LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-78
Author(s) of the publication: Г. Г. КУДРЯВЦЕВ

share the publication with friends & colleagues

Эстонский остров Осмуссаар (прежнее название - Оденсхольм, сами эстонцы называют его чаще Осмуссаари) расположен в 5 милях от западного побережья Эстонии и в 30 милях от п-ва Ханко (Гангут, Финляндия). Командование ВМФ высоко оценило оперативное значение Осмуссаара, несмотря на его небольшие размеры (длина - 5 км, ширина - 1,5 км), и еще в 1940 г. приняло решение укрепить остров дальнобойными береговыми батареями и прикрыть с воздуха зенитной артиллерией. К началу Великой Отечественной войны здесь размещался немногочисленный гарнизон, в состав которого входили 180-мм башенная и 130-мм береговая батареи, да одна зенитная 76-мм батарея. Этот гарнизон моряков Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) в трудных условиях боевой обстановки 1941 г., находясь в глубоком тылу врага, в течение 164 дней (до его эвакуации в начале декабря в Ленинград) мужественно и стойко сражался с немецко- фашистскими захватчиками, отразив все их попытки овладеть островом и провести свои корабли в Финский залив. В ноябре, после двухмесячного обстрела острова и ударов авиации, враг предъявил гарнизону ультиматум о сдаче, Но осмуссааровцы отклонили его, подняли над островом красный флаг и продолжали сражаться. Защитники Осмуссаара до конца выполнили свой воинский долг и только по приказу командования оставили его и совместно с героическим гарнизоном п-ва Ханко ушли защищать Ленинград. Мне как бывшему начальнику штаба гарнизона Осмуссаара и непосредственному участнику тех событий хотелось бы, основываясь на архивных материалах, рассказать, как это произошло.

В начале 1940 г. комиссия под председательством видного артиллериста Балтики контр- адмирала И. И. Грена выбрала на Осмуссааре огневые позиции для стационарных береговых батарей, а уже в июне-июле на остров прибыли Особое строительство N 03 во главе с военным инженером 2-го ранга П. И. Сошневым (главный инженер - военный инженер 3-го ранга Б. М. Слезингер), 46-й Отдельный строительный батальон (ОСБ) капитана Н. П. Токарева (военком - старший политрук Е. В. Васильев, главный инженер - Н. И. Патрикеев) и основная группа личного состава 314-й батареи 180-мм калибра во главе с И. Т. Клещенко. Он же был назначен комендантом Осмуссаара, а военкомом батареи - старший политрук В. П. Усков. Все они должны были в короткие сроки построить береговые батареи и другие оборонительные объекты на острове.

Строительные материалы, технику, палатки, продовольствие и другое имущество (вместе с 46-м ОСБ) на Осмуссаар доставил в начале июля из Ораниенбаума транспорт "Днестр". Условия строительства, особенно в зимний период, были крайне тяжелыми. Однако строители и личный


КУДРЯВЦЕВ Гавриил Григорьевич - генерал-лейтенант в отставке.

стр. 154


состав гарнизона с задачей справились успешно. Большую помощь строителям оказало население близлежащих поселков и деревень. Около 80 рабочих-эстонцев работали на бетонном заводе и на заготовке щебня из гранитных валунов. Эстонки трудились в военном пищеблоке и прачечных.

Строительные работы велись с большим напряжением и высокими темпами. Их ход проверялся начальником строительного управления ВМФ Г. П. Комаровым, заместителем наркома ВМФ Г. И. Левченко и командующим КБФ В. Ф. Трибуцем. Немецкие самолеты часто облетали остров, нарушая воздушное пространство СССР. Для прикрытия острова с воздуха в ноябре 1940 г. сюда прибыла 509-я зенитная батарея старшего лейтенанта П. Л. Сырмы (политрук - П. И. Антонов). В ее составе было четыре 76-мм орудия и две счетверенные пулеметные установки калибра 7,62 мм. В апреле 1941 г. были построены бетонные сооружения (некоторые из них трехэтажные, с заглублением на 12 м) для двух стационарных береговых батарей. Подготовлены к монтажу блок командного пункта с дальномерной вышкой, две башни (по два орудия в каждой) для 180-мм батарей, три орудия и центральный пост управления для 130-мм батареи. К этому времени на остров прибыли 60 рабочих-монтажников с ленинградских и других заводов, в их числе мастера высокого класса И. К. Февралев, А. С. Захаров, Н. Ф. Кукайло и др. Монтажников возглавляли инженер Ленинградского механического завода П. П. Белозеров и представитель Артиллерийского управления КБФ старший лейтенант Н. М. Васерин.

