привел свидетельств источников, подтверждающих родство Фридриха Воинственного с Исааком II и, следовательно, с галицко-волынскими Романовичами. Его догадка, таким образом, требует проверки.

Вопрос о происхождении жены австрийского герцога Леопольда VI не вполне ясен43. Тем не менее принадлежность ее к роду Ангелов в целом не вызывает сомнений, поскольку имеется свидетельство одной из австрийских хроник, так называемых Мелькских анналов: во введении к продолжению этого сочинения говорится, что в 1203 г. женой Леопольда стала "Феодора, дочь короля Греческого" (Theodoram filiam regis Grecorum)44. Однако в другом австрийском источнике сказано, что Феодора была "внучкой от дочери императора Константинополя" (Constantinopolitani imperatoris ex filia neptem)45.

Поскольку брак Леопольда с греческой царевной был заключен в ноябре 1203 г., когда в правах василевса был восстановлен Исаак II, родство Феодоры с "императором Константинополя" должно было восходить именно к нему. Однако степень родства, понимаемая по-разному уже современниками Феодоры, остается невыясненной и в новейшей литературе46.

Учитывая точные сведения Никиты Хониата о детях Исаака II от первого брака, среди которых нет упоминания о Феодоре, она могла принадлежать

стр. 36

лишь к потомству императора от его второго брака с Маргаритой Венгерской. Однако в таком случае брак Феодоры с Леопольдом VI был бы невозможен из-за слишком близкого родства между ними: мать Леопольда, дочь венгерского короля Гейзы II, приходилась бы Феодоре родной теткой. Феодора не могла быть и внучкой Исаака II, поскольку и в этом случае она оказалась бы в слишком близком родстве с Леопольдом. Остается одно - считать Феодору племянницей императора Исаака47.

Д. Швеннике и А. Тиле полагают, что Феодора была дочерью Иоанна Ангела, младшего брата Исаака II. Возможность переговоров о будущем браке Феодоры и Леопольда могла возникнуть в 1189 г. во время Третьего Крестового похода, в котором участвовал предполагаемый брат Феодоры Андроник Ангел, ставший заложником Фридриха Барбароссы, в качестве гарантии участия в походе своего дяди Исаака II48. При этом о севастократоре Иоанне Ангеле и его семье мы знаем очень мало: известно только, что у него было двое детей, один из которых - сын Андроник, имя же и пол второго ребенка неизвестны49.

О том, что Феодора могла быть племянницей Исаака II, как будто свидетельствует упоминание о ней в австрийских анналах как о "Constantinopolitani imperatoris ex filia neptem". Лат. neptis"внучка" в средние века могло использоваться также в значении "племянница", и выражение neptis ex filia в таком случае могло означать "племянница по женской линии", то есть дочь сестры.

Таким образом, если верно, что жена австрийского герцога Леопольда VI Феодора приходилась племянницей византийскому императору Исааку II Ангелу, то становится ясной ее родственная связь с галицко-волынской княгиней Евфросинией, матерью Даниила Романовича50: Феодора и Евфросиния были двоюродными сестрами, а их сыновья - Фридрих Воинственный и Даниил Галицкий - троюродными братьями.

Родство с Бабенбергами по линии византийских императоров выдвигало Даниила Романовича и его сына Романа в число наиболее весомых претендентов на австрийский престол. Вести борьбу за "австрийское наследство" Роман Данилович имел не меньше оснований, чем другие его соперники - венгерский король Бела IV и чешский принц Пржемысл Оттокар. Им обоим приходилось считаться с правами Романа и действовать против него с осторожностью, не столько силой, сколько уловками и уговорами. Высокое происхождение русского князя и родственные отношения с Бабенбергами должны были также повлиять на выбор вдовствующей герцогини Гертруды и обеспечить Роману поддержку в среде австрийской знати.

Поддержка русского претендента на австрийский престол значительной частью местной элиты - факт, имеющий реальное подтверждение в источниках. Из документов Гертруды Бабенберг достоверно известно, что в 1252- 1253 гг, как у нее самой, так и ее нового мужа Романа Даниловича нашлось немало влиятельных сторонников в самой Австрии. В их числе упоминаются ландрихтер Австрии и герцогский стольник граф Генрих фон Хассбах, а также его брат Ульрих, братья Бернгард и Генрих Пройссели, Конрад фон Вассербург, Оттон фон Майссау, Конрад фон Фалькенберг, Конрад фон Гимберг, Генрих фон Лихтенштейн, Ульрих фон Гюттендорф, Крафт фон Слеюц и Оттон фон Лейсс51.

Австрийский узел внешней политики галицко-волынских князей. Связи галицко-волынских Романовичей с австрийским герцогом Фридрихом II Воинственным и его матерью существовали издавна. Сохранилось письмо императора Фридриха II чешскому королю Вацлаву I, датируемое июлем 1235 г.52, в котором изложены многочисленные провинности перед императором австрийского герцога Фридриха, в том числе и такая: "Он (герцог. - А. М.)...

стр. 37

приказал отнять дары, отправленные нам с послами герцогом Руси (xenia quoque, per ducem Rossiae nobis transmisse)"53.

В упомянутом здесь русском герцоге Грушевский видел Даниила Романовича. Пашуто придерживался иного мнения: австрийский герцог перехватил дары, отправленные к германскому императору черниговскими князьями54. Чтобы разобраться в этом запутанном вопросе, нужно проследить историю взаимоотношений австрийского герцога с чешским королем и германским императором.

В 1230-х годах герцог Фридрих Воинственный, отличавшийся тяжелым и агрессивным нравом, вел напряженную борьбу с многочисленными внутренними и внешними врагами. Уже в 1230 г. в Австрии вспыхнуло восстание министериалов (заговор Куэнригеров) против герцога, и в страну вторглись чешские войска, разорившие северо-австрийские земли. Лишь с большим трудом Фридриху удалось подавить восстание, после чего в 1233 г. он совершил ответное вторжение в Чехию. В 1235 г. сложился опасный для Фридриха чешско-венгерский альянс. Союзные войска, возглавляемые венгерским королем Андреем II, дошли до самой Вены, но затем были вынуждены отступить. В начале 1236 г. Фридрих со своей стороны предпринял вторжение в Венгрию55.

Заносчивость, высокомерие герцога сказывались на его отношениях с самыми близкими людьми. Поссорившись с собственной матерью Феодорой Ангелиной, он лишил ее имущества и даже угрожал расправой. Герцогиня бежала в Чехию и нашла приют при дворе короля Вацлава I; жена его Кунигунда была дочерью короля Филиппа Швабского и византийской принцессы Ирины Ангелины, которая приходилась Феодоре двоюродной сестрой. Из Чехии Феодора отправилась к императору Фридриху II с жалобами на своего сына и просьбой помочь ей вернуться в Австрию56.

В то же самое время к императору с разных сторон во множестве поступали другие жалобы на герцога не только от правителей соседних государств, но и от многих австрийских дворян, городов и церковных иерархов. Император призвал герцога на суд и в 1235 - начале 1236 г. трижды назначал дни для рассмотрения выдвинутых против Фридриха обвинений. Тот, однако, проигнорировал все требования императора, и тогда в июне 1236 г. был объявлен им вне закона с лишением всех владений в Австрии и Штирии. По этому поводу император издал специальный манифест, где свел воедино все пункты обвинений против герцога57.

В Вену прибыли союзники императора - чешский король Вацлав I и баварский герцог Отгон II - и объявили Фридриху решение суда. Одновременно со всех сторон началось вторжение в Австрию войск соседних государств. Непокорный герцог был покинут практически всеми своими подданными и лишился власти, сохранив за собой лишь герцогский замок Винер-Нойштадт. Вену заняли войска императора Фридриха II, и он сам находился там с января до середины апреля 1237 года. Фридрих II провозгласил в Вене своего сына Конрада новым германским королем и объявил столицу Австрии свободным имперским городом с предоставлением горожанам широких прав самоуправления и торговых привилегий. Все это должно было обеспечить переход Австрии и Штирии под власть нового короля Конрада58.

Поражение не сломило герцога Фридриха, сумевшего вскоре вернуть утраченные позиции. Восстановлению его власти способствовала благоприятная внешнеполитическая обстановка. Император Фридрих II должен был вывести свои войска из Австрии, чтобы направить их в Италию, где против него началось восстание ломбардийских городов. Тем временем герцог Фридрих заключил союз с римским папой Григорием IX, противником императора, и с его помощью восстановил отношения с Баварией, Чехией и Венгрией.

стр. 38

К 1239 г. Фридриху Воинственному удалось отвоевать все свои владения в Австрии и заключить мир с императором Фридрихом II, испытывавшим серьезные затруднения в Италии59.

Послы короля Руси и венский купец Генрих Бревно. Среди участников противостояния Фридриха Бабенберга с императором Фридрихом II в решающий момент оказались волынские князья Даниил и Василько Романовичи. Галицко-Волынская летопись сообщает: "В то время пошелъ бяше Фридрихъ цесарь (император Фридрих II. - А. М.) на герцика (Фридриха Воинственного. - А. М.) воиною, и восхотеста ити Данилъ со братомъ Василкомъ герцикови во помощь, королеви же (венгерский король Бела IV. - А. М.) возбранившоу има, возвратистася во землю свою"60.

Выступление Даниила и Василька Грушевский датировал ранней весной 1237 года61. В таком случае Романовичи готовы были прийти на помощь Фридриху Бабенбергу в самый тяжелый для него момент, когда в Вене находились войска германского императора.

Сам Грушевский, а вслед за ним и другие авторы объясняют установление военного союза волынских князей с австрийским герцогом желанием оказать давление на венгерского короля Белу, чтобы вынудить его отказаться от поддержки черниговского князя Михаила Всеволодовича и его сына Ростислава, являвшихся тогда главными соперниками Романовичей в борьбе за Галич. "Австрийский герцог был врагом Белы IV, - пишет Котляр, - поэтому помощь Даниила Фридриху ставила Венгрию в опасное положение"62.

Начало союзнических отношений австрийского герцога с волынскими князьями Пашуто относил к 1235 г.: какие-то контакты между ними могли возникнуть во время поездки Даниила в Венгрию для участия в коронации (интронизации) Белы IV63.

Коронационные торжества прошли в Секешвехерваре осенью 1235 г., вскоре после смерти старого короля Андрея II, сделавшего своего сына Белу соправителем ("младшим королем") еще в 1214 году. В так называемом Венгерском хроникальном своде XIV в., именуемом также Иллюстрированной, или Венской хроникой, отмечается, что "истинный русский князь" Даниил во время торжественной процессии "со всей почтительностью вел впереди [королевского] коня"64.

Выполнение волынским князем подобного ритуала должно было выражать признание им над собой сюзеренитета короля. Отсюда в новейшей литературе делается вывод о принятии Даниилом в 1235 г. вассальных обязательств по отношению к Беле IV65. Исходя из этого факта некоторые исследователи оценивают участие Романовичей в австрийских делах как не вполне самостоятельную политику, подчиненную интересам венгерского короля66.

Однако основания союза Романовичей с Бабенбергами были более глубокими, и их возникновение не зависело от влияния третьих сил. Даниил и Василько предприняли попытку вмешаться в австрийские дела отнюдь не только в силу обязательств перед венгерским королем или ради получения от него каких-то уступок. К оказанию помощи австрийскому герцогу русских князей призывал также родственный долг: Даниил и Василько по своей матери приходились Фридриху троюродными братьями.

В начале 1237 г. во время оккупации австрийских земель войсками германского императора и его союзников Романовичи находились неподалеку - в соседней Венгрии - и вели оттуда переговоры с Фридрихом II о судьбе своих австрийских родственников. В Галицко-Волынской летописи сообщению о выступлении Романовичей в поддержку Фридриха Бабенберга непосредственно предшествует известие о том, что "Даниилъ же в то время шелъ бяше съ братомъ своимъ въ Оугры къ королеви, бе бо звалъ его на честь"67.

стр. 39

"Честь", о которой говорит здесь летопись, вероятнее всего, могла подразумевать почетную миссию посредников на переговорах с императором по поводу возможного урегулирования конфликта. Такую миссию взял на себя один из Романовичей, по-видимому, Даниил. Немецкие источники позволяют заключить, что русский князь установил прямые контакты с германским императором и, по-видимому, имел личную встречу с ним во время пребывания последнего в Вене.

К сожалению, этот вопрос остается совершенно невыясненным, несмотря на неоднократные попытки исследователей подойти к его изучению. О состоявшейся в Вене встрече русского князя с германским императором писал Б. Влодарский, однако приведенные им данные только затемняют дело. Почему-то он не указал точно источник своих сведений, ограничившись неопределенной ссылкой на некий "немецкий рочник"68. Сведения загадочных немецких анналов используются также у Котляра: "Одна германская хроника, - пишет он, - сообщает, что в Вену приезжали послы "короля Руси" (явно Даниила), после чего Романовичи вернулись домой"69.

Среди немецких и австрийских повествовательных источников (во всяком случае, среди опубликованных) нет таких, где бы содержались подобные известия, что заставляет усомниться в надежности сведений, сообщаемых Влодарским и другими историками.

Тем не менее какая-то встреча германского и волынского правителей действительно должна была состояться. Последствия ее нашли отражение в документах императора.

15 января 1240 г. Фридрих II отдал своим министериалам письменное распоряжение (mandatum), копия которого сохранилась в Регестах императора (Regesta imperatori Frederici II. Fol. 54 v.). Купцу из Вены Генриху Бревну (Henrico Baumo de Wienna mercatori) он предоставил право получить и беспрепятственно вывезти через морские порты из Апулии и других итальянских владений Фридриха вплоть до Венеции 4462,5 ласта зерна (ласт - мера объема сыпучих тел, равная 15,75 четвертям или ок. 2,5 тыс. литров). Зерно должно было быть передано венскому купцу в качестве компенсации за одолженные им императору в разное время денежные средства (в сумме составлявшие тысячу марок серебром в больших кремонских динариях). Путем сложных перерасчетов устанавливалось, что все издержки купца равны стоимости указанного выше зерна, которое он должен получить от императорской курии из будущего урожая70.

Из тысячи марок, одолженных Генрихом Бревном Фридриху II, половина была внесена в имперскую палату под Пармой 7 декабря XIII индикта (1239 г.). Другие пятьсот марок были одолжены ранее и предназначались для выплаты послам некоего короля Руси.

В документе указывается, что часть зерна, причитающегося венскому купцу и "верному подданному" императора, предназначалась "для покрытия расходов, которые он понес по нашему повелению за послов короля Руси, в то время, когда мы пребывали в Вене, за которые (расходы. - А. М.) мы ранее обязались [передать] ему один город в Австрии в держание и в узуфрукт до тех пор, пока те деньги не будут компенсированы нами, и по причине войны этот город он не мог ни взять, ни держать"71.

Таким образом, во время своего пребывания в Вене Фридрих II имел прямые контакты с неким русским правителем, удостоенным в имперской канцелярии королевского титула. Эти контакты привели к необходимости выплаты русскому королю значительной денежной суммы. Не имея возможности расплатиться из собственных средств, император занял деньги у одного из богатых венских купцов72.

стр. 40

О передаче Генриху Бревну в счет погашения долга 4462,5 ласта зерна говорится и в еще одном распоряжении Фридриха II, от 17 мая 1240 г., запись о котором сделана в Регестах императора на том же листе, где помещен текст мандата от 15 января (Regesta imperatori Frederici II. Fol. 54 v.). В этом новом распоряжении Фридрих еще раз подтверждает свои обязательства перед венским купцом73.

Даниил Романович, герцог Фридрих Воинственный и император Фридрих II. Можно предполагать, что между германским императором и русским князем была заключена какая-то сделка: князь получил от императора деньги за оказание ему неких важных услуг. О важности сделки для Фридриха свидетельствует не только размер выплаченного вознаграждения, но также чрезвычайный характер мер по изысканию требуемой суммы. Помимо гарантий возврата полученных денег Фридрих обязался передать своему кредитору в держание и в узуфрукт один из имперских городов в Австрии. Такая мера повышала социальный статус купца Генриха Бревна, едва ли не ставила его в ряд с владетельными феодалами, вассалами императора.

Указание источника о том, что деньги были переданы послам русского короля во время пребывания в Вене германского императора, относит интересующее нас событие к началу 1237 года. Упомянутым в документе "королем Руси" в это время мог быть только Даниил Романович, специально прибывший в Венгрию для последующего участия в конфликте герцога с императором. К такому же выводу пришли в свое время Ю. Фиккер и Э. Винкельманн74. К. Лорманн и Ф. Опль допускают, что упомянутым в грамоте королем, помимо Даниила Галицкого, мог быть также владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович (Георгий II)75. Однако причастность его к событиям начала 1237 г. в Вене ничем не подтверждена.

Сопоставляя сведения, содержащиеся в мандате Фридриха II от 15 января 1240 г., с известием Галицко-Волынской летописи о выступлении Романовичей в поддержку герцога Фридриха Воинственного против германского императора, нельзя не заметить, что названные источники представляют совершенно противоположные версии событий начала 1237 года. При этом нет оснований сомневаться в надежности приведенных известий или исключать одно из них как недостоверное. Остается предположить, что в результате похода в Австрию в отношениях волынских князей с герцогом Фридрихом произошла кардинальная перемена. Поначалу намереваясь встать на его защиту, Романовичи в итоге оказались в лагере главного врага Бабенберга - императора Фридриха II. Происшедшая перемена должна была стать результатом личных контактов Даниила Романовича с императором, состоявшихся в австрийской столице.

Пятьсот марок серебром, переданные по распоряжению Фридриха II его кредитором Генрихом Бревном послам короля Руси, надо полагать, служили компенсацией расходов, понесенных Романовичами в связи с предпринятым ими военным походом в Австрию, а также наградой за отказ от поддержки австрийского герцога и переход на сторону германского императора.

Денежными подарками Фридрих II неоднократно вербовал себе новых союзников. Действуя преимущественно таким способом во время борьбы со своим мятежным сыном, германским королем Генрихом (VII), он переманил в 1235 г. большую часть его сторонников76. Щедростью императора пытался тогда воспользоваться и Фридрих Воинственный, потребовавший за свои услуги 2 тыс. марок серебром, но получивший отказ77.

На решение Романовичей перейти на сторону императора оказала влияние также позиция Белы IV, противника Фридриха Воинственного. Этот факт нашел отражение в сообщении летописи о том, что Бела запретил Да-

стр. 41

ниилу и Васильку воевать на стороне герцога ("королеви же возбранившоу има")78. Венгерский король с самого начала играл существенную роль в вовлечении Романовичей в австрийские дела. Именно он накануне описываемых событий пригласил Даниила прибыть в Венгрию, оказав ему при этом какие-то особые почести ("звалъ его на честь")79.

Учитывая постоянный интерес Романовичей к австрийским делам в будущем и их настойчивые попытки овладеть престолом Бабенбергов после смерти Фридриха Воинственного, можно предположить, что какие-то виды на Австрию возникли у Даниила уже во второй половине 1230-х годов, во время разразившегося там острого политического кризиса. Настроениями Романовича не преминули воспользоваться враги герцога Фридриха - германский император и венгерский король, увидевшие в Данииле Галицком потенциального соперника Бабенберга и постаравшиеся вовлечь волынского князя в свои дела.

Основание стать претендентом на австрийский престол Даниилу Романовичу давало родство с династией Бабенбергов по женской линии. Это должен был учитывать император Фридрих II при выборе фигуры на место фактически свергнутого им в начале 1237 г. герцога Фридриха Воинственного. Право на престол Бабенбергов наследников по женской линии было признано дедом Фридриха II, императором Фридрихом I Барбароссой, и не раз использовалось в дальнейшем правителями Священной империи для достижения собственных политических выгод80. Так или иначе, случайный и никому не известный в Австрии и Германии князь из далекой Волынской земли едва ли мог бы заинтересовать Фридриха II в качестве союзника в борьбе за установление власти императора на берегах Дуная.

Разрыву отношений Романовичей с герцогом Фридрихом в начале 1237 г. способствовали и другие противоречия, существовавшие между ними в прошлом. Всего двумя годами ранее, как следует из приведенного выше письма императора Фридриха II к чешскому королю Вацлаву I, у Фридриха Воинственного произошли разногласия с неким "герцогом Руси", выразившиеся в том, что австрийский правитель перехватил дары, отправленные этим "герцогом" германскому императору. В дискуссии историков по поводу идентификации упомянутого в документе "герцога Руси" приходится признать правоту Грушевского, считавшего отправителем даров Даниила Галицкого. Союз волынского князя с германским императором, оформленный во время их личной встречи в Вене, был, таким образом, заблаговременно подготовлен со стороны Даниила.

Сопоставление документов императора Фридриха II, имеющих отношение к Даниилу Галицкому и связанных с событиями 1235 и 1237 гг., показывает, что за это короткое время внешнеполитический статус волынского князя существенно повысился: в первом документе имперская канцелярия титулует его герцогом (dux Rossiae), а во втором - королем (rex Ruscie).

Присвоение русскому князю королевского титула, очевидно, явилось следствием его союза с императором. Именуя своего нового союзника королем Руси, император тем самым как бы подчеркивал, что его властный статус выше статуса мятежного австрийского герцога. Во всех официальных документах императора, а также исторических хрониках Фридрих Бабенберг титулуется лишь как герцог Австрии и Штирии (dux Austriae et Styriae), несмотря на его неоднократные попытки добиться королевского титула81. Получение от императора Фридриха II королевского титула означало для Даниила Галицкого прекращение его вассальной зависимости от венгерского короля Белы IV: оба они были признаны суверенными правителями, Даниил Романович именно в таком духе мог истолковывать установленные им отношения с императором.

стр. 42

Что же касается трений в отношениях Романовичей с Фридрихом Воинственным, то объяснить их возникновение можно опять-таки с учетом родства волынских князей с матерью Фридриха Феодорой Ангелиной. Преследуемая сыном, она бежала из Австрии, обратившись за помощью к своим родственникам за границей; двоюродной сестрой приходилась ей княгиня Евфросиния Галицкая. Дары русского князя были отправлены императору Фридриху II как раз в тот момент, когда к нему с просьбой о защите обратилась австрийская герцогиня-изгнанница. Она же, видимо, и сообщила императору о пропаже предназначавшихся для него русских даров, перехваченных австрийским герцогом.

Основания для напряженности в отношениях волынских князей с Фридрихом Бабенбергом возникли еще прежде его конфликта с матерью. В 1229 г. Фридрих развелся со своей первой женой Софией, дочерью никейского императора Феодора I Ласкаря (1204 - 1221). Этот шаг вызвал недовольство родственников греческой принцессы; у Фридриха Бабенберга сразу же были испорчены отношения с будущим венгерским королем Белой IV, женатым на Марии Ласкарине, сестре Софии82.

Прессбургский демарш Даниила Галицкого. Дипломатические отношения Даниила Галицкого с императором Фридрихом II получили свое развитие через несколько лет в связи с новым обострением ситуации в Австрии. После смерти Фридриха Бабенберга и его преемника Владислава Моравского Фридрих II в нарушение Малой привилегии 1156 г. объявил Австрию и Штирию выморочным леном, принадлежащим императору. Весной 1247 г. он направил в Австрию имперского наместника Оттона фон Эберштейна, который, однако, не справился со своими задачами и через некоторое время вернулся83. В конце 1247 г. войска Фридриха II вторглись в Австрию и в очередной раз заняли Вену. Вдовствующая герцогиня Гертруда и ее сторонники бежали в Венгрию и просили защиты у папы Иннокентия IV84.

В начале 1248 г. папа признал Гертруду единственной законной наследницей австрийского престола и обратился с серией посланий к лояльным апостольскому престолу правителям с просьбой принять Гертруду под свою опеку, защитив тем самым от посягательств на ее права со стороны "врагов церкви" - германского императора и его сторонников; в числе адресатов папы были венгерский король Бела IV и чешский король Вацлав I85.

Между тем Бела IV имел собственные виды на австрийский престол и не раз пытался ввести войска в Австрию. В сложившихся обстоятельствах венгерский король вновь вспомнил о галицко-волынских князьях. Даниил Романович откликнулся на королевское предложение и "иде емоу на помощь и приде къ Пожгу (Прессбург, немецкое название Братиславы. - А. М.)"86.

Однако никаких военных действий тогда не последовало. Стороны пытались уладить спорные вопросы путем переговоров, в которых участвовали венгерский король, галицко-волынский князь и послы Фридриха II. Несмотря на то, что его войска уже заняли Вену, император не считал австрийский вопрос решенным и, надо думать, искал подходящего кандидата, способного стать наследником Бабенбергов.

В Галицко-Волынской летописи читаем: "Пришли бо бяхоу посли Немецкыи к немоу (королю Беле IV. - А. М.), бе бо царь (император Фридрих II. - А. М.) обьдержае Ведень (Вену. - А. М.), землю Ракоушьскоу (Австрийскую. - А. М.) и Штирьскоу, герцокъ (Фридрих II Воинственный. - А. М.) бо оуже оубьенъ бысть"87.

Изучение летописного сообщения о встрече в Прессбурге порождает ряд трудноразрешимых вопросов, касающихся прежде всего датировки этого события. Многие обозначенные в летописи даты не соответствуют реальной

стр. 43

хронологии описываемых событий. Рассказ о переговорах помещен под 6760 (1252) годом. В литературе возобладала точка зрения Грушевского, отнесшего известие о встрече в Прессбурге к 1248 - началу 1249 г.; предлагались, впрочем, и более поздние датировки88.

Переговоры о судьбе австрийского престола имели смысл лишь до того времени, когда новым герцогом фактически стал Герман Баденский. Ставленник папы Иннокентия IV, маркграф Герман более года вел борьбу с императором Фридрихом и его сторонниками в Австрии, Сочетавшись браком с Гертрудой Бабенберг в середине 1248 г., 14 сентября того же года он был признан папой новым герцогом Австрии и Штирии89. Однако путь в Вену для него долго еще оставался закрытым.

Упоминание летописи о "великом зное" во время переговоров послов императора с венгерским королем и русским князем90, свидетельствует о том, что встреча в Прессбурге происходила летом. Именно летом 1248 г. были предприняты наиболее энергичные усилия к овладению Австрией как сторонниками, так и противниками германского императора. В это время к Фридриху II в Верону прибыла делегация австрийской знати, составленная из его приверженцев, по просьбе которых Фридрих назначил двух новых имперских наместников: в Штирию и Крайну - графа горицкого Майнгарда III, а в Австрию - баварского герцога Отгона II91.

Впрочем, нельзя исключать, что встреча в Прессбурге могла состояться годом позже, если учитывать, что только к осени 1249 г. ставленнику папы Герману Баденскому и его супруге Гертруде удалось, наконец, обосноваться в Вене92. Менее убедительными представляются аргументы в пользу датировки съезда в Прессбурге 1247 годом93.

Даниил Романович не был лишь пассивным наблюдателем на переговорах в Прессбурге. Напротив, он заявлял собственные претензии на австрийский престол, мотивируя их своим родством с Фридрихом Бабенбергом, бывшим, как и волынский князь, потомком византийского императора Исаака II.

Описывая внешний облик Даниила Романовича, прибывшего для участия в переговорах, Галицко-Волынская летопись указывает на весьма примечательную деталь: князь предстал перед послами императора облаченным в "кожюхъ оловира Грецького и кроуживы златыми плоскоми ошить"94. Древнерусское оловиръ употреблялось в значении "багрянец", "пурпур"; в форме holoverus "истинный пурпур" это выражение известно также в латинских средневековых текстах95. Цель Даниила была достигнута. Своим пышным видом он произвел сильное впечатление на послов германского императора: "Немцем же зрящимъ, много дивящимся". Во время официальных переговоров случился настоящий дипломатический конфуз: германские послы, а вслед за ними и король Бела стали уговаривать русского князя снять с себя роскошный греческий наряд и переодеться в другое платье, более согласующееся с "обычаемь Роускимь"96.

В итоге Даниил согласился переодеться и надел "порты", предоставленные венгерским королем. За такую уступчивость галицко-волынский князь, похоже, потребовал солидную денежную компенсацию. Явный намек на некую сумму в виде отступных князю звучит в обращенных к нему словах венгерского короля о том, что он не пожалел бы и "тысяще серебра", если бы Даниил явился на переговоры одетым "обычаемь Роускимь отцовъ своихъ"97.

Роль Даниила в судьбе последнего Бабенберга. Возможно, родство и близкие отношения галицко-волынских князей с Феодорой Ангелиной, матерью Фридриха Бабенберга, дают ключ к еще одному невыясненному эпизоду внеш-

стр. 44

ней политики Даниила Романовича - его причастности к гибели австрийского герцога Фридриха II.

Под 1246 г. в Густынской летописи помещено сообщение, не находящее себе параллелей в других русских источниках: "Беля, король Угорский, имея рать со Фридрихомъ, Ракускимъ княземъ, призва себе Данила въ помощь; Данило же прийде со рускими и татарскими полки, крепко бияшеся со Немци, донеле же победи ихъ и Фридриха уби"98. Ясно, что в данном сообщении речь идет о войне венгерского короля Белы IV с австрийским герцогом Фридрихом II Воинственным и о гибели герцога в битве на р. Лейта (Литава) в июне 1246 года.

Галицко-Волынская летопись обходит молчанием участие Даниила в этой битве. Однако рассмотренному выше летописному известию о переговорах в Прессбурге непосредственно предшествует запись: "Присла король Оугорьскыи къ Данилоу, прося его на помощь, бе бо име рать на бои с Немци"99.

"Ратью" и "боем" с "немцами" в описываемое время могла быть только кампания венгерского короля против австрийского герцога Фридриха Бабенберга, проведенная в 1246 г. и закончившаяся битвой на р. Лейте. Об этой битве летописец упоминает post factum, отмечая победу в ней герцога Фридриха, достигнутую ценой собственной жизни: "[Герцог Фридрих] бився, одоле королеви Оугорьскомоу, и оубьень бысть от своих бояръ во брани"100.

Битва на Лейте известна по многочисленным упоминаниям австрийских хроник, отмечающих участие в ней русских и половецких войск. Ряд источников указывает также, что в сражении принимал участие некий "король Руси", выступивший на стороне венгров101.

По сведениям наиболее информированного источника - ламбахского продолжателя Мелькских анналов, в 1246 г. герцог Фридрих "померился силами с тремя королями, а именно королем Венгрии, королем куманов и королем Руси, и в итоге одержал верх. Тогда же огромное множество [рыцарей] из страны венгерского короля он убил и потопил. Тот же самый Фридрих, получив триумф в битве, погиб странным образом"102. О загадочной гибели Фридриха, случившейся при невыясненных обстоятельствах в ходе битвы с венгерским королем и его союзниками, говорится также в анналах монастыря св. Руперта в Зальцбурге: "Сам герцог Австрии, однако, либо своими, либо врагами, точно неизвестно, был убит"103.

Некоторые средневековые авторы пытались пролить свет на обстоятельства гибели Фридриха, выясняя, кто именно мог быть причастен к его смерти. Версия убийства получила развитие у продолжателя Хроники пресвитера Магнуса, согласно которому австрийский герцог пал от руки одного из своих приближенных: "В сумятице боя [Фридрих] был убит своими людьми, как говорят, [своим] стольником, графом из Хассбаха, по имени Генрих"104.

Но в анналах кельнского монастыря св. Пантелеймона виновником убийства назван не Генрих, а участвовавший в битве "король Руси", с которым Фридрих Бабенберг сошелся в поединке: "1246. Упомянутый герцог (Фридрих Воинственный. - A.M.) около месяца июня сошелся на поле битвы с королем Венгрии. В схватке [Фридрих] сразился с неким королем Руси, которого убил, но и сам получил от него смертельную рану и [после] прожил лишь два дня. Его войско, однако, добилось победы"105.

Как видим, смерть Фридриха Бабенберга вызвала самые противоречивые толки уже у современников битвы на Лейте. Столь же противоречивы и суждения исследователей. Определенное предпочтение новейшие авторы отдают сведениям кельнского хрониста, как наиболее нейтрального к описываемому событию. Неясным, правда, остается, кто из русских князей упомянут в его сообщении.

стр. 45

Некоторые историки допускают, что в битве на Лейте на стороне венгерского короля мог участвовать Даниил Романович, незадолго перед тем помирившийся с Белой IV106. Однако другие уверены, что герцог Фридрих Воинственный пал от руки другого русского князя, и таковым мог быть состоявший на службе у Белы Ростислав Михайлович (сын погибшего в Орде Михаила Черниговского)107. Иногда подобный вывод основывается на не вполне корректном понимании выражения quodem rege Ruscie кельнского анналиста, которое переводится как "бывший король Руси"108. Ростислав Михайлович, некогда княживший в Галиче и изгнанный оттуда Романовичами, действительно, мог восприниматься в качестве бывшего русского "короля". Однако лексема quodem здесь употреблена в значении неопределенно-личного местоимения и не может восприниматься как специальное указание на Ростислава. Подразумевается, скорее, действующий, а не бывший правитель.

Ростислав Михайлович, по некоторым данным, мог принимать участие в австрийском походе Белы IV 1246 года109. Однако точно известно, что он не погиб в битве на Лейте: смерть Ростислава наступила спустя несколько десятилетий после нее110.

Важным источником, содержащим сведения о битве на Лейте, являются свидетельства одного из ее непосредственных очевидцев - австрийского миннезингера Ульриха фон Лихтенштейна (ок. 1200 - 1275/1277), описавшего это сражение в своем знаменитом поэтическом романе "Служение дамам" (Frauendienst)111.

Во многих отношениях неполный и неясный, рассказ Лихтенштейна, тем не менее, содержит некоторые ключевые подробности, прежде всего точную дату: сражение состоялось "наутро дня Святого Вита в пятницу", то есть 15 июня 1246 г. (Str. 1661 - 1662). Ульрих говорит, что он мог бы описать битву более подробно и даже назвать имена погибших в ней рыцарей, но все это для его слушателей не будет новым, так как он ранее уже описывал эту злосчастную битву в своих стихах112. Важнейшей частью свидетельств Лихтенштейна является детальное описание гибели Фридриха Воинственного.

Из слов поэта вытекает, что едва ли не главными участниками сражения были русские (ReuBen, Reussen, Reuzzen, Riuzen), неоднократно упоминаемые на протяжении всего его описания. Русские первыми начали битву. Против них стояли люди Генриха фон Лихтенштейна (родственника нашего информатора). Перед началом битвы между двумя рядами выстроившихся друг против друга войск появился верхом на коне герцог Фридрих и обратился к своим воинам с речью, обещая им щедрые награды в случае победы. Но, еще прежде чем он произнес последние слова, русские внезапно ударили ему в спину. Фридрих пал, но в ту же минуту началась такая всеобщая драка, что никто сразу не обратил внимания на это трагическое происшествие. Генриху Лихтенштейну вскоре удалось переломить ход битвы и обратить русских в бегство113.

Итак, со всей определенностью выясняется, что русский "король", кто бы он ни был, действовал в битве на Лейте не в одиночку, а во главе весьма значительного войска, состоявшего из русских. Именно это войско было едва ли не главной ударной силой армии Белы IV.

Таким войском мог располагать тогда только действующий князь, правитель сильной в военном отношении русской земли. Восприятие его австрийскими и немецкими хронистами в качестве суверенного "короля Руси" заставляет думать, что речь идет о галицко-волынском князе Данииле Романовиче. Именно этот князь уже в 1240 г. пользовался титулом "короля

стр. 46

Руси", полученным от императора Фридриха II. Никаких данных о том, что таким же титулом пользовался когда-либо Ростислав Михайлович, нет.

Кроме того, Ростислав, один из вассалов венгерского короля, приходившийся также зятем своему сюзерену, едва ли вообще мог быть представлен в австрийских анналах в качестве суверенного русского правителя. В Австрии Бела IV был слишком хорошо известен. Он упоминается во всех сообщениях о битве на Лейте, и, будь убийцей Фридриха Ростислав, он, зять короля Венгрии, надо думать, не остался бы в этих же сообщениях безликим пришельцем из Руси. К тому же Ростислав Михайлович и сам по себе весьма заметная фигура в истории Австрии. Его личность должна была представлять интерес для австрийских хронистов - хотя бы потому, что этот князь стал одним из предков новой династии правителей страны, будучи дедом Агнессы Чешской, жены Рудольфа II Габсбурга114.

К лету 1246 г. отношения Даниила Романовича с Белой IV полностью нормализовались после конфликта, бывшего между ними годом ранее, закончившегося победой Романовичей в битве под Ярославом, чему способствовал и союз Даниила с Ордой, откуда он вернулся весной 1246 г., добившись признания своих прав на Галич ценой подчинения верховной власти хана Батыя115. О признании Даниилом в этих условиях своей вассальной зависимости от Белы уже не могло быть речи. В возобновившейся борьбе за Австрию галицко-волынский князь действовал как равноправный союзник венгерского короля, суверенный "король Руси". Союз двух королей должен был скрепить династический брак между их детьми - принцессой Констанцией и князем Львом. Переговоры о заключении брака, судя по всему, начались в том же 1246 году116.

Граф Генрих фон Хассбах и галицко-волынские князья. В источниках виден еще один след, указывающий на причастность галицко-волынских князей к гибели Фридриха Воинственного, дающий твердые основания считать, что Романовичи непосредственно были связаны с людьми, на которых в Австрии возлагали вину за гибель последнего Бабенберга.

По сведениям продолжателя Хроники пресвитера Магнуса, Фридрих пал от руки своего стольника, "графа из Хассбаха, по имени Генрих"117. Heinrich von Hassbach был хорошо известен в Австрии в описываемое время, его имя многократно упоминается в источниках середины XIII века. В последние годы правления Фридриха II Воинственного, а затем при Пржемысле II Оттокаре он занимал ряд важных государственных должностей: в 1240 - 1250-х годах был ландрихтером, а также стольником (шенком) при дворе австрийского герцога118. Ульрих фон Лихтенштейн упоминает Генриха и его брата Ульриха в романе "Служение дамам", где восхищается их силой и мужеством и восхваляет как победителей сорока рыцарей на турнире в Вене в 1240 году119. В Нижней Австрии (округ Нойкирхен) до нашего времени сохранились остатки замка Хассбах, построенного на рубеже XII-XIII веков120.

Генрих фон Хассбах известен как один из наиболее решительных противников установления в Австрии и Штирии власти венгерского короля. С оружием в руках он не раз выступал против Белы IV. В отместку венгерские войска в 1250 г. захватили и сожгли замок Хассбах. В 1251 г., во время переговоров об избрании новым герцогом Пржемысла Оттокара, Генрих фон Хассбах вместе с Генрихом фон Лихтенштейном возглавлял депутацию австрийской знати121.

Оба брата из Хассбаха упоминаются в различных документах 1250-х годов. По всем данным, Генрих Хассбах до конца своих дней оставался одним из ближайших сподвижников Оттокара. Он погиб, по-видимому,

стр. 47

24 мая 1257 г. в битве при Мюльдорфе122. В его бурной биографии есть один весьма примечательный эпизод. Будучи безусловным противником Белы IV, он какое-то время, по-видимому, все же колебался в выборе, кому из двух других претендентов на австрийский престол отдать предпочтение - Пржемыслу II или сыну Даниила Галицкого Роману - и в решающий момент склонился в пользу Романа.

В 1253 г. во время пребывания русского князя в Австрии (в замке Гимберг под Веной) Генрих и его брат Ульрих принадлежали к числу тех австрийских рыцарей, на чью помощь в борьбе за герцогский престол полагались Роман Данилович и его супруга Гертруда Бабенберг123. Об этом можно заключить из документов самой Гертруды, датированных 1251 и 1253 гг., где Генрих и Ульрих Хассбахи упоминаются в числе других ее сторонников124.

Возможно, именно братья Хассбахи убедили Оттокара осенью 1253 г. сделать осажденному в Гимберге Роману предложение о разделе с ним "австрийского наследства", при котором русскому князю досталась бы половина. Рассказ об этом предложении, нерасчетливо отклоненном Романом, помещен в Галицко-Волынской летописи125.

Итак, Даниил Галицкий и его сын Роман имели в Австрии собственных сторонников, не зависевших от воли венгерского короля, а наоборот, готовых идти ему наперекор. Главный из них - граф Генрих фон Хассбах - считался одним из убийц Фридриха Бабенберга. Примечательно, что версию австрийских хронистов об убийстве Фридриха его приближенными принимает и Галицко-Волынская летопись, согласно которой герцог "оубьень бысть от своих бояръ"126. Тем самым придворный летописец как будто старался оградить русского князя от подобного обвинения.

Однако против этой версии свидетельствуют данные о том, что Генрих фон Хассбах вместе со своим братом поддерживал претензии на австрийский престол Романа Даниловича. Участие самого Даниила, "короля Руси" австрийских и немецких анналов, в злополучной для Фридриха Воинственного битве на Лейте, как и в последующих переговорах о судьбе австрийского престола с германским императором, представляется вполне закономерным.

Вмешательство галицко-волынских князей в австрийские дела и участие Даниила Романовича в походе 1246 г. было вызвано не только желанием помочь венгерскому королю свести счеты с герцогом Фридрихом II. У Даниила были и собственные виды на Австрию, а также претензии к последнему Бабенбергу. Понять их можно только с опорой на данные о близком родстве Фридриха и Даниила, чьи матери являлись двоюродными сестрами. На Волыни, по-видимому, не оставались равнодушными к тому, что Фридрих до конца жизни так и не примирился со своей матерью, удалившейся в монастырь. Сын и мать, хотя и закончили свои дни почти в одно и то же время (июнь 1246 г.), похоронены были в разных местах127.

Примечания

1. ПСРЛ. М. 1998. Т. 2, стб. 821.

2. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257. In: Monumenta Germaniae Historica. Scriptores (MGH). T. 9. Hannoverae. 1851, p. 599. См. также: Continuatio Sancrucensis II. a. 1234 - 1266 (ibid., p. 643).

3. Continuatio Claustroneburgensis I (ibid., p. 612).

4. Continuatio Florianensis (ibid., p. 747).

стр. 48

5. Kosmova letopisu ceskeho pokracovatele (Letopisy Ceske od roku 1196 do roku 1278). In: Fontes rerum Bohemicarum. Praha. 1874. T. 2, p. 291); Kronika Janaz Marignoly (ibid. T. 3. Praha. 1882, p. 565).

6. Annales S. Rudberti Salisbergenses (MGH. SS. T. 9, p. 792); Continuatio Lambacensis (ibid., p. 559).

7. Continuatio Sancrucensis II, p. 643; Continuatio Zwettlensis (MGH. SS. T. 9, p. 655).

8. Kosmova letopisu ceskeho pokracovatele, p. 290.

9. KronikaBoguchwalaiGodyslawaPaska. In: Monumenta Pokmiae Historica. T. 2. Lwow. 1872, p. 573; Rocznik kapitulny krakowski (ibid., p. 805; Rocznika krotkiego dopelnienie (ibid., p. 805); Kronika Wielkopolska. Warszawa. 1965, p. 245 - 246.

10. ПСРЛ. T. 2, стб. 822 - 825.

11. Kosmova letopisu ceskeho pokracovatele, p. 291.

12. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 599; Continuatio Sancrucensis II a. 1234 - 1266, P. 643.

13. Continuatio Praedicatorum Vindobonensium (MGH. SS. T. 9, p. 727).

14. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 599.

15. ГРУШЕВСЬКИЙ M.C. Історія України-Руси. Т. 3. Київ. 1993, с. 75; КОТЛЯР Н. Ф. Дипломатия Южной Руси. СПб. 2003, с. 140.

16. ПАШУТО В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М. 1950, с. 258.

17. BARTNICKI M. Polityka zagraniczna kskcia Daniela Halickiego w latach 1217 - 1264. Lublin. 2005, s. 188 - 189.

18. КРИП'ЯКЕВИЧ І.П. Галицько-Волинське князівство. Львів. 1999, с. 129, 100.

19. КОТЛЯР Н. Ф. Ук. соч., с. 140.

20. LECHNER К. Die Babenberger. Markgrafen und Herzoge von Osterreich. 976 - 1246. Wien- Koln-Graz. 1976, S. 213, 291, 296.

21. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 599.

22. ПСРЛ. Т. 2, стб. 836.

23. ZEMLICKA J. Stoleti poslednich Pfemyslovcu: cesky stat a spolecnost ve 13. stoleti. Praha. 1986, s. 69 - 75.

24. ZEMLICKA J. Tradice babenbersko-pfemyslovskych manzelskych svazku. In: Cesko-rakouske vztahy ve 13. stoleti. Praha. 1998.

25. MGH. Legum sectio IV: Constitutiones et acta publica imperatorum et regum. T. 1. Hannoverae. 1893, N 159, p. 222.

26. LECHNER K. Op. cit., S. 300.

27. Continuatio Praedicatorum Vindobonensium, p. 727; Kosmova letopisu ceskeho pokracovatele, p. 286.

28. LECHNER K. Op. cit., S. 302.

29. Continuatio Lambacensis, p. 559; Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 599; Continuatio Sancrucensis II a. 1234 - 1266, p. 642.

30. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 599; Continuatio Zwettlensis, p. 655; Continuatio Praedicatorum Vindobonensium, p. 727.

31. Kosmova letopisu ceskeho pokracovatele, p. 289; HOENSCH J.K. Premysl Otakar II. von Bohmen. Graz-Wien-Koln. 1989, S. 18, 25 - 31.

32. В это время в Германии было несколько королей и анти-королей, провозглашенных, но не коронованных.

33. LECHNER K. Op. cit., S. 304.

34. Osterreichische Chronik von 95 Herrschaften (MGH. Deutsche Chroniken. T. 6. Pars 1. Hannoverae. 1909, p. 115).

35. Continuatio Sancrucensis II a. 1234 - 1266, p. 643.

36. Continuatio Praedicatorum Vindobonensium, p. 727.

37. MIKA N. Walka о spadek po Babenbergach 1246 - 1278. Racibyrz. 2008, s. 51 - 53.

38. Vetera Monumenta Historica Hungarian! sacram illustrantia maximam partem nondum edita ex tabulariis vaticanis. T. 1. Romae. 1859, p. 205.

39. LECHNER K. Op. cit., S. 298.

40. ПСРЛ. Т. 2, стб. 837.

41. Там же, стб. 836 - 837.

42. ВОЙТОВИЧ Л. В. Король Данило Романович: політик і полководець. В кн.: Доба короля Данила в науці, мистецтві, літературі. Львів. 2008, с. 79 - 82. ЕГО ЖЕ. Союз галицьких Романовичів з Австрією та Чехією у XIII ст. - Проблеми слов'янознавства. Вип. 56. Львів. 2007.

43. О пребывании Феодоры Ангелины в Австрии см.: Regesten zur Geschichte der Markgrafen und Herzoge Oesterreiches aus dem Hause Babenberg. Wien. 1850, N 137, 207 (1226 г.); N 182, 151 (1246 г.); MEIER H. Gertrud Herzogin von Osterreich und Steiermark. - Zeitschrift des historischen Vereins fur Steiermark. Graz. 1927.

44. Continuatio Mellicensis a. 1124 - 1564 (MGH. SS. T. 9, p. 506).

45. Continuatio Admuntensis a. 1140 - 1250 (ibid., p. 590).

стр. 49

46. Lexikon des Mittelalters. Bd. 5. Munchen-Zurich. 1991. Sp. 1900.

47. SCHEIBELREITER G. Die Babenberger. Wien-Koln-Weimar. 2010, S. 278.

48. SCHWENNIKE D. Europaische Stammtafeln. Neue Folge. Bd. I. 1. Frankfurt-am-Main. 1998, Taf. 39, 85; THIELE A. Erzahlende genealogische Stammtafeln zur europaischen Geschichte. Bd. 1. Tbd. 1. Frankfurt-am-Main. 1993, Taf. 116, 204.

49. STURDZA M.D. Dictionnaire historique et genealogique des Grandes Families de Grece, d'Albanie et de Constantinople. Paris. 1999, p. 208.

50. О Евфросинии Галицкой подробнее см.: Древняя Русь: вопросы медиевистики, 2010, N 1.

51. MIKA N. Op. cit., s. 40.

52. В некоторых изданиях письмо датируется 1230 г. (см.: Codex diplomaticus et epistolaris Moraviae. Т. 2. Olomucii. 1839,. N CCVII, p. 225; Regesta diplomatica nec non epistolaria Bohemiae et Moraviae. T. 1. Prahae. 1855, N 765, p. 358.

53. [Epistola Friderici II imperatoris ad Venceslavum I Boemorum regemj (MGH. Legum sectio IV. T. 2. Hannoverae. 1897, p. 272).

54. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Ук. соч., с. 53 - 54, примеч. 3; ПАШУТО В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М. 1968, с. 257.

55. LECHNER К. Op. cit, S. 271 - 283.

56. Continuatio Sancrucensis II а. 1234 - 1266 (MGH. SS. Т. 9, p. 638); LECHNER K. Op. cit., S. 281; SCHEIBELREITER G. Op. cit., S. 321.

57. BRUNNER K. Zum ProzeB gegen Herzog Friedrich II. vom 1236. - Mitteilungen des Instituts fur osterreichische Geschichtsforschung, 1970, Bd. 78; HAUSMANN Fr. Keiser Friedrich II. und Osterreich. In: Probleme um Friedrich II. Sigmaringen. 1974.

58. STURNER W. Friedrich II. Der Kaiser. 1220 - 1250. Teil 2. Darmstadt. 2000, S. 282, 302, 304.

59. LECHNER K. Op. cit., S. 283 - 287; JURITSCH G. Geschichte der Babenberger und ihrer Lander. Innsbruck. 1894, S. 555 - 580.

60. ПСРЛ. T. 2, стб. 776 - 777.

61. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Хронольопя подій Галицько-Волинської літописи. - Записки Наукового товариства ім. Шевченка, 1901, т. 41, с. 27.

62. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Історія України-Руси. Т. 3, с. 53 - 54; КОТЛЯР Н. Ф. Комментарий. В кн.: Галицко-Волынская летопись. СПб. 2005, с. 244; ГОЛОВКО О. Б. Корона Данила Галицького. Київ. 2006, с. 313.

63. ПАШУТО В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, с. 217; ЕГО ЖЕ. Внешняя политика Древней Руси, с. 257 - 258.

64. Chronici Hungarici compositio saeculi XIV. In: Scriptores Rerum Hungaricarum tempere ducum regumque stirpis Arpadianae gestarum. Vol. 1. Budapestini. 1937, p. 467.

65. ЛАБУНЬКА М. Князь Данило Галицький і коронація угорського короля Бели IV. До джерел. Збірник наукових праць на пошану О. Купчинського з нагоди його 70-річчя. Т. I. Львів. 2004; ВОЛОЩУК М. М. Даниил Галицкий и Бела IV. - Rossica antiqua. 2006 год. СПб. 2006.

66. BARTNICKI M. Op. cit., s. 183 - 185; DABROWSKI D. Stosunki pomiedzy Romanowiczami a krolem Wejier Bela IV i niektorymi ksia.ze.tami polskimi w latach 1235 - 1240. В кн.: Княжа доба: історія і культура. Вип. 1. Львів. 2007, с. 83 - 87.

67. ПСРЛ. Т. 2, стб. 776.

68. "Wedlug jednego rocznika niemieckiego do Wiednia do cesarza przybyli poslowie krola Rusi" (WLODARSKI B. Polska i Rus (1194 - 1340). Warszawa. 1966, s. 136 - 137).

69. КОТЛЯР Н. Ф. Комментарий, с. 244.

70. Mandatum ad Alexandrum, filium Henrici, ut Henrico Baumo de Wienna mercatori pro marcis argenti mille quas in camera mutuavit, frumenti salmas quatuor millia quadringentas sexaginta duas et mediam de regno libere extrahendas exhiberi faciat (Historia diplomatica Friderici Secundi: sive constitutiones, privilegia, mandata, instrumenta quae supersunt istius imperatoris et filiorum ejus; accedunt epistolae paparum et documenta varia. T. 5. Pars 2. Paris. 1860, p. 677 - 678).

71. "...pro expensis quas de mandato nostra fecerat, nobis dudum existantibus in Wienna, pro nunciis regis Ruscie, pro quibus videlicet obligaveramus ei villam unam in Austria tenendam et usufruendam sibi quousque de ipsa pecunia quietaretur a nobis, et occasione guerre villam ipsam habere non potuit nec tenere..." (ibid.).

72. См.: OPLL Fr. Studien zur fruhen Wiener Handelsgeschichte. - Wiener Geschichtsblatter, 1980, Bd. 35, S. 59f.

73. "Fridericus Romanorum imperator, Petro de Castaldo, magistro procuratori curiae loco Alexandri filii Henrici statuto, denuo mandat ut Henrico Baumo de Wienna mercatori 4462 1/2 salmas frumenti assignari faciat pro quietatione mutui" (Historia diplomatica Friderici Secundi. T. 5. Pars 2, p. 993 - 994).

74. Regesta Imperii. T. 5. Jungere Staufer 1198 - 1272. Bd. 1. Innsbruck. 1881. Abt. 1, S. 442, NN 2209a, 2713.

стр. 50

75. LOHRMANN K., OPLL Fr. Regesten zur Fruhgeschichte von Wien. Wien. 1981, N 574, S. 143.

76. См., напр.: ГЛОГЕР Б. Император, бог и дьявол: Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях. СПб. 2003, гл. 6.

77. Historia diplomatica Friderici Secund. Т. 4. Pars 2. Paris. 1855, p. 854; Regesta Imperii. T. 5. Bd. 1. Abt. 1, N 2089e.

78. ПСРЛ. T. 2, стб. 776 - 777.

79. Там же, стб. 776.

80. APPELT H. Privilegium minus. Das staufische Kaisertum und die Babenberger in Osterreich. Wien.

1976.

81. LECHNER K. Op. cit., S. 298.

82. Ibid., S. 276.

83. Continuatio Sancrucensis II, p. 642.

84. STURNER W. Friedrich II. Der Kaiser. 1220 - 1250. Teil 2, S. 326, 331 - 333.

85. Regesta Pontificum Romanorum inde ab a. post Christum natum MCXCVIII ad a. MCCCIV T. 2. Berolini. 1875, NN 12816, 12824, 12825, 12828.

86. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814.

87. Там же.

88. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Хронологія подій, с. 34 - 35; ЕГО ЖЕ. До справи хронольогічної звязи в Галицько-волинській літописи. - Записки Наукового товариства імені Шевченка, 1903, т. 52; БАРВІНСЬКИЙ Б. Прешбурський з'їзд в справі спадщини по Бабенбергах. Там само.

89. Regesta Pontificum Romanorum. T. 2. N 13022.

90. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814 - 815.

91. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257 (MGH. SS. Т. 9, р. 598).

92. HAUSMANN Fr. Op. cit., S. 300.

93. DABROWSKI D. Stosunki polityczne miedzy krolem Wejjier Bela. IV, niektorymi ksiazetami polskimi i Romanowiczami w latach 1242 - 1250. In: Polska w kreju polityki, kultury i gospodarki europej skiej. Bydgoszcz. 2007, s. 57 - 58.

94. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814.

95. SOPHOCLES E.A. Greek lexicon of the Roman and Byzantine periods. Hildesheim-Zurich - NY. 2005, p. 801.

96. Подробнее об этом см.: Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом). Т. 62. СПб. 2011.

97. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814 - 815.

98. Там же. Т. 40. СПб. 2003, с. 121.

99. Там же. Т. 2, стб. 813 - 814.

100. Там же, стб. 820.

101. DIENST H. Die Schlacht an der Leitha 1246. Wien. 1971.

102. Annales Millicensium continuation Lambacensis (MGH. SS. T. 9, p. 559).

103. Annales sancti Rudberti Salisburgenses a. 1 - 1286 (ibid., p. 789).

104. Chronicon Magni Presbiteri continuatio (ibid. T. 17. Hannoverae. 1861, p. 639).

105. "Cum quodem rege Ruscie singulariter in prelio dimicans, ipsum interfecit et ab eodem mortale vulnus accepit, supervivendo duobus diebus" (Annales sancti Pantaleonis Coloniensis (ibid. T. 252. Hannoverae. 1872, p. 541).

106. FICKER A. Herzog Friedrich II., der letzte Babenberger. Innsbruck. 1884, S. 128; БЕРТЕНЬИ Й. Международное положение Венгрии после татарского нашествия. В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье. М. 1978, с. 318.

107. WERTNER М. Boris und Rostislaw. Berlin. 1889, S. 45; NOVOTNY V. Ceske dejiny. Dil. 1. Cs. 3. Praga. 1928, s. 774 - 775; DIENST H. Op. cit., S. 10; SOMMER G. Osterreich im Hochmittelalte. Wien. 1991, S. 329; Bausteine zur liechtensteinischen Geschichte. Bd. 2. Zurich. 1999, S. 25; MIKA N. Op. cit., s. 17 - 19; DABROWSKI D. Op. cit., s. 50 - 52.

108. MIKA N. Op. cit, s. 18.

109. FICHER A. Op. cit., S. 127.

110. WERTNER M. Op. cit., S. 50.

111. Об этом произведении см.: PETERS U. Frauendienst. Untersuchungen zu Ulrich von Lichtenstein und zum Wirklichkeitsgehalt der Minnedichtung. Gottingen. 1971.

112. Ulrich's von Liechtenstein Frauendienst. Bd. 7. Leipzig. 1888, S. 255 - 262. Strophe 1659 - 1688. Перевод на современный немецкий язык см.: Ulrich von Liechtenstein. Frauendienst. Klagenfurt. 2000.

113. См., напр.: Ulrich's von Liechtenstein Frauendienst. Bd. 7, S. 255f.

114. HOENSCH J.K. Op. cit., S. 41, 43, 174.

115. ПСРЛ. Т. 2, стб. 807 - 809.

стр. 51

116. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С., Хронольопя подій, с. 67; ПАШУТО В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, с. 237; WLODARSKI В. Polska i Rus (1194 - 1340), s. 132.

117. Chronicon Magni Presbiteri continuatio, p. 639.

118. WELTIN M. Landesherr und Landherren zur Herrschaft Ottokars II. Premysl in Osterreich. In: Ottokar-Forschungen. Jahrbuch fur Landeskunde von Niederosterreich. 1978 - 1979. Bd. 44/45, S. 165; WISSGRILL F.K. Schauplatz des landsassigen Nieder-Osterreichischen Adels vom Herren- und Ritterstande von dem XI. Jahrhundert an, bis auf jetzige Zeiten. Bd. IV. Wien. 1800, S. 212 - 215.

119. KRENN G. Historische Figuren und/oder Helden der Dichtung? In: Ich - Ulrich von Liechtenstein. Klagenfurt. 1999, S. 128.

120. HALMER F. Burgen und Schlosser im Raume Bucklige Welt, Semmering, Rax. Wien. 1969, S. 58f.

121. REICHERT F. Landesherrschaft, Adelund Vogtei. Koln-Wien. 1985, S. 75, 77; HOENSCH J.K. Op. cit., S. 34, 38f., 41, 53.

122. WELTIN M. Op. cit., S. 166 (Anm. 23), 193. Впрочем, есть и другие сведения о судьбе Генриха, позволяющие отнести дату его смерти к концу 1270-х годов (ibid., S. 193, Anm. 169).

123. KRENN G. Op. cit., S. 122; WELTIN M. Op. cit., S. 165 - 166.

124. Urkundenbuch zur Geschichte der Babenberger in Osterreich. Bd. 2. Wien. 1955, NN 453, 456.

125. ПСРЛ. T. 2, стб. 836 - 837.

126. Там же, стб. 820.

127. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257, p. 598; Continuatio Praedicatorum Vindobonensium, p. 732.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/Даниил-Галицкий-и-Фридрих-Воинственный-русско-австрийские-отношения-в-середине-XIII-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Майоров, Даниил Галицкий и Фридрих Воинственный: русско-австрийские отношения в середине XIII в. // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 21.04.2020. URL: https://library.ee/m/articles/view/Даниил-Галицкий-и-Фридрих-Воинственный-русско-австрийские-отношения-в-середине-XIII-в (date of access: 31.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. Майоров:

А. В. Майоров → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
267 views rating
21.04.2020 (40 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
О хронологии некоторых событий всемирно-исторического значения
Catalog: История 
9 days ago · From Estonia Online
Территориальное разграничение псковских земель в X-XV вв.
Catalog: География 
9 days ago · From Estonia Online
Патрик Гордон и партия якобитов в России в конце XVII в.
9 days ago · From Estonia Online
Русский посол И. М. Симолин и геополитический прогноз 1782 г.
Catalog: История 
36 days ago · From Estonia Online
Репрессированные граждане Латвии в лагере под Вяткой. 1938-1955 гг.
Catalog: История 
36 days ago · From Estonia Online
Движение американских националистов-нативистов. 1830-1860-е гг.
Catalog: История 
40 days ago · From Estonia Online
Балтийский флот и блокада побережья Эстонии в июне 1940 г.
40 days ago · From Estonia Online
Such is the brief background of the fact that the photon was called the quantum of the electromagnetic wave. And it suited everyone until a half-educated philosopher arrived, who said: gentlemen, let the photon have neither electric nor magnetic charge, and therefore it cannot form the configuration of the electromagnetic wave, where the electric and magnetic components are perpendicular to each other and wave propagation vector. Moreover, this philosopher said that he made a discovery by inventing such a design of an electron and a positron that generates exactly the perpendiculars that are observed in electromagnetic waves.
Catalog: Физика 
No one doubts the existence of the electronic current, and there is no reason to prove it, although in the modern theory of electricity the AC theory, based on the assumption that electrons can run in one direction and then in the opposite direction, is clearly erroneous and requires a refutation. To prove the existence of a positron current, it is enough to pass the current rectified by the semiconductor bridge through the frame of the magnetoelectric galvanometer in one direction and then in the opposite direction. Forward positron current deflects the arrow toward the south pole of the magnet, and a reverse positron current deflects the arrow toward the north pole of the magnet.
Catalog: Физика 
Тевтонский Орден в войне 1240-1242 гг.
Catalog: История 
76 days ago · From Estonia Online

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·ppt·7.21 Kb·1062 days ago
1
Вacилий П.·docx·21.91 Kb·1062 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Даниил Галицкий и Фридрих Воинственный: русско-австрийские отношения в середине XIII в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2020, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones