LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-99

share the publication with friends & colleagues

В лице скончавшегося 20 декабря 1934 г. акад. Н. Я. Марра советская наука потеряла не только крупнейшего лингвиста нашего времени, обогатившего своими исследованиями советское языкознание, полиглота, практически и теоретически изучившего огромное количество языков, основоположника "яфетической теории" в языкознании, но и крупнейшего историка.

Н. Я. Марр был воспитанником буржуазной школы. В течение многих лет научной работы до Октябрьской революции он не был знаком с работами Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Однако с первых дней научной работы общее политическое настроение Н. Я. Марра вело его к протесту против основных положений буржуазной науки, к поискам новых путей исследования. Первоначально еще робкий, без отказа от большинства принятых в буржуазной науке положений и приемов исследования, протест молодого Н. Я. Марра все более и более усиливался, обострялся и рос с развитием его научной деятельности. Правда, новое направление в науке, которое прокладывал Н. Я. Марр, продолжало до революции оставаться в путах буржуазной идеологии. Несмотря на настойчивое движение вперед, новое критическое учение о языке долгие годы оставалось, по образному выражению самого Н. Я. Марра, лишь "фракцией" в пределах буржуазной науки. Лишь после Октябрьской революции началась более интенсивная и качественно существенная перестройка созданной Н. Я. Марром языковедной теории.

К моменту развернутого наступления социализма по всему фронту, к 1929 г., Н. Я. Марр вплотную подошел к необходимости овладения методом диалектического материализма, и его выступление в этом году на Всесоюзной конференции историков-марксистов в Москве с докладом о яфетической теории отметило собой окончательный поворот в сторону марксизма-ленинизма, полный разрыв с буржуазной наукой.

После долгих эмпирических поисков новых путей исследования, на основе тщательного изучения громадного разноязычного материала Н. Я. Марр пришел к выводу о тесной связи языка с мышлением, твердо обосновав задачу изучения языка в диалектическом единстве с мышлением, противопоставив тем самым свой подход к языковым явлениям обычному и закономерному для буржуазной науки отрыву формы от содержания. Тем же путем он пришел к другому, связанному с первым, важнейшему и определяющему весь дальнейший ход исследовательской работы выводу - о надстроечном характере языка. В изучение языка Н. Я. Марр внес исторический подход, обосновал необходимость объяснения развития языка из условий развития самого общества. На новую в сравнении с буржуазной лингвистикой основу им было поставлено изучение морфологических явлений, грамматического строя, смысловой стороны речи, синтаксиса.

стр. 54

Особенно значительна заслуга Н. Я. Марра в деле разработки на новых началах семасиологии, где на обширном материале он показал проявление закона образования новых слов и значений и перенесения старых названий на новые явления и предметы по функциональному признаку.

В противоположность буржуазным лингвистам Н. Я. Марр подошел к языку и мышлению классового общества с точки зрения отражения в них классового расслоения в обществе. На многочисленных примерах Н. Я. Марр показал, как надо материалистически изучать языковые явления. Но он показал в своих исследованиях и гораздо большее: он открыл в языковых явлениях проявление закона диалектического развития и иллюстрировал это многими примерами.

Н. Я. Марр в процессе разработки указанных выше основных лингвистических положений вел упорную борьбу с буржуазным языкознанием, подробно вскрывая его буржуазную сущность и научно опровергая его во многих частностях.

Особенности творческого научного пути Н. Я. Марра в области лингвистики делали его не только революционером-лингвистом, но и революционером-историком, в борьбе с буржуазной наукой пробивавшим дорогу в лагерь историков-марксистов, верным соратником которых он и стал в последние годы своей научной деятельности. Он оставил историкам-марксистам богатое научное наследство как в области использования лингвистических данных для целей исторического исследования, так и в области собственно исторического изучения письменных исторических памятников, археологических и этнографических материалов.

Известно, что на основании языковых материалов Энгельс сделал свой замечательный вывод о древних формах семьи и брака, в то время еще нигде не изученных этнографически. Энгельс заметил, что в некоторых случаях словесное обозначение отношений родства не соответствует фактическим отношениям родства. Названия оказываются уже устаревшими. На этом основании Энгельс предположил, что в более глубокой древности имела место еще более древняя система родственных и брачных отношений, вполне соответствовавших сохранившемуся пережиточно их обозначению. Вывод Энгельса вполне подтвердился этнографическими наблюдениями. Предположенная им более древняя система родственных и брачных отношений действительно отыскалась у другого народа, причем и в данном случае названия родства уже более не соответствовали фактическим отношениям родства. Они оказались древнее последних. Эти наблюдения и выводы Энгельс, конечно, мог сделать только потому, что для него развитие языка было обусловлено и в конечном счете отражало общественное развитие. Многие примеры подобного же пользования лингвистическим материалом как историческим источником имеются в ряде работ Маркса и Энгельса. Сюда относятся замечания Маркса о названиях монет различных наций, о толковании древнеримской формулы "senatus populusque Romanus", о названии мельницы в английском и немецком языках - Mill и Muhle, о термине "стоимость", о греческом термине βασιγενζ и латинском "rex" и т. д.

В свете этих указаний основоположников марксизма особую научную ценность приобретают лингвистические исследования Н. Я. Марра в области изменения значения слов. Этими исследованиями Н. Я. Марр значительно расширил область приложения лингвистики к изучению истории, обогатив историков-марксистов ценнейшим историческим источником. При скудости и фрагментарности дошедших до нас источников для изучения доклассового, первобытно-коммунистического общества, лингвистические данные,

стр. 55

палеонтологически исследованные Н. Я. Марром, проливают яркий свет на такие вопросы, которые не могут быть разрешены полностью на основании только археологических и этнографических материалов. Примерами являются выводы относительно хозяйственного использования собаки в качестве средства передвижения, в дальнейшем - оленя и еще позже - лошади, или в иных случаях - оленя, позднее - слона, верблюда и т. д. Подобным же образом исследования Н. Я. Марра проливают свет на условия происхождения домашних животных из охоты, на последовательность в смене основных средств питания - желудей, хлеба и т. д.

При раскопках одного древнего погребения в районе Алтая было обнаружено несколько захороненных лошадей. На двух из них оказались надетыми своеобразные маски с рогами оленей. Иными словами, лошади были замаскированы "под оленей". К этому времени Н. Я. Марром лингвистически уже был получен вывод, что в качестве средства передвижения олень во многих районах предшествовал лошади. Отсюда явилась возможность исчерпывающего истолкования сделанной археологической находки. В хозяйстве соответствующего общества уже произошло изменение: конь сменил оленя. Но религиозный культ, как всюду, оказался консервативнее хозяйства. Религиозный обряд требовал, чтобы умершего хоронили с традиционным животным - оленем. В хозяйственном обиходе оленя уже не было. Компромисс с действительностью выразился в том, что лошади были замаскированы "под оленя".

Палеонтологический анализ слов с значениями "тело", "душа" и проч. обнаружил, что первобытный человек не различал мертвого и живого, тела и души. Таким образом религиозному представлению о душе, отдельно "существующей" от тела, предшествовало представление о душе, слитно "существующей" с телом. Известно однако, что, не имея еще представлений о "душе" и "духе", первобытный человек уже имел с известного времени, определяемого памятниками типа мустье, ритуальные погребения. Это - эпоха так называемых сколотых орудий, канун более усовершенствованной техники изготовления орудий, так называемой отжимной. Мустьерские погребения свидетельствуют о том, что первобытный человек этого времени уже придавал какое-то значение погребению покойников. На основании лингвистических исследований Н. Я. Марра явилась возможность говорить о культе покойников, культе мертвых как непосредственном предшественнике веры в существование души, т. е. так называемого анимизма.

Особую область палеонтологического анализа значений слов в работах Н. Я. Марра составляют топонимические данные, или названия географических мест - рек, озер, урочищ, селений и т. п., - а также этнические или племенные и национальные названия.

Буржуазные историки, применяя приемы буржуазной лингвистики, не могли и не могут извлечь ценных исторических сведений из топонимических данных. Больше того, своим толкованием этих данных они извращали и извращают историческую действительность, используя этот ценнейший исторический материал для своих тенденциозных построений, обслуживающих политические интересы буржуазии. В многонациональных буржуазных государствах топонимический материал в руках буржуазных историков, этнографов, лингвистов служил и служит средством для искусственного разжигания националистических настроений и натравливания одного народа на другой. На основании географических названий одни исследователи доказывают древнюю принадлежность обследуемого района одному народу, другие - другому. Искусственно обостряя спор и стараясь привлечь к нему общественное внимание, буржуазные исследователи разжигали и разжигают националистические настроения у соответствующих народов. В империалистических странах тот же материал используется

стр. 56

буржуазными авторами для видимости научного обоснования и оправдания империалистических притязаний на территории соседних стран.

Палеонтологический анализ тех же географических названий в работах Н. Я. Марра и выработанные им соответствующие схемы образования и развития национальных языков кладут этому конец. Выясняется "доисторическое" содержание названий географических мест. Большинство таких названий возникло или уходит своими историческими корнями в эпоху, когда еще не существовало современных наций. Многие из таких названий, например северного Причерноморья, которые признавались то финскими, то иранскими, то славянскими и т.д., оказались по своему происхождению гораздо более древними, чем финская, иранская, славянская речь. Они оказались принадлежащими к более древней, яфетической системе речи, стадию которой прошли языки современных наций, имеющих более развитый строй речи. Следы яфетических названий закономерно обнаружились в топонимике Северо-восточной Европы, Северо-западной Европы, Западной Европы, Сибири, Малой Азии и т. д. Конкретными древними носителями этой речи и соответствующих названий были группы кимеров и скифов эпохи, когда ни те, ни другие еще не успели сложиться в более значительные объединения, а были разбросаны небольшими группами в разных районах.

Буржуазные исследователи извращают в своих работах и показания этнических, племенных и национальных наименований. Смешивая и отождествляя понятия племени и нации, они сопоставляют древние названия племен и народов с современными национальными именами и на этом основывают свои предвзятые выводы о древних пранародах и прародинах. Выводы, основанные на подобном использовании этнических названий, имеют то же реакционное политическое содержание, что и их анализ географических названий.

Н. Я. Марр опрокинул своими исследованиями этнических названий буржуазные концепции и в данной области. Он доказал, что современные национальные названия восходят к тотемным названиям, имевшим конкретные значения объектов охоты и собирательства, т. е. животных, растений и проч. Вместе с тем Н. Я. Марр доказал, что в основании современных национальных наименований лежат нередко одни и те же имена тотемов, что для образования национальных наименований различных современных народов нередко были использованы разновидности одних и тех же тотемных имен. Так например, Н. Я. Марр показал, что названия "славянин", "суоми", "коми", "германцы" - представляют разновидности древнего названия "кимер", различно звучавшего в разных районах. Подобным образом древнее название "скиф" было использовано в одной из разновидностей для обозначения Скандинавского полуострова.

Исследования Н. Я. Марра в области топонимических и этнических названий таким образом вооружают историков-марксистов новым ценнейшим историческим источником, показывая путь к исследованию других подобных терминов.

То обстоятельство, что Н. Я. Марр разъяснил ряд грамматических категорий в качестве отражения мышления, связанного с определенными общественными отношениями, превращает в ценнейший исторический источник и эту категорию лингвистических материалов. Так например, выводы о возникновении местоимений в связи с зачатками частной собственности, выводы о возникновении единственного числа после формального образования множественного числа и т. д. служат к обоснованию на лингвистическом материале теории первобытного коммунизма, опрокидывая ложные построения буржуазных историков о вечности частной собственности, классов, государства и т. п. Исследования Н. Я. Марра в области происхо-

стр. 57

ждения грамматических категорий мужского, женского и среднего родов, в приложении соответствующих выводов к дальнейшему изучению лингвистического материала, проливают свет на отношения разделения труда в материальном производстве доклассового общества по полу, позволяя определить, какие занятия являлись женскими, какие - мужскими, как изменялись отношения и т. д.

В основании многих исторических построений лежат буржуазные лингвистические схемы образования и развития национальных языков, хотя бы соответствующие историки вообще не имели специальной лингвистической подготовки и представляли дело так, что все их выводы получены путем изучения исторических источников.

Ключевский, Забелин, Иловайский, Гедеонов и ряд других историков, с одной стороны, Погодин, Соловьев и проч. - с другой, вели бесконечный спор" имевший, разумеется, политическую подкладку, о том, как образовался русский народ и откуда взялось имя "Русь". В этих спорах нередко фигурировали названия разных древних народов и племенных образований, как скифы, тавры, гунны, готы, геты, даки, некогда населявшие Европу. Историки спорили между собой, были ли, например, скифы я славянами или монголами, или финнами и т. д.; не были ли славяне гуннами по происхождению или хазарами, не являлись ли хазары, а потому и русские турками по происхождению? В этих спорах принимали участие и лингвисты, занимавшиеся историческими исследованиями. Лингвисты, со своей стороны, пытались определить, к какому современному национальному языку относятся, например, собственные имена древнейших русских князей, как Рюрик, Олег, Игорь, древние названия днепровских порогов и т. п. При этом никто не задавался вопросом, сложились ли к тому времени те особенности национальных языков, которые наблюдаются в настоящее время, существовали ли тогда современные нации. В итоге вопросы с самого начала ставились неправильно, и ответы на них давались неверные, предвзятые.

Антинаучные схемы буржуазных историков были связаны с исторически развивавшимися и изменявшимися интересами эксплуататорских классов. Так, в период двух завоеваний русским царизмом финнов, дважды, историками В. Н. Татищевым и несколько десятилетий спустя П. Бутковым, была выдвинута "теория" финского происхождения первых русских князей. На этом основании Финляндия становилась "древней вотчиной" Романовых как потомков Рюрика. "Теории" И. Е. Забелина, Д. И. Иловайского, С. Гедеонова о происхождении русских от скифов были связаны с периодом балканских войн, с эпохой распространения идей панславизма и поисков славян всюду, даже среди греков, которые - "славяне" по той простой "причине", что и греки и славяне "православные", или среди венгров, которые "не могут не быть славянами", будучи окружены кольцом славянских народов. Таким же образом и "теория" норманского или шведского происхождения первых русских князей обслуживала идею "исключительного", "благородного" происхождения первых русских князей, "учредивших" среди "диких" славян государство, "установивших порядок" и "согласие".

Исследования русских буржуазных историков по вопросу о происхождении русских не представляют в буржуазной исторической науке никакого исключения: так же ставятся и "решаются" проблемы происхождения других наций и народов. Во всех соответствующих исследованиях ими применяются традиционные буржуазные лингвистические схемы. Все соответствующие построения обслуживают интересы захватнической, позже империалистической политики. Исходя из идеи единого праяпонского языка и древней прародины праяпонцев, якобы находившейся на материке Азии, японские

стр. 58

историки пытаются от лица науки "обосновать" лозунги японского империализма. Финляндские историки таким же путем, исходя из идеи единого прафинского языка и прафинской прародины якобы в Восточной Европе, еще недавно поддерживали лозунг финских фашистов: "Великая Финляндия до Черного моря и до Урала". На том же основании польские и германские ученые до сих пор продолжают участвовать в споре, кому "по праву" должна принадлежать Силезия.

Впервые на научную почву поставили проблему племени и нации Маркс и Энгельс. Ленин и Сталин продолжили и углубили разработку этой проблемы, показав, при каких исторических условиях и как возникает нация, что она собой представляет, как развивается и чем отличается от племени.

Лингвистические исследования Н. Я. Марра дали новый материал, подтверждающий марксистско-ленинскую концепцию происхождения нации. Исследования Н. Я. Марра продолжают разоблачение антинаучного характера буржуазных исторических построений, основанных на традиционных буржуазных лингвистических схемах. Исследования Н. Я. Марра вновь и вновь вскрывают классовую подоплеку буржуазных исторических построений.

Н. Я. Марр сравнивал буржуазную схему образования и развития языков различных наций с пирамидой, опрокинутой своей вершиной вниз и повернутой основанием вверх. Этой мифической "пирамиде" он образно противопоставил другую, поставленную на свое основание. Развитие языков, по Н. Я. Марру, начинается не с немногих, расово изолированных и разомкнутых праязыков. Напротив, исходным пунктом этого развития служит множество разных, но не слишком резко первоначально различающихся между собой языков. Процесс идет в сторону их схождения, что, однако, не исключает на пути развития и расхождений, которые, как доказали Ленин и Сталин, преодолеваются только в условиях победы социализма во всем мире.

В начальный период разработки своей теории Н. Я. Марр не был марксистом, не придал своей схеме образования и развития национальных языков той цельности и стройности, которые отличают марксистско-ленинское учение об образовании и развитии наций. Несмотря на это, заслуга Н. Я. Марра в области исследования и объяснения процесса образования национальных языков огромна. Его выводы поданному вопросу заставляют пересмотреть все исторические выводы, которые были основаны на буржуазных лингвистических схемах. Они затрагивают, следовательно, область не только лингвистики, но и истории, нанося сокрушительный удар по всем националистическим, шовинистическим, империалистическим построениям.

Лингвистические работы Н. Я. Марра вооружают историка-марксиста новыми средствами борьбы за материалистическое понимание истории и в той существенной области, которая имеет особо важное значение для историка, - в области изучения письменного памятника. В свете палеонтологического анализа языковых данных является новая возможность интерпретации и критического изучения текстов письменных памятников. Письменный источник прошлого - памятник классового общества.

Рабовладельческий, феодальный, буржуазный документ отражает действительность, преломленную сквозь призму мышления соответствующего эксплуататорского класса. Исследования Н. Я. Марра в области классовой структуры языка и мышления классового общества облегчают историку-марксисту решение задачи соответствующего анализа текстов письменных памятников.

Нередко письменные известия о каком-либо народе древности имеются на языке соседнего народа. Естественно, что в соответствии со своим пони-

стр. 59

манием, т. е. в соответствии с особенностями своего мышления, общественного сознания, народ, сохранивший письменные известия о своем соседе, рассказывает и его историю. В тех случаях, когда общественное сознание обоих народов более или менее одинаково, особых неудобств для исторического исследования отсюда не возникает. Но бывали случаи, когда народ, оставивший о другом народе письменные известия, был классово организован, а его сосед жил еще в условиях доклассового общества. Соответственно этому мышление первого значительно отличалось от мышления второго. Это обстоятельство не могло не отразиться на тексте памятника. В тексте в соответствии с мышлением классово организованного общества категории доклассового строя должны были неизбежно превратиться в классовые. Например, племенной вождь превращался в "царя", подлинного "монарха"; простое поселение общества, не знавшего еще отделения города от деревни, превращалось в настоящий "город" и т. д. Распутать все это помогает палеонтологический анализ значений слов, входящих в состав текста памятников.

Именно такой случай имел место при изучении группы текстов памятников, относящихся к истории Закавказья. Буржуазные историки, читая текст формально, извращали действительную историю, которую искаженно отражали эти памятники. Применив палеонтологический анализ, акад. И. И. Мещанинов, ученик лингвистической школы Н. Я. Марра, дал новое, правильное толкование текстов тех же памятников, совершенно иначе осветив события, ими отображенные.

Работы Н. Я. Марра, имеющие указанное выше значение для историков-марксистов, включают значительный материал собственно исторического характера, касаясь различных более частных конкретных исторических вопросов. Сюда относится в первую очередь обширный исторический материал по народам СССР - по вопросам истории восточных славян, русских, украинцев и белорусов, по вопросам истории народов ЗСФСР - грузин, армян, осетин, абхазов, по вопросам истории народов Поволжья - мари, удмуртов, коми, чуваш, по вопросам истории карел и т. д. Н. Я. Марр не обошел и проблем истории зарубежных народов. Так, он интересовался проблемой истории американского человека, историей турецкого народа, греков и римлян, кельтов, народов современной Западной Европы.

Отличительной чертой научных исследований Н. Я. Марра являлось стремление охватить все основные категории исторических источников, не только письменных и не только лингвистических, но и вещественных, археологических и этнографических, включая фольклор. Этим Н. Я. Марр резко отличался от буржуазных исследователей, которые лишь от случая к случаю комбинируют в своем изучении вопросов истории разные виды источников, вообще же следуют принципу деления науки на обособленные части по видам источников изучения. Так, история - наука, преимущественно имеющая дело с письменным памятником, археология - с вещественным, этнография - с данными непосредственного наблюдения. Эта классификация исторических наук у буржуазных ученых далеко не случайна. Она имеет определенное классовое содержание. Как идеологи буржуазии буржуазные ученые не только не заинтересованы в объективном изложении хода действительных событий и их правильном объяснении, но в интересах буржуазии фальсифицируют, искажают историю. Одним из средств, облегчающих возможности фальсификации, как раз и является искусственное расчленение исторической науки по видам источников. Только на основании всей совокупности различных видов источников можно выявить ход истории, дополняя и проверяя данные одного вида источников данными всех остальных видов.

стр. 60

Буржуазные ученые поступают как раз наоборот. В итоге создаются искусственные препятствия к выявлению действительного хода событий, препятствия в виде "недостатка" данных. Так, только по одним этнографическим данным буржуазные ученые отрицают существование первобытного коммунизма, настаивая на извечности категорий частной собственности, классов, государства, религии и т. п. В настоящее время уже не существует таких примитивных обществ, где первобытный коммунизм, наблюдался бы в классических формах, а не на той или другой стадии разложения. Этот недостаток этнографических материалов восполняется археологическими, лингвистическими и другими данными. Но буржуазные ученые "избегают" такого дополнения, так как оно противоречит классовым интересам буржуазии.

Подобные приемы наблюдаются в буржуазных исследованиях и в области, археологического материала, письменных источников и т. д.

Совершенно иначе относились к источникам классики марксизма-ленинизма. Маркс писал "Капитал" не только на основании письменных источников. Он широко использовал этнографические, археологические и лингвистические данные. Точно так же труд Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства" основан на всех видах источников. Все свои исследования классики марксизма-ленинизма строили на всех тех источниках, которые были необходимы по предмету и ходу их исследований. Работы Ленина в их исторической части также основаны на использовании всех необходимых видов источников. Сталин, касаясь вопроса о фальсификации истории, указывал, что одни "архивные крысы" могут писать историю партий только по официальным документам этих партий: слова партий проверяются их делами. Этот пример со всей отчетливостью говорит о недопустимости одностороннего, некритического использования источников.

Н. Я. Марр в своей научной работе эмпирически наметил именно эти пути использования исторических источников, показав на обширном материале все огромное значение органического включения археологических, этнографических и лингвистических материалов в общие рамки исторического исследования. Именно это дало ему возможность преодолевать буржуазный формализм в лингвистике, а вместе с преодолением формализма - вскрыть расовую сущность буржуазного языкознания. Преодоление и разоблачение расовой теории в лингвистике буржуазных ученых привело Н. Я. Марра к разоблачению расовой теории в археологии, к выявлению антинаучного характера буржуазного "чистого" вещеведения. Н. Я. Марр помог советским археологам осознать ошибочность и реакционность буржуазного формально-сравнительного метода, помог им стать на путь марксистского исследования истории. Ту же роль Н. Я. Марр сыграл и в области этнографии. Буржуазная этнография не имеет ни строго установленного предмета изучения, ни метода, ни задач, что не мешает ей, однако, быть вполне классовой наукой, т. е. обслуживать интересы буржуазии. Н. Я. Марр разоблачил и преодолел расовую сущность буржуазной этнографии. Своими исследованиями, основанными на комбинировании этнографических данных с археологическими, лингвистическими и письменными, он показал полную возможность разработки истории тех народов, которым буржуазные исследователи отказывают в праве иметь историю, заменяя ее этнографией; и этнологией.

Огромной научной заслугой Н. Я. Марра перед марксистской наукой является разоблачение буржуазной сущности учений о миграциях, влияниях, заимствованиях и культурных кругах. Не отрицая фактов переселений, влияний и заимствований, как и относительного своеобразия культуры разных народов, он выявил своими исследованиями, что различия и сход-

стр. 61

ства в культуре не сводятся к одним переселениям и к одним влияниям и заимствованиям, что различия в культуре разных народов не абсолютны, а относительны. Н. Я. Марр показал, что предвзятое объяснение различия и сходства в культуре разных народов, как и отражения этих различий и сходства в археологических памятниках, только теориями миграций, влияний и заимствований представляет применение расовой теории. Прибегая к упомянутым "теориям", всюду отыскивая переселения, заимствования и влияния, буржуазные авторы таким способом обходят проблему ненавистного для них диалектического скачка в развитии исторического процесса, становясь на путь, который был охарактеризован Лениным как "бледный", "мертвый", "сухой".

Советская наука, советская общественность вправе гордиться своим ученым, так много сделавшим в деле разработки яфетической теории в ее марксистско-ленинском освещении и в области борьбы с буржуазной реакционной наукой. Советская общественность, а с нею и историки-марксисты имеют все основания скорбеть об утрате этого выдающегося ученого, академика-общественника, трудовой научный путь которого привел его с логической неизбежностью в ряды марксистов-ленинцев, в ряды великой большевистской партии. Только в стране великой социалистической стройки могло так пышно расцвести творчество Н. Я. Марра, обогащая науку крупнейшими открытиями, увековечивающими память покойного ученого-коммуниста.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/Н-Я-МАРР-ИСТОРИК-РЕВОЛЮЦИОНЕР

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. БЫКОВСКИЙ, Н. Я. МАРР - ИСТОРИК-РЕВОЛЮЦИОНЕР // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 28.11.2017. URL: https://library.ee/m/articles/view/Н-Я-МАРР-ИСТОРИК-РЕВОЛЮЦИОНЕР (date of access: 12.12.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. БЫКОВСКИЙ:

С. БЫКОВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
303 views rating
28.11.2017 (379 days ago)
0 subscribers
Rating
1 votes

Keywords
Related Articles
КОНФЕРЕНЦИЯ "ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ И КУЛЬТУРА ЕГО ВРЕМЕНИ"
39 days ago · From Estonia Online
НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МУЗЕЕВ ПО ИСТОРИИ
Catalog: История 
39 days ago · From Estonia Online
ИСТОРИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА СОВЕТСКОЙ ЭСТОНИИ
Catalog: Экономика 
39 days ago · From Estonia Online
ЛИТВА - КРУПНЕЙШИМ СТРОЙКАМ СТРАНЫ
39 days ago · From Estonia Online
ЛАТЫШСКАЯ КУЛЬТУРА XIX ВЕКА
41 days ago · From Estonia Online
ПРОБЛЕМЫ АМЕРИКАНИСТИКИ. Вып. 2, 3
41 days ago · From Estonia Online
Рецензии. Э. П. ФЕДОСОВА. ОЧЕРКИ РУССКО-ПРИБАЛТИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. (1861 - 1895 гг.)
Catalog: История 
41 days ago · From Estonia Online
В БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ
Catalog: Разное 
42 days ago · From Estonia Online
БАЛТИЙСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ 1905-1907 ГОДОВ
42 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
Н. Я. МАРР - ИСТОРИК-РЕВОЛЮЦИОНЕР
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2018, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK