LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-200
Author(s) of the publication: Г. П. ДРАГУНОВ

share the publication with friends & colleagues

В Швейцарии предпринято издание многотомного сборники документов внешней политики страны в период со второй половины XIX в. и до конца второй мировой войны - "Швейцарских дипломатических документов". Выпуск этого весьма обширного издания (оно состоит из 15 томов при объеме каждого тома более 900 с.) - значительное явление в научной жизни Швейцарии, ибо впервые в истории этой страны собирается воедино, систематизируется и, главное, становится достоянием гласности большое число документов из государственных архивов. Ведь по существующим в Швейцарии правилам, архивные документы являются секретными на протяжении длительного срока, вплоть до 50 лет, и исключения из этого правила делаются крайне редко. Одной из причин, приведших к изданию рецензируемой работы, было то обстоятельство, что Швейцария отставала от многих других стран Запада, где в послевоенный период были выпущены капитальные сборники документов по истории дипломатии.

Учитывая большой объем работы по отбору и подготовке к печати каждого тома, издательство предполагает пока выпускать по одному тому в год. В т. 1 (тома выходят не по порядку) сборника предполагается включить документы внешней политики Швейцарской конфедерации в период 1848 - 1866 годов. Т. 2 будет посвящен 1866 - 1872 гг., 3 - 1872 - 1890 гг., 4 - 1890 - 1904 гг., 5 - 1904 - 1914 гг., 6 - 1914 - 1918 гг., 7 - 1918 - 1920 гг., т. 8 отводится периоду 1920 - 1924 гг., 9 - 1925 - 1929 гг., 10 - 1930 - 1933 гг., 11 - 1933 - 1936 гг., 12 - 1936 - 1939 гг., 13 - 1939 - 1941 гг., 14 - 1941 - 1943 гг., 15 - 1943 - 1945 годам. Объяснение расчленения издания именно на эти хронологические периоды не дается. Но можно предполагать, что здесь приняты в соображение такие вехи историй "Европы и мира, которые наложили в той или иной степени отпечаток на историю и политику небольшой альпийской республики. Так, т. 6 охватывает период от начала первой мировой войны до капитуляции Германии, 7 - период Версальской конференции, послевоенного переустройства Европы, обсуждавшегося на ряде других международных конференций. Том 9 приходится на период временной стабилизации капитализма, а 10 - мирового экономического кризиса. Хронологические рамки т. 13 - это вторая мировая война до момента нападения Германии на СССР. Характерно, что т. 15, также посвященный дипломатии периода второй мировой войны, начинается не с 1944 г. - высадки союзников в Нормандии, а с 1943 года. В этом, надо думать, сказывается трезвый взгляд составителей на то, что именно разгром гитлеровских полчищ на восточном фронте - под Сталинградом и на Курской дуге явился переломным моментом во всей второй мировой войне, подлинным началом ее заключительного этапа. На это обстоятельство стоит обратить внимание и потому, что в другой капитальной работе, вышедшей в 1982 - 1983 гг., - "Новая история Швейцарии и швейцарцев"1 - вопреки практиковавшимся длительное время попыткам умалить вклад Советского Союза в победу над фашизмом, объективно отмечается, что события 1943 г. на советско- германском фронте были переломными не только для воюющих сторон, но и для нейтральной Швейцарии.


1 См. нашу рец.: Новая и новейшая история, 1984, N 6.

стр. 164


Издание "Швейцарских дипломатических документов" предпринято под патронажем Всеобщего швейцарского исторического общества и финансируется Национальным фондом научных исследований. Непосредственный выпуск сборника осуществляет бернское издательство "Бентели", специализирующееся на крупных научных трудах. Отбор документов в архивах, подготовку их к публикации, составление научно- справочного аппарата выполняют исторические факультеты бернского, базельского, женевского, лозаннского, цюрихского, фрибургского и невшательского университетов. Составители работают под руководством специально созданной для этого случая Национальной комиссии по опубликованию швейцарских дипломатических документов, в которую входят крупнейшие историки страны - Ж. -Ш. Биодэ, Ж. -К. Фавэ, А. Штеелин, Р. Рюффье, В. Хофер и др. Председатель комиссии - известный швейцарский ученый, крупный специалист по истории международных отношений Ж. Фрэймон, его заместитель - директор Федерального архива О. Гойе. Для формирования каждого тома специально создается редакционный совет из специалистов по данному историческому периоду или тем ключевым проблемам, которые охватываются рамками этого тома.

Издание опирается на широкий круг источников. Это архив Федеральной канцелярии (протоколы заседаний Федерального совета - правительства Швейцарии и обеих палат парламента), архив политического департамента (среди материалов этого архива фигурирует и фонд "русско-швейцарского бюро" с литером Е 2015, касающийся отношений между двумя странами), архив департамента юстиции и полиции, архивы департаментов военного, экономики, финансов и таможен, других государственных учреждений, а также личные архивы некоторых членов правительства, среди них Дж. Мотта, который возглавлял политический департамент около 20 лет, начальника департамента экономики Э. Шультесса и др. Привлекаются также официальные издания Лиги наций, Международного суда и т. п.

Составители указывают, что они не ставят своей задачей опубликовать все без исключения документы по вопросам внешней политики Швейцарии. Материалы, вошедшие в сборник, пишут они во введении, "должны проиллюстрировать основные направления и черты внешней политики Швейцарии", показать "роль Швейцарии в международной политике, ее отношение к тому или иному событию или проблеме международной жизни", и, таким образом, не претендуют на исчерпывающую полноту в освещении абсолютно всех вопросов2 .

Публикуемые в сборнике документы даются на языке оригинала, и в этом отражается то обстоятельство, что все три языка - французский, немецкий, итальянский, на которых говорит население Швейцарии, считаются государственными3 . Все документы помещаются в хронологическом порядке, каждому из них составители присваивают порядковый номер в данном томе. Кроме того, приводятся номера фондов и досье по швейцарским государственным архивам. Указывается, имели ли составители в своем распоряжении оригинал документа или только его копию, воспроизводятся грифы документов: "конфиденциально", "секретно", "срочно" и т. п. Приводятся даты документа и место, где он был составлен. Каждый документ дается, под заглавием-адресом (например: Поверенный в делах Швейцарии в Китае Е. Ларди - федеральному политическому департаменту). В отдельных случаях дается заглавие самого документа (например: О компенсационных соглашениях с Венгрией). Если документ не был подписан, но автор известен, его имя приводится в подстрочных примечаниях. В этих же примечаниях даются также отсылки к другим документам тома или к другим публикациям, подробные примечания к документам, приводятся посты и должности упомянутых в документе лиц, указывается дальнейшая судьба того или иного политического акта или дипломатического демарша (удовлетворение требования, отклонение протеста, заключение в результате переговоров международного соглашения и т. п.). Важно отметить, что документы в большинстве случаев публикуются полностью. Если же имеются сокращения, то


2 Из однотипного введения ко всем томам. Цит. по: Documents diplomatiques suisses (далее - DDS). Vol. 6, pp. VII - VIII.

3 Есть еще четвертый язык - ретороманский, но государственным он не является.

стр. 165


это оговаривается. В некоторых случаях дается краткое резюме исключенных из публикаций разделов документа с целью облегчить его понимание.

До настоящего времени вышло четыре тома "Швейцарских дипломатических документов"4 . Все они относятся к XX веку. Один из этих томов охватывает период с 28 июня 1914 г., сараевского убийства, послужившего поводом для развязывания первой мировой войны, до 11 ноября 1918 г., капитуляции кайзеровской Германии и окончания войны. Представляют интерес донесения швейцарских посланников в Берлине, Вене, Париже, Лондоне, Петербурге о лихорадочной дипломатической подготовке к открытию военных действий, обсуждении вопроса, будет ли Россия защищать Сербию, о ходе мобилизации во Франции, разгуле там шовинизма и т. п. Сразу после начала военных действий Швейцарская конфедерация довела до сведения держав, подписавших Акт 1815 г. о "вечном нейтралитете Швейцарии", а также всех других стран, о намерении сохранять полный нейтралитет во вспыхнувшей войне (т. 6, с. 32). Однако одновременно Федеральный совет провел всеобщую мобилизацию, доведя численность армии до 250 человек. Спешна строились пограничные укрепления, были заминированы все горные проходы.

В течение почти пяти лет Швейцария находилась в центре бушевавшей в Европе войны, не зная ни человеческих жертв, ни разрушений. Определяющую роль в этом сыграла ее политика нейтралитета, в этом швейцарские историки (Э. Бонжур, Р. Рюффье, В. Мартен, П. Дюрренматт и др.), конечно, правы. Но ведь Германия не посчиталась с нейтралитетом Бельгии, и вряд ли швейцарская армия - как бы хорошо она ни была вооружена и как бы она ни закрепилась на альпийских перевалах и тоннелях (а на это делают большой упор некоторые швейцарские историки) - могла бы предотвратить оккупацию страны или по меньшей мере проход через нее армии одной из воюющих сторон5 . Очевидно, правы те, кто считает, что страны Тройственного союза, как и Антанты, не тронули маленькую Швейцарию по другим причинам. Во-первых, вторжение в нее после прорыва немцев во Фландрии не вызывалось военной необходимостью. Во-вторых, наличие нейтральной страны среди сплошной линии фронтов устраивало и ту и другую из воюющих сторон, т. к. открывало возможности для торговых связей в обход блокады и для политических контактов. Действительно, капиталистические круги Швейцарии, тесно связанные с международным капиталом, всемерно использовали военную конъюнктуру в Европе, получая огромные прибыли от военных поставок как швейцарской армии, так и обеим воюющим сторонам.

Документы, собранные в т. 6, дают представление о том, с каким упорством швейцарские правящие круги отстаивали интересы крупного финансово-промышленного капитала, который добивался "свободы торговли", другими словами, возможности, несмотря на нажим Антанты, предоставлять свой промышленный потенциал для выполнения военных заказов центральных держав6 и в обход осуществляемой Антантой блокады давать Германии выход на мировые рынки. Перипетии дипломатической борьбы за "свободу торговли" видны, в частности, из переписки Берна с Лондоном по поводу ввоза в Швейцарию зерна, риса, металла и промышленного сырья (док. 80, 81, 87), которые, как опасалась Антанта, реэкспортировались в Германию и Австро-Венгрию (док. 39, 46, 48, 140). Противоречия были настолько значительны, что швейцарские дипломаты подумывали даже о том, чтобы заручиться поддержкой США в этом споре (док. 140, 291); когда же США сами вступили в войну, Вашингтон тоже стал косо смотреть на "свободную торговлю" Швейцарии с Германией (док. 304, 308, 312, 341). В середине 1918 г. США, Франция, Англия даже решили внести в "черный список" Антанты 42 фирмы, на-


4 Documents diplomatiques suisses. Diplomatische Dokumente der Schweiz. Documenti diplomatici svizzeri. 1848 - 1945. Benteli Verlag. Bern. Vol. 6. 1914 - 1918, 902 p., 1981; vol. 7 - 1. 1918 - 1919. 964 p., 1979; vol. 7 - 2. 1919 - 1920, 924 p., 1984; vol. 9. 1925 - 1929. 966 p., 1980; vol. 10. 1930 - 1933, 966 p., 1982.

5 О том, что Берн не мог полностью положиться на объявленный им нейтралитет, свидетельствует хотя бы донесение швейцарского посланника в Риме от 5 августа 1914 г. о беседах с советником германского посольства и французским послом (т. 6, с. 33).

6 Данные страны были крайне заинтересованы в этом "для увеличения своих военных усилий", - отмечает составитель тома Ж. Фрэймон (т. 6, с. XIII).

стр. 166


ходящиеся в Швейцарии, за активные связи - в обход блокады - с центральными державами. Хотя все это противоборство на первый взгляд касается Швейцарии, на самом деле оно отражает борьбу на мировом театре экономической войны.

Опубликованные в т. 6 документы, в частности, помогают понять механику т. н. инициативы Гофмана - Гримма. Глава внешнеполитического ведомства Швейцарии А. Гофман на свой страх и риск решил выяснить намерения Временного правительства в отношении заключения мира и в неофициальном порядке предложил одному из лидеров швейцарской социал-демократической партии Р. Гримму, который ехал в Петроград, заодно прозондировать мнение Керенского о возможности заключения мира на Восточном фронте. Гофман разрешил Гримму использовать каналы дипломатической переписки швейцарской миссии в Петрограде и сам этим путем посылал ему инструкции. Одна из них, в которой говорилось о готовности Берлина пойти на "прекращение огня" и на заключение "почетного мира" и даже на "финансирование восстановления России" (т. 6, док. 301, 303, 313, 316, 318, 322), была перехвачена и опубликована в шведской прессе - очевидно, не без участия Керенского, который держал курс на "войну до победного конца". Это вызвало крупный политический скандал. Антанта обвинила правительство Швейцарии в "иезуитстве", нарушении нейтралитета, действиях в пользу Германии. В этих условиях все члены Федерального совета отвернулись от Гофмана, и ему ничего не оставалось, как подать в отставку 18 июня 1917 года.

Исследователь найдет в документах т. 6 факты, полезные для изучения межимпериалистической борьбы, официальной и секретной дипломатии периода первой мировой войны, в частности дипломатии нейтральных стран, которая в отдельных случаях - об этом говорилось выше в связи, с "инициативой Гофмана" - выходила и на первый план мировой дипломатической сцены. Как уже отмечалось, швейцарские дипломаты на зарубежных постах были, как правило, неплохо осведомлены - это относится к тем, кто представлял Берн в Париже, Лондоне, Берлине, Вене, Риме, Петрограде (однако швейцарский посланник в Вашингтоне П. Риттер не всегда правильно улавливал меняющийся курс американской дипломатии, за что фактически и был отозван)7 и в невоюющих странах - Стокгольме, Мадриде, Гааге и др. Здесь стоит добавить, что швейцарские дипломаты - посланники и консулы - в таких странах, как Аргентина, Бразилия, Парагвай, Япония, Китай, Египет, черпали конфиденциальную информацию не только в официальных кругах, во время бесед со своими коллегами, на светских раутах, и т. п., но и от швейцарцев, постоянно живущих в этих странах. Эти швейцарские граждане, не порывающие, - что очень характерно для швейцарцев-эмигрантов - тесной связи с родиной (хотя для некоторых это даже родина не их самих, а их отцов), занимают, как правило, высокое положение в обществе, особенно в финансово-экономических кругах. И опять же в силу того, что они выходцы из постоянно нейтральной (и, что тоже важно, не стремящейся к колониальным захватам) страны, эти швейцарцы пользуются большим доверием местных политических деятелей и именитых граждан, чем, например, выходцы из Англии, Франции, Голландии8 .

Резюмируя, можно сказать, что сопоставление публикуемых сейчас в рецензируемых сборниках донесений дипломатических представителей Швейцарии с уже введенными в научный оборот ранее в различных странах документами9 может, очевидно, пролить дополнительный свет на мировую политику периода 1914 - 1918 годов.

Представляет большой интерес совокупность документов, связанных с Февральской буржуазно-демократической революцией в России и Великой Октябрьской социалистической революцией. Еще в своих донесениях от 19 и 24 декабря 1916 г.


7 Ruffieux R. La Suisse d?entre-deux-guerres. Lausanne. 1974, p. 46.

8 Этот источник информирования является важным и сейчас. Кроме того, большая информированность и глубина анализа политических и экономических проблем Азии и Латинской Америки в "Neue Zurcher Zeitung", "Journal de Geneve" и других газетах объясняется связями их корреспондентов со швейцарской "диаспорой".

9 На примере Швейцарии (как и других стран) можно видеть, какой громадный интерес вызвала публикация секретных договоров царской России в 1918 году. На них ссылаются видные швейцарские историки.

стр. 167


(1 и 6 января 1917 г. по новому стилю) швейцарский посланник в Петрогдаде Э. Одье обращал внимание на "насыщенную грозой внутреннюю политическую обстановку", особенно после убийства Г. Распутина10 . А швейцарский посланник в Париже передает содержание своей беседы .с одним из руководителей французской внешней политики, Ж. Камбоном, считавшим, что "русский императорский двор все более напоминает двор Людовика XVI накануне Французской революции", и предсказывает, что "эта революция будет детской игрой по сравнению с тем, что произойдет неизбежно в России"11 , В отличие от Камбона находившийся постоянно в Петрограде Одье еще в середине января 1917 г. не верил (док. 258) в возможность свержения самодержавия и все происходящее в это время в России сводил к конфликтам между отдельными придворными группами, между царским советом министров и большинством Думы, считал, что политическая ситуация "ничем особым не грозит", и не придавал большого значения недовольству народных масс (с которым, как он считал, справятся "казаки, только и ждущие возможности пустить в ход нагайки"). И уже совсем безответственным для человека на таком, посту, как Одье, является его заявление, что "рабочие не жалуются на свое материальное положение" и что "русский народ боготворит своего царя".

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Федеральный совет очень быстро признал Временное правительство de facto (по швейцарской внешнеполитической практике признание de jure не требуется, если целостность государства не нарушается). 19 марта (н. ст.) он получил уведомление русского посланника в Берне о падении монархии, а уже 22 марта Федеральный совет определил свою позицию. К сожалению, швейцарские правящие круги поступили совсем иначе по отношению к первому правительству Советской России, и именно на них лежит ответственность за крайне неблагоприятное, причем с самого начала, развитие советско-швейцарских отношений.

Одье, уже понявший, наконец, что в России произошли кардинальные перемены, шлет 24 марта депешу о своей беседе с министром иностранных дел Временного правительства П. Н. Милюковым. Последний заявил, что Николай II взят под стражу "в его же собственных интересах, чтобы уберечь его от возможных крайностей" и что Временное правительство испытывает большие трудности "от существования Советов рабочих и солдатских депутатов" (т. 6, с. 524). Другие сообщения Одье (док. 305, 309, 317) дают представление о глубоком кризисе Временного правительства и нарастающей силе Советов, партии большевиков во главе с В. И. Лениным, Так, военный министр А. И. Гучков в пылу откровения прямо жаловался Одье 29 апреля (ст. ст.), что "реальная власть, материальная сила находится в руках комитета рабочих и солдат" (док. 309). Другой документ - от 10 сентября 1917 г. - показывает отношение представителей стран Антанты в Петрограде к мятежу Корнилова, попытавшегося установить контрреволюционную диктатуру.

Новая глава - пусть она не выделена в сборнике документов как таковая - отношение к возникновению первого в истории мира государства рабочих и крестьян. Эта очень ценная для исследователей группа документов открывается подробным - на шесть страниц - сообщением Одье об Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде. Автор хронологически - час за часом - сообщает о "последних конвульсиях" Временного правительства, его призыве к воинским частям, находившимся на фронте, и воззваниях Военно-революционного комитета, бегстве Керенского "на американском автомобиле в Гатчину", переходе петроградского гарнизона на сторону большевиков, создании Советского правительства и его первых декретах, о становлении новой власти в Петрограде и Москве (там же, док. 355 от 28 октября - 2 ноября (ст. ст.) 1917 г.). Нельзя не отметить, что швейцарский посланник отнюдь не беспристрастен и не "нейтрален" при описании и характеристике собы-


10 Одье сообщает (док. 249) подробности "восхождения" Распутина, показывает его влияние на жизнь двора, стяжательство, вульгарность, похотливость "старца" - из этого донесения видно, что распутинщина не была секретом для петроградского дипкорпуса.

11 Док. 253. Эти примечательные высказывания Камбона были сделаны 3 (16) января 1917 г., т. е. почти за два месяца до Февральской революции.

стр. 168


тий, и эта четкая классовая линия Одье наложила негативный отпечаток на первые же страницы отношений между Швейцарией и Советской Россией.

Трудящиеся массы Швейцарии, левые и демократические круги приветствовали крушение царского самодержавия, возникновение революционной России. "Гигантская волна, порожденная 10 днями, "которые потрясли мир", - вспоминает видный деятель Швейцарской партии труда К. Фарнер, - захватила также Швейцарию, всколыхнула даже самые косные умы... В Швейцарии совершался быстрый и глубокий процесс радикализации трудящихся масс, равного которому еще не знал швейцарский рабочий класс"12 . Весть о победе большевиков вызвала огромный энтузиазм у тысяч цюрихских рабочих (этот промышленный город был в тот период главным центром рабочего и революционного движения страны). 15 ноября в цюрихском Народном доме (где за восемь месяцев до этого выступал В. И. Ленин) прошло торжественное собрание по случаю победы Октября и принятия II съездом Советов Декрета о мире. 17 ноября в Цюрихе состоялся митинг солидарности с революционной Россией13 . Швейцарская буржуазия сразу же обрушилась на Октябрьскую революцию, со страниц правых газет полился поток злобных и клеветнических нападок. Правящие круги бездоказательно объявили, что швейцарские социалисты "получают приказы из-за границы", и швейцарского обывателя стали запугивать "опасностью большевистского переворота". Эта линия была перенесена и на межгосударственные отношения.

10 (23) ноября 1917 г. Советское правительство обратилось к группе нейтральных стран, в том числе к Швейцарии, с просьбой довести до сведения воюющих государств предложение Советской России о заключении мира без аннексий и контрибуций. Этим обращением Совет Народных Комиссаров подчеркивал то значение, которое он придавал небольшой нейтральной стране в поисках путей прекращения мировой войны. В том же году Советская Россия предложила Федеральному совету выработать новый торговый договор взамен утратившей силу русско-швейцарской конвенции 1872 года14 . В 1918 г. в Берне была учреждена миссия Советской России во главе с Я. А. Берзиным. Таким образом, со стороны новой власти в России предпринимались конкретные дружелюбные шаги. Официальный же Берн реагировал на эти акции отрицательно. Книга швейцарского буржуазного историка А. Е. Сенна15 впервые приоткрыла в 1974 г. завесу над антисоветской позицией швейцарских властей, показав, как Берн громоздил всевозможные препятствия на пути деятельности миссии, мешал нормальному функционированию советской службы дипкурьеров, осуществлял полицейскую слежку за Берзиным и его сотрудниками, а главное - упорно отказывался признать во всем объеме официальный дипломатический статус этой миссии.

Публикуемые сейчас дипломатические документы наглядно иллюстрируют эту недружественную политику, которая со временем вылилась в резко враждебную после убийства в 1923 г. в Лозанне В. В. Воровского. Швейцарские дипломаты на постах за рубежом призывали Берн "не пускать в Швейцарию представителей большевистского правительства", т. к. их "подлинная задача - осуществить в Швейцарии революцию" (там же, с. 685). Сам начальник швейцарского политического департамента Ф. Калондер в инструкциях посланникам расписывал "ужасы большевистского режима" и заверял, что Берн будет поддерживать с ним лишь "минимум отношений", да и то только потому, что в ряде городов России имеются швейцарские колонии (там же, с. 687)16 . Швейцарский посланник в Петрограде Одье выступил инициатором коллективного демарша представителей семи нейтральных стран


12 Фарнер К. Рабочий класс Швейцарии до и после Великой Октябрьской социалистической революции. М. 1958, с. 17.

13 Домнич М. Я. Подъем рабочего движения в Швейцарии в 1917 - 1918 гг. - Вопросы истории, 1957, N 7, с. 39 - 40.

14 Документы внешней политики СССР. Т. VI. М. 1962, с. 286, 343 - 344.

15 Senn A. Diplomacy and Revolution. The Soviet Mission in Switzerland, 1918. Lnd. 1974.

16 В дореволюционной России был относительно широко представлен швейцарский капитал, особенно в Петербурге, где швейцарцам принадлежали две шоколадно-кондитерские фабрики, часовые мастерские и пр.

стр. 169


в защиту "движимой и недвижимой собственности" граждан этих стран, которая подпадала под национализацию (там же, с. 707 - 708). Для швейцарского дипломата эта забота имела куда большее значение, чем содействие вышеуказанной инициативе Советской России о прекращении мировой бойни! В сентябре 1918 г. Швейцария позволила себе прямое вмешательство во внутренние дела Советской России, выступив вкупе с Антантой и Германией с демаршем по поводу мер Советского правительства по борьбе с контрреволюцией (там же, док. 445)17 .

Как мы уже говорили, для советской миссии, прибывшей в мае 1918 г. в Швейцарию, были созданы трудные, унизительные условия. Буржуазная пресса повела разнузданную кампанию против советской миссии и тех швейцарцев, кто с ней общался. Советские дипломаты проявили огромное самообладание, выдержку и одновременно настойчивость и принципиальность, чтобы в этих условиях отстаивать достоинство и интересы страны, которую они представляли. От Берзина требовали дать слово, что миссия "не будет заниматься политической пропагандой" (там же, док. 425). Президент Швейцарии подчеркнуто принимал Берзина по особому протоколу, ибо швейцарские власти не желали учитывать официальный характер советской миссии, не хотели признавать Советское правительство (там же, с. 745). Причем официальный Берн, рекламировавший "независимость своих суждений", явно выжидал, чтобы Советскую Россию признали сначала ведущие страны Антанты (там же, с. 746). Политический департамент демонстративно включил в список дипломатического корпуса... представителей Временного правительства, которое уже полгода не существовало, отказывался передать Берзину дипломатические архивы, находившиеся в здании бывшей царской миссии (там же).

Осенью 1918 г. в Швейцарии особенно высоко поднялась волна рабочего движения, прокатились многочисленные забастовки. Реакционные силы Швейцарии не нашли ничего лучшего, как заявить, что это результат действий "агентов Москвы". Советская миссия была совершенно бездоказательно обвинена в том, что она субсидировала рабочее и революционное движение18 . А когда 11 ноября была объявлена всеобщая забастовка, охватившая сотни тысяч трудящихся, Федеральный совет объявил о закрытии советской миссии и выслал (под конвоем конных драгун!) ее сотрудников из страны. Тем самым были фактически разорваны - на целых 28 лет - дипломатические отношения между двумя государствами. Но даже после такой абсолютно недопустимой в международной практике акции Советское правительство предпринимало усилия для нормализации отношений со Швейцарией. Однако они наталкивались на упорное противодействие Федерального совета (там же, док. 5, 75, 93, 440, а также док. 31, 47, 154). В этой связи можно заметить, что, проявляя такое враждебное отношение к Советской России, Берн в то же время благоволил к Украинской Раде и властям буржуазно-меньшевистской Грузии (там же, док. 54).

Многие материалы, представленные в "Швейцарских дипломатических документах", дают дополнительные данные для изучения политической борьбы вокруг Версальского передела Европы и создания Лиги наций. Поскольку Женева была избрана местом пребывания Секретариата Лиги наций и заседаний ее Совета и Ассамблеи, для швейцарских дипломатов в различных столицах мира это был лишний повод интересоваться подспудными процессами, политическими интригами вокруг Мирной конференции 1919 г., англо-французскими разногласиями в отношении военных, территориальных и экономических аспектов Версальского договора, позицией США, Германии, Японии, Италии и, не в последнюю очередь, сокровенными планами Антанты в отношении Советской России и бывших частей Российской империи - Польши, Финляндии, Прибалтики (т. 7, ч. 1, док. 25, 27, 40, 41, 112, 196, 205, 238, 313, 340 и др.). Представитель Швейцарии на Мирной конференции В. Раппар направил политическому департаменту письма о своих доверительных беседах с В. Вильсоном, полковником Э. Хаузом (который знакомил Раппара с рядом конфиденциальных документов), с премьер- министром Италии В. Орландо, Ф. Нансеном и др. Наконец, для изучения истории самой Швейцарии имеется ценный


17 См. также: Документы внешней политики СССР. Т. I. М. 1957, с. 472 - 475.

18 Neue Zurcher Zeitung, 20.X.1918, Gazette de Lausanne, 19.III.1919.

стр. 170


материал по проекту включения в состав Швейцарии австрийской провинции Форарльберг, о взаимоотношениях с выделившимся из состава рухнувшей Австро- Венгрии княжеством Лихтенштейн, а также о споре с Францией по поводу экономических привилегий для Швейцарии в сопредельном районе Верхняя Савойя-Пэи де Жекс (т. н. "свободной зоне"), о статусе пограничных с Италией альпийских перевалов (т. 7, ч. 1, док. 11, 19, 23, 53, 236, 325, 343 и др.) и по вызвавшему большую полемику вопросу о вступлении постоянно нейтральной Швейцарии в Лигу наций (там же, док. 50, 79, 92, 177)19 .

Документы, включенные в тт. 9 (1925 - 1929 гг.) и 10 (1930 - 1933 гг.), отражают в той или иной степени такие явления и события мировой истории, как развал Версальской системы, все более острое проявление межимпериалистических противоречий, в частности между США и Японией, между Англией и Францией, с одной стороны, и набиравшей все большую силу Германией - с другой, экспансионистские устремления Италии на Средиземноморье, японская агрессия в Китае, дипломатическая активность вокруг Локарнских соглашений, пакта Бриана - Келлога, идеи создания т. н. Европейского союза, мировой экономический кризис 1929 - 1933 гг., бесплодные попытки выйти из него путем международных экономических конференций в Женеве (1930 г.), Варшаве (1932 г.), Стрезе (1932 г.) и Лондоне (1933 г.), борьба эгоистических интересов западных стран в Лиге наций. Из донесений швейцарских дипломатов видно, как поднималась мутная волна фашизма в Италии и Германии (т. 10, док. 59, 241, 327 и др.).

Основная масса документов посвящена отношениям Берна с тремя сопредельными государствами: Германией, Францией и Италией. О трениях с Францией из-за "свободной зоны" уже говорилось выше. Муссолини, провозгласивший "ирредентизм", недвусмысленно претендовал на швейцарский кантон Тичино, население которого говорит на итальянском языке (т. 10, док. 55, 123, 154). Германия с приходом Гитлера к власти стала причинять Швейцарии политические неприятности - вторжения групп штурмовиков в пограничные районы, грубые нападки геббельсовской прессы на те швейцарские газеты, которые осуждали нацистские бесчинства в Германии (там же, док. 336 и др.). Был и еще один повод для беспокойства: нацистские организации в самой Швейцарии все более наглели, а то, что они получали поддержку Берлина, было известным фактом. Из Вены приходили в Берн донесения о подготовке фашистского путча в четвертой сопредельной стране - Австрии. Немало интересного может найти исследователь и в депешах швейцарских миссий из других районов мира: балканских стран, Японии, Китая20 . Ряд опубликованных в сборнике документов показывает, что гестапо и его итальянский аналог ОВРА насаждали в Швейцарии тайную агентуру, чтобы захватить в свои щупальца немецких и итальянских антифашистов-эмигрантов. Берлин и Рим (приводится запись беседы швейцарского посланника с Муссолини) требовали от Берна "искоренить антифашизм" (под чем подразумевались выступления нашедших в Швейцарии убежище эмигрантов-антифашистов). В этом отношении характерна переписка между Римом и Берном по поводу пилота Дж. Бассанези, отважно сбросившего летом 1930 г. над Миланом антифашистские листовки и потерпевшего аварию при попытке приземлиться В Швейцарии, а также Р. Паччарди - в дальнейшем видного итальянского политического деятеля, а тогда эмигранта21 .

Как уже говорилось, в 1923 г. после убийства В. В. Воровского Советское правительство приняло постановление о бойкоте Швейцарии. Этот бойкот был снят в 1927 г. после того, как швейцарское правительство удовлетворило ряд справедливых требований СССР. Однако в течение последующих лет официальный Берн проводил неизменно враждебную политику по отношению к Советскому Союзу. Фе-


19 Характерно, что сейчас, когда в Швейцарии бурно обсуждается вопрос о вступлении в ООН, как сторонники, так и противники этого шага в подкрепление своих доводов ссылаются на деятельность Швейцарии в Лиге наций.

20 В частности, о вторжении Японии в Восточный Китай, создании марионеточного государства Манчжоу-Го, внутриполитической борьбе в Китае ("войны генералов"), позиции правительства Чан Кайши (например, в отношении компартии) - т. 10, док. 219 и др.

21 См. т. 10. О политическом шпионаже ОВРА в Швейцарии см. док. 9, 145, 204, 227; дело Бассанези и Паччарди - док. 30, 32, 223, 235.

стр. 171


деральный совет категорически не хотел восстановления дипломатических отношений с СССР, выступал против всяких контактов, даже в области культуры22 . Делегат Швейцарии в Лиге наций был одним из тех немногих, кто противился принятию Советского Союза в эту организацию. Однако в различных кругах страны все чаще высказывалась мысль, что в интересах самой Швейцарии полностью нормализовать отношения с одной из крупнейших держав, которая могла бы, в частности, быть ее хорошим торговым партнером в период экономических потрясений в капиталистическом мире.

Из публикуемых сейчас архивных документов впервые становится известным такой показательный факт В 1932 г. начальник департамента экономики Э. Шультесс, один из видных швейцарских экономистов, учитывая настроения деловых кругов, активно поддержал предложение предпринимателей машиностроительной промышленности (особенно остро переживавшей мировой экономический кризис 1929 - 1933 гг.), чтобы государство срочно создало условия (заключение компенсационного соглашения, банковская гарантия торгово-финансовых операций и др.) для экспорта продукции этой отрасли в СССР. Два других члена Федерального совета (всего их семь) - Г. Эберлин и Р. Мингер, так или иначе склонялись к этому же. Однако Ж. -М. Мюзи, ярый антикоммунист, категорически возражал против любых экономических контактов с СССР, заявляя, что это якобы косвенная форма восстановления дипломатических отношений с СССР. Дж. Мотта и М. Пиле-Гола (который во время второй мировой войны призывал приспособиться к гитлеровскому "новому порядку" в Европе) были на стороне Мюзи. Острая дискуссия продолжалась в течение двух дней. На утверждения Мюзи об "опаснейших кознях Москвы и III Интернационала" в Швейцарии Мингер возразил: "Мы никогда не дождемся исчезновения советского строя, и не в наших силах изменить этот режим. Даже великие державы все более поворачиваются в сторону отношений с СССР. Мы же можем оказаться в изоляции и пожнем тогда все плоды этого". Однако антисоветская линия в. Федеральном совете все же взяла верх. Предложение Шультесса было заблокировано (т. 10, док. 221 и прил.). Забегая вперед, можно сказать, что восстановление дипломатических отношений между двумя странами произошло лишь в 1946 году23 .

Каждый том "Швейцарских дипломатических документов" имеет широкий справочный аппарат. Детально продуманная система общего географического (по странам) и развернутого тематического оглавлений - вместе они занимают 60 - 70 с. - дает возможность легко ориентироваться в размещении материалов, отыскать нужный документ и практически исключает возможность того, что какая-то тема остается вне поля зрения. В тематическом оглавлении приводится не только номер документа, дата и его название, но и краткое содержание. Например: "док. 152, 20.9.1915. Циркуляр департамента юстиции и полиции. Недовольство тем, что в департамент не поступает никаких полицейских донесений о Циммервальдской конференции, хотя такое указание было дано полицейским управлением г. Берна".

Каждому тому предпосылается свое введение, кратко характеризующее освещаемый в нем исторический период и основные направления мировой и швейцарской политики. В конце тома дается структура всех семи департаментов (министерств) с именами руководителей их важнейших отделов в соответствующий период. Помещается также список швейцарских дипломатических представителей (включая консулов) во всех странах мира и иностранных дипломатических представителей - в Швейцарии. Это, в частности, дает представление об интенсивности двусторонних связей. Так, мы узнаем, что царская Россия имела свои консульства в Женеве, Лозанне и Давосе24 , а Швейцария - в Москве, Киеве, Одессе, Риге,


22 Правительство специально обсуждало вопрос, посылать ли приглашение на Всемирную выставку народного творчества в Берне Советскому Союзу, и высказалось против (т. 10, док. 62).

23 Подробнее о советско-швейцарских отношениях в 1917 - 1946 гг. см.: Драгунов Г. Швейцария: история и современность. М. 1978.

24 В Женеву и Лозанну традиционно еще с XIX в. приезжало много русских, в университетах этих городов учились русские студенты. В Давосе - горном курорте - русские лечились от туберкулеза.

стр. 172


Тифлисе, Варшаве и Або. Имеется также географический указатель и указатель имен. Завершается справочный отдел перечнем главных архивных фондов Швейцарии и условными инициалами (которые менялись каждый год) руководящих сотрудников внешнеполитического ведомства. Эти инициалы" служили для визирования документов.

Отсутствие полного перечня документов всех правительственных архивов Швейцарии, конечно, не дает возможности установить, что осталось вне каждого тома сборника. При использовании исследователями документов рассматриваемого издания требуется критический подход, основанный на знании внешней и внутренней политики государств, международных политических и экономических проблем, и к самому содержанию документов. Особенно - донесений швейцарских дипломатических представителей за границей, некоторые из них, как мы об этом говорили выше, или недостаточно разбирались в какой-то конкретной обстановке или представляли ее в своих депешах с предубежденностью (яркий пример этого - донесения посланника в России в 1917 - 1918 гг.). В том, что касается швейцарско-советских отношений, важным источником для "коррекции" соответствующих швейцарских дипломатических документов являются такие источники, как "Документы внешней политики СССР", "Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны". Для понимания же всей совокупности внешней и внутренней политики Швейцарии, специфических особенностей швейцарского капитализма, швейцарского рабочего движения огромную ценность представляют труды В. И. Ленина, который, как известно, в период эмиграции прожил много лет в Швейцарии, наблюдал и глубоко знал происходившие в ней процессы.

Принимая во внимание все сказанное о степени полноты и объективности в подборе документов и комментариев, включенных в рассматриваемый сборник, можно тем не менее считать, что это первое в истории Швейцарии и столь фундаментальное многотомное издание несомненно привлечет внимание и историков, и дипломатических работников, и экономистов. Собранные в "Швейцарских дипломатических документах" материалы представляют интерес и для тех, кто занимается сферой русско-советско- швейцарских отношений и в более широком плане - европейской и мировой политикой XIX - XX веков.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ИЗДАНИЕ-В-ШВЕЙЦАРИИ-ДОКУМЕНТОВ-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. П. ДРАГУНОВ, ИЗДАНИЕ В ШВЕЙЦАРИИ ДОКУМЕНТОВ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 23.08.2018. URL: https://library.ee/m/articles/view/ИЗДАНИЕ-В-ШВЕЙЦАРИИ-ДОКУМЕНТОВ-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ (date of access: 27.06.2019).

Publication author(s) - Г. П. ДРАГУНОВ:

Г. П. ДРАГУНОВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
509 views rating
23.08.2018 (308 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The first thing that inspired me to this discovery is the shock that the researchers of superconductivity experience. And this is understandable. If the conduction current is formed by free electrons, then why does superconductivity increase when free electrons practically disappear, freezing to atoms. Secondly, this is the obstinacy of the Russian scientist, Dr. Fedyukin Veniamin Konstantinovich, who doubted that superconductivity exists. He writes: “Proceeding from the general scientific, ideological position and practice that there is opposition to every action and there is resistance to any movement, it can be argued that resistance and electric current along the conductor should be. Therefore, the so-called "superconductivity" electric current is not, and can not be. "
Catalog: Физика 
Социалистические революции в Эстонии и ее вхождение в состав СССР. 1917 - 1940. Документы и материалы. Таллин. Периодика. 1987. 176 с.
Catalog: История 
85 days ago · From Estonia Online
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
This video https://youtu.be/MJeWOcqqrKo demonstrates alternating current, where sinusoids are formed by positive and negative half waves; and rectified current formed by only positive half-waves. Electric current is the orderly movement of charged particles. But in metallic conductors, in addition to mobile free electrons and stationary ions, there are no other charges. So what kind of talk does this video show?
Catalog: Физика 
The article gives my short life story with a list of my discoveries. May the terrible moralists forgive me, I call these hypotheses discoveries because their logical connectedness and conformity with the materialistic dialectic of thinking does not allow to doubt that truth has been found here.
Catalog: Философия 
I wrote this article when I was 33, and I, who did not understand anything in physics, but who had logical thinking, were outraged by those alogisms and paradoxes that flowed from Einstein’s logic of relativity theory. But it was criticism at the level of emotions. Now, when I began to think a little bit in physics, and when I discovered the law of the difference of gravitational potentials, and based on it I built a five-dimensional frame of reference, it is now possible to prove the inaccuracy of Einstein’s theory of relativity at the level of physical laws.
Catalog: Физика 
Ivan Petrovich Pavlov, studying the physiological process, which he called the conditioned reflex, suggested that this process is the basis for the formation of mental reactions of all living organisms, including the thinking process of a human of a modern species. But, in our opinion, the human thinking process of the modern species is based not on one, but on four types of conditioned reflexes.
Catalog: Философия 
Рецензии. В. В. ДОРОШЕНКО. ТОРГОВЛЯ И КУПЕЧЕСТВО РИГИ В XVII ВЕКЕ
Catalog: Экономика 
140 days ago · From Estonia Online
In addition to the valence, which connects the atoms into molecules, there is a valence that connects the nucleons to each other.
Catalog: Физика 
The world ether is filled with gravitons. A positron rotating in the ether twists around itself graviton spheres, which increase its mass and turn it into a proton. The graviton spheres of the positron attract an electron to it, giving rise to a neutron. A proton, having lost some of its rotational energy, with its atomic graviton spheres - (unlike nuclear graviton spheres, which attract an electron to a proton, turning it into a neutron) - attracts an electron to itself, turning it into a hydrogen atom.
Catalog: Физика 

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ИЗДАНИЕ В ШВЕЙЦАРИИ ДОКУМЕНТОВ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2019, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK