Libmonster ID: EE-572

А. К. Бирон, академик АН ЛатвССР А. А. Дризул

Истоки латвийской советской историографии восходят к 1917 году. Великая Октябрьская социалистическая революция положила начало советской исторической школе в Латвии. Ее первыми представителями были коммунисты, эмигрировавшие в Советскую Россию. Созданная в 1920 г. комиссия по истории Коммунистической партии Латвии, а затем, в 1926 г., комиссия по истории латышских стрелков, которую возглавили такие видные общественные деятели, как П. И. Стучка, Р. Я. Эндруп, Я. Д. Ленцман, К. Я. Печак и др., собрали и систематизировали огромный фактический материал по истории революционного движения в Латвии. К этой работе были привлечены сотни энтузиастов, которые сами в недавнем прошлом являлись участниками революционных событий. Поэтому публикации того времени - сборники документов, воспоминания, статьи и другие материалы - представляют непреходящую ценность1 . Многие из них, по сути дела, приобрели характер первоисточников. Эти работы, изданные латышскими историками в Советской России, оказали в дальнейшем определенное влияние на историографию Советской Латвии.

Победа социалистической революции в Латвии в 1940 г. создала необходимые условия для развития марксистской исторической науки в молодой Советской республике. Однако процесс реорганизации научных учреждений, подготовки к изданию работ советских историков Латвии был прерван вероломным нападением гитлеровской Германии и временной оккупацией территории Латвийской ССР. В годы Великой Отечественной войны в Москве и в Казахстане были изданы труды Я. Я. Зутиса, Я. П. Крастыня и других латышских историков2 , в которых с большой силой прозвучала тема патриотизма, вековой дружбы латышского и русского народов, их совместной борьбы против общих врагов - царского самодержавия, помещиков и капиталистов, немецко-фашистских агрессоров.

После освобождения Латвии и восстановления Советской власти в республике началась коренная перестройка научно-исследовательской


1 "Proletariska revolucija Latvija". 1. sej. Stradnieku skiras partijas sakotne. M. 1924; "Revolucionaras cinas krituso pieminas gramata". 1. -2. sej. M. 1933 - 1936; "LKP 25 gadi". Rakstu un materialu krajums. M. 1929; "9. un 13. janvaris. 1905. g. janvara dienas un vinu pecskanas Latvija". M. 1925; "Latvijas socialdemokratijas II kongress Londona. 3. -7. junija 1907 g.". M. 1935; "1905 gads". M. 1936; "Latviju strelnieku" vesture 1. sej. 1. -2. d. M. 1928; 2, sej. 2. d. M. 1934; "Latvju revolucionarais strelnieks". 1. -2. sej. M. 1934 - 1935.

2 Я. Я. Зутис. Грюнвальд - конец могущества Тевтонского ордена ("Исторический журнал", 1941, N 9); его же. О политической роли немецких баронов в царской России ("Большевик Казахстана", 1942, N 16); Я. П. Крастынь. Немецкие бароны в Прибалтике ("Исторический журнал", 1942, N 6); его же. Борьба латвийского народа против немецко- фашистских захватчиков ("Исторический журнал", 1943, N 10); ejusd. Krievu un Latviesu tautas draudziba ("Propagandists "un agitators", 1945, N 1/2), и др.

стр. 3

работы в области истории, борьба за овладение марксистско-ленинской методологией исследования, за разоблачение буржуазно-националистических лженаучных концепций прибалтийско-немецкой и латышской буржуазной историографии. Нелегки были первые шаги. Прежде всего надо было решить проблему кадров. Работавшие ранее в Советском Союзе ученые Я. Я. Зутис, Я. П. Крастынь, К. Я. Страздинь и др. вместе с латвийскими историками, вставшими на марксистско-ленинские позиции, образовали сплоченный творческий коллектив, заложивший фундамент научных исследований по истории республики. Позднее к ним присоединились и приняли участие в расширении фронта исследований молодые научные сотрудники, защитившие кандидатские диссертации в научных учреждениях Латвии и других республик страны. Все это позволило латвийским историкам разрешить ряд важных научных проблем.

Исследовательская работа была сосредоточена в научных центрах республики - Институте истории АН ЛатвССР, Институте истории партии при ЦК КП Латвии, Латвийском университете, а также на кафедрах марксизма-ленинизма, истории и других общественных дисциплин высших учебных заведений республики.

Первой ответственной задачей явилось написание систематического курса по истории Латвии, в котором были бы освещены исторические события на территории республики с древнейших времен до наших дней. Буржуазная историография не смогла создать сколько-нибудь широкого и действительно научного курса по истории Латвии. Устарели и изданные в начале XX в. труды первых марксистских историков Латвии - Фрициса Розиня и Карла Ландерса3 . Авторам нового труда по истории Латвии - сотрудникам Института истории АН ЛатвССР - во многих случаях приходилось поднимать исследовательскую целину, осмысливать сложнейшие исторические процессы, по-новому подходить к освещению целого ряда событий и фактов исторического прошлого латышского народа. В результате большой, напряженной работы появилось трехтомное исследование4 , в котором на основе марксистско-ленинской методологии впервые были всесторонне охарактеризованы важнейшие этапы жизни и борьбы латышского народа, подробно описаны общественно-политические движения, широко освещена деятельность Коммунистической партии Латвии. Подготовка этого систематического курса поставила историков перед необходимостью разрешения ряда кардинальных проблем. Самой главной из них явилась, пожалуй, разработка принципиально новой периодизации истории Латвии. Как известно" буржуазная историография разделяла историю Латвии на немецкое, польское, шведское и русское время. Ненаучность подобной периодизации очевидна. В основе периодизации, предложенной ныне, лежит марксистско-ленинское учение об общественно-экономических формациях.

Научная деятельность латвийских историков в 50-е годы характеризуется разработкой важнейших проблем истории феодальной Латвии, формирования буржуазной нации, истории революционно-демократического движения и социалистической революции в Латвии.

В истории Латвии феодального периода интенсивно исследовались проблема генезиса феодализма, вопросы аграрной истории и классовой борьбы в деревне. Становлению феодализма в Латвии посвящена монография Т. Я. Зейда5 . Анализируя общественно-экономическое развитие страны в IX - XII вв., автор пришел к выводу, что складывание фео-


3 Fr. Rozins. Latviesu zemnieks. Riga. 1906; K. Landers. Latvijas vesture. 1, -3. d. Peterburga. 1908 - 1909.

4 "История Латвийской ССР". Тт. I - III. Рига. 1952 - 1954 - 1958; "Latvijas PSR vesture". 1 - 3. sej. Riga. 1953 - 1955 - 1959.

5 T. Zeids. Feodalisms Latvija. Riga. 1951.

стр. 4

дальных отношений в Латвии началось задолго до немецкого вторжения. Проблеме торговых связей между Восточной Прибалтикой и древнерусскими городами посвящены статьи Е. И. Муравской6 . Ремесленное производство, мануфактура в XVII - первой половине XIX в, а также классовая борьба в феодальной Риге явились темой исследования целой группы историков7 . Можно говорить о серьезных успехах в разработке аграрной истории Латвии. Тщательно изучались, в частности, такие вопросы, как развитие производительных сил в сельском хозяйстве, организация феодального и капиталистического хозяйств и их связь с рынком, положение крестьян и классовая борьба в деревне. В работах Б. Р. Брежго8 воссоздана яркая картина состояния крестьянского хозяйства и крестьянских движений в восточной части Латвии - Латгалии - с конца XVI до начала XX века. Среди трудов по аграрной истории выделяются богатством фактического материала и глубиной исследования монография В. В. Дорошенко и ряд других его работ9 . Прослеживая процесс перехода к мызно- барщинному хозяйству на территорий Латвии, автор показывает происходившие в XVI в. сдвиги в распределении феодальной земельной собственности, структуру мызного и крестьянского производства, перемены в формах эксплуатации различных прослоек латышских крестьян, усиление крепостничества, роль товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве. Его вывод, что Восточная Прибалтика по темпам и уровню развития крупного мызного производства, ориентировавшегося на экспорт сельскохозяйственной продукции, опережала соседние территории (в том числе и Речь Посполитую), заслуживает внимания. В монографии Д. Э. Лиепиня "Аграрные отношения в сельском округе Риги в период позднего феодализма (XVII - XVIII вв.)" на основе архивных источников рассматриваются положение крестьян и аграрная политика рижской торговой буржуазии в период позднего феодализма10 . Значительно расширило наши представления о крестьянских волнениях в Видземе во второй половине XVIII в. исследование М. К. Степерманиса11 , удостоенное Государственной премии Латвийской ССР. Этот труд - итог многолетней работы - написан на основе значительного архивного материала. Проблемам истории сельского хозяйства в широком аспекте посвящены очерки и


6 Е. Муравская. Организация торговли Риги с Полоцком, Витебском и Смоленском в XIII - XV вв. ("Ученые записки" Латвийского государственного университета имени Петра Стучки. Т. 40. 1961); ее же. Торговые связи Риги с Полоцком, Витебском и Смоленском в XIII - XIV вв. ("Известия" АН ЛатвССР, 1961, N 2).

7 A. Berzina. Zellu un macekju stavoklis Rlgas cunftu amatnieciba XVI un XV gs. ("LPSR ZA Vestis". 1957, N 4); M. Taube. Rigas transportsradnieki feodalisma un vela feodalisma posma (XV - XVIII gs.). ("LPSR ZA Vestis", 1956, N 10); T. Zeids. Dazas Latvijas lauku amatniecibas vestures problemas feodalisma laikmeta ("Vestures problemas". IV. sej. Riga. 1961); J. Jens. No Latvijas rupniecibas attistibas vestures 18. gs. beigas - 1860. g. ("Vestures problemas". V. sej. Riga. 1962); Dz. Liepina. Par manufakturu attistibu Rigas apkartne XVII gs. ("Vestures problemas". IV. sej. Riga. 1961).

8 B. Brezgo. Latgales zemnieki pec dzimtbusanas atcelsanas. 861. - 1914. Riga. 1954, его же. Очерки по истории крестьянских движений в Латгалии 1577 - 1907 гг. Рига. 1956; его же. Латгальские крестьяне в аренде и залоге в феодально-крепостное время ("Известия" АН ЛатвССР. 1957, N 5), и др.

9 В. В. Дорошенко. Очерки аграрной истории Латвии в XVI веке. Рига. 1960; его же. Цены на продукты сельского хозяйства в Ливонии XV века ("История СССР", 1959, N 2); его же. Мызно-барщинное хозяйство в южной (латышской) части Лифляндии в XVI в. ("Средние века". Вып. 21, 22. М. 1962).

10 Dz. Liepina. Agraras attiecibas Rigas lauku novada vela feodalisma posma (17 - 18. gs.). Riga. 1962; ejusd. Par Rigas markas muizam un to attistibu lidz XVII gs. eakumam ("Vestures problemas". II. sej. Riga. 1958); ejusd. Rigas patrimoniala apgabala zemnieku skiru cina pouzviedru kara laika ("Vestures problemas". III. sej. Riga. 1960); ejusd. Par zemnieku stavokli Rigas namnieku klausu muizas Vidzeme ("Vestures problemas". V. sej. Riga. 1962).

11 M. Stepermanis. Zemnieku nemieri Vidzeme (1750. -1784.). Riga. 1956. Дальнейшее развитие проблематика данной монографии получила в статье того же автора "Влияние французской революции 1789 - 1794 гг. на аграрный вопрос в Латвии" ("Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960 г.". Киев. 1962).

стр. 5

статьи Г. П. Строда12 . В изучение истории крестьянства и крестьянских движений второй половины XIX в. известный вклад внесли работы М. И. Козина, А. Ю. Миеринь, И. Р. Грейтьяниса13 , в которых наряду с проблемой классовой борьбы освещен и комплекс вопросов, связанных с изучением аграрной истории середины и второй половины XIX века.

В фундаментальном труде академика АН ЛатвССР и члена-корреспондента АН СССР Я. Я. Зутиса14 центральное место занимает исследование борьбы остзейских дворян- крепостников за право эксплуатации латышского и эстонского крестьянства, за политические привилегии. Тщательно анализируя фактический материал, автор показывает апологетическую роль остзейских историков Г. Бруйнинга, А. Траизе- Розенека, А. Тобина, А. Гернета, их крайнюю политическую тенденциозность в освещении истории Латвии, лженаучность немецко-балтийской историографии. С позиций исторического материализма он оценивает и классовую сущность царизма, выступавшего в союзе с остзейским баронством, против трудящихся Латвии и Эстонии. Уже в этой монографии Я. Я. Зутиса в полной мере проявились главные черты творческой деятельности ученого: сочетание глубокого источниковедческого анализа с широкими теоретическими построениями.

Формированию латышской буржуазной нации посвящены работы академика АН ЛатвССР К. Я. Страздиня15 . Автор показывает, что воссоединение территории Латвии в составе Российского государства способствовало образованию латышской буржуазной нации. При этом особенность складывания латышской буржуазной нации заключалась в том, что этот процесс происходил в условиях двойного национального гнета: прибалтийско-немецких баронов и немецкой городской буржуазии, с одной стороны, и царского самодержавия - с другой.

В связи с дискуссией о младолатышском движении 60 - 70-х годов XIX в. в печати были опубликованы работы16 , способствовавшие уяснению классовой сущности и характера этого движения. Ученые пришли к выводу, что младолатыши являлись идеологами сельской и городской буржуазии и сыграли прогрессивную роль в борьбе против привилегий баронов, за формирование и укрепление национального самосозна-


12 H. Strods. Zemkopibas sistemu attistiba Latvija. Riga. 1957; ejusd. Kartupeju audzesanas sakums Latvija XVII gs. beigas - XIX gs. I puse ("LPSR ZA Vestis", 1958, N 10); ejusd. Abolina audzesanas sakumi Latvija XVIII gs. beigas un XIX gs. pirmaja puse ("Vestures problemas", IV. sej. Riga. 1961), и др.

13 M. Kozins. Zemnieku kustiba Latvija XIX gs. 60. gados. Riga. 1958; его же. Капиталистическая эволюция помещичьего хозяйства Лифляндской губернии во второй половине XIX века ("Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1959 г.". М. 1961); его же. Аграрная политика царизма в Прибалтике в 60-х годах XIX в. ("Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960 г.". Киев. 1962); A. Mierina. Par lauku proletariata veidosanos Kurzeme ("LPSR ZA Vestis". 1959, N 8); ее же. К вопросу о развитии капитализма в сельском хозяйстве Курляндской губернии во второй половине XIX века ("Против идеализации младолатышского движения". Рига. 1960), и др.; I. Greitjanis. Dazi jautajumi par zemnieku un muiznieku attiecibam XIX gs. 80. gados Vidzeme un Kurzeme ("Petera Stuckas Latvijas Valsts universitates zinatniskie raksti XXVI sej.". Riga. 1959); ejusd. Par dazam lauku iedzivotaju cinas formam pret feodalisma paliekam Latviaja XIX gs. 80. gados ("Petera Stuckas Latvijas Valsts universitates zinatniskie raksti". 40. sej. Riga. 1961).

14 Я. Зутис. Остзейский вопрос в XVIII в. Рита. 1946; ejusd. Baltijas jautajums 18. gs. Riga. 1951.

15 K. Strazdins. Par latviesu burzuaziskas nacijas izveidosanos ("Burzuaziskie nacionalisti - Latvijas vestures viltotaji". Riga. 1952); его же. К вопросу об образовании латышской буржуазной нации ("Исторические записки". Т. 45. 1954).

16 Я. Бумбер, П. Валескалн, К. Граудин, Я. Зутис, Я. Крастынь, В. Мишке, В. Самсон, Э. Сокол, К. Страздинь. О характере младолатышского движения и о дискуссии по этому вопросу ("Коммунист Советской Латвии", 1960, N 1); "Против идеализации младолатышского движения". Рига. 1960; Я. Крастынь. О характере младолатышского движения ("История СССР", 1961, N 1); К. Я. Страздинь. О младолатышском движении 60 - 70-х годов XIX в. ("Вопросы истории", 1958, N 10), и др.

стр. 6

ния и национальной культуры латышского народа. Их взгляды объективно отражали классовые интересы нарождавшейся национальной латышской буржуазии, а деятельность способствовала усилению ее экономических и политических позиций. Объективной же основой младолатышского движения было становление освобождающегося от различных остатков феодализма буржуазного общества. В деятельности младолатышей имелись две стороны: прогрессивная (борьба за капиталистическое развитие Латвии, против гнета немецких баронов и немецкой буржуазии, за развитие латышского национального языка и культуры, ориентация на Россию) и отрицательная (классовая ограниченность движения со всеми вытекающими отсюда последствиями, выступления против революционных методов борьбы, отказ от борьбы за раздел помещичьих латифундий).

В трудах советских ученых нашла отражение история революционно-демократического движения в Латвии второй половины XIX века. Работа академика П. И. Валескална о революционном демократе П. Д. Баллоде17 впервые познакомила читателей с жизнью и деятельностью этого представителя революционного движения 60-х годов XIX века. Несколько работ18 , в том числе три кандидатские диссертации, посвящены движению конца XIX в., известному под названием "Новое течение". Советская концепция истории этого движения утверждалась в острой борьбе с фальсификациями и вульгаризацией его буржуазными историками19 . Советские историки показали, что это было революционно-демократическое движение латышской интеллигенции, порожденное новой расстановкой классовых сил в латышском обществе. Общественно- политическую основу "Нового течения" составляли борьба латышского пролетариата, пробужденного к революционной деятельности, и обострение классовых противоречий в деревне, вызванное быстрым развитием капитализма в сельском хозяйстве, с одной стороны, и сохранением крупных феодальных пережитков и прежде всего помещичьего землевладения - с другой. На "Новое течение" оказали воздействие революционные выступления российского пролетариата и все международное революционное движение, деятельность русской социал-демократии. Однако, отмечая известные успехи в исследовании "Нового течения", все-таки следует сказать, что до сих пор советские ученые не пришли к единому мнению по ряду важных вопросов истории этого движения. Например, часть историков, начиная с Я. Эфферта-Клусайса, считает, что в "Новом течении" было два крыла - революционное и реформист-


17 П. И. Валескалн. Революционный демократ Петр Давыдович Баллод (1839 - 1918) Материалы к биографии. Рига. 1957; ejusd. Revolucionarais demokrats Peterte Balodis. Riga. 1961.

18 Klusais. Piezimes par latviesu ideologijas vesture. I. M. 1925; V. Steinbergs un A. Vilsons. J. Jansona-Brauna dzive. Riga. 1957; V. Steinbergs. F. Rozins" - marksistiskas filosofijas celmlauzis Latvija. Riga. 1960; A. Vilsons. Eduarda Veidenbauma dzive un darbs (E. Veidenbaums. Kopoti raksti, I. sej. Riga. 1961); I. Kirtovskis. Latvisu progresivas ekonomiskas domas attictiba XIX gadsirnta 80. un 90. gados. Riga. 1956; И. Киртовский. Зарождение марксистской экономической мысли в Латвии (конец XIX века) ("Ученые записки" Рижского политехнического института. Т. 13. 1964); П. Кудрявцев. Критика буржуазных фальсификаторов "Нового течения" (1920 - 1940 гг.) ("Известия" АН ЛатвССР, 1960, N 12); И. Апине. Национальный вопрос на страницах "Диенас Лапа" ("Ученые записки" Латвийского государственного университета имени Петра Стучки. Т. 62. 1964) и др.

19 Начав борьбу против "Нового течения" с момента его возникновения, реакционная латышская буржуазия вела эту борьбу с позиций национализма, направленного своим острием прежде всего против классовой, пролетарской оценки буржуазного общества. "Не замечая" социальных корней и общественно-политической основы движения, апостолы буржуазного национализма изображали "новотеченцев" как людей, якобы "оторвавшихся от реальности и увлекшихся чуждыми для латышского общества идеями, возникшими чисто автоматически из журналистики и общественного направления других народов". Отсюда - "определения" взглядов "новотеченцев" как "плохих переводов немецкого марксизма и русского нигилизма".

стр. 7

ское; другая часть отрицает существование реформистского крыла и утверждает, что были лишь мелкобуржуазно-реформистские попутчики этого движения революционно настроенной интеллигенции.

Памятуя, что для "сознательных рабочих нет важнее задачи, как задача познать движение своего класса, его сущность, его цели и задачи, его условия и практические формы"20 , латвийские историки уделяют особое внимание научной разработке истории рабочего класса. Проблеме формирования промышленного пролетариата во второй половине XIX в. посвящена монография Б. Я. Вилке21 , в которой показан процесс становления рабочего класса Латвии как органической составной части многонационального пролетариата России. В работе подчеркнута специфика формирования промышленного пролетариата Латвии: наряду с основным источником - батрачеством - пополнение его рядов происходило в условиях значительной миграции населения в портовые города (Ригу и Лиепаю) за счет выходцев из внутренних губерний России. В результате исследовательской работы22 удалось уточнить хронологические грани начала рабочего движения в Латвии и датировать его 70-ми годами XIX в., а не 90-ми (и не 1899 г. - временем возникновения так называемого "Рижского бунта"), как считалось прежде. Правда, выступления 70 - 80-х годов носили еще стихийный и локальный характер. Тем не менее они свидетельствовали о том, что на арену классовой борьбы вышла новая социальная сила - растущий пролетариат Латвии. Уже с первых забастовок и волнений 70 - 80-х годов росла и крепла боевая пролетарская солидарность латышских и русских рабочих. Ю. Н. Нетесин23 дал картину положения и борьбы рижских рабочих в годы столыпинской реакции.

Борьба латвийского пролетариата в годы революционного подъема получила освещение в ряде работ, среди которых крупнейшей является монография Е. И. Рипы и И. К. Апине "Новый революционный подъем в Латвии (1910 - 1914 гг.)"24 . Судьбам рабочих Риги, эвакуированных в годы первой мировой войны вместе с фабриками и заводами в центральные районы России, влившихся в ряды местного пролетариата и принимавших активное участие в его революционной борьбе, посвящены статьи В. В. Суздальцева и Л. Г. Дрибина25 . Группа исследователей изучила важнейшие вопросы истории пролетариата Латвии в годы буржуазной диктатуры26 .

Большое внимание латвийские историки уделяют разработке историко-партийной тематики. Прочной основой для творческого подхода к освещению кардинальнейших вопросов истории Латвии нового и новейше-


20 В. И. Ленин. Соч. Т. 20, стр. 355.

21 Б. Я. Вилке. Формирование промышленного пролетариата в Латвии во второй половице XIX века. Рига. 1957.

22 А. А. Дризул. Революционное движение 70 - 80-х годов XIX в. в Латвии ("Исторические записки". Т. 45. 1954); "История Латвийской ССР". Т. 2. Рига. 1954, стр. 114 - 123; "История Латвийской ССР". Сокращенный курс. Рига, 1955, стр. 214 - 222.

23 Ю. Н. Нетесин. Рабочее движение в Риге в период столыпинской реакции. Рига. 1958.

24 E. Ripa. IV Valsts domes velesanu kampana Latvija ("Petera Stuckas Latvijas Valsts universitates zinatniskie raksti". 40. sej. Riga. 1961); Я. П. Крастынь. Рабочее движение в Латвии в годы нового революционного подъёма ("Известия" АН ЛатвССР. 1962, N 7); J. Ripa un I. Apine. Jaunie revolucionarie uzpludi Latvija 1910. - 1914. Riga. 1964, и др.

25 В. В. Суздальцев. Рабочее движение на заводе "Всеобщей компании электричества" в годы первой мировой войны ("Проблемы истории". Т. VI. Рига. 1962); L. Dribins. Vesturiska pagrieziena dienas KSDS(b)P Petrogradas organizacijas latviesu rajona darbiba 1917. gada februari-aprili ("Rigas Politehniska institute zinatniskie raksti". 13. sej. 1964), и др.

26 А. А. Дризул. Очерки истории рабочего движения в Латвии (1920 - 1940). М. 1959; его же. Латвия под игом фашизма. Рига, 1960; A. Spreslis. Stradnieku kustiba burzuaziskaja Latvija pasaules ekonomiskas krizes gados (1929 - 1933.). Riga. 1958; А. М. Вейнберг. Обнищание пролетариата в буржуазной Латвии. Рига. 1951.

стр. 8

го времени явился изданный в 1947 г. на латышском языке сборник произведений В. И. Ленина, включающий его важнейшие высказывания о революционном движении в Латвии и деятельности революционной социал-демократии Латышского края27 . За последнее время были изданы работы Р. Э. Трейя "Ленин и революционное движение в Латвии"28 , воспоминания латышских революционеров о В. И. Ленине29 , ряд статей, переведена на латышский язык и опубликована биография В. И. Ленина, подготовленная Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС30 . Значительно богаче стала литература по истории Коммунистической партии и комсомола Латвии, охватывающая различные аспекты этой проблемы. В последние годы по этой теме вышел в свет ряд монографий, брошюр и статей, сборников документов, воспоминаний революционных деятелей. Важным событием в разработке истории Коммунистической партии Латвии явилось издание очерков истории Коммунистической партии Латвии, освещающих период с 1898 по 1940 г.31 , в которых систематизирован и обобщен обширный фактический материал о славном боевом пути революционной партии латышского пролетариата. Авторы показали историю КПЛ как неотъемлемую часть истории ленинской партии России, руководящую роль ленинских идей, тесные связи В. И. Ленина с латышскими социал-демократами, деятельность видных революционеров Латвии.

Изучение революционных событий 1905 - 1907 гг. в Латвии проводилось по трем направлениям: монографическая разработка коренных вопросов революции; подготовка научно-популярных работ; публикация документальных материалов и воспоминаний участников революционного движения. Начало изучению истории было положено монографическим исследованием академика АН ЛатвССР Я. П. Крастыня "Революция 1905 - 1907 гг. в Латвии", удостоенным Государственной премии СССР32 . В этом труде разоблачается антинаучный характер концепции латышских буржуазных историков, изображавших революцию как "чисто национальное" движение, как этап в образовании буржуазной Латвии и стремившихся доказать, что латышское революционное движение не имело ничего общего с борьбой русского пролетариата и крестьянства в 1905 - 1907 годах. На основе богатого фактического материала автор убедительно раскрывает ленинское положение о том, что "во время революции латышский пролетариат и латышская социал-демократия занимали одно из первых, наиболее видных мест в борьбе против самодержавия и всех сил старого строя"33 . Несомненны достижения и в исследовании ряда конкретных аспектов этой большой проблемы: революционного движения солдат и матросов, революционной борьбы в Латгалии, партизанского движения, революционной деятельности учителей и учащейся молодежи34 . Тем не менее перед латвийскими историками


27 "В. И. Ленин о революционном движении в Латвии и деятельности революционной социал-демократии Латышского края". Сборник статей, писем и документов. Рига. 1948; "V. I. Lenins par revolucionaro kustibu Latvija un Latvijas revolucionaras social-demokratijas darbibu". Rakstu, vestulu un dokumentu krajums. Riga. 1947.

28 R. Treijs. Lenins un revolucionara kustiba Latvija. Riga. 1960.

29 "Par Leninu. Latvijas revolucionaru atminas", Riga. 1957; "О Ленине. Воспоминания революционеров Латвии". Рига. 1959.

30 "Vladimirs Iljics Lenins". Biografija. Riga. 1961.

31 "Latvijas Komunistiskas partijas vestures apcerejumi. I. sej. 1893 - 1919". Riga. 1961; II. sej. 1920 - 1940. Riga. 1965; "Очерки истории Коммунистической партии Латвии". I. 1898 - 1919. Рига. 1962.

32 Я. П. Крастынь. Революция 1905 - 1907 гг. в Латвии. М. 1952; J. Krastins. 1905. gada revolucija Latvija. Riga. 1950.

33 В. И. Ленин. ПСС. T. 19, стр. 305.

34 B. Surikovs. Zaldatu un matrozu revolucionara kustiba Latvija 1905 - 1907. Riga. 1957; J. Babris. 1905. -1907. g. revolucija Latgale". Riga. 1960; I. Jonane. Par partizanu cinas nosleguma posmu 1905. -1907. gada revolucija Latvija ("Petera Stuckas Latvijas. Valsts universities zinatniskie raksti", 50. sej. Riga. 1963"; S. Ziemelis.

стр. 9

стоит еще ряд неотложных задач: написание обобщающей историографической работы по истории революции, обобщающих монографических исследований по таким вопросам, как история крупнейших партийных организаций, деятельность распорядительных комитетов, боевиков, "лесных братьев", деятельность ЦК ЛСДРП, Рижского федеративного комитета.

Центральной проблемой советской исторической науки всегда оставалась история Великого Октября. Главная идея работ, посвященных революционным событиям 1917 г. в Латвии (В. А. Штейнберга, Т. Я. Драудиня, Я. Я. Кайминя, А. А. Дризула и др.35 ), заключается в том, что социалистическая революция в Латвии, подготовленная всем предыдущим экономическим и политическим развитием, была объективной закономерностью и являлась частью Великой Октябрьской социалистической революции. К 50-летию Великого Октября группа латвийских, эстонских и литовских ученых завершает обобщающий труд "Победа Советской власти в Прибалтике", являющийся одним из томов многотомной "Истории Великой Октябрьской социалистической революции".

Большая роль в проведении социалистической революции в Латвии принадлежала латышским стрелкам. Советские исследователи убедительно показали36 , что латышские стрелковые полки, несмотря на шовинистическую пропаганду латышской буржуазии, перешли на сторону большевиков и уже в мае 1917 г. в ходе борьбы за победу Октября стали вооруженной силой революции, защищавшей ее завоевания на многочисленных фронтах в период гражданской войны и интервенции. На основе обильного и в значительной степени нового фактического материала в работах историков раскрыты процесс большевизации соединений латышских стрелков, приведение их в мобилизационную готовность и занятие латышскими стрелковыми полками основных стратегических пунктов в Северной Латвии и Южной Эстонии в момент вооруженного восстания в Петрограде, вследствие чего реакционное командование не смогло перебросить контрреволюционные части из района действий XII армии на подавление восстания питерских рабочих.

О революционными событиями 1917 г. неразрывно связана борьба латышских трудящихся за Советскую власть в 1919 году. Обстоятельно изучены процесс освобождения территории Латвии, мероприятия по перестройке экономической и общественной жизни на новых, социалистических началах, вскрыты отдельные ошибки, допущенные Советским правительством Латвии в аграрном вопросе37 .

Основную причину поражения Советов в Латвии в 1919 г. латвийские ученые видят в том, что против латвийских революционных рабо-


Latvijas tautskolotaji Krievijas pirmaja revolucija (1905. -1907. g.). Riga. 1956; J. Ruberts, Latvijas skolotaji un skolu jaunatne 1905, -1907. gada revolucija. Riga. 1965., и др.

35 V. Steinbergs. Latvijas darbajauzu cina par Padomju varu 1917. gada. Riga. 1957; Т. Драудин. Безземельное крестьянство в борьбе за землю и власть Советов в 1917 - 1919 годах. Рига. 1959; Я. Каймить. Латышские стрелки в борьбе за победу Октябрьской революции. 1917 - 1918. Рига. 1961; А. Дризул. Великая Октябрьская социалистическая революция в Латвии. Рига. 1957, и др.

36 J. Kaimins. Latviesu strelnieki cina par Oktobra revolucijas uzvaru. 1917 - 1918. Riga. 1957; его же. Латышские стрелки в борьбе за победу Октябрьской революции. 1917 - 1918, Рига. 1961; Т. Драудин. Боевой путь Латышской стрелковой дивизии в дни Октября и в годы гражданской войны (1917 - 1920). Рига. 1960; "Latviesu strelnieki cina par Padomju varu 1917. -1920. gada". Atminas un dokumenti. Riga. 1960, П. В. Макеев. На Деникина. Роль латышских стрелков в разгроме дениюинских полчищ. Рига. 1960, и др.

37 Я. П. Крастынь. Советская Латвия в 1919 году. Рига. 1957; его же. К вопросу об аграрной политике Коммунистической партии Латвии ("Вопросы истории КПСС", 1959, N 4); A. Zile. Ausa jauna diena. Padomju varas atjaunosana Latvija 1918. - 1919 Riga. 1958; К. Граудин, Г. Стороженко. В огне интервенции, Рига. 1958.

стр. 10

чих и крестьян выступили объединенные силы международного империализма и внутренней контрреволюции. Однако, несмотря на это поражение, трудящиеся Латвии своей борьбой против сил международного империализма внесли вклад в дело защиты Советской власти в России. Разоблачению империалистической политики Германии, Англии, США и Франции в Прибалтике и преступной сделки латышской буржуазии с иностранными интервентами в этих событиях служит исследование московского историка В. Я. Сиполса38 .

Немаловажное значение для разоблачения буржуазно-националистических концепций истории Латвии имеет изучение ряда аспектов истории Латвии 1920 - 1940 гг.: экономическая история (промышленность, сельское хозяйство, торговля и финансы); революционное движение и деятельность КПЛ; внутренняя и внешняя политика буржуазной Латвии.

В работах Л. В. Стародубского, А. И. Лейта, П. П. Дзерве и других трудах экономического профиля39 показано, что насильственная реставрация капитализма в Латвии и включение ее экономики в систему мирового капиталистического хозяйства в условиях развивающегося общего кризиса капитализма губительно сказались на ее промышленности, которая даже в лучшие годы своего развития так и не смогла достичь уровня 1913 года. В исследованиях аграрной истории40 центральное место занимает анализ буржуазной аграрной реформы и ее социальных и политических последствий. В оценке характера и классовой сущности этой реформы у советских историков существует единая точка зрения, но все еще имеются известные нюансы. Так, большинство советских авторов подчеркивает реакционный характер этой реформы. Другие исследователи, например, С. А. Удачин, отмечают главным образом то, что она была шагом назад по сравнению с мероприятиями по аграрному вопросу, осуществленными Советской властью в 1919 году. Третьи, например, А. Свикис, акцентируют внимание на том, что буржуазная аграрная реформа широко открыла двери для развития капитализма в сельском хозяйстве. Из поля зрения советских историков, естественно, не могла выпасть и такая важная проблема, как выяснение классовой сущности диктатуры Ульманиса41 . Внешняя политика буржуазной Латвии стала предметом исследования П. Б. Бамбитиса, в работах которого освещается внешнеполитический курс правящих кругов Латвии в 1939 - 1940 гг., а также В. Я. Сиполса, в книгах которого подвергнута анализу внешняя политика всего периода существования диктатуры латышской националистической буржуазии (1920 - 1940 гг.)42 . В этой связи заслуживает внимания и работа А. Я. Варсла-


38 V. Sipols. Arzemju intervencija Latvija un tas aizkulises. 1918. -1920. Riga: 1957; В. Я. Сиполс. За кулисами иностранной интервенции в Латвии. М. 1959.

39 Л. В. Стародубский. Упадок фабрично-заводской промышленности в буржуазной Латвии. Рига. 1952; A. Leits. Burzuaziska Latvija arzemju kapitala juga (1921. - 1929.). Riga. 1957; ejusd. Burzuaziskas Latvijas ekonomika un saimnieciskie sakari (1929. - 1939.). Riga. 1958; P. Dzerve. 1929. - 1933. g. ekonomiska krize burzuaziskaja Latvija un tas ipantnibas. Riga. 1953.

40 С. А. Удачин. Земельная реформа в Советской Латвии. Рига. 1948; A. Svikis. Agrarais jautajums burzuaziskaja Latvija (1920. - 1934.). Riga. 1960; К. С. Грашман. Аграрная реформа буржуазной Латвии в период 1920 - 1922 гг. Автореферат кандидатской диссертации. М. 1949; Я. Офманис. Социалистическое преобразование сельского хозяйства Латвийской ССР. Автореферат кандидатской диссертации. М. 1952, и др.

41 A. Drizulis. Latvija fasisma juga. Riga. 1959; B. Berkovics. Fasistiskais apversums Latvija un LKP taktika. Riga. 1960.

42 П. Б. Бамбитис. Советско-латвийский пакт взаимопомощи 5 октября 1939 г. ("Ученые записки" Академии общественных наук при ЦК КПСС. Вып. 33. 1958); его же. Советско-латвийский пакт взаимопомощи 5 октября 1939 г. ("Вопросы новой и новейшей истории". Сборник статей. М. 1958); V. Sipols. Dzimtenes nodeviba. Riga. 1963; ejusd. Slepena diplomatija. Riga. 1965, и др.

стр. 11

вана43 , посвященная политике английского империализма в отношении буржуазной Латвии в 1920 - 1923 гг., широко затрагивающая вопросы дипломатической ориентации латвийских правящих кругов. В книгах А. Ю. Рудевица44 разоблачается предательская политика латышских меньшевиков, вскрывается истинное лицо латвийской буржуазии. Много внимания уделяется разоблачению реакционной роли церкви в период буржуазной диктатуры45 . Однако наиболее ощутимы достижения латвийской советской историографии в разработке революционного движения периода буржуазной диктатуры46 . Обобщенная характеристика тактики КПЛ за весь период господства националистической буржуазии дается в монографии И. Штеймана47 .

Большое место в исследовательской работе занимает проблема восстановления Советской власти в Латвии в 1940 году48 . В трудах латвийских историков последовательно проводится мысль, что восстановление Советской власти явилось результатом многолетней героической борьбы латвийских трудящихся против буржуазии, что социалистическая революция в Латвии, как и революция в Литве и Эстонии, была одной из первых революций в мире, где пролетариат одержал победу над буржуазией без вооруженного восстания; выявлены особенности развития социалистической (революции, разработана периодизация данного отрезка истории латышского народа, рассмотрен ход социалистических преобразований в Латвии в 1940 - 1941 годах. Советские исследователи едины в общей оценке событий 1940 г. в Латвии. Но между ними существуют разногласия по отдельным вопросам данной проблемы: одни (их подавляющее большинство, в том числе А. А. Дризул, Э. А. Жигаре, В. Я. Канале) считают, что революция 1940 г. с самого начала носила социалистический характер; другие (Г. Я. Райнис, П. Б. Бамбитис) выдвигают тезис о двух этапах революции: буржуазно-демократическом и социалистическом; третьи (напр., И. А. Штейман), отрицая существование демократического этапа, считают необходимым выделить период с 17 июня по 20 июля как особый этап, когда еще не решались задачи социалистической революции, но происходила перегруппировка сил в целях их осуществления. Ряд вопросов истории социалистической революции остает-


43 A. Varslavans. Anglijas cina par burzuaziskas Latvijas iesaistisanu kopeja tfnperialisma pretpadomju fronte (1920. - 1923.). ("LPSR ZA Vestis", 1962, N 8).

44 A. Rudevics. Mensevisma bankrots Latvija (1903. -1944.). Riga. 1957; ejusd. Kas bija Latvijas Burzuaziska demokratija? Riga. 1959; ejusd. Fasistiska diktatura Latvija. Riga. 1961,

45 "Katoju garidznieciba Latvija 1920. - 1940.". Riga. 1961; Старообрядчество в Латвии без прикрас. 1920 - 1940". Рига. 1961; "Православное духовенство в Латвии. 1920 - 1940". Рига. 1962; "Religiskais sektantisms Latvija. 1920. - 1940.". Riga. 1962; Z. Springovics. Latgale un katoju baznica. Riga. 1961. ejusd. Katojticigie un baznickungi burzuaziskaja Latvija". Riga. 1964; Z. Balevics. Baznica un valsts burzuaziskaja Latvija 1920. - 1940. Riga. 1964, и др.

46 J. Steimanis. Latvijas Komunistiska partija cina par stradnieku skiras vairakumu (1920. - 1940.). Riga. 1957; ejusd. Latvijas kommunistiskas partijas taktika cina par padomju varas atjaunosanu (1920. - 1940.). Riga. 1965; S. Ziemelis. Latvijas komunistiska partija kapitalisma pasaules ekonomiskas krizes laika (1930. - 1934.). ("Padomju Latvijas Komunists", 1964, N 2 - 9); E. Lidace. Latvijas Komunistiska partija burzuaziskas diktaturas pirmajos gados (1920. - 1923.). ("Padomju Latvijas Komunists". 1963, N 4 - 7).

47 J. Steimanis, Latvijas komunistiskas partijas taktika cina par padomju varas atjaunosanu. 1920. - 1940. Riga. 1965.

48 А. А. Дризул. Установление Советской власти и первые шаги социалистического строительства в Латвии (1940 - 1941) ("Исторические записки". Т. 45. 1954); его же. Восстановление Советской власти в Латвии в 1940 г. ("Доклады и сообщения" Института истории АН СССР. Т. 4. 1955); V. Gudzuka. Padomju varas nodibinasanas Latvija 1940. gada. ("Latvijas Valsts universitates zihatniskie raksti", 16. sej. Riga. 1957); V. Kanale. Fasistiskas diktaturas sabrukums Latvija. Riga. 1960; И. А. Штейман. О восстановлении Советской власти в Латвии ("Ученые записки" Даугавпилсского государственного педагогического института. Т. 3. 1959); Э. А. Жагарс. Победа социалистической революции в Латвии в 1940 г. ("Известия" АН ЛатвССР. 1965, N 8).

стр. 12

ся все еще малоизученным. Пока нет и специальной обобщающей работы, в которой на основе документального массива освещались бы события революции в целом.

В последние годы наметилась чрезвычайно важная тенденция к более всестороннему и глубокому анализу участия латышского народа в общей борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны49 . Существенный шаг вперед был сделан в разработке вопросов партизанского движения, развернувшегося в тылу врага50 . Это вполне закономерно, ибо изучение истории партизанского движения с позиций марксизма-ленинизма диктуется не только необходимостью освещения этого важного этапа в истории латвийского народа, но и тем, что латышские буржуазные националисты фальсифицируют историю партизанского движения. Здесь же отметим, что разработка проблематики Великой Отечественной войны была облегчена благодаря тому, что ЦК КП Латвии еще в годы войны уделил внимание сбору материалов об участии латышского народа в борьбе против немецко- фашистских захватчиков. Созданная в 1942 г. специальная комиссия по истории Великой Отечественной войны во главе с секретарем ЦК КП Латвии А. Я. Пельше собрала большой материал, часть которого в настоящее время опубликована.

Историография послевоенной истории Латвии еще очень молода. Тем не менее этому периоду истории посвящен уже ряд диссертаций, книг, сборников, брошюр, статей, представляющих несомненный вклад в исследование актуальнейших проблем современности. Однако работ, которые содержали бы обобщающий очерк послевоенного развития республики, сравнительно немного. Прежде всего итоги разработки общих вопросов истории послевоенного развития нашли серьезную систематизацию в соответствующих разделах "Истории Латвийской ССР"51 .

В трудах латышских авторов52 раскрывается закономерность достигнутых республикой успехов, указывается, что все достижения обусловлены факторами, которые кроются в самой природе и объективных законах развития социалистического общества, отмечается значение помощи других республик, прослеживается органическая связь между развитием нашей страны в целом и развитием Советской Латвии, подчеркивается, что общий подъем народного хозяйства и культуры СССР явился решающим условием успехов латвийских трудящихся. В этой связи необходимо назвать и юбилейные издания, выпущенные в свет к десяти- и двадцатилетию восстановления Советской власти в Латвии53 , освещающие успехи Латвийской ССР на пути строительства социализма, мобилизующую и руководящую роль признанного вождя трудового народа - Коммунистической партии. Характеризуя процесс социалистической индустриализации Латвии54 , исследователи отмечают ее особенно-


49 В. Савченко. Гвардейская латышская. Рига. 1961; "В дни войны". Из истории Латвии периода Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Рига. 1964.

50 V. Samsons. Partizanu kustiba Ziemejlatvija Lielaja Tevijas kara. Riga. 1950; его же. Партизанское движение в Северной Латвии в годы Великой Отечественной войны (Исторический очерк). Рига. 1951; ejusd. Kurzemes partizani. Riga. 1959; A. Raskevics. Partizana piezimes. 2. izd. Riga. 1961.

51 "История Латвийской ССР"; Т. III. Рига. 1958; "Latvijas PSR vesture" 3. sej. Riga. 1959.

52 V. Turasevics. Latvijas PSR rupniecibas sasniegumi. Riga. 1960; A. Sumins. Apcerejums par Padomju Latvijas ekonomisko attistibu (1940. - 1958.). Riga. 1960; G. Besedins, V. Pur ins. Latvijas PSR ekonomiskie sakari. Riga. 1961.

53 Я. Калнберзинь. Десять лет Советской Латвии. Рига. 1950; "Padomju Latvijas 15 gadi. Rakstu krajums". Riga. 1955; "Расцвет народного хозяйства Советской Латвии". Рига. 1958; "Socialisma uzvara Latvija". Riga. 1960; J. Peive. Zinatnes sasniegumi Padomju Latvija. 1940. - 1960. Riga. 1960; "Ziedi, Padomju Latvija!". Riga. 1965.

54 L. Basova, A. Leits, A. Sumins. Latvijas PSR rupniecibas attistiba. Riga. 1956; E. Purvinska. Padomju Latvijas rupnieciba divdesmit gados ("Padomju Latvijas skola", 1960, N 7); Г. Гайле. Торжество ленинской политики индустриализации в Лат-

стр. 13

сти: во-первых, она началась в условиях, когда в СССР уже победил социализм; во- вторых, она осуществлялась не только на основе внутренних ресурсов - Советская Латвия получала помощь машинами, оборудованием, транспортными средствами, сырьем, топливом и кадрами из других союзных республик, что определило высокий темп ее индустриализации и значительно ускорило развитие ее производительных сил. Несколько работ посвящено коллективизации сельского хозяйства и колхозному строительству в Латвийской ССР55 . Тем не менее актуальной задачей все еще остается написание обобщающего труда, в котором было бы показано историческое значение перевода латвийской деревни на рельсы крупного социалистического хозяйства. Широкое поле для исследовательской деятельности представляет история культурной революции в Латвии. Среди нескольких специальных работ укажем на охватывающую проблему в целом книгу Я. П. Острова56 . Важное политическое значение имеют работы, посвященные вопросам дружбы народов и пролетарского интернационализма57 . Формирование латвийской социалистической нации получило освещение в трудах академика К. Я. Страздиня, В. И. Савченко и других ученых58 .

В (последние годы значительно активизировалось изучение послевоенного периода истории латвийского рабочего класса. А. М. Вейнберг в книге "Рабочие Латвии на пути к коммунизму"59 показывает рост технической оснащенности промышленных предприятий, переход к комплексной механизации и автоматизации производства, приводит данные о составе рабочего класса Латвийской советской республики по отраслям производства, его общеобразовательном и техническом уровне. Вопросам культурно-технического роста промышленных кадров посвящены работы Т. О. Вилциня60 , в которых на основе анкетного опроса, проведенного автором, анализируется общеобразовательный уровень рабочих одного из крупнейших предприятий республики - Рижского электромашиностроительного завода. С каждым годом увеличивается число работ, посвященных зарождению и развертыванию в республике движения за коммунистический труд61 .

Большое научное, политическое и воспитательное значение имеет литература биографического характера, повествующая о жизни и деятельности замечательных революционеров62 . Эти книги очень разнообразны


вии ("Коммунист Советской Латвии", 1960, N 6); В. Круминьш. Развитие промышленности Латвийской ССР в период завершения строительства социализма (1953 - 1958) ("Труды" Латвийского института физической культуры. Вып. 4. 1963); В. Тумшевиц. Индустриальная поступь республики ("Коммунист Советской Латвии", 1965, N 4), и др.

55 J. Vanags. Padomju Latvijas lauksaimnieciba 20 gados. Riga. 1960. Я. Ванаг. Создание и укрепление колхозного строя в Латвийской ССР ("Очерки истории коллективизации сельского хозяйства в союзных республиках"). М. 1963, и др.

56 J. Ostrovs. Kulturas revolucija Latvija. Riga. 1960.

57 А. Пельше. Об интернациональном воспитании трудящихся ("Коммунист Советской Латвии", 1959, N 9); А. Восс. Вопросы воспитания трудящихся в духе пролетарского интернационализма и дружбы народов ("Советская Прибалтика в братской семье народов СССР". Вып. I. Рига. 1960).

58 K. Strazdins. Latviesu socialistiska nacija. Riga. 1961; В. Савченко. Исторические связи латышского и русского народов. Рига. 1959.

59 A. Veinbergs. Latvijas stradnieki cela uz komunismu. Riga. 1964.

60 T. Vilcins. Rupnica un skola. Riga. 1966; ejusd. Stradnieku visparejas izglitibas attistiba musdienas ("LPSR ZA Vestis". 1964, N 7).

61 R. Treijs. Komunistiska darda kustiba Padomju Latvijas uznemumos (1958. - 1961.). Riga. 1962; С. И. Емельянова. Коммунистическая партия Латвии - организатор движения за коммунистический труд в промышленности республики (1958 - 1962 гг.) ("Ученые записки" Латвийского государственного университета. Т. 50. 1963); "Труд и коммунистическое воспитание". Рига. 1964, и др.

62 Н. Кондратьев. Ян Фабрициус. Биографический очерк. Рига. 1954; его же. Сыны народа. Рига. 1956; ejusd. Biedrs Petersons. Riga. 1960; ejusd. Dedz, mana sirds. Riga. 1962; "Латышские революционные деятели". Рига. 1958; V. Steinbergs, A. Vilsons. J. Jansona- Brauna dzive. Riga. 1957; S. Ziemelis, A. Gu-

стр. 14

по жанру. Тем не менее их объединяет одна общая черта - стремление избежать бытовавшего прежде "обезличения" исторического процесса и попирания принципа историзма.

Таким образом, конец 50-х - начало 60-х годов - это период наиболее интенсивного изучения послевоенной истории Латвии. Однако впереди еще создание крупных, достроенных на максимально широкой базе источников монографических исследований о социалистическом и коммунистическом строительстве ЛатвССР, обобщающих работ о Коммунистической партии Латвии, в которых всесторонне раскрывалась бы ее мобилизующая и руководящая роль в борьбе за победу коммунизма.

Важным направлением является изучение истории исторической науки. Как известно, марксистско-ленинская историография освещает развитие исторической науки в связи с развитием общественных отношений, причем основным ее содержанием является развитие исторической мысли. К таким работам относится известный труд Я. Я. Зутиса о прибалтийско-немецкой историографии XIII - XX веков63 . Основные идеи предполагаемой второй части "Очерков по историографии Латвии" Я. Я. Зутис изложил (с присущим ему блеском) в докладе на Международном конгрессе историков в Риме (1955 г.)64 . Все другие работы по историографии Латвии - это предварительные этюды по важным, но все же частным проблемам историографического характера. Первостепенное политическое значение имеют статьи, направленные против наших главных идейных противников - латышских буржуазных националистов и западногерманских реваншистов65 . Состояние разработки отдельных разделов исторической науки отражено в специальных обзорных статьях, посвященных успехам археологии, этнографии и истории66 . Перу Т. Я. Драудиня принадлежат параграфы, по историографии Латвии в обобщающем труде; посвященном истории исторической науки в СССР67 . Недавно из печати вышла книга о научном творчестве Я. Я. Зутиса68 .


sevs. Davids Beika. Riga; 1963; Г. А. Трукан. Ян Рудзутак. М. 1963; "Peteris Stucka. Lajkabiedru atminas. 1865. - 1965. Riga. 1965; "П. Стучка - революционер, мыслитель и государственный деятель". Рига 1965; V. Millers, E. Stumbina. Fricis Rozins. 1870. - 1919. Dzive un darbs. Riga. 1965, и др.

63 Я. Зутис. Очерки по историографии Латвии. Ч. I. Прибалтийско-немецкая историография. Рига. 1949.

64 Я. Зутис. Основные направления в историографии народов Восточной Прибалтики (XIX - XX вв.) ("Доклады советской делегации на X международном конгрессе историков в Риме". М. 1955).

65 "Burzuaziskie nationalist - Latvijas vestures viltotaji". Riga. 1952; А. А. Дризул. Извращение истории социалистической революции в Латвии в эмигрантской буржуазной историографии ("Зарубежная литература об Октябрьской революции". М. 1961); Я. П. Крастынь, М. И. Козин. Рецензия на книгу Арвед Швабе. История Латвии. 1800 - 1914 ("История СССР", 1960, N 4); Г. Строд. Фальсификация истории Латвии в современной реакционной западногерманской и латышской эмигрантской историографии ("История СССР", 1962, N 4); В. Дорошенко. Феодализм в Латгалии и в Восточной Видземе в освещении западногерманского историка (По поводу книги М. Хелмана "Латышская земля в средние века"). ("Известия" АН ЛатвССР, 1956, N 9); T. Zeids. Senakie valstiskie veidojumi Latvija latviesu burzuaziskas historiografijas apqaismojuma. Kxitisks apcerejums (Vestures problemas", 5. sej. Riga. 1962).

66 Х. А. Моора. Археологические исследования в Прибалтике ("Вестник" Академии наук СССР, 1958, N 10); A. Stubays. Arheologiska petnieciba Padomju Latvja (1945. -1960.) ("Arheologija un etnografija". IV sej. Riga. 1962); М. К. Степерманис. Развитие этнографической науки в Советской Латвии ("Советская этнография", 1960, N 3); его же. Развитие и ближайшие задачи латвийской советской этнографии (Исторический очерк) ("Советская этнография", 1963, N 2); W. Doroszenko. Badania historijgrafii radzieckiej z lat 1945 - 1961 nad dziejami Lotwy i Estonii w okresie feodalizmu ("Zapiski historyczne poswjecone historii Pomorza". T. XXVIII, rok 1963, zeszyt 3); В. Савченко. Обзор литературы по истории Латвийской ССР периода Великой Отечественной войны ("Известия" АН ЛатвССР, 1962, N 5), и др.

67 "Очерки истории исторической науки в СССР" (Под редакцией акад. М. В. Нечкиной). Тт. I - III. М. 1955 - 1963.

68 "Akademikis Janis Zutis". Riga. 1964.

стр. 15

Среди статей, вошедших в нее, обращает на себя внимание исследование Т. Я. Зейда "Значение Яна Зутиса в латышской историографии". Но всего этого, разумеется, мало, историография Латвии ждет своего анализа и обобщения.

Необходимой предпосылкой успешной исследовательской работы является введение в научный оборот новых источников. Поэтому серьезное внимание было уделено изданию документальных материалов, особенно относящихся к новейшему периоду. Крупные публикации источников посвящены таким поворотным в истории латышского народа событиям, как революционное движение 1905 - 1907 гг., Великая Октябрьская социалистическая революция, установление Советской власти в Латвии в 1919 г., социалистические преобразования 1940 - 1941 гг., такой актуальной теме, как деятельность Коммунистической партии Латвии69 . Сдвиги наметились и в области публикации статистических материалов. Ряд статистических сборников70 характеризует развитие народного хозяйства и культуры Латвийской ССР, сообщает основные итоги всесоюзной переписи населения 1959 года. После XX съезда КПСС произошел коренной перелом :в издании мемуарной литературы71 , оказывающей несомненное влияние на развитие историографии. Была осуществлена публикация лучших произведений деятелей рабочего и коммунистического движения в Латвии - П. И. С тучки, Ф. А. Розиня, К. Я. Печака, Ф. Ю. Деглава72 .

Пока более чем скромным остается вклад латвийских ученых в разработку проблем всеобщей истории. Два исследователя (И. Вейнберг и Г. Лукстиньш) сосредоточили свои усилия на изучении древней истории, причем важным разделом работ И. Вейнберга73 является освещение происхождения христианства. Вопросам состояния промышленности Флоренции во второй половине XVI - первой половине XVII в. посвящены


69 "Революция 1905 - 1907 гг. в Латвии". Документы и материалы. Рига. 1956; "Latvijas socialdemokratisko organizaciju lapinas Krievijas pirmas revolucijas laika". Riga. 1955; "Материалы по истории СССР". Т. IV. Документы по истории революционного движения сельских рабочих и крестьян в Прибалтике в период первой русской революции 1905 - 1907 гг. Под редакцией Я. П. Крастыня. М. -Л. 1957; "Октябрьская революция в Латвии". Документы и материалы. Рига. 1957; "Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г.". Рига. 1963; "Социалистическая Советская Республика Латвии в 1919 г. и иностранная интервенция". Документы и материалы. Тт. 1 - 2. Рига. 1959 - 1960; "Latvijas Komunistiska partija 1918. un 1919. gada". Dokumenti un materiali. Riga. 1958; "Socialistskas revolucijas uzvara Latvija 1940. gada". Dokumenti un materiali. Riga. 1963; "Latvijas Komunistiskas partijas kongresu, konferencu un CK plenumu rezolucijas un lemuni. I d. 1904 - 1940". Riga. 1958.

70 "Latvijas PSR tautas saimnieciba". Statistisko datu krajums. Riga. 1957; "Latvijas Padomju Socialistiskas Republikas statistikas atlants". Riga. 1960; "Padomju Latvijas PSR tautas saimnieciba 20 gados. Statistisko datu krajums". Riga. 1960; "Latvijas PSR tautas saimniecibas attistiba". Riga. 1962; "Латвийская ССР в цифрах в 1961 году". Рига. 1962; "Латвийская ССР в цифрах в 1962 году". Рига. 1963; "Советская Латвия за 25 лет". Краткий статистический сборник. Рига. 1965, и др.

71 "Par Padomju Latviju". Cinitaju atminas. 1 - 2. sej. Riga. 1958 - 1959, "За Советскую Латвию". Воспоминания борцов. 1918 - 1919. Рига. 1960. J. Biezais. Liesmainie gadi Atminas und pardomas. Riga. 1957; "1905. g. revolucijas dalibnieku alminas". I sej. Riga. 1955; "Noietais eels". Riga. 1965; J. Straujans. Mezabrali (Atminas par 1905. gadu). Riga. 1957; "Bez cinas nav uzvaras. Atminu un materialu krajums par komunistiskas partijas organizaciju sakotni Latvija". Riga. 1963; "Коммунисты Латгалии в годы подполья. 1920 - 1940". Воспоминания. Рига. 1960.

72 P. Stucka. Cina par Oktobri. Rakstu izlase. Riga. 1957; его же. В борьбе за Октябрь. Сборник статей. Рига. 1960; ejusd. Par Padomju varu Latvija. 1918 - 1920. Riga. 1958; его же. За Советскую власть в Латвии. 1918 - 1920. Сборник статей. Рига. 1964; Fr. Rozins. Latviesu zemnieks. Riga. 1958; ejusd. Rakstu izlase. I. - III sej 1894. - 1919. Riga. 1963 - 1965; K. Pecaks. Rakstu izlase. Riga. 1959; F. Deglavs Rakstu izlase. I - II. sej. Riga. 1959 - 1960.

73 J. Veinbergs. Kristianisma izcelsanas. Riga. 1963; G. Lukstins. Vai Cezars pats ir sarakstijis ekskursu par galliem un germaniem komentaru VI gr. par Gallijas karu? ("Ученые записки" Латвийского государственного университета. Т. 26. Рига 1959).

стр. 16

статьи А. Д. Роловой74 . Перу Я. Я. Зутиса принадлежат главы по истории Германии, Дании и Швеции XVII и XVIII вв. в учебниках для вузов "История средних веков" и "Новая история", а также целый ряд статей в энциклопедиях по истории средневековой Европы (БСЭ, МСЭ, СИЭ)75 . Я. Я. Зутис принимал участие в редактировании и написании отдельных разделов десятого тома "Всемирной истории". Возрождение милитаризма в Западной Германии после второй мировой войны - предмет исследования А. К. Бирона76 .

Решение некоторых проблем истории латышского народа немыслимо без объединенных усилий ученых разных специальностей. Отсюда исключительная важность комплексного изучения историками, археологами, антропологами, этнографами, лингвистами и фольклористами таких тем, как этническая история, культурное взаимовлияние, история производительных сил. Для этнографических исследований в Латвии характерны три направления: изучение изменений в культуре и быте в результате социалистических преобразований, этническая история и история материальной культуры и быта народных масс. В противоположность буржуазным этнографам, проявлявшим интерес главным образом к материальной культуре и быту зажиточного крестьянства, советские этнографы исследуют условия жизни в прошлом всех слоев сельского населения, включая малоземельных крестьян, бобылей и батраков. Этнографические материалы, собранные полевыми экспедициями Института истории АН ЛатвССР, впервые позволили осветить быт латышской деревни за большой хронологический отрезок - с середины прошлого века вплоть до наших дней77 . Усиленное внимание привлекает изучение культуры и быта колхозного крестьянства и современного рабочего класса. В этой связи нельзя не упомянуть работу московского этнографа Л. Н. Терентьевой "Колхозное крестьянство Латвии (историко-этнографическая монография по материалам колхоза Екабпилсского района, Латвийской ССР)"78 . Коллектив этнографов Института истории АН ЛатвССР завершает подготовку первого в советской историографии обобщающего труда по этнографии Латвии.

Антропологические исследования ведутся главным образом в области этнической антропологии и сосредоточены на проблемах этногенеза и этнической истории балтов. Собран значительный антропологический материал о современном населении республики, получены ценные краниологические коллекции. На основании этого материала и сравнительных данных литературных источников было издано несколько работ, в которых получили освещение важные аспекты (первоначальное заселение человеком Восточной Прибалтики, история формирования антропо-


74 А. Д. Ролова. К вопросу о состоянии промышленности Флоренции во второй половине XVI в. и в первой половине XVII в. ("Средние века". Сборник 23. 1963), и др.

75 "История средних веков". Т. 2. Под ред. С. Д. Сказкина и О. Л. Вамштейна. М. 1939; "Новая история". Т. I. Под ред. В. В. Бирюковича и др. М. 1951; "Новая история". Т. I. Под ред. Б. Ф. Поршнева. М. 1953, и т. д.

76 А. К. Вирой. Восстановление западногерманских монополий после второй мировой войны ("Известия" АН ЛатвССР, 1965, N 11); A. Birons. Militarisma atdzimsana Rietumvacija pec otra pasaules kara ("Vestures problemas". I. sej. Riga. 1957), и др.

77 "Arheologija un etnografija. Rakstu krajums". I. - VI. sej. 1957 - 1964; I. Leinasare. Zemkopiba un zemkopibas darba riki Latvija klausu saimneicibas sairuma laika. Riga. 1962; L. Dumpe. Razas novaksanas veidu attistiba Latvija (no senakiem laikiem lidz XX gs. sakumam). Etnografisks apcerejums. Riga. 1964; A. Krastina. Zemnieku dzivojamas ekas Vidzeme klausu saimniecibas sairsanas un kapitalisma nostiprinasahas laika. Riga. 1959; М. Слава. Крестьянская одежда латышей и орнамент на предметах домашнего убранства ("Материалы Балтийской этнографо-антропологической экспедиции 1952 г.". М. 1954); S. Cimermanis. Laukstradnieku dzives veids Kurzeme un Zemgaie 19. gs. otrajapuse". Riga. 1959; Л. Ефремова. Наследование в семьях латгальских крестьян во второй половине XIX - начале XX века ("Известия" АН ЛатвССР 1959, N 3).

78 Л. Н. Терентьева. Колхозное крестьянство Латвии. М. 1960.

стр. 17

логического состава латышей и литовцев, роль прибалтийско-финского элемента в этногенезе латышей, вопросы славяно-балтских взаимоотношений и др.)79 .

В республике ведутся значительные археологические исследования, причем начато и гидроархеологическое обследование отдельных районов. Тогда как латышские буржуазные археологи свою основную цель сводили к одному аспекту - доказательству высокого уровня материальной культуры древних латышей (для чего они концентрировали внимание на отдельных, наиболее ценных археологических предметах), центральной задачей молодой советской археологии в Латвии стало пристальное изучение всей совокупности сложных социально-экономических процессов, происходивших в жизни человеческого общества на протяжении всего периода первобытнообщинного строя. Главное внимание обращено на исследование древних поселений, в том числе городищ, как самой важной категории археологических памятников. К решению археологических проблем привлечены представители родственных дисциплин и специальных наук: ботаники, зоологи, металлографы и др. В итоге впервые в Латвии оказались изданными материалы исследования целых археологических объектов (Нукшинский могильник, Асотское городище и др.)80 . В этой связи необходимо подчеркнуть большую роль в становлении латышской советской археологии эстонского археолога академика АН ЭстССР Х. А. Моора, опубликовавшего в 1952 г. первое широкое исследование о первобытнообщинном строе и раннем феодализме в Латвии81 . Ощутимые результаты были достигнуты и в разработке такой важной проблемы, как культурно-исторические связи латышских племен со славянами82 .

Латышские историки всегда ощущали заботу своих коллег из Москвы, Ленинграда и других городов Советского Союза, в том числе таких известных ученых, как академики Б. Д. Греков, А. М. Панкратова, Н. М. Дружинин, М. В. Нечкина, И. И. Минц, Б. А. Рыбаков, Х. А. Моора. В период становления советской исторической науки в республике центральные научно-исследовательские учреждения страны оказывали ей помощь в подготовке кадров: многие молодые латышские историки получили возможность окончить аспирантуру и защитить диссертации при институтах истории, философии и этнографии АН СССР. Специалисты из разных союзных республик принимали активное участие в обсуждении крупнейших работ латвийских ученых, в том числе макетов трехтомной истории Латвийской ССР и очерков по истории Коммунистической партии Латвии. В Риге состоялось несколько всесоюзных и межреспубликанских конференций, среди которых наибольшее значение имели конференция, посвященная 20-летию восстановления Советской власти в Прибалтике, организованная Институтом истории АН ЛатвССР совместно с Научным советом по истории Великой Октябрьской социалистической революции АН СССР (1960 г.), симпозиум по аграрной


79 Х. А. Моора. Вопросы этногенеза народов Советской Прибалтики по данным археологии. "Краткие сообщения" Института этнографии. Т. XII. 1950; ejusd. Pirmatneja kopienas iekarta un agra feodala sabiedriba Latvijas PSR teritorija. Riga. 1952; Н. Н. Чебоксаров. Вопросы этногенеза народов Советской Прибалтики в свете данных этнографии и археологии ("Краткие сообщения" Института этнографии АН СССР. Т. XII. 1950); "Этническая антропология народов Прибалтики". М. 1959 ("Труды" Прибалтийской комплексной экспедиции. Т. 2); Р. Я. Денисова. Палеоантропо-логический материал из неолитического могильника Крейчи ("Советская этнография", 1960, N 3), и др.

80 "Материалы и исследования по археологии Латвийской ССР". Тт. I - II. Рига. 1957 - 1961; Э. Д. Шноре. Асотское городище. Рига. 1961; "Arheologija un etnografija", 1 - 6. sej. Riga. 1957, 1960 - 1964, и др.

81 H. Moora. Pirmatneja kopienas iekarta un agra feodala sabiedriba Latvijas PSR teritorija. Riga. 1952.

82 Э. Мигуревич. Восточная Латвия и соседние земли в X - XIII вв. Рига. 1965.

стр. 18

истории Восточной Европы (1961 г.), объединенная научная конференция историков Москвы, Литвы, Эстонии и Латвии по вопросам истории советского рабочего класса (1965 г.). Историки Советской Латвии выступают с научными докладами и сообщениями на конференциях, сессиях и симпозиумах, состоявшихся в других союзных республиках. С каждым годом крепнет дружеское сотрудничество ученых Латвии и других советских республик и по линии совместной разработки общих научных проблем и участия в подготовке обобщающих трудов и коллективных монографий. Латвийские историки принимали и принимают участие в работе над многотомными "Всемирной историей", "Историей КПСС", "Историей СССР", в составлении всесоюзных археологических и этнографических атласов, Советской энциклопедии, многотомника "Народы мира", в написании шеститомной истории Великой Октябрьской социалистической революции.

Установились и международные научные связи и прежде всего контакты с историками братских социалистических стран. В Германской Демократической Республике с докладами и сообщениями выступали А. А. Дризул, Т. Я. Зейд, в Польской Народной Республике - В. В. Дорошенко, Э. Д. Шноре и Э. С. Мугуревич. Историки Советской Латвии участвовали в работе X и XII международных конгрессов исторических наук (Рим, 1955 г.; Вена, 1965 г.), VII конгресса этнографических и антропологических наук (Москва, 1964 г.) и ряда международных симпозиумов.

Анализ литературы, вышедшей в Советской Латвии, свидетельствует о значительных успехах исторической науки в республике. Создание первых марксистско-ленинских пособий по истории Латвии, обращенных к массовому читателю, обобщающих трудов и монографических исследований, посвященных кардинальным проблемам исторического прошлого латышского народа, явилось решающим средством разоблачения реакционных теорий, господствовавших как в остзейско-немецкой, так и в латышской буржуазной историографии. Разгром концепций германского "культуртрегерства", а также буржуазно- националистических установок прежней, "официальной" буржуазной историографии - это первая и основная заслуга латышских советских историков. В ходе этой работы совершенствовалась и методика исторического исследования, росла профессиональная подготовка кадров.

Весьма интересной чертой литературы последних лет по истории Латвии является стремление к преодолению иллюстративного метода. В лучших из названных нами работ выводы все больше стали строиться на изучении всей совокупности фактов, на обследовании массовых источников. По целому ряду важных вопросов появились монографии как результат серьезных и трудоемких изысканий. Все меньше в работах по истории становится схематизма и упрощенчества, повторений и "общих" мест, все больше ощущается стремление вскрыть действительные объективные связи исторического процесса, порвать с шаблонным подходом к рассмотрению того или иного исторического события или явления, отойти от безликости повествования. Отрадно отметить также, что за последние годы резко возросло качество диссертаций, как правило, являющихся результатом многолетних изысканий. Всю работу латвийских историков объединяет одна цель - стремление на основе строго научного, марксистско-ленинского анализа прошлого дать ответ в первую очередь на те вопросы, которые ставит жизнь, современность.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-НАПРАВЛЕНИЯ-РАЗВИТИЯ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОЙ-ЛАТВИИ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Elly NeestelrooContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Neestelroo

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. К. БИРОН, А. А. ДРИЗУЛ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОЙ ЛАТВИИ // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 18.06.2023. URL: https://library.ee/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-НАПРАВЛЕНИЯ-РАЗВИТИЯ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОЙ-ЛАТВИИ (date of access: 15.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. К. БИРОН, А. А. ДРИЗУЛ:

А. К. БИРОН, А. А. ДРИЗУЛ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elly Neestelroo
Tallinn, Estonia
241 views rating
18.06.2023 (302 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
SUMMARY
Catalog: Разное 
61 days ago · From Elly Neestelroo
AFRICAN STUDIES IN ESTONIA
96 days ago · From Elly Neestelroo
АФРИКАНИСТИКА В ЭСТОНИИ
96 days ago · From Elly Neestelroo
LATVIAN AND ESTONIAN DIPLOMATS ON THE HOLODOMOR IN UKRAINE
116 days ago · From Elly Neestelroo
КОНЕЦ ПИРАТСТВА ИЛИ ПРОСТО ПАУЗА?
171 days ago · From Elly Neestelroo
SCHISTOSOMIASIS IS BETTER NOT TO GET SICK
Catalog: Медицина 
180 days ago · From Elly Neestelroo
Как создать ментальную карту
197 days ago · From Eesti Online
Как построить гексы
197 days ago · From Eesti Online
Крамольное чтиво
220 days ago · From Elly Neestelroo
"Триумфаторы" названы
220 days ago · From Elly Neestelroo

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОЙ ЛАТВИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android