LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-137
Author(s) of the publication: Г. Ф. ГАРИН

share the publication with friends & colleagues

В начале XX в. Подмосковье (в рамках современной Московской области) представляло собой развитой промышленный район, на территории которого размещалось более 1 тыс. предприятий с 215,2 тыс. рабочих1 . Две трети пролетариата было сосредоточено на крупных предприятиях с числом рабочих более 500 на каждом. Среди последних - крупнейшие текстильные предприятия - Никольская, Ореховская, Богородско-Глуховская мануфактуры, а также Раменская, Егорьевская бумагопрядильные фабрики и др. Машиностроение сосредоточивалось в Коломне, Мытищах, Климовске, Подольске. Рабочий класс Подмосковья имел тесные связи с крестьянством губернии и пополнялся за счет сельскохозяйственного пролетариата.

Низкая заработная плата рабочих, бедственное положение крестьян, политическое бесправие тех и других, поражения в русско-японской войне создавали объективные предпосылки для проявления в их среде недовольства и антиправительственных настроений. Наиболее сознательные пролетарии Коломны. Егорьевска, Серпухова, Подольска, Орехово-Зуева вступали в социал- демократические кружки и группы и вели среди своих товарищей пропагандистскую и агитационную работу. В 1900 - 1904 гг. рабочие Дрезны, Вознесенской мануфактуры в с. Муромцево Дмитровского уезда, Серпухова, Егорьевска, Озер участвовали в стачечной борьбе. Волнения наблюдались и в крестьянской среде, например, в Волоколамском уезде. Для перерастания недовольства в открытый протест требовался лишь толчок. Им стали события 9 января 1905 г. в Петербурге.

Весть о расстреле столичных рабочих сразу же нашла отклик в Подмосковье. Уже на следующий день на собрании рабочих в с. Раменском учитель Н. В. Карабанов рассказал о случившемся2 . Ткачи Морозовской мануфактуры в с. Орехово И. Воронцов и С. Рождественский попытались организовать демонстрацию, но им помешали казаки3 . На фабрике ковровых изделий Фланден Клинского уезда был проведен сбор пожертвований в пользу бастовавших петербургских пролетариев4 . Рабочие Мытищинского вагоностроительного завода, узнав о "царской бане", "стояли у станков возмущенные. На лице у каждого... был отпечаток скорби и гнева"5 . Один из руководителей серпуховских рабочих, слесарь И. А. Кокушкин, писал впоследствии: "Новые события, как расстрел питерских рабочих 9 января 1905 года, создали из нас окончательных и бесповоротных врагов царя, министров и буржуа. Этот же факт стал для нас хорошим и удобным орудием для пропаганды среди рабочих против царя и правительства и дал нам возможность говорить о царе на фабрике, чего до этого делать невозможно было"6 . "Не работалось в этот день, что-то подкатывало под сердце, какая-то злость клокотала внутри", - вспоминал слесарь Серпуховской ситценабивной фабрики И. Ф. Сорокин7 .

Машиностроители Коломны пригласили из Петербурга рабочую делегацию и попросили рассказать им правду о событиях 9 января. В агентурном сообщении о прибытии делегации местному исправнику докладывалось: "Собрание предполагается в чайной лавке в селе Боброве... Если означенной депутации удастся склонить рабочих к забастовке, то предполагают провести демонстрацию в с. Боброве и городе Коломне". В районе Коломенского завода,


1 Подсчитано по "Списку фабрик и заводов Европейской России". СПБ. 1903; А. В. Погожев. Учет численности и состава рабочих в России. СПБ. 1906.

2 И. Лин. Первая волна. 1905 г. в Бронницком уезде. М. 1925, стр. 41.

3 "Город на Клязьме". М. 1977, стр. 46.

4 ЦГИА г. Москвы, ф. 17, оп. 103, д. 227, л. 3.

5 "1905 год в Московской губернии". М. 1926, стр. 67.

6 И. А. Кокушкин. Две революции. М. 1926, стр. 7.

7 "1905 г. в Серпухове". Серпухов. 1925, стр. 62.

стр. 175


ст. Голутвин иве. Боброве появились усиленные наряды полиции. Место собрания и подходы к нему контролировались специальными постами городовых, повсюду сновали сыщики. Делегация питерцев вынуждена была ночью покинуть Коломну8 .

Революционное воспитание пролетариев Подмосковья тормозилось разбросанностью фабрик и заводов по территории губернии и разобщенностью рабочих, связями многих из них с деревней, наличием полупролетарской, полукрестьянской психологии. В ряде мест (Покровская мануфактура Дмитровского уезда и др.) властям удалось склонить рабочих к выражению царю верноподданнических чувств. Вера в батюшку-царя, воспитываемая с детства, сказалась на поведении некоторой части рабочих. Впоследствии один из активных участников революционной борьбы серпуховчан Ф. Д. Лисенков рассказывал, что когда в начале 1905г. он услышал о появившихся в городе прокламациях, то поинтересовался их содержанием. "Мне ответили: пишут - не надо воевать с японцами и долой царя. Я понимал, что не надо воевать, а что касается "долой царя", то никак не мог понять, как жить без царя"9 .

МК РСДРП в ответ на "кровавое воскресенье" выпустил листовку "К рабочим" с призывом к всеобщей стачке, напомнив московским пролетариям, "что в случае сильного движения в Москве к вам присоединятся рабочие Орехово-Зуева и Иваново-Вознесенска"10 . В другой листовке комитет призывал поддержать борьбу петербургских рабочих11 . В Серпухове, Орехове, Малаховке и других местах появились противоправительственные листки. МК РСДРП в листовке с обращением к рабочим фабрики Арманд в с. Пушкино, указывая на их бедственное положение, призвал к борьбе под знаменем социал- демократии12 . В другой листовке комитет отмечал, что многие рабочие бастуют, но требуют при этом лишь улучшения своего материального положения. "Такие требования, - объяснил комитет, - называются экономической борьбой... Социал-демократы всегда говорят рабочим: одной экономической борьбы недостаточно, одни экономические требования не могут обнять все то, что необходимо для коренного изменения положения рабочего класса"13 . С ростом политической активности рабочего класса по всей стране, и особенно в Москве, повышалось и классовое самосознание подмосковных пролетариев, экономические требования дополнялись политическими.

Первыми в Подмосковье в стачечную борьбу включились металлисты. 14 января прекратили работу 1,5 тыс. рабочих Мытищинского вагоностроительного завода. Рабочие избранники выработали требования бастующих и на следующий день предъявили их администрации. Хозяева согласились удовлетворить большинство этих требований, но на всякий случай вызвали на завод роту пехоты и казачью сотню. Через три дня 800 рабочих вернулись на завод, остальным пригрозили расчетом. 18 января стачка закончилась14 . Днем раньше объявили забастовку 275 рабочих Люберецкого тормозного завода, требуя повышения заработной платы, сокращения рабочего дня, отмены обысков и штрафов, устройства бани, училища, библиотеки. В заключение своих требований они писали: "Мы также убеждены, что только тогда мы добьемся прочного улучшения своего положения, когда будет дана свобода слова, печати, собраний и союзов". Стачку прекратили 20 января после согласия администрации повысить на 10% зарплату и удовлетворить некоторые другие требования15 . 19 января началась стачка 564 рабочих чугунолитейного завода Московского товарищества механических изделий на ст. Гривно Курской железной дороги. Среди их требований: 8-часовой рабочий день, повышение расценок на 20%, оплата сверхурочных работ, отмена штрафов и обысков, 50-процентная оплата за время болезни. После частичного удовлетворения требований 21 января чугунолитейщики возобновили работу16 .

Недовольство зрело и среди других слоев населения Подмосковья. Когда с 3 по


8 В. В. Будко. Коломенская партийная группа - организатор и руководитель революционной борьбы рабочих машиностроительного завода в 1905 г. "Известия" Воронежского пединститута, 1973, т. 127, стр. 8; "Коломна". М. 1977, стр. 82.

9 "1905 год в Московской губернии", стр. 41.

10 "Начало первой русской революции". Документы и материалы. М. 1955, стр. 230 - 231.

11 Там же, стр. 238.

12 ЦГИА г. Москвы, ф. 2322, оп. 1, д. 2, лл. 24 - 25.

13 "Начало первой русской революции", стр. 279 - 281.

14 ЦГИА г. Москвы, ф. 17, оп. 103, д. 221, л. 57.

15 "Начало первой русской революции", стр. 270, 823.

16 Там же, стр. 277 - 279, 823.

стр. 176


7 февраля не работали 1288 точильщиков и живописцев Дулевского фарфорового завода17 , обсуждение хода этой забастовки 6 февраля на собрании 50 служащих Клинской уездной управы закончилось криками "Ура!". Местный врач призвал учителей и врачей уезда к забастовке18 . Подольский исправник, сообщая о состоявшемся в тот день в с. Вороново уездном съезде учителей, отмечал, что целью съезда являлось не столько рассмотрение школьных вопросов, сколько "принятие участия в осуществлении преступных замыслов"19 .

Между тем пролетарская борьба нарастала. Коломенская группа РСДРП провела летучий митинг рабочих машиностроительного завода. Выступавший на митинге Н. И. Сапожников, рассказав о происходящих в стране событиях, призвал рабочих включиться в революционную борьбу. На этом митинге впервые в Подмосковье открыто прозвучали призывы "Долой самодержавие!", "Да здравствует всеобщая политическая стачка!". 7 февраля рабочие завода обратились к администрации с требованием повысить расценки, некоторые из них прекратили работу. Опасаясь общезаводской стачки, администрация была вынуждена уступить20 .

О том, насколько быстро в условиях революции формировалось классовое сознание подмосковного пролетариата, свидетельствует пример рабочих Покровской мануфактуры, которые после событий 9 января послали царю верноподданническую телеграмму, а уже через 20 дней объявили забастовку, требуя установления 8-часового рабочего дня, увеличения зарплаты на 30%, отмены штрафов, предоставления права проводить собрания для обсуждения своих нужд, немедленного увольнения управляющего фабрикой, конторщика и смотрителя за грубое обращение с рабочими. Эта забастовка, продолжавшаяся неделю, вынудила хозяев ввести с 1 мая 1905 г. 8-часовой рабочий день, пообещать построить баню и столовую21 .

Наиболее крупным и политически оформленным выступлением пролетариев Подмосковья в начальный период революции явилась стачка рабочих Орехово- Богородского промышленного района, начавшаяся 14 февраля прекращением работы 11 тыс. текстильщиков морозовских фабрик в с. Орехово и с. Никольское. Вначале рабочие предъявили администрации требования экономического характера. "О политике речь пока не шла, ибо наша публика была не охоча до политики", - вспоминал один из вождей орехово-зуевских рабочих К. П. Клюев22 . В тот же день к морозовским рабочим присоединились текстильщики фабрик Зимина и Богородско-Глуховской мануфактуры в с. Зуево, Подгорной мануфактуры в с. Крестовоздвиженское. Забастовщики вели себя спокойно. Газета "Рабочий союз" писала об этом: "Люди, пережившие прежние стачки 1885 и 1897 гг., не верили своим глазам: те ли это рабочие, что были раньше? Огромная выдержка, поразительная дисциплина отличали на этот раз стачку"23 .

Власти готовились принять карательные меры. В Никольское направлены были шесть рот пехоты и сотня казаков. Общее руководство стачкой возглавил МК РСДРП, стремившийся придать ей политический характер. Обращаясь к орехово-зуевским рабочим, комитет в специальной листовке призывал: "Впереди всех ваших требований выставляйте требование демократической республики. Требуйте созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Требуйте свободы стачек, союзов, собраний, слова, печати и неприкосновенности личности"24 . Непосредственно же действия текстильщиков направлял "Орехово-Зуевский социал-демократический революционный комитет", поддерживавший связь с Москвой и Петербургом. Как доносили агенты департамента полиции, комитет "правильно организован и имеет даже свою печать и кассу"25 . 17 февраля Морозовы согласились удовлетворить часть требований рабочих, но стачка продолжалась. Прибывший в Орехово 20 февраля вице-губернатор предложил собравшимся там нескольким тысячам рабочих, требовавших выхода к ним С. В. Морозова, разойтись. Но текстильщики стояли на своем. В дело вмешались пехота и казаки, однако оружия


17 "1905. Материалы и документы". М. 1926, стр. 20 - 22.

18 ЦГИА г. Москвы, ф. 17, оп. 103, д. 227, л. 8.

19 Там же, д. 232, л. 23.

20 Там же, д. 228, л. 4.

21 Там же, д. 216, т. 1, лл. 3, 20, 26.

22 "Путь к Октябрю". Вып. II. М. 1923, стр. 134.

23 "Пролетарий в революции 1905- 1907 гг.". М. -Л. 1930, стр. 85.

24 "Листовки московских большевиков в период первой русской революции". М. 1955, стр. 83 - 85.

25 ЦГИА г. Москвы, ф. 17, оп. 103, д. 223, лл. 90 - 91.

стр. 177


не применяли. На следующий день в село прибыли еще батальон пехоты и две сотни казаков. Морозов объявил о пуске своих фабрик с 22 февраля, но из 12 тыс. его рабочих вышли на работу только 72026 . По предложению представителя МК РСДРП Л. Н. Кудрявцева 24 февраля рабочие этих фабрик предъявили политические требования: свобода забастовок, союзов и собраний, немедленный созыв Учредительного собрания27 . Когда ночью 24 февраля казаки попытались в одной из казарм арестовать двух руководителей бастующих, в них полетели камни и палки. Через день распространился слух об аресте одного из вождей рабочих, И. П. Марева. Возбужденная тысячная толпа рабочих напала на группу солдат. Началась перестрелка28 . После неудачных попыток администрации возобновить работу фабрик 2 марта на видных местах появилось объявление о закрытии предприятий "на неопределенное время". Министру внутренних дел докладывали: "Забастовка в Орехово-Зуево принимает более острый характер. Попытка пустить фабрики оказалась невозможной. Толпа держит себя дерзко и угрожающе с войсками"29 .

Казаки нагайками разгоняли рабочих. Деньги в стачечной кассе иссякли. Пролетарские семьи голодали. Учитывая это обстоятельство и временный спад забастовочной борьбы, МК РСДРП принял решение об организованном прекращении стачки. Рабочие фабрик Морозова согласились возобновить работу, если не будут уволены их депутаты и если они получат право проводить собрания и пособие за дни забастовки. Первые два условия были удовлетворены. Прежде чем приступить к работе, рабочие приняли политическую резолюцию, в которой заявили: "Мы, рабочие Никольской Морозовской мануфактуры, обсудив условия нашей борьбы в теперешней стачке,., пришли к твердому убеждению, что улучшение быта рабочих несовместимо с существующим государственным строем. Нельзя говорить об улучшении нашей жизни до тех пор, пока нам не будет обеспечена неприкосновенность личности, свобода стачек, союзов, свобода собраний, слова, печати"30 . 8 марта возобновились работы на фабриках Морозова, 9-го - на остальных. Снимались караулы, начался вывод войск из села. По случаю окончания забастовки МК РСДРП выпустил листовку, в которой писал: "Стачка окончилась. Наши требования не исполнены. Но мы не побеждены. Да и нет силы, способной сокрушить силу сплоченности и сознательности пролетариата. Отдельные неудачи, конечно, возможны и будут. Они зависят от недостаточной подготовленности рабочих или от неудачно выбранного момента. В нашей стачке было и то, и другое"31 .

Настроение рабочих оставалось боевым, они накопили опыт борьбы. В феврале- марте 1905 г. МК РСДРП усилил руководство деятельностью местных социал- демократических групп, выделив для этого специального организатора. Коломенская группа РСДРП 16 февраля распространила воззвание "К рабочим Коломенского завода". "Товарищи труженики, - говорилось в нем, - некоторые мастерские нашего завода бастовали. Администрация струсила и поспешно удовлетворила их требования. Поспешайте же улучшить свое положение. Вспомните требования питерских товарищей. Вспомните, чего добивались и добиваются рабочие по всей матушке России. Дружнее, товарищи! В единстве сила. Пусть и ваш голос прозвучит во всеобщей борьбе за рабочее дело. Бастуйте и требуйте: 1) 8-часового рабочего дня; 2) увеличения и объявления расценок; 3) вежливого обращения со стороны администрации"32 . 7 марта в с. Боброве Н. И. Сапожков и В. А. Чибирев распространяли прокламацию "К коломенским рабочим". В ней указывалось на необходимость требовать от властей свободы слова, печати, неприкосновенности личности. Заканчивалась она словами: "Теперь настало время, когда народ должен отнять власть из рук царского правительства и передать ее народным представителям, настало время, когда русские рабочие по всей России должны заявить, что они не рабы, а граждане". Полиция подобрала 396 экземпляров этой прокламации33 .


26 Там же, ф. 2322, оп. 1, д. 2, лл. 26, 27.

27 "Город на Клязьме", стр. 47.

28 ЦГИА г. Москвы, ф. 2322, оп. 1, д. 2, л. 28. ?

29 "1905 год в Орехово-Зуево". Орехово-Зуево. 1925, стр. 73.

30 "1905. Материалы и документы", стр. 58.

31 "Листовки московских большевиков в период первой русской революции", стр. 107.

32 Цит. по: "Известия" Воронежского пединститута, т. 127, стр. 10.

33 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 69, д. 51, л. 6.

стр. 178


Революционная пропаганда начинала доходить и до деревни. Главными ее распространителями являлись местные крестьяне, работавшие на предприятиях. Навещая родных и близких, они рассказывали о том, что видели и слышали, нередко показывая и читая землякам листовку или брошюру. В марте за выкрики на улице "Долой самодержавие!", "Да здравствует свобода!" были задержаны жители с. Котельники Выхинской волости Московского уезда, с. Ольховки Дмитровского уезда34 .

Весной 1905 г, то в одном, то в другом месте Подмосковья вновь вспыхивали забастовки. С 4 по 8 марта прекратил работу 101 рабочий фабрики Поздняковой при с. Лифанове Дмитровского уезда35 . 7 марта забастовали 800 рабочих фабрики Панфиловых в с. Успенском Богородского уезда36 . Одночасовую забастовку провели 21 марта 400 рабочих фабрики Лабзина и Грязнова в Павловском посаде37 . Однодневная забастовка состоялась на стекольном заводе Глинского в г. Клину38 . 18 февраля бастовали ремонтные рабочие и конторщики ст. Голутвин39 . По нашим подсчетам на основании имеющихся данных, в январе - марте 1905 г. в Подмосковье имели место 58 стачек, в которых участвовало около 74 тыс. рабочих. Рабочее движение в Подмосковье в начале революции свидетельствовало о решимости пролетариев Центрального промышленного района усиливать революционную борьбу.


34 Там же, ф. 17, оп. 103, д. 218. лл. 76, 112.

35 Там же, д. 216, т. 1, лл. 29, 32.

36 "Начало первой русской революции", стр. 753.

37 ЦГИА г. Москвы, ф. 17, оп. 103, д. 223, л. 89.

38 Там же, д. 227, л. 4.

39 "Начало первой русской революции", стр. 313.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/НАЧАЛО-1905-Г-В-ПОДМОСКОВЬЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. Ф. ГАРИН, НАЧАЛО 1905 Г. В ПОДМОСКОВЬЕ // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 14.02.2018. URL: https://library.ee/m/articles/view/НАЧАЛО-1905-Г-В-ПОДМОСКОВЬЕ (date of access: 12.12.2018).

Publication author(s) - Г. Ф. ГАРИН:

Г. Ф. ГАРИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
301 views rating
14.02.2018 (300 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
КОНФЕРЕНЦИЯ "ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ И КУЛЬТУРА ЕГО ВРЕМЕНИ"
39 days ago · From Estonia Online
НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МУЗЕЕВ ПО ИСТОРИИ
Catalog: История 
39 days ago · From Estonia Online
ИСТОРИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА СОВЕТСКОЙ ЭСТОНИИ
Catalog: Экономика 
39 days ago · From Estonia Online
ЛИТВА - КРУПНЕЙШИМ СТРОЙКАМ СТРАНЫ
39 days ago · From Estonia Online
ЛАТЫШСКАЯ КУЛЬТУРА XIX ВЕКА
41 days ago · From Estonia Online
ПРОБЛЕМЫ АМЕРИКАНИСТИКИ. Вып. 2, 3
41 days ago · From Estonia Online
Рецензии. Э. П. ФЕДОСОВА. ОЧЕРКИ РУССКО-ПРИБАЛТИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. (1861 - 1895 гг.)
Catalog: История 
41 days ago · From Estonia Online
В БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ
Catalog: Разное 
42 days ago · From Estonia Online
БАЛТИЙСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ 1905-1907 ГОДОВ
42 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
НАЧАЛО 1905 Г. В ПОДМОСКОВЬЕ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2018, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK