LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-62
Author(s) of the publication: М. И. КОЗИН

share the publication with friends & colleagues

Рига. Изд-во "Лиесма". 1970. 380 стр. Тираж 2000. Цена 1 руб. 3 коп.

На "балтийской встрече" историков в Геттингене в июне 1971 г. один из старейших западногерманских специалистов по истории Прибалтики, Р. Виттрам, посвятил часть своего выступления рецензируемой работе1 . Ратуя за "разносторонний" подход к историческим процессам и явлениям, Р. Виттрам упрекнул М. М. Духанова, впрочем, как и историков-марксистов вообще, в односторонности. Суть дела, однако, состоит в том, что под "односторонностью" Виттрам имеет в виду классовый подход к изучаемым процессам, подход с позиций интересов эксплуатируемых, трудящихся масс. Именно этот, единственно правильный подход пронизывает весь анализ сложной проблемы, которая составляет предмет исследования в книге М. М. Духанова.

Прежде всего несколько слов о почти забытом в наши дни термине. Остзейцами (от нем. - Ostsee) в России называли привилегированные сословия - помещиков и бюргеров - Курляндской, Лифляндской и Эстляндской губерний. Поэтому остзейцы - понятие социальное и отнюдь не тождественное понятию "немцы прибалтийских губерний". Данная автором дефиниция термина имеет существенное значение для понимания задачи его работы. М. М. Духанов специально оговаривается, что он исследует "не влияние Германии как таковой на прибалтийские губернии и даже не характер воздействия прибалтийских немцев в целом, а лишь роль остзейцев" (стр. 11), то есть тех немецких сословий в Прибалтике, которые являлись преемниками и проводниками германской экспансии на Восток и в силу исторически сложившегося "особого порядка" (то есть особого правового положения) и в середине XIX в. продолжали оказывать огромное влияние на политическую, социальную и экономическую жизнь народов Прибалтики.

Происходившая в середине XIX в. смена социально-экономических формаций предопределяла сильный накал классовой борьбы, достаточно четкое размежевание классовых и политических позиций в Прибалтике. В этих условиях и остзейцы вынуждены были наиболее откровенно изложить свою платформу. Поэтому выбор автором периода для выяснения подлинного лица остзейцев следует признать удачным. В книге анализируется аграрная и национальная политика остзейцев, их отношение к царизму, России и русскому обществу, а также к процессу объединения Германии. Эти же вопросы рассматриваются, но уже в аспекте отношения к ним русской печати 60-х годов в рабо-


1 "Baltische Briefe", 1971, Nr. 7/8, S. 12 - 13. На основе доклада Р. Виттрам опубликовал статью, значительную часть которой он отвел критике работы М. М. Духанова (см. R. Wittram. Methodologische und Geschichtstheoretische Uberlegungen zu Problemen der baltischen Geschichtsvorschung ("Zeitschrift ftir Ostforschung", 1971, Hf. 4, S. 601 - 640).

стр. 141


те С. Г. Исакова2 . В этом смысле оба исследования хорошо дополняют друг друга. Если С. Г. Исаков в результате изучения многих русских периодических изданий показал отношение различных политических направлений - от откровенно крепостнического до революционно-демократического - к политическому устройству, аграрным отношениям, национальному движению в Прибалтике и к самим остзейцам, то М. М, Духанов, наоборот, в центр своего внимания поставил отношение остзейцев к тем же проблемам.

Для написания работы автор использовал широкий круг источников: прибалтийско- немецкую и германскую периодическую печать того времени, многочисленные книги и брошюры, вышедшие из-под пера идеологов остзейцев, документы правительственных учреждений и сословных органов дворянства прибалтийских губерний из архивов Москвы, Ленинграда и Риги, неопубликованную частную переписку и дневники разных лиц, имевших отношение к постановке и решению остзейского вопроса. Книга публицистична в хорошем смысле этого слова, автор ее ведет полемику как с прибалтийско-немецкими, так и с современными западногерманскими историками, объединенными в системе так называемого остфоршунга (он досконально знает работы "остфоршеров", вышедшие за последние 30 - 40 лет).

Рассматривая политическую платформу остзейцев, М. М. Духанов убедительно показывает, что они всегда стояли на правом фланге общероссийской реакции, что разделение остзейцев на консерваторов и либералов было условным3 . И те и другие находили в прибалтийских делах полную поддержку лишь в лагере российских крепостников, и, наоборот, позиция остзейцев по отношению к проводившимся в 60-х годах XIX в. реформам в России всегда совпадала с позицией русских крепостников. Вскрывая корни сопротивления остзейцев проведению в крае самых незначительных реформ, М. М. Духанов указывает на непрочность позиций привилегированных сословий в условиях начавшихся межнациональных конфликтов, узость социальной базы, на которую они могли бы в случае необходимости опереться. Отстаивая мнимые исторические права на "особое устройство", особые правовые порядки, превыше всего ставя свои сословные интересы, остзейцы тем самым стремились увековечить господство горсточки потомков завоевателей над превосходившими их численно в сотни раз латышским и эстонским народами.

Здесь мы подходим к наиболее интересной стороне монографии - раскрытию и разоблачению тех фальшивых доводов, которые использовали идеологи остзейцев 60-х годов прошлого века для обоснования правомерности притязаний немецких помещиков и бюргеров на полновластие и которые в ходу и поныне в работах "остфоршеров", посвященных истории Прибалтики. Известно, что для оправдания политики "Дранг нах Остен" немецкие реакционные историки издавна пользовались идеей "культуртрегерства". В середине XIX в. она была превращена в идею "борьбы за культуру" (Kulturkampf) Запада против восточного "варварства". Наиболее крупным последователем и пропагандистом этой идеи был К. Ширрен, профессор русской истории Дерптского (Тартуского) университета, откровенный русофоб. По его утверждению, назначение привилегий состояло в обеспечении господства "немецкой нации и ее потомства в Прибалтике и принадлежности прибалтийских земель немецкой нации и ее потомству"4 . Такая оценка сущности сословных притязаний на полновластие позволяла преподносить их защиту как заботу о национальных интересах немцев, а любое выступление против привилегий - как нападки на "немечество". Одновременно феодальные привилегии выдавались и за совокупность культурных ценностей (немецкий язык, школа, протестантская вера). Так немецкие привилегированные сословия были превращены из защитников анахронизма в "борцов за культуру". К. Ширрен и его идеи до сего времени пользуются авторитетом среди "остфоршеров". Самую высокую оценку его концепции дают также современные западногерманские специалисты по истории Прибалтики Р. Виттрам, Г. Раух, Г. Ротфельс и т. д. (см. стр. 47 - 49, 326 и др.). На самом же деле остзейцы, стародавним лозунгом которых было "ubi bene ibi patria", весьма прохладно относились к идеям общегерманского патриотизма, и если они искали поддержку в бисмарковской Германии, то только для того, чтобы защитить свои сословные привилегии, выдавая их за общегерманское де-


2 С. Г. Исаков. Остзейский вопрос в русской печати 1860-х годов. Тарту. 1961.

3 На это обстоятельство указал еще Я. Я. Зутис (см. Я. Зутис. Очерки по историографии Латвии. Ч. 1. Прибалтийско-немецкая историография. Рига. 1949, стр. 146).

4 C. Schirren. Livlandische Antwort an Herrn Juri Samarin. Leipzig. 1869, S. 194.

стр. 142


ло. И это убедительно показано М. М. Духановым (см. стр. 326 - 332).

В работах современных "остфоршеров" модной стала теория "совместной жизни" (Zusammenleben), "общности интересов" и "общности судеб" (Schicksalsgemeinschaft) остзейцев и коренных национальностей Прибалтики. Маскируясь призывом к. "примирению и взаимопониманию", авторы этих работ искажают историю/ проводя мысль, что немецкая колонизация Востока не преследовала целей, враждебных другим народам. В итоге все это означает не что иное, как оправдание агрессии. Не лишено научного интереса отмеченное в этой связи М. М. Духановым удовлетворение, с которым "остфоршеры" относятся к стремлению латышской эмигрантской буржуазно- националистической историографии "преодолеть" существовавшие до войны разногласия с прибалтийско-немецкой историографией (стр. 246), то есть к отказу националистов от критики "особого порядка" в Прибалтике, к их подчеркнуто враждебному отношению к России.

Анализ работ "остфоршеров", данный М. М. Духановым, справедлив в особенности применительно к "патриархам" этого направления и так называемым мемуаристам из числа остзейцев, Следует все же заметить, что дистанция времени и суровые уроки научили некоторых западногерманских "остфоршеров" более трезво смотреть на прошлое немецких привилегированных сословий Прибалтики, хотя и такие историки, разумеется, остаются на позициях буржуазной историографии и поэтому не могут отказаться от важнейших для нее постулатов. По крайней мере таковым, по нашему мнению, является историк Г. Шлингензипен, ряд критических высказываний которого в адрес прибалтийских баронов приведен и в книге М. М. Духанова (см. стр. 187, 190, 262, 318).

Анализируя политику самодержавия в Прибалтике, автор обоснованно утверждает, что наиболее крепкую поддержку остзейцы встречали в придворных сферах, что в Петербурге у них имелось немало влиятельных покровителей (П. А. Валуев, П. А. Шувалов, А. А. Суворов и др.) и что некоторые расхождения между царским правительством и остзейцами можно расценивать лишь как "шероховатости". Если же рассматривать отношение к порядкам в Прибалтике более широких правительственных кругов, то следовало бы отметить, что число сторонников проведения реформ (аналогичных русским) на ее территории и в правительственных сферах не ограничивалось Д. А. Милютиным и А. А. Зеленым. Недаром остзейцы так боялись обсуждения законопроектов для прибалтийских губерний в Государственном совете, где большинство составляли сторонники распространения на Прибалтику общегосударственных законов. К сожалению, эта сторона вопроса выяснена в работе недостаточно.

В русской печати 60-х годов XIX в. остзейский вопрос был одним из наиболее злободневных. Выступая с позиций государственного единства, либералы и часть консервативных кругов во главе с М. Н. Катковым подвергли резкой критике прибалтийский "особый порядок". При этом ни либералы, ни М. Н. Катков не руководствовались в своих действиях желанием помочь латышскому и эстонскому народам. В этом автор прав. Однако, поскольку он не анализирует постановку национального вопроса в Прибалтике русской печатью в течение всех 60-х годов и ограничивается замечанием, что к концу 60-х годов на страницах русских либеральных и катковских изданий расцвели русификаторские тенденции (стр. 174), для читателя остается неясным, как же было возможно сотрудничество младолатышей и младоэстонцев в русской печати указанных направлений. Правильный ответ на этот вопрос дает С. Г. Исаков. "Поскольку эстонцы и латыши, - пишет он, - оказались союзниками русских в борьбе с остзейцами, призывы к их немедленному обрусению прозвучали бы по меньшей мере нетактично... Мысль о возможном самостоятельном национальном развитии прибалтийских народов в этот период не встречает осуждения в русской прессе"5 . Отмечая известный подъем обрусительных тенденций в конце 60-х годов XIX в., С. Г. Исаков объясняет его тем, что русская печать преувеличивала успехи германизации края.

В 60-х годах XIX в. в России, в том числе и в Прибалтике, возникли условия для двух возможных путей аграрного развития - реформистского и революционного. Интересам господствующих классов соответствовал первый путь, интересам крестьянства - второй. Вопрос этот решался в ходе классовой борьбы. Не совсем удачна поэтому формулировка М. М. Духанова, который пишет: критерием оценки остзейцев "должно служить отношение немецких привилегированных сословий к выбору одного из путей ка-


5 С. Г. Исаков. Указ. соч., стр. 172.

стр. 143


питалистического развития" (стр. 35). Из содержания всей книги, однако, видно, что для ее автора с самого начала было ясно: для остзейцев приемлем был только один путь, и ни о каком выборе не могло быть и речи. Неточность есть и в утверждении об "абсолютной несовместимости" (стр. 159) "особого порядка" (то есть пережитков феодализма) с капиталистической формацией. Исторический опыт Прибалтики, России в целом и ряда других стран показывает, что такое "совмещение" может продолжаться достаточно долгое время. Встречаются также частные погрешности в композиции (например, повторяемость характеристик Валуева и Шувалова на стр. 136 - 149 и 220- 222), но для монографии в целом характерна последовательность как в общей концепции, так и в подаче материала.

Определяя значение поставленных в книге проблем, автор подчеркнул, что без учета политического курса привилегированных немецких сословий, реализованного в Курляндии, Лифляндии и Эстляндии, история Латвии и Эстонии остается неполной, затрудняется понимание сложных перипетий классовой борьбы и национальных противоречий, утрачивают необходимую четкость поучительные для современности уроки прошлого (стр. 6, 7). И действительно, его книга способствует более глубокому пониманию политической борьбы в Прибалтике или вокруг Прибалтики в середине прошлого века. Кроме того, она помогает выяснить назначение прибалтийской проблематики в работах "остфоршеров".

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/М-М-ДУХАНОВ-ОСТЗЕЙЦЫ-ЯВЬ-И-ВЫМЫСЕЛ-О-РОЛИ-НЕМЕЦКИХ-ПОМЕЩИКОВ-И-БЮРГЕРОВ-В-ИСТОРИЧЕСКИХ-СУДЬБАХ-ЛАТЫШСКОГО-И-ЭСТОНСКОГО-НАРОДОВ-В-СЕРЕДИНЕ-XIX-В

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. И. КОЗИН, М. М. ДУХАНОВ. ОСТЗЕЙЦЫ. ЯВЬ И ВЫМЫСЕЛ. О РОЛИ НЕМЕЦКИХ ПОМЕЩИКОВ И БЮРГЕРОВ В ИСТОРИЧЕСКИХ СУДЬБАХ ЛАТЫШСКОГО И ЭСТОНСКОГО НАРОДОВ В СЕРЕДИНЕ XIX В. // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 24.11.2017. URL: https://library.ee/m/articles/view/М-М-ДУХАНОВ-ОСТЗЕЙЦЫ-ЯВЬ-И-ВЫМЫСЕЛ-О-РОЛИ-НЕМЕЦКИХ-ПОМЕЩИКОВ-И-БЮРГЕРОВ-В-ИСТОРИЧЕСКИХ-СУДЬБАХ-ЛАТЫШСКОГО-И-ЭСТОНСКОГО-НАРОДОВ-В-СЕРЕДИНЕ-XIX-В (date of access: 25.08.2019).

Publication author(s) - М. И. КОЗИН:

М. И. КОЗИН → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
454 views rating
24.11.2017 (639 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The author of the article did not encounter a single source on the Meissner-Oxenfeld effect, where the version that this effect is explained by the presence of eddy currents in superconducting ceramics would be questioned. But, in the opinion of the author of the article, ceramics in such a state are surrounded by such gravitational fields, which, when cooled, turn into gravimagnetic fields, which, together with the gravimagnetic fields of the Earth, pull all the magnetic fields from the ceramics body.
Catalog: Физика 
Кто не знает, что Фарадей двести лет назад получил ток с отрицательными и положительными зарядами, который распространяется в прилегающем к проводнику слое эфира, тому теорией электричества заниматься не стоит. Открытие базируется на осознание того, что в теории электричества не существует сторонней силы, вместо которой действует электродвижущая сила, формируемая разностью электрических потенциалов, между нулевым потенциалом проводника и отрицательным ( или положительным) потенциалом источника тока. Эта разность электрических потенциалов и рождает в цепи силу движения зарядов.
Catalog: Физика 
Социалистические революции в Эстонии и ее вхождение в состав СССР. 1917 - 1940. Документы и материалы. Таллин. Периодика. 1987. 176 с.
Catalog: История 
144 days ago · From Estonia Online
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
This video https://youtu.be/MJeWOcqqrKo demonstrates alternating current, where sinusoids are formed by positive and negative half waves; and rectified current formed by only positive half-waves. Electric current is the orderly movement of charged particles. But in metallic conductors, in addition to mobile free electrons and stationary ions, there are no other charges. So what kind of talk does this video show?
Catalog: Физика 
The article gives my short life story with a list of my discoveries. May the terrible moralists forgive me, I call these hypotheses discoveries because their logical connectedness and conformity with the materialistic dialectic of thinking does not allow to doubt that truth has been found here.
Catalog: Философия 
I wrote this article when I was 33, and I, who did not understand anything in physics, but who had logical thinking, were outraged by those alogisms and paradoxes that flowed from Einstein’s logic of relativity theory. But it was criticism at the level of emotions. Now, when I began to think a little bit in physics, and when I discovered the law of the difference of gravitational potentials, and based on it I built a five-dimensional frame of reference, it is now possible to prove the inaccuracy of Einstein’s theory of relativity at the level of physical laws.
Catalog: Физика 
Ivan Petrovich Pavlov, studying the physiological process, which he called the conditioned reflex, suggested that this process is the basis for the formation of mental reactions of all living organisms, including the thinking process of a human of a modern species. But, in our opinion, the human thinking process of the modern species is based not on one, but on four types of conditioned reflexes.
Catalog: Философия 
Рецензии. В. В. ДОРОШЕНКО. ТОРГОВЛЯ И КУПЕЧЕСТВО РИГИ В XVII ВЕКЕ
Catalog: Экономика 
199 days ago · From Estonia Online
In addition to the valence, which connects the atoms into molecules, there is a valence that connects the nucleons to each other.
Catalog: Физика 

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
М. М. ДУХАНОВ. ОСТЗЕЙЦЫ. ЯВЬ И ВЫМЫСЕЛ. О РОЛИ НЕМЕЦКИХ ПОМЕЩИКОВ И БЮРГЕРОВ В ИСТОРИЧЕСКИХ СУДЬБАХ ЛАТЫШСКОГО И ЭСТОНСКОГО НАРОДОВ В СЕРЕДИНЕ XIX В.
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2019, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK