LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: EE-297
Author(s) of the publication: К. В. ВОРОНОВ

Share this article with friends

М. Издательство "Весь Мир". 1998. 384с.

Монография ведущих финских историков, проанализировавших на основании новейших изысканий и документальных источников основные вехи и пути, которые прошла страна от Великого княжества Финляндского (ВКФ) в составе Российской империи до вступления ее как полноправного члена в 1995 г. в Европейский Союз (ЕС), выделяется своей выдержанностью и стремлением к объективности.

Предисловие к русскому изданию, приложения, дополнительная информация, как и весь научный аппарат вполне уместны и солидны. Заслугой финских коллег можно считать не только полезность и своевременность данной книги, но и ее краткость, доступность для широкого читателя. Не случайно, что она используется в качестве учебника для студентов высшей школы и выдержала уже два издания, хотя качество перевода вызывает некоторые нарекания.

Вековой путь, пройденный Финляндией вместе с Россией (1809-1917гг.), который исследует в первом разделе О. Юссила, имел, по его мнению, в целом позитивный баланс с точки зрения жизненных интересов ее народов. Несмотря на то, что Финляндия в геополитическом отношении в XVIII- XIX вв. оказалась на перекрестье интересов ведущих европейских держав, ей удалось избежать печальной участи Польши, пережившей три тяжких территориальных раздела. Сказалось не только отсутствие политической конкуренции сильнейших государств и преобладание российской армии и флота в регионе, но и прежде всего социально-политическая усталость финнов от шведского правления. Отсюда, заключает автор, присоединение Финляндии к России "скорее было добровольным", чем итогом чисто военной кампании (с. 25). "Правящая верхушка того времени считала, - указывает автор, - что Финляндия явно выиграла как в экономическом, так и в оборонно-политическом смыслах, поменяв метрополию" (с. 32). Трактовка Боргоского сейма- сословного собрания, в марте 1809 г. заложившего основы вхождения ВКФ в состав Российской империи и вызвавшего в последующем многочисленные споры (с. 22-24), как и Февральского манифеста 1899 г. (с. 77-79), имеет в его изложении объективный и взвешенный характер.

В ходе анализа обширного материала о развитии Финляндского княжества в XIX в. рассыпается русофобский миф о "России как тюрьме народов" (с. 15-20). Пресловутая русификация на деле способствовала культурным связям, повышению эффективности госаппарата, а не служила средством выдавливания и этнических чисток. Официальное введение русского языка в делопроизводство некоторых "присутственных мест" ВКФ произошло лишь почти спустя 100 лет (с. 74). Логика государственной и культурной политики царского правительства также содействовала укреплению самосознания нации - "финская идея" родилась в Петербурге, чтобы теснее привязать Суоми к империи. Первоначально благосклонное отношение к финскому "языку зверей и птиц", позже переросло в устойчиво позитивное явление, что "привело к понижению статуса шведского языка и высвобождению пространства для русского" (с. 72).

По прочтении этого раздела возникает закономерный вопрос: почему царское правительство выстраивало такую систему, при которой ВКФ превратилось в административном и законодательном отношениях в отдельное государство и оставалось таковым вплоть до обретения им независимости в 1917 году? Если исходить из чисто формальных мотивов, то можно ограничиться тем, что отношения двух субъектов регламентировались условиями династической унии (с. 30). Однако если посмотреть шире, то взаимосвязи имперского центра и окраины в начале XIX в. определялись в Петербурге потребностями обособления Финляндии от прежней метрополии- Швеции. Позже

стр. 168


в столице империи пришли к пониманию глубинной "непохожести", чуждости "особенной земли" и проведению политики замораживания статус-кво. Только новые времена, особенно диспропорции в формировании капитализма в России и неравномерности внешнеторговых связей с европейскими партнерами, привели к крутым переменам, поскольку нарастал конфликт между интересами национального развития Финляндии и имперской политикой России.

Курс администрации Николая II неправомерно, по мнению автора, связываемый лишь с именем генерал-губернатора Н. И. Бобрикова, предполагал некую унификацию финского законодательства в соответствии с общероссийским. Это в общем-то паллиативный план, нацеленный как бы на гомогенизацию единого экономического и правового пространства при консервации комплекса взаимных противоречий так никогда и не был приведен в исполнение (с. 29, 35, 61, 87--91). Сильное впечатление производит авторский акцент на законодательном и институционально-правовом (сенат, комитеты, другие органы власти различных уровней) анализе развития финской государственности в указанный период. С полным основанием можно причислить Юссила к функционалистской школе в историографии, поскольку он подчас игнорирует привычный для нас в прошлом анализ общественных процессов, закономерности отношений классов и тенденции их борьбы. Социальные и рабочее движения упомянуты скорее скороговоркой, также как достаточно схематично показаны реформаторские усилия правительства- так называемый министерский социализм (с. 102-103).

Для зарождения финской нации (автор согласно классическим параметрам правомерно относит этот процесс к середине XIX в.) фундаментальное значение имели именно конституционально-правовые начала, легальный характер ее развития (с. 83- 85). Характерно, что здесь исследователь отказался от прежней классификации финской истории в рамках империи- "годы подавления", "время вражды", "пора сопротивления".

Бурный начальный период независимости Финляндии (1917-1944гг.), который рассматривает С. Хентиля во второй части книги, был сложным временем не только для отношений с соседней Советской Россией, но и драматическим для всей Европы. Исследуя проблему обретения государственной самостоятельности Суоми, автор приходит к выводу, что она стала не результатом "естественного отпадения", как трактовалось прежде, а следствием исторических случайностей, стечения обстоятельств, политических расчетов и собственно просчетов различных международных деятелей и социальных сил (с. 111-113). Подтверждением этому являются осторожные требования правительства П. Э. Свинхувуда к Временному правительству А, Керенского о расширении в новых условиях автономии ВКФ и компромисс, достигнутый на переговорах делегаций сторон во главе с К. Ю. Столбергом и Н. В. Некрасовым (с. 100-106). Одностороннее объявление своей независимости со стороны финского руководства последовало только тогда, когда события приобрели лавинообразный характер, а безвластие в России переходило в стадию анархии. Перед лидерами финских буржуазных партий маячила реальная угроза сговора своих "левых", прежде всего Социал-демократической партии Финляндии, с российскими парт-собратьями на общей платформе создания "царства справедливости и труда" (с. 109- 114). Сразу после формального акта отделения со всей остротой перед финскими властями встала проблема государственного устройства и выбора внешнеполитического курса. Мало кто знает, что Финляндия с 9 октября по 14 декабря 1918 г. формально была монархией под началом шурина германского канцлера Вильгельма, принца Фридриха Карла Гессенского (с. 133). Последствия первой мировой войны и поражение Германии подорвали расчеты на прогерманскую ориентацию Финляндии и усилили ее поиски других международных союзников.

Обращает на себя внимание плюралистическая трактовка Хентиля периода 1918- 1920гг.: "освободительная война" (до середины 60-х гг. по официальной версии), "революция", "классовая война", "мятеж", "гражданская война", что свидетельствует, по мнению автора, о стремлении преодолеть национальную вражду и утвердить историческое примирение финнов. Достижение социального спокойствия в расколотой после таких событий стране далось нелегко. В межвоенный период Финляндия, как удачно показывает Хентиля, буквально прошла по лезвию ножа- между левой и правой опасностями, удержалась в рамках парламентско-президентской республики и демократического процесса в целом, сохранила государственный суверенитет (с. 179).

Далее автор показывает, что на общем фоне социально-экономического кризиса в Европе и "великой депрессии" в Финляндии усилились массовые популистские, националистические и праворадикальные движения: "шюцкор", "активисты", Академичес-

стр. 169


кое карельское общество, "Лапуаское движение", которые на протяжении всех 30-х годов в смычке с военными кругами и радикалами в финском сейме создавали реальную угрозу (чего, например, стоит только "план Андерссона") правого государственного переворота или "патриотического мятежа" (с. 140-143, 151, 161-162). С левого фланга обстановку нагнетали и раскачивали "государственный корабль" ушедшие в подполье с 1923 г. коммунисты (КПФ), Социалистическая- рабочая партия Финляндии- СРПФ- РПФ, "красные профсоюзы" и Коминтерн, а также "красные финны" извне (с. 156-160). Однако Финляндия не скатилась к правой диктатуре, фашизму и нацизму.

Пожалуй автору стоило хотя бы обозначить ту точку зрения, что демократические формы первой финской парламентской республики были достаточно зыбки, поскольку идейное родство правых буржуазных кабинетов и "Лапуаского движения" создавало основу их практическо-политического единства. К тому же руководство "Лапуаского движения" в прямой форме и не раз навязывало правительству свою волю при решении тех или иных важных вопросов государственной деятельности (с. 166-171). Несмотря на демократические формы парламентской республики, в 30-х годах царили оголтелый шовинизм, подавление забастовочного движения и левых движений, наступление на права и социальные гарантии трудящихся, и другие "свинцовые мерзости". Сомнительным выглядит авторский вывод о том, что "независимая Финляндия" с первых шагов вступила на путь создания "государства всеобщего благоденствия" скандинавского типа (с.179). Для осознания и реализации этой задачи в 60-х годах еще предстояло пройти длинный и тяжкий путь двух войн, вереницы социальных потрясений.

Рассматривая международные и военно-политические проблемы предвоенного периода, центральное место среди которых, естественно, занимает Зимняя война 1939- 1940 гг., автор подчас, недостаточно уделяет внимания международному фону национальных событий, которые от этого приобретают самостоятельный, как бы самодовлеющий характер. В конце 30-х годов - в предгрозовые годы финские политические и военные круги активизировали контакты с фашистской Германией, Великобританией, Францией с целью укрепления своих связей с ними по сути на антисоветской основе. Непонимание логики политического мышления руководства в Кремле и игнорирование озабоченности советского правительства проблемами безопасности северо-западных границ, помимо прочего, привели к фатальным просчетам.

Вполне понятно, что Хентиля не удалось избежать своих пристрастий, а иногда и патетики при интерпретации сурового прошлого. Так, возведение эшелонированных фортификационных сооружений на Карельском перешейке ("линии Маннергейма") по его представлениям происходило силами добровольцев и методом "народной стройки" (с. 185), За скобками остались своекорыстные маневры Англии и Франции использовать финские события как против Германии, так и СССР, опасные попытки великих держав втянуть в войну Норвегию и Швецию (с. 196-197), В полной мере не вскрыты истоки сильных реваншистских настроений, подтолкнувшие Хельсинки к участию в германской агрессии против Советского Союза (по принятой в Суоми терминологии - в Войне продолжения- 1941-1944гг.). К счастью, автор не стал повторять избитые официальные легенды о "военной сдержанности", об "ограниченном характере" наступления национальных вооруженных сил в 1941- 1942 гг., о нежелании Маннергейма усугублять положение осажденного Ленинграда. Дорогого стоит признание нелепых ошибок и непростительных просчетов финской стороны, как это случилось, например, 4 сентября 1944 г., приведших к напрасным потерям и затягиванию сроков прекращения боевых действий из-за несвоевременного информирования руководства Красной Армии (с. 219).

Окончание войны и весь послевоенный период (1944-1945 гг.) исследует Ю. Невакиви. "Мягкий выход" Суоми из войны на условиях, продиктованных СССР, успешное выдавливание с национальной территории прежнего союзника- германо-фашистских войск в ходе так называемых "осенних маневров" (осень 1944- весна 1945 гг.) открыли стране удобный путь к миру. В первые послевоенные годы курс Финляндии, как союзницы поверженной Германии, находился под наблюдением Союзнической контрольной комиссии (СКК) во главы с А. Ждановым, размещенной в столичной гостинице "Торни" ("Башня"). Финским военным удалось, как повествует автор, при опоре на шюцкор провести успешную широкомасштабную операцию по созданию тайных складов оружия и военных материалов для возможного сопротивления Советам в будущем. Еще раньше, после подписания соглашения о перемирии, в Швецию были переправлены архивы разведки и сотрудники (700-800чел.) аппарата (с. 229-230).

стр. 170


Подробно и сдержанно повествуется о различных сложных проблемах: выполнении условий репараций, расселении беженцев и переселенцев, решении земельного вопроса и реформы языка, с которыми столкнулось тогдашнее финляндское руководство, находясь в железных объятиях реального центра властиг из "Башни". В этот период тесного сотрудничества с СКК по разрешению текущих проблем у представителей финской стороны накопился, несмотря на уступки, а порой и унижения, бесценный опыт общения с советской элитой. Не случайно, поэтому президент Ю. К. Паасикиви использовал старый лозунг финских националистов - "Наше право есть наша лучшая внешняя политика" для обоснования законности интересов СССР в Финляндии (с. 242-252). В результате условия широко известного советско- финляндско-го Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанного 6 апреля 1948 г. в Москве, были настолько выгодными для Хельсинки, что У. К. Кекконен осмелился в присутствии И. В, Сталина в шутку назвать их результатом "диктата Паасикиви" (с. 253).

Взаимосвязи сторон в связи с успешно реализуемой Хельсинки "линией Паасикиви - Кекконена" настолько упрочились, что они стали использоваться обеими сторонами в прикладных, внутриполитических целях. Так, например, во время кризиса сентября 1958г., так называемых "ночных заморозков", Кремль помешал созданию коалиционного правительства правых, независимого от Кекконена. В свою очередь, как считает автор, финский президент применил хитроумную тактику по проталкиванию блока левых сил - Демократического союза народа Финляндии- на политическую арену. Он использовал так называемый "Нотный кризис" (ноябрь 1961 г.) для отстранения своих политических противников из "блока Хонка", реально претендовавших в тот период на власть (с. 286-289). Таким образом, несмотря на сдержанно критическое отношение Невакиви к периоду "финляндизации" во времена второй республики, факты говорят (с. 295, 304) об умелом и с выгодой для себя применении тогдашним финским руководством знаний о "восточном" партнере, особенностях его мышления и сложившихся механизмах взаимоотношений с политической элитой в Кремле.

Авторский анализ (хотя и несколько схематичный), простирается вплоть до наших дней через президенство М. Койвисто и нынешнего М. Ахтисаари, во времена которых страна была озабочена, главным образом, решением главной "интеграционной проблемы" - вступлением и членством в Европейском Союзе (ЕС) с 1995 года. Автор не поддался искушению и не стал кивать на Москву как причину углубления экономического кризиса в Суоми из-за одностороннего прекращения экономических связей и клиринговых расчетов в конце 80- начале 90-х годов. Оценка результатов и последствий широкой европеизации в рамках расширяющегося ЕС, как осмотрительно отмечается в заключении, еще впереди; для этого потребуются и новые энергичные исследователи, и свои дотошные историки.

Судя по всему новая книга финских ученых найдет своего читателя не только в среде профессионалов - историков, политологов, преподавателей, но и в широких кругах читающей российской публики.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/О-ЮССИЛА-С-ХЕНТИЛЯ-Ю-НЕВАКИВИ-Политическая-история-Финляндии-1809-1995

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. В. ВОРОНОВ, О. ЮССИЛА, С. ХЕНТИЛЯ, Ю. НЕВАКИВИ. Политическая история Финляндии 1809-1995. // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 20.04.2021. URL: https://library.ee/m/articles/view/О-ЮССИЛА-С-ХЕНТИЛЯ-Ю-НЕВАКИВИ-Политическая-история-Финляндии-1809-1995 (date of access: 25.06.2021).

Publication author(s) - К. В. ВОРОНОВ:

К. В. ВОРОНОВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
374 views rating
20.04.2021 (65 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
СТРАНЫ БАЛТИИ В ГОДЫ ГОРБАЧЕВСКОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ
4 days ago · From Estonia Online
The Standard Model of physics considers four fundamental interactions: gravitational, electromagnetic, strong, and weak. But in objective reality there is also a magnetic interaction, which propagates through magnetic charges, which are called gravitons. Gravitons are mini vortices of ether, magnetic dipoles and bricks of matter. The energy of the vortex generates a unidirectional movement of the ether between the poles, as a result of which the ether is absorbed by one pole and thrown out by the opposite pole. This is how the forces that we call magnetic forces are formed.
Catalog: Физика 
Депортация населения Прибалтийских стран в 1949 годуХ.П. Стродс
Catalog: История 
52 days ago · From Estonia Online
Возвращаясь к напечатанному. Еще раз о советско-американской авиабазе
Catalog: История 
65 days ago · From Estonia Online
Кто такие "остзейцы"?
Catalog: История 
71 days ago · From Estonia Online
Двадцать первый век – это век восстановления проигравшего в конкурентной борьбе с капитализмом советского социализма. Причиной краха советского социализма был тот факт, что этот социализм не был демократическим социализмом. Он был казарменно-административным социализмом, с соответствующей теорией, основанной на диктатуре пролетариата, которая закономерно превратилась в диктатуру кучки коммунистических чиновников.
Catalog: Экономика 
Статус немецкого дворянства в Прибалтике в начале XX века
84 days ago · From Estonia Online
ПОЛИТИЧЕСКИЙ АРХИВ XX ВЕКА. И. В. Сталин в работе над "Кратким курсом истории ВКП(б)"
89 days ago · From Estonia Online
Страны Балтии и распад СССР (о некоторых мифах и стереотипах массового сознания)
89 days ago · From Estonia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
О. ЮССИЛА, С. ХЕНТИЛЯ, Ю. НЕВАКИВИ. Политическая история Финляндии 1809-1995.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2021, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones