Libmonster ID: EE-728

Ведийская мифология содержит богатый материал о мировоззрении, образе жизни и социальной активности древних ариев. Но этот материал во многом остается недоступным восприятию современного человека из-за иносказательного характера языка мифов. Именно поэтому в значительной степени оказываются загадочными образы арийских богов. Прототипы некоторых из них до сих пор однозначно не определены, а это значит, что не выявлена важная с когнитивной точки зрения информация о реальных явлениях и событиях, содержащаяся в тех или иных мифических образах. К числу неразгаданных образов ведийских мифов относятся боги-близнецы Ашвины. В литературе по мифологии предлагается немало трактовок прототипов этих богов [Jog, 1964; Gonda, 1974; Топоров, 1998(1)], однако с их помощью не всегда удается понять содержание сюжетов, связанных с ними. В данной статье предлагается новая трактовка прототипа Ашвинов, которым оказывается обыденное природное явление - роса. Эта трактовка позволяет выявить особую роль данного явления в жизни пастушеских племен ариев, тесную связь этой жизни с определенными природными условиями. Результат получен благодаря методу поэтапного выявления в мифе элементов реалистического содержания, их последующего синтеза и идентификации.

Место и роль Ашвинов в жизни ариев. В пантеоне богов древних ариев, красочно описанном в собрании культовых гимнов этого народа - Ригведе (РВ), боги-близнецы Ашвины занимают важное место. Им посвящено 56 гимнов, т.е. по их числу они уступают только главным богам этого пантеона - Индре, Агни и Соме. Ашвины обитают на небе, являясь одними из его повелителей. Ведийский поэт восклицает:

Я Славлю двоих выдающихся повелителей этого неба, Ашвинов я зову песнями, бодрствуя, (Тех,) что сразу на восходе зари стремятся охватить Границы земли, далекие просторы (VI.62.1).

На своей быстроходной колеснице, запряженной сверкающими конями, Ашвины каждый день проезжают по небу, везя людям счастье, питание, жертвенную усладу, самые яркие дары, истинные молитвы (V.62.2 - 5). Их главное достоинство в том, что они по первому зову бросаются спасать людей, попавших в беду, являются "божественными целителями", излечивающими больных и немощных (VIII.18.8.) Они также выручают людей, пострадавших от несчастных случаев. Кроме того, Ашвины - дарители материальных благ и процветания. В гимнах 112, 116, 117 первой мандалы (книги) РВ перечисляется большое количество чудесных, героических деяний, которые совершили Ашвины, помогая людям, спасая их. Встречающиеся в стихах имена,

Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект 07 - 03 - 00040а.


стр. 5

возможно, обозначают каких-то вполне конкретных людей. Вот некоторые из этих деяний:



Это Тугра покинул Бхуджью, о Ашвины, в потоке воды,
Как какой-нибудь умерший - (свое) богатство.
Вы вывезли его на одушевленных,
Плывущих по воздуху, водонепроницаемых ладьях.

Вы вывезли Бхуджью, о Насатьи, на птицах,
Способных пролететь три ночи, три дня,
На берег моря, на ту сторону хляби,
На трех колесницах и сотне ног, о шести конях.

Белый конь - это длящееся счастье -
(Что вы) подарили тому, у кого плохой конь,
Да будет воспет этот ваш великий дар...

Снегом вы задержали пылающий огонь,
(А) ему дали подкрепляющую пищу.
Атри, сброшенного в раскаленную печь, о Ашвины,
Вы извлекли благополучно вместе со всей свитой.

Вы сдвинули колодец, о Насатьи:
Сделали его кверху дном, с отверстием на сторону.
Как воды стремятся для питья, (так потекли они) для богатства,
Для жаждущей тысячи (людей) Готамы.

О Насатьи, состарившийся покров тела
Вы сняли с Чьяваны, как одежду.
Вы продлили срок жизни покинутому (всеми), о удивительные.
И даже сделали (его) мужем юных жен.

Прямо из пасти волка вы, о два мужа,
О Насатьи, спасли перепелку.
А еще вы сделали, о многополезные, (так,)
Что горюющий певец стал (снова) хорошо видеть.

Везя богатство, счастливую власть, (долгий) срок жизни,
Благословенной хорошим потомством, обилие героев, о Насатьи,
Вы приехали, единые мыслью, с наградами к потомству Джахну,
Трижды в день приносившему (вам жертвенную) долю.

Вы помогли Ваше, о Ашвины, сражаться,
Чтобы завоевать тысячи за одно утро.
Сопровождаемые Индрой, вы прогнали несчастья
(И) враждебность от Притхушраваса, о два быка (I. 116).

Как коня, спрятанного (ворами), о Ашвины,
Риши Ребху, (спрятанного) в водах злодеями, о два мужа-быка,
(Своими) чудесными силами вы восстановили (уже) разложившегося.
Не стареют ваши прежние деяния!

Вы Шьяве Канве дали белую (корову)
Из великого стада, о Ашвины.
Провозглашено должно быть то ваше деяние, о быки,
Что сына Нришада вы покрыли славой.

Велика ваша помощь, о Ашвины, целительна.
Даже хромого... вы восстановили.

О удивительные, немолочную, яловую, истощенную
Корову вы сделали для Шаю, о Ашвины, набухшей (молоком).
(Своими) силами Вимаде вы привезли
Жену, девицу Пурумитры.

Делая подарки, о Ашвины, вы дали
Вадхримати сына Хираньяхасту, о два мужа.
Разрезанного на целых три части Шьяву, о Ашвины,
Вы, о щедро дарящие, подняли к жизни (I.117).

стр. 6

Именно за все эти деяния арии называли Ашвинов теми, "кто лучше всех встречает беду" (III.58.3), "скорее всех приходящими на помощь в беде" (I.118.3). К этим же богам арии обращаются с просьбой наделить их богатством, всякими благами. Их именуют дарителями коней, коров, мужей, благополучия, счастья. Ашвины являются также божествами плодородия, способствующими рождению животных и растений. А если так, то арии именно к ним обращаются с просьбой о своем благополучии. Когда же арийские племена переселились в Индию и занялись земледелием, то Ашвины стали помощниками и в этом деле.

Начав завоевание индийских земель, арии и в этом случае обращались за помощью к Ашвинам. Поскольку эти боги отличались своей способностью быстро перемещаться в пространстве, мчась по воздуху на своей стремительной, как мысль, колеснице, то они лучше всего подходили для того, чтобы в любую минуту оказаться рядом и помочь во время сражений.



Когда (вы) в воздухе, когда в небе,
Когда среди пяти (родов) человеческих, -
Даруйте (нам) мужество, о Ашвины!

Если бы сегодня, о Ашвины,
Я позвал бы (вас) для захвата награды,
Если бы в боях, чтобы преодолеть (вражескую) силу,
То это лучшая помощь Ашвинов.

Вперед для блеска, вперед для силы,
Вперед для покорения мужей, для (нашей) защиты,
Вперед для силы действия, о два прозорливца (VIII. 9.2.12,20).

В гимнах к Ашвинам этого времени описывается много конкретных событий. При этом называются имена арийских воинов. Содержание гимнов дает возможность получить достаточно определенное и яркое представление о том, как происходило завоевательное нашествие на Индию.

Если охарактеризовать в целом роль Ашвинов в жизни ариев, то она сводится к совокупности деяний, помогающих ариям решать свои многочисленные житейские проблемы, т.е. касается повседневного бытия, ежедневных трудностей и забот. Поэтому Ашвинов можно назвать божествами каждодневной жизни: от рождения человека до его смерти. В любую минуту жизни, сталкиваясь со всевозможными нуждами, арии обращались к Ашвинам, так как были уверены в быстрой поддержке и помощи с их стороны. Это были боги-целители, спасители, защитники, помощники в создании благополучной жизни. Все, охватываемые этими функциями Ашвинов стороны жизни ариев считались важными, поэтому данные боги занимали видное место в пантеоне богов. Автор стиха VII.73.1 даже называет их "первыми" среди них.

История богов Ашвинов. Согласно РВ, это древние боги, "испокон веку рожденные" (VII.73.1). Еще в прежние времена, говорится в другом гимне, риши1 призывали их на помощь, и в своих заботах об ариях Ашвины были впереди других богов (VIII.8.5.6). Не только для современников ведийских певцов, но и для родоначальников ариев - Ману Ашвины "искали путь" (I.112.16). А это было задолго до нашествия ариев на Индию. Эти боги помогали найти путь к местам благополучного обитания. В ведах Ашвины связаны с периодом развитого скотоводства и коневодства. В это время арии уже интенсивно использовали колесницы. Все это отразилось в имени этих богов. Слово "Ашвины" буквально означает "рожденные от коня", "обладающие конями", "конники", "правящие конями" [Топоров, 1998(1), с. 144; Елизаренкова, 1999, с. 758; Иванов, 1974].

1 Риши - в древнеиндийской мифологии "мудрец", "провидец" [см.: Топоров, 1982, с. 384].


стр. 7

Но у этих богов есть и другое имя - Насатьи. Одни исследователи считают, что это имя буквально означает "носатые", что указывает на их лошадиный облик [см.: Эрман, 1980, с. 56; Васильков, Невелева, 2003, с. 219]. Такая точка зрения восходит к народной этимологической традиции, которая выделяет в этом эпитете элемент nasa ("нос"), что отражает мотив рождения этих персонажей из носа кобылицы. Но этот мотив указывает на божественное происхождение Ашвинов. Дело в том, что кобылицей была не кто иная, как дочь одного из главных богов Тваштара, принявшая этот облик в момент бегства от своего супруга бога Вивасвата.

Согласно другому мнению, это имя означает "исцеляющий", "освобождающий" [Топоров, 1998(2), с. 202]. Такая точка зрения больше соответствует основным функциям этих богов - быть целителями, спасителями. Это имя более древнее, чем имя "Ашвины", и первоначально только один из братьев-богов назывался Насатьей, а другого называли Дасрой. В одном из древних документов, найденном на Ближнем Востоке на территории древнего государства Митанни, относящемся к XIV в. до н.э., засвидетельствовано именно это имя - Насатья. Оно упоминается наряду с именами таких главных богов индоиранцев, как Индра, Варуна, Митра. Это говорит о большом весе Насатьи в ранневедийском пантеоне божеств [Дьяконов, 1970, с. 39 - 63]. Позднее за братьями-богами закрепляется имя "Ашвины". Оно стало основным и уже полностью преобладает в ведах. Постепенно эти божества стали наделять и другими функциями.

* * *

Некоторые черты прототипа богов. Из анализа этимологии богов Ашвинов можно выявить их реальный референт, т.е. ответить на вопрос: какое явление природы они персонифицируют? Черты их прототипа следующие:

(1) Связь с конями говорит о том, что это явление способно быстро перемещаться в пространстве;

(2) Это явление природы обладает исцеляющими свойствами, освобождает от недугов.

Весьма разноречивыми являются повествования о родителях Ашвинов. Самое пространное из них сообщает, что матерью Ашвинов была дочь одного из главных богов Тваштара, Саранью, а отцом - бог восходящего солнца Вивасват. Сначала близнецам дали разные имена - Насатья и Дасра. Позднее обоих сыновей стали называть Насатьями, или Ашвинами (X.17.1 - 2). Имя матери буквально означает "быстрая, проворная". Эти свойства вполне можно перенести и на сыновей и тем самым еще раз подтвердить у них наличие способности к быстрому передвижению. Имя же отца Вивасвата означает "сверкающий". Имя одного из Ашвинов, Дасра, на ведийском языке также означает "сверкающий, яркий" [Bhattacharji, 1970, р. 236]. Следовательно, можно предположить, что этот признак имеется как у самих Насатьев, так и у олицетворяемого ими какого-то природного явления, т.е. можно говорить еще об одном его свойстве:

(3) Оно является сверкающим.

Важно обратить внимание на то, что и мать и отец божеств - это утренние явления. Мать отождествляется с богиней утренней зари Ушас или с солярной девой Сурьей. Отец же олицетворяет восходящее солнце. Это позволяет предположить, что

(4) Насатьи также представляют собой какое-то утреннее явление.

Читатель уже, вероятно, заметил, что я исхожу из определенной закономерности, характерной для соотношения божеств и их реальных референтов. Божества, как правило, имеют в своем внешнем облике некоторые черты, которые сходны с чертами олицетворяемых ими природных явлений. Это сходство и позволяет с достаточной степенью определенности установить в самом начале процесса истолкования образа богов их действительные прототипы.

стр. 8

Продолжая исследовать происхождение Ашвинов, мы обнаруживаем, что они, согласно РВ, имели, помимо Вивасвата и Саранью, еще и других родителей. Это обстоятельство не усложняет нам работу, а напротив, дает возможность определить еще некоторые черты прототипа Ашвинов. Создатели мифов об этих богах именно потому и наделили их множеством родителей, что это давало возможность объяснить наличие у прототипа большого количества разных свойств, которые нельзя было вывести из внешнего вида какого-либо одного божества и соответствующего ему природного явления. Здесь мы сталкиваемся с одним из широко используемых "мифотворцами" приемов - многовариантным решением одной и той же проблемы. И это делалось несмотря на то, что разные решения противоречили друг другу. Но этим противоречием пренебрегали ради получения возможности объяснить наличие множества разных свойств у прототипов богов. Каждая мифологема считалась истинной, если она объясняла хотя бы что-то в прототипе, и от нее не требовалось согласие с другими мифологемами, относящимися к тому же мифическому образу как целому. Частичное соответствие отдельных элементов этого образа ставилось выше их полной когерентности внутри этого образа.

Возвращаясь к вопросу о происхождении Ашвинов, мы находим, что сначала один из них считался сыном Неба (I.181.4), а затем таковыми ("отпрысками Неба") назывались оба (I.184.1). В стихе I.117.11 их называют внуками Неба. Связь Ашвинов с Небом подсказывает еще одну черту этих богов:

(5) Они возникли в небесной вышине.

В одном из гимнов говорится совершенно иное о том, кто является матерью Ашвинов. Это небесная река Синдху. В этом случае вполне определенно идет речь о связи Ашвинов с водой. Поэтому можно констатировать еще одну черту референта этих богов:

(6) Этот референт имеет отношение к воде.

Наличие разных матерей у Ашвинов помогает понять смысл слов из стиха I.181.4, в котором Ашвины называются "рожденными в разных местах". Если в этом же стихе говорится, что один из Ашвинов - сын Неба, то другого можно считать, например, сыном Синдху. И тогда действительно оба брата-близнеца родились в разных местах: один - собственно на небе, другой - в более определенном месте этого неба - в реке Синдху. О связи Ашвинов с водой говорится и в других стихах, причем речь уже идет не только о небесных водах, но и о морской воде:



...У вас двоих колесница, о, удивительные,
С общей упряжью, бессмертная,
Едет по морю, о Ашвины! (I. 30.18)

Как сами эти боги, так и все связанные с ними предметы и явления описываются яркими, жизнерадостными красками. Ашвины - прекрасные юноши в венках из лотоса (X.184.3), "быстрорукие повелители красоты, многорадостные", "богатые чудесами", следующие "сверкающим путем" (I.3.1 - 3). Из этого описания можно вывести такие признаки олицетворяемого этими богами явления:

(7) Оно красиво, вызывает радостное чувство, возникает быстро, похоже на чудо, сверкает.

Не менее красочно описана колесница Ашвинов:



(Та) ваша колесница с тремя сиденьями,
С золотыми поводьями, о Ашвины,
Которая объезжает вокруг неба и земли, знаменитая,
На ней приезжайте, о Насатьи! (VIII.22.5)

Золотые у вас поручни,
Оглобли, ось золотая,
Оба колеса золотые. (VIII.5.29)

стр. 9

Колес у нее, как и сидений - три. Они предназначены для Ашвинов и их жены Сурьи. В других вариантах мифа говорится, что на третьем сиденье сидит богиня утренней зари Ушас. Щедро наделили ведийские поэты колесницу тягловой силой. Это то кони, то орлы, то осел, то дельфины, что свидетельствует о восторженной любви, которую испытывали арии к Ашвинам. Все эти признаки еще раз говорят о какой-то необычайной красочности прототипа этих богов, причем этот прототип всем хорошо известен и чем-то прославился. А то, что колесница объезжает вокруг Неба и Земли, намекает на способность этого прототипа появляться повсюду. Так что можно дополнить ранее выявленные черты этого прототипа следующей:

(8) Он повседневен, встречается везде, чем-то полезен.

Еще несколько признаков референта можно выявить, если проанализировать путь, по которому Ашвины движутся в течение дня. Они начинают его на небе рано утром.



Вы пробуждаетесь рано утром, как двое стариков...
Каждый день на заре вы отправляетесь в дом как достойные жертв (X.40.3).

Пусть на самом раннем рассвете вашу колесницу
Прикатят благожелательные бычьи (кони)! (VII.71.3)

Ашвины пробуждаются раньше утренней зари. Она появляется после них:
Вслед за вашей красотой Ушас
Потянулась, когда вы странствовали вокруг (I.46.14).

На основе приведенных строк можно воссоздать такой признак референта Ашвинов:

(9) Он появляется с рассветом, притом раньше зари.

Путь, по которому Ашвины продолжают начатое движение, непрямой. Во-первых, он "отлог" (I.118.3), проходит по небу от берега до берега (I.46.11) и идет под уклон (I.119.3). При этом Ашвины объезжают Солнце (I.112.13). Во-вторых, их путь идет по кругу. Они совершают "круговой объезд" (VI.63.2), легко катится их "ездящая кругами" колесница (Х.39.1).

Из этих описаний видно, что траектория движения Ашвинов похожа на траекторию движения солнца. На восходе они поднимаются на небо, плавно объезжают по кругу солнце и на закате спускаются по небосводу вниз, пройдя, таким образом, от одного края (берега) неба до противоположного, т.е. от утренней зари до вечерней. Такая особенность пути Ашвинов позволяет приписать их референту следующий признак:

(10) Это явление раннего утра и позднего вечера, перемещается от восхода до заката по небу, т.е. характеризуется парностью.

Ашвинам присуще еще одно важное свойство. Они были "знающими урочный час" (VIII.5. 9), регулярно появлялись утром до зари и вечером (I. 34. 3.10). Регулярность - одна из тех существенных закономерностей природы, которую издавна подметили люди древности, особенно ценимая ими, поскольку она способствовала упорядочению человеческой деятельности. Они видели ее прежде всего в движении солнца, звезд и планет и воспринимали как закон. Если они обнаруживали ее в других явлениях, то оценивали таким же образом и считали, что эти явления добавляют закономерности главному для них закону движения небесных тел. Из-за этого ведийские мудрецы называли Ашвинов "двумя воплощениями закона" (I.180.3), "умножающими закон" (I.47.1). Эта характеристика Ашвинов позволяет нам дополнить набор признаков их референта такой чертой:

(11) Данное явление появляется с определенной регулярностью.

Главной чертой этих богов, которую особенно выделяют авторы РВ, является то, что они приносят людям весьма полезный для них дар. Что представляет собой этот дар? В этом суть загадки образа данных богов. В ней скрывается действительный ре-

стр. 10

ферент этих мифических персонажей. Загадочным он является потому, что в гимнах он, можно сказать, не называется непосредственно и представлен в основном иносказательно - метафорами, аналогиями, сравнениями, ассоциативными образами и т.д. В раскрытии подлинного предметного значения этого по существу поэтического образа и заключается действительная цель разгадки реального денотата этих богов.

Этот денотат характеризуется прежде всего самыми высокими ценностными понятиями материального плана. Он называется благом (I.46.13), добром, богатством (I.47.3.9; VII.71.2), сокровищем (I.46.2), чудесными силами (V.73.2), поразительной пищей (VII.74.2). В других гимнах дар Ашвинов наделяется более конкретным обликом. Это или мед, каким сочатся ободья колесницы Ашвинов (I.139.3), брызжут им (I.180.1), или напитки из меда (I.181.6), или сладкие напитки (I.117.6). Мед находится в кожаном мешке, погруженном на колесницу (VIII.5.19). И кнут у Ашвинов медовый. Жрецы просят окропить им жертву, приносимую богам (I.22.3). Но добро, привозимое Ашвинами, предстает и в виде жира (I.157.2), и в виде воды, что видно из слов:



...Ваша бычья туча набухла, о два быка,
...Словно корова при излиянии (молока), делая приятное людям (I.181.8).

Важно обратить внимание на то, как Ашвины изливают свой мед, жир и т.д. Они окропляют этой влагой людей, жертву, т.е. проливают ее в виде капель, разбрызгивают. Эта особенность дара Ашвинов передается посредством сравнения его с потом пахарей (X.106.10). Но в каком бы виде не выступал дар Ашвинов, он обладает яркой красотой, почему поэты и называют Ашвинов "повелителями красоты" (I.47.5; VIII.5.5; Х.93.6).

Для того чтобы понять, что же стоит за словами "мед", "жир", "молоко", обратимся к стихам некоторых гимнов и определим подлинный объект этих имен.

В стихе I.166.2, посвященном богам грозы и дождя Марутам, читаем:



Неся мед, как родного сына,
Резвятся резвые (боги), радостные на местах жертвенных раздач.

Из этих строк ясно, что медом называется дождь, дождевая вода, поскольку олицетворением именно их являются данные боги. В стихе I.166.3 дождь называется молоком:



Маруты для него (жертвователя. - А. М.) как добрые (друзья) орошают
Молоком многие (пространства), (эти) благодатные (боги).




Под медом подразумевается не только дождевая, но и речная вода:




...Мед струят реки (I.90.6).

Таким образом, слово "мед" используется в РВ в качестве метафоры воды. Следовательно, дар, который везут с собой Ашвины, это вода. Этого "меда" (воды) у них так много, что кожаный мешок, в котором он находится, лопается. Мешку поэты придают большое значение, так что наряду с Ашвинами и их спутницей Сурьей его называют четвертым седоком на колеснице (IV,45.1). Но если в мешке вода, то понятен смысл следующей строки РВ:




Вы (Ашвины. - А. М.) освежаете медом колею на дороге.

Медом риши называли не только воду. Это слово они применяли ко всему, что было приятным и полезным человеку:




...медовыми для нас да будут растения!
Медоносным (пусть будет) земное пространство!
Медом пусть будет Небо - наш отец!

стр. 11




Медоносным (пусть будет) нам лесное дерево!
Медоносным пусть будет солнце!
Медоносными пусть станут нам коровы! (I.90.6 - 8).

Аналогичным образом обстоит дело и со словом "жир". Это также метафора воды, что видно из следующих строк:




Когда в извилинах горы (тучи. - А. М.) вы решили (отправиться) в поход
Словно птицы на каком-нибудь пути, о Маруты, -
То протекают по каплям бочки на ваших колесницах.
Кропите жиром медового цвета для вашего певца! (I.87.2).

У этих богов грозы и дождя из бочек может капать только вода. Она же подразумевается под жиром и в просьбе жреца к богам Митре и Варуне:




О Митра-Варуна, окропите
Потоками жира наше пастбище,
Медом - просторы, о обладатели прекрасной силы духа! (III.62.16).

Очевидно, что пастбище может быть окроплено дождевой водой.

Сделанный анализ позволяет определить еще один важный признак референта Ашвинов:

(12) Он представляет собой воду, падающую на землю сверху.

И наконец, назовем самый очевидный признак прототипа, вытекающий из близнечного характера этих богов:

(13) Референт представляет собой парное явление.

* * *

Референт, или прототип Ашвинов. Итак, мы выявили большое количество признаков этого референта, которые позволяют определить его вполне однозначно. Но прежде посмотрим, какие его трактовки существуют в ведологической литературе.

В мифах народов мира часто встречаются боги-близнецы, каковыми были и Ашвины. Мифологи заметили, что такие боги олицетворяют парные феномены, имеющие место в природе. Поэтому для Ашвинов исследователи также подыскивали реальные парные явления. Но задача оказалась трудной. "...Едва мы прочтем какой-нибудь гимн, едва несколько стихов, в которых ярко изображаются они, космические явления, связанные с рассветом, зарей и росою, в нас является непреодолимое желание искать, какое же явление природы легло в основу представления близнецов, и тотчас являются гадания и недоумения", - писал в XIX в. известный русский филолог В. Ф. Миллер [Миллер, 1876, с. 329]. Эти недоумения сохранились до нашего времени. Проблема оказывается нерешенной до сих пор, о чем говорит индийский исследователь С. Бхаттачарджи: "Природный субстрат Ашвинов трудно определим, и поэтому у ученых нет согласия относительно их идентичности" [Bhattacharji, 1970, р. 245].

Еще во времена В. Ф. Миллера была выдвинута целая серия предположений о референте этих божеств, которые ученый внимательно рассмотрел [Миллер, 1876, с. 333]. Так, немецкий исследователь А. Вебер считал, что Ашвины олицетворяют созвездие Диоскуров, которое часто видно на небе на рассвете. Английский индолог М. Мюллер предполагал, что Ашвины персонифицируют приход дня и ночи. По мнению Т. Гольдштюкера, они символизируют утренние и вечерние сумерки. Историк религии В. Маннхардт полагал, что Ашвины являются олицетворением утренней и вечерней звезды. Позднее эту точку зрения разделял и известный немецкий санскритолог Г. Ольденберг. Несколько гипотез высказал итальянский санскритолог А. де Губернатис. Для него Ашвины были то божественным воплощением осени и весны, то осенним и весенним равноденствием, то двумя светлыми явлениями, которые предшествуют дню -

стр. 12

утренними беловатыми сумерками и красноватой зарей, то, наконец, Солнцем и Месяцем, двумя братьями, сопровождающими зарю, когда она находится на грани между днем и ночью.

В. Ф. Миллер по каждой точке зрения привел вполне убедительные возражения, показывая их неудовлетворительность. Но, в конце концов, он, не найдя иного решения, присоединился к трактовке Ашвинов как персонификации Солнца и Месяца. "Если спросим себя, - писал он, - что в природе могло бы породить в младенческой фантазии представление о светлых близнецах, то ответ найдем немедленно. Нет и не было в видимой природе другого двойного светового явления, кроме Солнца и Месяца" [Миллер, 1876, с. 333].

Перечисленные Миллером трактовки сохранились до нашего времени. Современные авторы и сейчас разделяют ту или иную из них [Топоров, 1998(1)]. Но если помимо тех возражений, которые были у Миллера, мы посмотрим на них с точки зрения выявленных в данной статье черт референта Ашвинов, то увидим еще раз их неадекватность. Так, они не обладают видимой способностью быстро перемещаться в пространстве, не все из этих объектов имеют отношение к воде, не все появляются с рассветом или в вечерних сумерках, и тем более далеко не все обладают способностью исцелять. Не все из этих феноменов являются сверкающими. Что касается Солнца и Месяца, то они настолько отличны друг от друга, что к ним трудно применить эпитет "близнецы". И ходят они по небу, как правило, не вместе, а поодиночке.

Приведенные трактовки опираются лишь на один, хотя и весьма важный признак Ашвинов - их парность. Но при этом не учитываются другие признаки, вследствие чего эти трактовки не объясняют целостный облик богов. Некоторые интерпретаторы принимают во внимание связь Ашвинов с утренней и вечерней зарей и благодаря этому подходят более близко к адекватной трактовке их референта. Так, еще древний индийский лексикограф Яске называл одного из Ашвинов сыном ночи, а другого сыном рассвета (Нирутта, XII.2). Но эта трактовка лишь приближается к подлинному референту, верно подмечая его отношение к этим частям суток.

Помимо свойства парности нужно обратить внимание на другой существенный признак искомого референта, а именно на то, что он связан с водой, а еще более точно - он представляет собой воду, падающую сверху. Но какая это вода? Дождевая? Нет.




Что же (это было такое), что вы,
самые большие любители жертвенных услад (и) богатств,
Действуя как адхварью (жрец. - А. М.), извлекли из вод? (I.181.1).

Если это не дождевая вода, то нужно искать такую, к которой можно прибавить другие, ранее выявленные признаки, и прежде всего регулярность, повседневность, парность, появление ранним утром и поздним вечером. Но такие свойства есть у росы. Следовательно, она - утренняя и вечерняя - референт богов-Ашвинов. А если к этим признакам прибавить еще и красочное описание этого референта (оно красиво, ярко, сверкает на утренней заре, похоже на чудо, вызывает восхищение), то сомнения относительно правильности такого предположения исчезают.

Здесь уместно привести описание утренней зари с выпадением росы в греческой мифологии: "Все ближе утро. Богиня Луна уже давно спустилась с небосклона. Чуть посветлел восток. Ярко загорелся на востоке предвестник зари Эос - Форос - утренняя звезда. Подул легкий ветерок. Все ярче разгорается восток. Вот открыла розо-перстая богиня Заря-Эос ворота, из которых скоро выедет лучезарный бог Солнце-Гелиос. В ярко-шафранной одежде, на розовых крыльях взлетает богиня Заря на просветлевшее небо, залитое розовым светом. Льет богиня из золотого сосуда на землю росу, и роса осыпает траву и цветы сверкающими, как алмазы, каплями. Благоухает

стр. 13

все на земле, всюду курятся ароматы. Проснувшаяся земля радостно приветствует бога Солнца-Гелиоса" [Кун, 2000, с. 53].

Это картина полностью совпадает с картиной росного утра, неоднократно описанной в РВ. Отличие в том, что арийские поэты называют росу метафорически, а эллины - ее собственным именем. Но это как раз и помогает нам идентифицировать объект, представленный в РВ метафорами.

Но в одном случае в Ригведе появляется обозначение этого референта словом, которое может быть переведено как роса. Это слово danu. Из-за его многозначности не все переводчики поступают таким образом. Danu - это и влага, и сочащаяся жидкость, и капли, и роса. Поэтому переводчики оказываются перед выбором, от правильности которого зависит адекватное понимание референта Ашвинов. К. Гельднер трактует это слово в данном контексте как "дар", "подарок" (der Gabe) [Ригведа, 1999, с. 675], Л. Рену - как "вода" (eau) [там же]. Г. Грасман останавливается на слове der Thau - "роса" [там же]. Таким же образом поступает и Т. Я. Елизаренкова при переводе:




Наделите вы его, о Ашвины,
Питательной силой, сочащейся жиром,
(Того,) кто восхваляет вас за доброжелательность,
Жаждя добра, о, повелители росы! (VIII.8.16).

Важно обратить внимание еще на одно слово, которым часто сопровождается дар Ашвинов. Это слово "кропить, окроплять". Своим даром Ашвины окропляют жертву, землю и т.д.:




Ваш медовый кнут,
О Ашвины, что дает благо -
Окропите им жертву! (I.22.3).

Когда вы запрягаете, о Ашвины, (вашу) мужественную колесницу,
Окропите жиром (и) медом нашу власть! (I.157.2).

Процесс окропления представляет собой разбрызгивание какой-либо жидкости каплями. А это как раз хорошо подходит к описанию процесса появления росы: она каплями оседает на растениях и других предметах.

После нахождения действительного референта Ашвинов мы можем легко истолковать следующую фразу из РВ:




...о легко призываемые, следующие сверкающим путем Ашвины...
(VIII.22.1).

и другое, аналогичное выражение:




К нам со всеми поддержками
Приезжайте вы, о Ашвины,
Чудесные, оставляющие золотой след! (VIII.8.1).

Относительно первой фразы Т. Я. Елизаренкова пишет: "Не вполне ясный эпитет Ашвинов, вызвавший много толкований" [Ригведа, 1999, с. 684]. Но если референтом Ашвинов считать росу, то можно вполне отчетливо представить себе картину утренней росы, сверкающей, золотящейся под лучами восходящего солнца. И тогда становится ясным предметное значение этих метафорических выражений.

Предложенная трактовка делает понятными и такие стихи:




Одно колесо колесницы - диво на удивление -
Вы удержали в стороне.
(С другим) вы летаете над другими -
Над поколениями Нахуши (имя царя. - А. М.), мощно - над просторами.
(V.73.3).

На заре Ашвины выливают росу в одной стороне неба. Это и является смыслом фразы "одно колесо колесницы... вы удержали в стороне". После этого они мчатся

стр. 14

к противоположной стороне неба и там проливают оставшуюся часть росы. Таково значение другой фразы этого стиха.

Значение росы для ариев. Но почему вдруг роса, такое, казалось бы, незначительное природное явление стало прототипом для одних из самых главных богов ведийского пантеона? Видимо, в глазах ариев она была чем-то более значимым по сравнению с нашими представлениями о ней. Ведь не случайно в ведийской лексике роса обозначалась одним словом rasa наряду с такими феноменами, как сок и эликсир бессмертия, которые, согласно представлениям ариев, обладают большой питательной силой. А в имени Насатья, означающем, по мнению Баттарджи, "безобманный", отразилась вера ариев в надежность обещаний этого бога об оказании помощи. И что же, в конце концов, лежало в основе почитания Ашвинов наравне с такими главными богами, как Индра, Тваштар, Митра, Варуна, Агни?

Это будет понятно из некоторых просьб, обращенных арийскими жрецами к Ашвинам.




По трем далям, о Насатьи-колесничие,
Приезжайте, как дыхание-ветер - на пастбище! (I.34.7).

Трижды, о Ашвины, с реками - семью матерями (приезжайте)! (I.34.8).
Жиром окропите (нам) пастбище! (VII.5.6).

Становится ясно, что референт Ашвинов - роса имела большое значение для ариев-скотоводов как ороситель трав, которыми питались домашние животные. Благодаря Ашвинам травы росли буйными, так что скоту, и прежде всего коровам, хватало корма, и они давали много молока.




Вы вложили молоко в корову,
Вареное - в сырую, древнее (богатство) коровы,
Которое вам, о два воплощения закона (?), в деревянном сосуде,
Подносит жертвователь, (и оно -) словно сверкающая птица (солнца) (I.180.3).
Сделайте наших коров набухшими (от молока), скакунов - резвыми! (I.118.2).

Хорошая трава является щедрым медоносом. И это ее достоинство жрецы ставят в заслугу Ашвинам. Это они приносят мед, "приятный пчелам". Приписывая Ашвинам большую роль в обеспечении питанием, арии вследствие этого считали их божествами изобилия, плодородия и восторженно воспевали:




Сея зерно, о Ашвины, вспахивая на волке,
Доя для человека подкрепляющий напиток, о удивительные,
Сдувая дасью с помощью бакуры,
Вы создали широкий свет для ария (I.117.21).

Нужно заметить, что роса не является слишком обильным оросителем. Количество осадков при росе невелико, составляет в среднем около 0.1 - 0.3 мм за ночь, но и такое количество значимо, тем более в условиях засухи, а она, по-видимому, была обычным явлением в тех местах, где в доведийские и ведийские времена обитали пастушеские племена ариев, если они так возвеличили влагу, даваемую росой. И действительно, как установили исследователи палеоклимата, в тот период, в раннебронзовый век, в Подунавье и на Северном Кавказе наблюдалась резкая аридизация климата. Это обусловило миграцию ариев на восток, в Приуралье, а затем и в Центральную Азию [Кузьмина, 2000, с. 9].

Если референт Ашвинов - роса, становится понятным, почему их считали божествами-целителями. Дело в том, что роса во многих случаях применяется в качестве целебного средства. Хождение по ней утром повышает общий тонус, улучшает кровообращение и даже излечивает от такого тяжелого заболевания, как варикоз. Ею удается заживлять небольшие язвы на коже. В N 10 "Вестника ЗОЖ" за 2003 г. читательница В. А. Заболотина рассказывает: "40 лет назад у моей годовалой дочки стал нарывать пальчик на руке. Лечили мы девочку месяцев восемь, пока один моло-

стр. 15

дой врач не подсказал простое средство - росу. Мы отвезли ребенка в деревню и каждый день, утром и вечером, водили ее по свежей росе. Через 2 недели пальчик очистился и больше не болел". Известная болгарская целительница Ванга также советовала своим посетителям использовать росу в качестве лечебного средства при некоторых болезнях.

Древние арии, видимо, знали эти свойства росы, пользовались ими и называли ночную, утреннюю и вечернюю росу "небесными лекарствами" (I.34.9), обращались к Ашвинам с просьбой:

Продлите срок жизни! Сотрите (телесные) повреждения! (I.34.11).

* * *

Методология формирования мифических образов. Анализ образа богов Ашвинов позволяет выявить некоторые способы и приемы мифотворчества. Для этого нужно сопоставить содержание этого образа, т.е. построенную арийскими мудрецами специфическую ментальную конструкцию, и содержание реального явления, референта данного образа. Из такого сопоставления становится ясным, какие новые, собственно ментальные элементы были привнесены в названную конструкцию и тем самым дополнили собой реалистическое содержание природного объекта. Характер этих элементов дает возможность определить мыслительные операции, которые необходимы для их построения.

Первое вполне очевидное отличие мифического образа от природного явления, в данном случае Ашвинов от росы, состоит в том, что это явление дополняется субъектностью, т.е. способностью активного и сознательного действия. С помощью такого приема субъективизации явлений природы мифотворцы решали проблему объяснения того, как подобные явления возникают, обладают определенной активностью и динамизмом. Человек архаичного общества еще не был в состоянии познать естественные причины и факторы таких процессов, а потому объяснял их путем переноса на природный мир знакомых ему из сферы предметной деятельности человека движущих факторов. Этими факторами являются намерения, цели, установки и физические операции людей. Представления об этом, являющиеся по существу своеобразной парадигмой предметно-мыслительной деятельности, древние мудрецы переносили на сферу природных процессов, строя таким образом их истолкования и объяснения. Но парадигма была неадекватной данному типу процессов, как антропное природному, а потому приводила к появлению фантастических образов.

Ашвины, как и другие сверхъестественные существа, выступающие в роли движущих факторов тех или иных физических явлений, оказывались чисто мыслительными конструкциями, не имеющими адекватных коррелятов в действительности. Вследствие этого мифические образы превращались в гибрид вымышленного и реалистического содержания. Фантастические компоненты этих образов не находятся с реальностью в отношении соответствия. Их действительная роль - условная, символическая, метафорическая репрезентация действительных референтов. Такая условная корреляция между образом и предметом и делает задачу истолкования этого образа трудной, превращая содержание мифов из адекватного реальности в картину поэтическую. Суть же деификации (обожествления) явлений действительности состоит в их субъективизации с помощью антропных парадигм. Природный мир тем самым социализируется, соединяя в себе физическое и социальное. Человек относится к такому миру одновременно и как к физическому, и как к человекоподобному.

Наделение природного субъектностью - еще одна базисная черта мифологического мышления. С помощью этого приема мифотворцы решали проблему причин, факторов происходящих в природе изменений и наблюдаемых в ней проявлений активности физических и биологических феноменов. Этот прием явился истоком процесса измышления богов - квазисубъектов мифологизированного мира. Так, бог Ин-

стр. 16

дра, по представлениям древних ариев, был первопричиной непонятного им явления - землетрясения:




Ты велик, о, Индра: ведь (ты - тот,) кто порывами неистовства,
(Едва) родившись, небо и землю поверг в ужас,
Когда все чудовища (и) даже твердые горы,
Из страха перед тобой задрожали, как былинки (I.63.1)

Социоморфность природы усиливается с помощью еще одного метода мифологического мышления. На явления природы переносятся те процессы возникновения и последующей организации мифических существ, которые характерны для человека -рождение и установление родственных связей. Эти существа наделяются определенными генеологическими отношениями, объединяются в семьи. Иными словами, при построении картины природных явлений используются еще две собственно антропные парадигмы - рожденческая и фамильная. Природный мир еще больше уподобляется социальному миру. Но поскольку и в этом случае используются неадекватные парадигмы, то картина мира становится еще более фантастической.

Она строится и с помощью такого метода, как обобщение. Обнаружив у какого-нибудь природного явления какое-то свойство и приписав его с известными модификациями соответствующему божеству, древние люди затем обобщали это свойство божества и распространяли его действие на другие явления. Так, способность росы в некоторых случаях оказывать целебное действие на человека сначала дала основание считать Ашвинов целителями. Но затем эта форма помощи людям была распространена и на другие критические ситуации в жизни людей. Ашвины стали их помощниками во всех бедах и трудностях. Они были наделены способностью излечивать слепых, хромых, дряхлых, бесплодных и т.д., чем конечно же не обладает первоначальный прототип этих богов - роса. Ашвины стали помощниками в успешном ведении скотоводческого и земледельческого хозяйства, богами плодородия и изобилия. Поэтому к ним и обращались с соответствующими просьбами. Мы видим, как здесь обобщение перерастает в произвольную экстраполяцию, дополняемую чрезмерной гиперболизацией, что увеличивает фантастичность этого образа. Примером произвольного обобщения могут быть следующие стихи:




Ведь это вы влагаете плод в самок,
Вы - во все существа!
О быки-Ашвины, вы вызываете к жизни
Огонь и воды, и лесные деревья.

Ведь вы - два целителя с целебными средствами
И два колесничих со всем, что связано с колесницей.
И вы, о два грозных (бога), наделяете властью того,
Кто, имея жертвенное возлияние, от души вас почтил (I.157.5, 6).

С помощью такого обобщения риши пытались объяснить указанные в стихах явления зачатия, появления огня и воды и др. Они увидели в них нечто общее, а именно роль воды, жидкости в этих явлениях. Так, вода способствует росту деревьев, а деревья становятся источником огня. Тем самым арии начинали усматривать причинно-следственную связь между довольно различными явлениями, отыскивая общее для них звено.

Благодаря таким формам мышления мифические образы вступают в острые противоречия с реальной действительностью. Противоречия возникают и внутри самих образов, поскольку в них включаются элементы, сконструированные с помощью разнородных парадигм. Но, несмотря на такую эклектичность, содержание данных образов люди древности считали истинным и строили свою жизнедеятельность в соответствии с такими гетероморфными концептами. Основанием подобного отношения к последним были такие детерминирующие факторы архаического сознания, как вера в непогрешимость идей лидеров и духовных лиц, в достоверность общепринятого, санк-

стр. 17

ционированного жрецами содержания, получавшего статус сакрального. Вера, таким образом, допускает явные противоречия в мыслительных построениях. Ее принцип - соответствие не реальности, а установленным социальным нормам. Проблема истинности решается не по линии "концепт - действительность", а по линии "концепт - установки доминирующего сознания". Люди еще не познали принцип истинного знания - его обоснованность и доказанность. Поэтому истину в понимании мифологического сознания можно назвать конвенциональной, декларативной. Истина в научном понимании, т.е. содержание, адекватное реальному положению вещей, находится в мифах не в их явно выраженном плане, а в подтексте, в неявном плане, в их предметных референтах. Эти референты частично и иносказательно отображены во внешнем плане мифических образов. Поэтому проблема истолкования мифов, референции мифических образов состоит в умении на основе этого энигматического плана реконструировать неявный, эвристически чрезвычайно значимый план, значимый для истолкования мифов и для постижения тех реальных явлений и событий, которые легли в основу мифологических построений.

Это же помогает понять характер знаний древних людей о подобных событиях и явлениях. Мы сможем увидеть, в каком отношении эти знания достоверны, а в каком ошибочны. Так, в случае мифа об Ашвинах мы в состоянии понять, каковы были знания ариев о росе. Отчасти они были достоверными, что видно из приведенных выше пунктов 2, 7, 8, 10 - 13. Но были и ошибочные представления (пункты 1 - 5). Неверным было понимание природы этого явления. Роса, конечно, не понималась ариями как конденсация водяного пара, находящегося в воздухе. Это была вода, взятая Ашвинами непосредственно из моря или реки, в том числе и небесной.

Не соответствует действительности и то, что эта вода, выпав на землю на рассвете, затем быстро в течение дня перемещалась на другой край неба и там выпадала в виде вечерней росы. Неверно представлялся и временной порядок этих рос. Вопреки реальному ходу событий, сначала, как полагали арии, имела место утренняя роса, а затем из остатка той же воды, но переместившейся в другую часть неба, выпадала роса вечерняя. На самом же деле из образовавшегося в течение дня водяного пара возникает вечерняя роса, а затем из того же пара - утренняя. Ошибочные представления сказались на содержании мифа. Представление о перемещении росной воды в течение дня по небу явилось основой для создания образа мчащихся по небу на колеснице богов. Но если бы арии знали истинный механизм процесса появления росы, то такой образ, по-видимому, не возник бы вообще.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Васильков Я. В., Невелева С. Л. Комментарий // Махабхарата. Кн. 14. СПб., 2003.

Елизаренкова Т. Я. Словарь основных мифологических персонажей и ритуальных понятий // Ригведа. Мандалы I-IV. М: Наука, 1999.

Дьяконов И. М. Арийцы на Ближнем Востоке: конец мифа // Вестник Древней истории. 1970. N 4.

Иванов В. В. Опыт истолкования древнеиндийских ритуальных и мифологических терминов, образованных от asva-"конь" // Проблемы истории языков и культуры народов Индии. М., 1974.

Кузьмина Е. Е. Первая волна миграции индоиранцев на юг // Вестник Древней истории. 2000. N 4.

Кун Н. А. Легенды и мифы Древней Греции. М., 2000.

Миллер В. Ф. Очерки арийской мифологии в связи с древнейшей культурой. Т. 1. М., 1876.

Ригведа. Мандалы V-VIII / Примечания Т. Я. Елизаренковой к VIII.8.1. М.: Наука, 1999.

Топоров В. Н. Риши // Мифы народов мира. Т. 2. М., 1982.

Топоров В. Н. Ашвины // Мифы народов мира. Т. 1. М., 1998(1).

Топоров В. Н. Насатья // Мифы народов мира. Т. 2. М., 1998(2).

Эрман В. Г. Очерк истории ведийской литературы. М., 1980.

Bhattacharji S. The Indian teogony. Cambr. 1970.

Gonda J. The Dual Deities in the Religion of the Veda. Amsterdam-London, 1974.

Jog K.P. The Asvins in the Rigveda and Their Traces in Later Literature // Journal of the University of Bombay. 1965. Vol. 34.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ЗАГАДОЧНЫЕ-БОГИ-АШВИНЫ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. МАЙДАНОВ, ЗАГАДОЧНЫЕ БОГИ АШВИНЫ // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 06.07.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ЗАГАДОЧНЫЕ-БОГИ-АШВИНЫ (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. МАЙДАНОВ:

А. С. МАЙДАНОВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
3 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
7 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
8 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
8 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
13 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЗАГАДОЧНЫЕ БОГИ АШВИНЫ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android