И все же война застала Осмуссаар не полностью готовым к боевым действиям. Лишь одна зенитная батарея оказалась в строю. Башенная 180-мм батарея находилась в стадии окончания строительства. У 130-мм батареи материальная часть орудий, боезапас и личный состав отсутствовали. Если матчасть для батареи N 90 на остров была доставлена только в конце июня, то личный состав во главе с командиром батареи капитаном А. Н. Пановым (политрук - Ф. И. Миронычев) прибыл во второй половине июля.

Вольнонаемный состав строителей не имел стрелкового оружия1 . 18 июля на Осмуссаар прибыло командование 205-го артдивизиона: командир - капитан М. Р. Цепенюк, военком - полковой комиссар В. Г. Голубев, начальник штаба - капитан Г. Г. Кудрявцев, автор этих строк. В день нашего прибытия вражеская авиация сбросила на остров несколько бомб. То было наше первое боевое крещение перед вступлением в должность. Командование с первого же дня занялось окончанием строительства и монтажа батарей, организацией противодесантной обороны. Были сформированы штаб и управление дивизиона с его службами, осуществлялись заготовка продовольствия и получение вооружения. Капитан Цепенюк как комендант острова и штаб дивизиона непосредственно отвечали за обеспечение всем необходимым частей и подразделений, находившихся на Осмуссааре.

Между тем военная обстановка на территории Эстонии осложнилась. 7 августа передовые части врага вышли к южному берегу Финского залива. Осмуссаар, острова Моонзундского архипелага (Сурвяйн) и Таллин оказались в тылу врага. Вражеские моторизованные части рвались к городу - главной базе КБФ, которая оказалась блокированной с материка. С 15 августа начались бои за Таллин. Активизировали деятельность корабли противника. Они пытались прорваться в Финский залив и поддержать свои войска с моря, но каждый раз встречали мощный огонь батарей Ханко и Осмуссаара. Утром 20 августа враг после мощной артиллерийской подготовки и налетов авиации перешел в наступле-


1 Об организации островной артиллерии см.: Центральный военно-морской архив в Гатчине (ЦВМА), ф. 7, оп. 1, д. 2613, лл. 44, 72.

стр. 155


ние с целью захвата Таллина. Тяжелые бои на подступах к нему продолжались 21 и 22 августа. Батареи Осмуссаара не давали действовать противнику на побережье и использовать для наступления приморские дороги, ведущие к городу.

В те тяжелые для Таллина дни командующий КБФ, исходя из сложившейся оперативной обстановки, для обеспечения надежного управления и огневого взаимодействия с сухопутными частями Красной Армии приказом N 11/034 от 21 августа 1941 г. подчинил гарнизон острова Осмуссаар коменданту береговой обороны Главной базы (БОГБ) флота полковнику И. А. Кустову. 23 августа в адрес коменданта Осмуссаара прибыла телеграмма начальника штаба флота, в которой подтверждалось, что мы полностью подчиняемся коменданту береговой обороны Главной базы флота и что 46-й ОСБ в полном составе со штатным вооружением должен быть срочно отправлен в Палдиски для обороны Таллина. В телеграмме указывалось также, что за батальоном вышел транспорт "Вохур" (ВТ-510)2 .

Телеграмма начальника штаба флота об отправке в Палдиски 46-го ОСБ была полной неожиданностью: еще не закончились некоторые работы на башнях и строительство огневых точек в системе противодесантной круговой обороны острова, не был закончен и монтаж дизелей на первой башне. Однако приказ есть приказ. Последними остров покинули командир батальона Токарев и военком Васильев. Утром 25 августа 46-й ОСБ был с ходу введен в бой на подступах к Таллину. Боевое крещение его личный состав получил в районе ст. Вазалемма и г. Кейла (Кегель). Появление этого батальона было неожиданностью для немецкого командования, которое приостановило на некоторое время свое наступление. Имея только стрелковое оружие, воины батальона бесстрашно вступали в бой с фашистами, поддерживаемыми танками и артиллерией. Все роты, включая резерв, вместе с подразделениями отряда полковника Е. И. Сатурина вели ближний бой с противником. В отдельных случаях дело доходило до штыковых схваток, чтобы можно было оторваться от врага. К тому же 46-й ОСБ 27 августа получил приказ прикрыть отход наших войск и населения в порт Палдиски и их посадку на корабли. Утром 28 августа под обстрелом артиллерии и минометов 46-й батальон произвел погрузку на "Вохур" и в тот же день в сопровождении "Лайне" прибыл с 46-м ОСБ на Ханко, где был довооружен и переформирован в 46-й стрелковый батальон. Согласно приказу командира Военно-морской базы (ВМБ) Ханко от 31 августа 1941 г. N 0120, командиром батальона был назначен капитан Олейник, бывший на Ханко командиром 51- го строительного батальона; начальником штаба - капитан Мёнд-рул. Вначале этот батальон находился в резерве командира ВМБ Ханко генерала С. И. Кабанова, а затем влился в 270-й стрелковый полк 8-й Отдельной стрелковой бригады и до конца разделил судьбу защитников Ханко, а затем Ленинграда3 .

После ухода 46-го ОСБ с Осмуссаара обстановка на острове значительно осложнилась. Гарнизон уменьшился более чем наполовину. Вместе с вольнонаемными рабочими и женщинами на острове оставалось 965 человек, из них 675 краснофлотцев, 130 красноармейцев, 160 вольнонаемных; боезапаса: 180-мм выстрелов - 718, 130-мм - 860, 76-мм зенитных снарядов - 2036, винтовочных патронов - 167 тыс., гранат - 1750. Эти данные взяты из донесения коменданта Северного укрепления сектора (СУС) в адрес коменданта береговой обороны Балтийского района (БОБР) от 1 сентября 1941 года. Продовольствия по полной норме оставалось на два месяца, бензина - 18 тонн; из них 4 сентября 8 т бен-


2 Там же. ф. 9, оп. 1, д. 708, л. 41; ф. 7, оп. 1, д. 2649, л. 32.

3 Там же, ф. 100, оп. 1. д. 34187, л. 78; д. 697, л. 11; ф. 1144, оп. 06508, д. 40, л. 62; ф. 9, оп. 1, д. 10292, л. 1.

стр. 156


зина и немного продовольствия Осмуссаар передал гарнизону Ханко4 . Командование Осмуссаара резко сократило нормы расхода продовольствия. А недостаток артбоезапаса заставлял нас экономить его до последнего дня обороны.

Штабу и командованию гарнизона пришлось заново пересмотреть организацию круговой противодесантной обороны. Когда 28 августа наши войска и флот оставили Таллин и Палдиски, Осмуссаар об этом еще не знал. Телефонная связь со штабом БОГБ флота вышла из строя 26 августа, радиосвязь нарушилась 27 августа. Нас это очень беспокоило. В ночь с 28 на 29 августа до нас доносились глухие взрывы со стороны Таллина и видны были пожары. Нам казалось, что бои под Таллином еще продолжаются. Утром 29 августа для уточнения обстановки мы выслали в Палдиски катер КМ во главе с начальником связи дивизиона лейтенантом А. И. Кобыльницким. При подходе к Палдиски с катера увидели на пирсе немцев. Катер повернул обратно, но враг сразу открыл с берега огонь. Были ранены начальник связи и старшина катера. Командование острова приняло решение об эвакуации личного состава узла связи, пограничников и взвода охраны наших баз, расположенных на материке в районе Пысаспеа и Дирхамн. В тот же вечер я снял их личный состав и доставил на остров. Узел связи был закрыт; кабель, соединявший остров с материком в районе мыса Шпитхамн, перерезан.

В ночь на 31 августа и вечером 31 августа с берега в направлении Осмуссаара из разных точек береговой черты передавались световые сигналы. Наши сигнальщики не смогли их понять. Мы пришли к выводу, что враг вышел на западное побережье, надо ожидать его активных действий против Осмуссаара. Командование решило высадить разведывательно-диверсионный десант в составе 50 человек в районе рыбацкого поселка Пысаспеа. Возглавить его было приказано мне. 1 сентября стало для нас радостным днем: мы проверили стрельбой всю башенную батарею с центральной наводкой на четыре месяца раньше, чем предусматривалось планом. В тот день к нам прибыли представители СУС БОБР с о-ва Хийумаа, которые привезли приказ о подчинении Осмуссаара коменданту СУС БОБР на основании телеграммы командующего КБФ от 30 августа. Представители СУС ознакомились с батареями, гарнизоном, планом разведывательно- диверсионного десанта и дали согласие на его проведение. Вечером 3 сентября противник попытался с 20 десантных катеров при поддержке четырех артиллерийских батарей высадить морской десант на Осмуссаар. Почти каждый катер имел на буксире по баркасу с десантом. Дальномерщики башенной батареи матросы Н. Голайдо и Н. Михайлов своевременно доложили об этом. Раздался сигнал: "Боевая тревога! К отражению десанта изготовиться!". Батареи почти одновременно открыли огонь по врагу, который в первые же минуты потерял несколько катеров, был вынужден прикрыться дымовой завесой и повернуть обратно. В некоторых документах и книгах отмечается, что десант высаживался на Осмуссааре 6 сентября (дата прибытия донесения в главный штаб ВМФ); но в действительности попытка была предпринята 3 сентября. Вот что говорится об отражении десанта в боевом донесении начальника штаба БОБР от 4 сентября на имя начальника штаба КБФ: "В 18.55 3 сентября 1941 года 40 моторных катеров противника из района Шпитхамн пытались высадить десант на остров Осмуссаар. Артиллерией острова противник отброшен, утоплено 2 катера, выбросились на берег - 2. Остальные отошли"5 .

После разгрома десанта наши батареи нанесли мощный удар по фашистским батареям и заставили их замолчать: контрбатарейная борьба продолжалась затем три месяца, до последнего дня эвакуации остро-


4 Там же, ф. 7, оп. 1, д. 2650, лл. 15. 36.

5 Там же, д. 2620, л. 28; ф. 9, оп. 1, д. 706, л. 33; д. 2619, л. 100.

стр. 157


ва. Опыт отражения десанта на Осмуссаар был использован командованием БОБР при отражении десантов противника на Моонзундский архипелаг. Уместно привести телеграмму начальника штаба БОБР в адрес коменданта СУС от 5 сентября: "Усильте наблюдение и готовность частей к отражению десанта. По-видимому, противник готовится серьезней, чем при попытке на Осмуссаар. Особенно обратите внимание на остров Вормси, пристани Кердла и Хелтермаа". 8 сентября, в день высадки вражеского десанта на Вормси, Военный совет КБФ принял решение о выводе Осмуссаара из подчинения коменданту Хийумаа и подчинил его командиру военно-морской базы Ханко, который отвечал за минно-артиллерийскую позицию у входа в Финский залив. Это решение оказалось целесообразным. В телеграмме командиру ВМБ Ханко от 8 сентября о подчинении ему гарнизона Осмуссаара командующий КБФ указывал: "Весь гарнизон Оденсхольма подчиняю вам всех отношениях. Предоставляю самому решать вопрос по обстановке снятию людей и матчасти. Трибуц. N 22.20. 8 сентября 1941 г."6 .

После неудачной попытки 3 сентября высадить десант на Осмуссаар враг начал систематический обстрел острова артиллерией и бомбардировку. Но командование флотом, видимо, не исключало возможности повторной высадки крупного десанта на Осмуссаар, тем более что авиаразведка с Ханко сообщала о передвижениях войск противника из-под Таллина и сосредоточении их в районе Хаапсалу (Гапсаль) - Ригульди (Рохукюла). Мы на острове, естественно, не знали об этих телеграммах, тем более не считали себя обреченными. Осмуссаар продолжал сражаться, вел контрбатарейную борьбу, по вызову коменданта Хийумаа огнем поддерживал действия наших войск на Вормси, не подпускал корабли противника к этому острову и порту Хаапсалу с севера. Командир ВМБ Ханко Кабанов, только что принявший в свое подчинение Осмуссаар, тоже был обеспокоен сложившейся обстановкой на побережье в районе Шпитхамн- Ригульди-Хаапсалу. Он не исключал возможности высадки оттуда морского десанта на Осмуссаар и Вормси. Чтобы выяснить обстановку, Цепенюку было приказано провести разведывательную десантную операцию в ночь на 10 сентября. Для участия в ней он прислал "Лайне" с начальником разведки базы А. Довмаляном и оператором штаба Р. А. Карпиловым. В состав десанта входило до 60 человек, многие из них участвовали в разведывательно-диверсионной операции в ночь на 2 сентября и имели уже опыт боевых действий на берегу. Местом высадки был выбран район Дирхамн-Ригульди, командиром назначен капитан В. Гуляев.

Десантники с двух катеров и шлюпок высадились на берег, но были обнаружены вражескими дозорами, которые удалось уничтожить. При продвижении и в глубь и вдоль побережья отряд натолкнулся на огневые точки и небольшие группы немцев и вступил с ними в бой. С мыса Дирхамн и мыса возле Роослепы действовали крупнокалиберные пулеметы; их подавила артиллерия "Лайне". На Осмуссаар произвели огневой налет три батареи противника, которые затем были подавлены нашими батареями. Судно "Лайне" врагом не обстреливалось: оно находилось в мертвом пространстве за высоким лесом. Карпилов, руководивший боем десанта с корабля, получив донесение командира десанта о подходе вражеских подкреплений и невозможности пробиться в глубь территории, дал сигнал о возвращении отряда на корабль.

14 сентября командир ВМБ Ханко прислал на Осмуссаар новое командование, что оказалось неожиданностью для нас. Вместо Цепенюка прибыл капитан Е. К. Вержбицкий, на место военкома Голубева был назначен батальонный комиссар Н. Ф. Гусев. Цепенюк и Голубев отзывались в распоряжение командира ВМБ. Мы тепло проводили своих дру-


6 Там же, ф. 7, оп. 1, д. 2620, л. 31; ф. 27; оп. 1, д. 2979, л. 11.

стр. 158


зей, под руководством которых защитники Осмуссаара досрочно ввели в строй башенную батарею, стреляли по кораблям противника, пытавшимся прорваться в Финский залив и к Таллину, разгромили вражеский десант 3 сентября и дважды высаживали разведывательные группы на побережье, занятое врагом. Осмуссаар успешно содействовал также своим огнем отражению десанта противника на Вормси. За нанесение удара по десантным средствам врага у пирсов Хаапсалу командование Осмуссаара и личный состав 314-й батареи получили благодарность от командира и военкома СУС БОБР. Новое командование уже приобрело боевой опыт на Ханко, что позволило ему быстро войти в курс дела, умело руководить гарнизоном Осмуссаара и продолжить строительство круговой противодесантной обороны. Вместе с нами оно до конца разделило судьбу защитников острова. Командование ВМБ Ханко стало уделять больше внимания Осмуссаару. База оказывала нам помощь специалистами по строительству противодесантной обороны, делилась скудными запасами боеприпасов и оружия. Для доставки на Осмуссаар этих грузов был выделен транспорт "Вохи" (ВТ-556) водоизмещением около 500 т с эстонским экипажем и капитаном А. Кивикари. "Вохи" уже приходил на Осмуссаар 4 сентября вместе с катером ПК-236. Мы тогда поделились с Ханко бензином и продовольствием. А теперь уже "Вохи" доставлял нам с Ханко боеприпасы, оружие и другие грузы.

22 сентября от прямых попаданий снарядов сгорел пароход "Альф" водоизмещением около 300 т, стоявший на якоре в южной гавани Осмуссаара. В тот день мы потеряли шесть человек убитыми, трое были ранены, несколько человек получили ожоги. С почестями похоронили мы боевых товарищей, но вместо ружейного салюта произвели салют батареями острова, нанеся мощный артиллерийский удар по вражеским батареям, их наблюдательным пунктам и возможным местам сосредоточения десанта. После этого несколько дней батареи противника молчали. В конце сентября враг увеличил артгруппировку у Осмуссаара и резко усилил обстрел острова. Нам тоже пришлось усилить контрбатарейную борьбу, хотя запас снарядов с каждым днем уменьшался. Из сентябрьских боев с кораблями противника мне особенно запомнились проведенные 20 и 29 сентября. В первом случае конвой в составе пяти транспортов с охранением пытался ранним утром прорваться в Финский залив в направлении Таллина. По транспортам открыли огонь 180-мм батарея Клещенко и 130-мм батарея Панова. Расстояние до них было около 12 миль. Клещенко добился двух попаданий в головной транспорт, Панов попал в концевой. Корабли конвоя прикрылись дымовой завесой и повернули в Балтийское море. Во втором случае несколько вражеских транспортов пытались пройти севернее Вормси к Хаапсалу, но огонь батареи Клещенко заставил их прикрыться дымовой завесой и отойти на северо-запад. Мы видели два попадания тяжелых снарядов в один из транспортов, и он вскоре затонул7 . В октябре противник постоянно применял против нас артиллерию и авиацию. Все чаще стали появляться его корабли у Хийумаа, что хорошо было видно с нашего маяка.

После падения Хийумаа 21 октября обстановка для Осмуссаара резко ухудшилась. Теперь остров стал единственной территорией Эстонии, куда не ступала еще нога немецкого солдата. Враг создал специальное соединение Для борьбы с островом и подтянул к Осмуссаару до четырех артдивизионов, в том числе калибра 170 - 280 мм. Ежедневно по острову выпускалось до 2 тыс. снарядов, стала чаще налетать вражеская авиация, по которой наша зенитная батарея вела огонь. На счету батареи уже Имелось несколько сбитых самолетов. В начале ноября враг усилил удары по острову, выпуская в сутки до трех тысяч снарядов, в том числе крупного калибра. Из-за отсутствия достаточного количества бое-


7 Там же, д. 719, лл. 151, 152; д. 34185, л. 92.

стр. 159


припасов мы открывали ответный огонь лишь тогда, когда противник угрожал нашим батареям, главным образом башенной. 4 ноября в полдень обстрел внезапно прекратился. Стало зловеще тихо. Столбы пыли и дыма сносились ветром в южном направлении. На море показалась шлюпка: двое гребли, а рулевой размахивал белым флагом и семафорил: "Не стреляйте! Свои!". Он сообщил, что они военнопленные с Даго и доставили пакет немецкого командования на имя коменданта острова. В конверте лежало письмо немецкого командования в Эстонии с ультиматумом о капитуляции Осмуссаара к 12.00 5 ноября. В знак согласия мы должны были поднять белый флаг на маяке и построить гарнизон без оружия на видном месте. В случае отказа немцы угрожали уничтожить остров вместе с личным составом. Решение нами было принято единодушно: ультиматум отклонить, драться до последнего. Вместо белого поднять над островом красный флаг, соорудив высокий флагшток и прикрепив его к сохранившемуся после обстрелов дереву в районе первой башни. Кроме того наметили в момент истечения ультиматума одновременно с подъемом красного флага всеми батареями нанести десятиминутный артудар по врагу. Памятной страницей стали митинги личного состава в ночь на 5 ноября и подъем красного флага над островом. Бойцы и командиры дали клятву биться до последнего. Теперь обстрел острова велся днем и ночью вплоть до 14 ноября. Праздник Великого Октября мы отметили под разрывы вражеских снарядов. Наступили холода, а у нас не было теплой обуви и одежды, да и паек значительно уменьшился: мы решили растянуть его до навигации следующего года.

14 ноября противник вновь обрушил на остров огонь. Красными вспышками была охвачена вся материковая часть. Такого огня я еще не видел. Вот наступил рассвет. "Катера противника, пеленг 90°", - донеслось с дальномерной вышки. Десант из 18 - 20 катеров и барж тремя колоннами полным ходом следовал к северо-восточной части острова. Огонь по десанту все батареи открыли одновременно. Всплески поднялись над водой, закрывая собой катера. Один из снарядов попал в большой катер, тот вздыбился и начал тонуть. Удачно вела огонь зенитная батарея. Катера заметались, прикрываясь дымовой завесой, и начали отходить. Когда дым рассеялся, мы увидели, что несколько катеров догорали, подбитые подходили к бухте Кейбу-Лахт, а большая часть катеров отходила к о. Суур-Пакри. Зенитная батарея вела огонь по самолетам врага, которые наносили удар по башням 314-й батареи, и один самолет сбила. Вскоре прилетели вызванные с Ханко наши самолеты, но десант уже укрылся в бухтах. Стала замолкать и артиллерия противника. Я передал указание командира дивизиона о прекращении огня. Мы обо всем происшедшем донесли на Ханко и получили благодарность от командира и военкома базы. Командование КБФ приняло решение эвакуировать наш гарнизон. Вначале хотели сделать это вместе с гарнизоном Ханко, при этом планировалось послать корабли из Кронштадта прямо на Осмуссаар, без захода на Ханко. С этим предложением выступил командующий КБФ в телеграмме на имя командира базы. Однако командир и военком ВМБ Ханко, соглашаясь снять людей с Осмуссаара специальной группой кораблей, настаивали провести эту операцию после эвакуации Ханко, так как Осмуссаар должен прикрывать эвакуацию Ханко. Эвакуация проводилась небольшими партиями и продолжалась около 10 суток, без нарушения боеготовности наших батарей и скрытно от противника. К началу эвакуации на острове находилось 1008 человек. В ночь на 23 ноября "Лайне" прибуксировала с Ханко на Осмуссаар три катера для рейдовой погрузки личного состава. Обратным рейсом утром 23 ноября "Лайне" доставила на Ханко часть экипажей катеров, коменданта острова и военкома, которые были вызваны командованием для получения дополнительных указаний по эвакуа-

стр. 160


ции Осмуссаара. Вечером того же дня "Лайне" возвратила на Осмуссаар командование гарнизона и приняла на борт первый эшелон эвакуируемых в количестве 165 человек, главным образом раненых и больных, а утром 24 ноября благополучно доставила их на Ханко. После этого "Лайне" сделала еще три рейса, последний - в ночь на 1 декабря. Всего за четыре рейса было снято с Осмуссаара и доставлено на Ханко 648 бойцов и командиров8 . На острове еще оставалось 357 человек, главным образом основные специалисты артиллерийских расчетов, обеспечивавших стрельбу трех батарей. Почти все дни эвакуации батареи вели контрбатарейную борьбу, а в конце ноября их огонь мы нарочно усилили.

1 декабря батареи мощными ударами отвечали на каждый обстрел острова врагом, и его батареи сразу же прекращали огонь. Наши артиллеристы не жалели снарядов, чтобы не оставлять их врагу после нашего ухода. В 18.00 мы получили извещение о выходе на Осмуссаар БТЩ-205 за последним эшелоном гарнизона. Вержбицкий, Гусев и я выехали на батарею Панова, чтобы присутствовать при уничтожении своих 130-мм орудий выстрелами с песком. Вот расчет первого орудия под руководством командира огневого взвода В. П. Москаля зарядил орудие осколочно-фугасным снарядом, а с дульной части в канал ствола насыпал морского песку, добавил в него гвоздей, металлических деталей, воды, утрамбовал пробойником и закрыл канал ствола дульной пробкой. Осталось послать боевой заряд, закрыть замок и выстрелить. Но это сделать тогда не могли: на острове была полнейшая тишина, враг не стрелял и поэтому мог заметить подрыв орудия и раскрыть замысел эвакуации. Что-то мы сразу подорвали. Башенная 180-мм батарея готовилась к подрыву с использованием взрывчатки. Для этого на острове оставлялась подрывная партия. Прочая техника и приборы, поддающиеся молотку и кувалде, были выведены из строя перед приходом корабля за последним эшелоном гарнизона. Башня Ф. С. Митрофанова была уничтожена последней. Почти до прихода корабля она, как и два зенитных орудия, продолжала вести огонь по врагу.

1 декабря тральщик "Гафель" (БТЩ-205) под командованием старшего лейтенанта Е. Ф. Шкребтиенко подошел к острову. В 23.00 началась посадка личного состава. Контроль за выполнением плана эвакуации осуществлялся мною с командного пункта. Старший писарь штаба сержант П. Н. Пешкин доложил мне акт на уничтожение секретной документации, за исключением журналов боевых действий, которые мы решили взять с собой как свидетельство нашей боевой деятельности. На КП в комнате оперативного дежурного находился мой первый заместитель по штабу старший лейтенант Васерин, который поддерживал телефонную связь с постами подрывной группы. Он оставался на острове во главе группы подрывников.

2 декабря штабная группа под моим руководством покинула КП и переместилась на западный пирс, откуда можно было непосредственно руководить эвакуацией, получая по телефону информацию с постов. Перевозка людей, боезапаса и грузов проходила нормально, хотя ветер и волнение моря усилились. К месту посадки прибывали последние группы с батарей. Проходя мимо красного флага, они отдавали ему последние почести. В это время враг вел по острову методический огонь; главным образом обстреливался район зенитной и 130-мм батарей, где уже никого не было. Когда подошли катера, мы попрощались с Васе-риным, водителем грузовой машины Кондрусевым и матросами катера КМ-13, пожелали им успеха до скорой встречи в Кронштадте. Васерин вручил мне конверт с письмом для жены, если с ним что-нибудь


8 Там же, ф. 100, оп. 1, д. 699, л. 79; д. 34185, л. 109; ф. 27, оп. 1, д. 2951, лл. 40, 84, 85.

стр. 161


случится. Вержбицкий, Гусев и я последними сели на СО-31 и покинули остров. Тральщик, укрываясь от северного ветра, подошел ближе к западному пирсу и принял на борт последнюю группу защитников Осмус-саара. У правого борта тральщика остались пришвартованными два катера, которые были затоплены нами в двух милях от маяка. БТЩ-205 взял курс на Ханко. В тот же день мы были на базе. На Ханко около половины личного состава Осмуссаара во главе с Гусевым пересадили на турбоэлектроход "И. Сталин". Вержбицкий и я остались на тральщике. Пулеметы были поставлены для противовоздушной и противокатерной обороны. Расчеты корабельных 45-мм пушек и пулеметов ДШК были доукомплектованы зенитчиками острова. Управление ими на переходе было поручено мне. Самый переход до Гогланда оказался очень трудным. Турбоэлектроход подорвался на минах, и БТЩ-205 дважды подходил к нему для снятия людей, которых затем передавали на другие корабли. Наш тральщик шел головным, отражая атаки самолетов и торпедных катеров противника и уклоняясь от обстрела батарей с финского берега. На Гогланде мы покинули борт, а тральщик ушел для снятия людей с поврежденных кораблей. На долю осмуссааровцев и ханковцев, переправлявшихся на "И. Сталине", выпали тяжкие испытания: одни погибли или попали в плен; большинство же на других кораблях дошло До Гогланда, а затем до Кронштадта.

А группа подрывников во главе с Васериным и его заместителем Г. А. Вдовинским еще сутки находилась на острове, изображая жизнь гарнизона. Самой тревожной для подрывной группы, как рассказывали участники этой операции, была ночь на 3 декабря. Радиовахта на Ханко тогда была уже закрыта, а сигнальщик прожектором все еще давал проблески в сторону Ханко. Только в 2.00 3 декабря катер МО подошел к острову и стал на якорь в 1,5 - 2 кабельтовых от западного пирса. Он опоздал на пять часов. Васерин приказал закрыть вахту на маяке, маячнику и сигнальщику перейти на пирс и поддерживать связь с катером. В 3.00 начали греметь взрывы, уничтожившие береговые батареи, КП и все, что могло оказаться ценным для противника. Последние взрывы проводились под мощным вражеским обстрелом. Личный состав подрывной группы выполнил приказ командования. Так завершилась 164-дневная оборона Осмуссаара, последнего опорного пункта наших войск в Прибалтике. Доныне чтут подвиг защитников острова: в столице Эстонии есть улица Осмуссаарская, в Хаапсалу это имя носит площадь, один из теплоходов Эстонского морского пароходства называется "Осмуссаар".

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/КРАСНЫЙ-СТЯГ-НАД-ОСМУССААРОМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. Г. КУДРЯВЦЕВ, КРАСНЫЙ СТЯГ НАД ОСМУССААРОМ // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 24.11.2017. URL: https://library.ee/m/articles/view/КРАСНЫЙ-СТЯГ-НАД-ОСМУССААРОМ (date of access: 14.12.2018).

Publication author(s) - Г. Г. КУДРЯВЦЕВ:

Г. Г. КУДРЯВЦЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
336 views rating
24.11.2017 (385 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
КОНФЕРЕНЦИЯ "ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ И КУЛЬТУРА ЕГО ВРЕМЕНИ"
42 days ago · From Estonia Online
НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МУЗЕЕВ ПО ИСТОРИИ
Catalog: История 
42 days ago · From Estonia Online
ИСТОРИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА СОВЕТСКОЙ ЭСТОНИИ
Catalog: Экономика 
42 days ago · From Estonia Online
ЛИТВА - КРУПНЕЙШИМ СТРОЙКАМ СТРАНЫ
42 days ago · From Estonia Online
ЛАТЫШСКАЯ КУЛЬТУРА XIX ВЕКА
44 days ago · From Estonia Online
ПРОБЛЕМЫ АМЕРИКАНИСТИКИ. Вып. 2, 3
44 days ago · From Estonia Online
Рецензии. Э. П. ФЕДОСОВА. ОЧЕРКИ РУССКО-ПРИБАЛТИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. (1861 - 1895 гг.)
Catalog: История 
44 days ago · From Estonia Online
В БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ
Catalog: Разное 
45 days ago · From Estonia Online
БАЛТИЙСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ 1905-1907 ГОДОВ
45 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
КРАСНЫЙ СТЯГ НАД ОСМУССААРОМ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2018, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK