Libmonster ID: EE-733

Вьетнам и Китай - страны-соседи, история взаимоотношений которых уходит в глубь веков и насчитывает более двух тысяч лет. Геополитика и идеология всегда влияли на характер вьетнамо-китайских связей. В древности и средневековье добрососедство сменялось войнами, был период почти тысячелетнего принудительного вхождения Вьетнама в состав Китайской империи. Освободившись, Вьетнам вплоть до конца XIX в. оставался на положении номинального вассала-данника феодального Китая. Господствовавшее во Вьетнаме веками конфуцианство пришло туда из Китая, отсюда же проникал и буддизм. Конфуцианство обусловило культурно-идеологическую близость и общность многих социальных институтов Вьетнама и Китая. Именно в конфуцианской идеологии находила свое обоснование и та форма межгосударственных отношений, которая связывала Вьетнам с Китаем и была основана на признании Вьетнамом культурного и политического превосходства Китая.

С XX в. в обеих странах широкое распространение получил марксизм, под знаменем которого компартии Китая и Вьетнама пришли к власти в своих странах. Марксизм был официальной идеологией в Китае и Вьетнаме, когда страны-соседи переживали периоды "дружбы и сотрудничества", называли друг друга "товарищи и братья". Китай был на стороне Вьетнама (ДРВ) в годы войны Сопротивления против Франции (1946 - 1954) и американской агрессии (1964 - 1973), оказывая ему большую безвозмездную помощь. Без поддержки КНР и СССР победа в освободительной войне и последующее воссоединение страны были бы весьма проблематичными.

Тем не менее, будучи социалистическими странами, исповедуя марксистскую идеологию, Вьетнам и Китай в конце 70-х - начале 80-х гг. XX в. оказались в состоянии конфронтации, частых пограничных конфликтов и даже короткой войны весной 1979 г. Тогда Китай и Вьетнам столкнулись как две геополитические силы в борьбе за влияние в Индокитае и в целом в Юго-Восточной Азии. Геополитика взяла верх над идеологией, а вьетнамский стереотип восприятия Китая как "товарища и брата" сменился на образ "врага непосредственного и опасного". Похоже, что нормализация отношений, состоявшаяся в 1991 г. после исторически короткой полосы лет отчужденности, открыла новый этап в отношениях Вьетнама и Китая, который в иных геополитических условиях в некоторой степени продолжает традиции 1950-х - начала 1970-х гг., но имеет свои, диктуемые временем, черты.

Какие факторы влияют на политику Вьетнама в отношении Китая сегодня и определяют характер вьетнамо-китайских отношений?

Одним из основных, если не главным фактором, являются задачи и цели социально-экономического развития Вьетнама, на службе которого находится внешняя политика страны. С середины 1980-х - начала 1990-х гг. страна, вот уже в течение 20 лет, переживает период реформ "обновления" (дой мой), через рыночную экономику социали-

стр. 100

стической ориентации совершает переход к социализму "применительно к реальностям Вьетнама". К 2010 г. во Вьетнаме решено покончить с положением слаборазвитой страны (kem phat trien), поднять материальный и духовный уровень народа, а к 2020 г. Вьетнам должен стать современной индустриальной страной [Nhan Dan, 18.05.2005; 3.02.2005].

Понятно, что для реализации этих грандиозных задач Вьетнаму необходимы нормальные, добрососедские отношения прежде всего с Китаем. Вьетнам также заинтересован в изучении китайского опыта строительства социализма в условиях рыночной экономики, который обеспечил Китаю первое место в Азии по темпам экономического роста. Во Вьетнаме признают демонстрационный эффект китайского пути, сделавшего "Китай предметом восхищения и изучения его опыта со стороны многих развивающихся стран" [Nhan Dan, 7.04.2003]. Руководители КПВ-СРВ заявляют, что всестороннее устойчивое развитие отношений с Китаем - это последовательная политика и высший приоритет Вьетнама [VN net, 1.11.2005].

Вьетнам, как и Китай, за последние годы скорректировал свою внешнеполитическую стратегию, обновил свои представления о положении в мире и регионе. "Мы перешли от взгляда на мир только как на арену борьбы к взгляду более полному, считаем мир средой, в которой Вьетнам существует и развивается. Мы обновили внешнеполитическое мышление, сутью которого было "прибавлять друзей, уменьшать число врагов", и теперь Вьетнам готов быть другом, надежным партнером всех стран в международном сообществе, бороться за мир, независимость и развитие..." [Nhan Dan, 31.01.2005].

На X съезде была дана следующая характеристика внешней политики СРВ на текущем этапе: "В области внешних отношений мы проводим линию на независимость, суверенитет, мир, сотрудничество и развитие. Наша внешняя политика открытая, многовекторная, диверсифицированная в отношении международных связей. Вьетнам - друг, надежный партнер стран международного сообщества, активно участвует в международном и региональном сотрудничестве. Задача внешней политики - поддерживать климат мира, создавать благоприятные международные условия для дела дой мой, социально-экономического развития, индустриализации, модернизации страны, строительства и защиты Родины" [Nhan Dan, 19.04.2006].

В основном политика СРВ в отношении Китая укладывается в эту парадигму, но Китай, конечно, занимает в ней особое место. Так, говоря о визите Нонг Дык Маня в августе 2006 г. в Пекин - первого визита за границу после переизбрания его на пост генсека ЦК КПВ, министр иностранных дел СРВ Фам За Кхием подчеркнул, что "этот факт говорит о том важном значении, которое придает руководство Вьетнама развитию дружественных отношений и всестороннего сотрудничества с Китаем. Отношения с Китаем - высший приоритет внешней политики СРВ, одобренной X съездом партии" [Nhan Dan, 26.08.2006]. В Китае зав. Отделом международных связей ЦК КПК Ван Цзяжуй, в свою очередь, сказал: "Выбрав Китай местом первого визита после переизбрания генсеком Нонг Дык Мань и партийно-правительственное руководство подтвердили, что придают большое значение вьетнамо-китайским отношениям". Он выразил уверенность, что во время визита состоится и "важный стратегический диалог по углублению дружбы и сотрудничества и продвижению общего дела" [Nhan Dan, 21.08.2006].

К другим факторам, влияющим на политику Вьетнама, относится "возвышение Китая" и превращение его в мощный центр мировой политики. С одной стороны, Вьетнам считает, что это тот центр влияния, на который он в тех или иных неблагоприятных международных ситуациях может опереться. Например, в противостоянии Западу, прежде всего США, по вопросам прав человека, национальной политики, политического плюрализма, Вьетнам чувствует себя уверенно, рассчитывая на моральную под-

стр. 101

держку Китая, тем более что позиции СРВ и КНР по этим вопросам совпадают. В целом обеспечение геополитического равновесия с помощью Китая в непростых отношениях с США - элемент реальной политики СРВ. Во вьетнамской политической лексике это формулируется как "трудности и испытания из-за непредвиденных факторов, скрытых в мировом политическом и экономическом положении", а также "изменение стратегий мировых держав может оказать определенное воздействие на социально-экономическое положение в нашей стране" [Вьетнам, 2003, 2004, 2004, с. 39]. С другой стороны, руководители Вьетнама вынуждены обдумывать варианты влияния на свою страну соседнего "поднимающегося Китая" и искать оптимальные ответные действия. Иными словами, Ханой должен реагировать на "вьетнамскую политику" Пекина с максимальной пользой для своих национальных интересов. И, наконец, как член АСЕАН, Вьетнам подчиняется общей линии этой региональной организации на конструктивное многостороннее сотрудничество с Китаем, и где влияние последнего в настоящее время чрезвычайно велико.

Китай, как нам представляется, в последние годы проявляет повышенный интерес к Вьетнаму. Руководствуясь новой стратегической концепцией, он укрепляет свои позиции в Юго-Восточной Азии и во всем АТР, рассматривая регион в качестве главного плацдарма для превращения КНР, по выражению известного китайского ученого Ху Аньгана, из региональной державы с глобальным влиянием в державу глобальную [см.: Бергер, 2006, с. 133].

Стремясь к лидерству в регионе, Китай заинтересован в лояльности своего соседа и авторитетного члена АСЕАН. Но ему нужен не просто дружественный Вьетнам, а Вьетнам не идущий в фарватере политики США, так как в Китае всегда опасались возможности стратегического окружения страны. Новое видение безопасности, сложившееся в Китае в 1990-е гг., включает обеспечение пояса стабильности вокруг него. Ху Цзиньтао не случайно, находясь в Ханое, осенью 2005 г. повторил внешнеполитическую формулу Китая в отношении соседних стран: "дружба с соседями, партнерство с соседями, мир с соседями и взаимное процветание с соседями". О том, что Китаю нужен "сильный процветающий" Вьетнам, говорил во время своего официального визита в Ханой в феврале-марте 2002 г. тогдашний председатель КНР Цзян Цзэминь. "Как своего ближайшего соседа Китай хочет видеть Вьетнам стабильным. Долгосрочная стабильность в наших отношениях служит важным залогом для укрепления двустороннего взаимопонимания и помогает нам совместными усилиями развивать наши страны" - сказал он [ИТАР-ТАСС, 9.03.2002]. Для Китая Вьетнам также интересен как страна, на успешном примере которой, с учетом однотипности моделей развития, можно пропагандировать его опыт для развивающихся стран. И, наконец, руководители Вьетнама и Китая, во главе которых стоят коммунистические партии, выделяют идеологию как фактор, во многом определяющий позиции обеих стран в отношении друг друга.

Попытаемся рассмотреть сложившиеся после 1991 г. отношения между Вьетнамом и Китаем преимущественно с точки зрения идеологии и, отчасти, геополитики.

За годы после нормализации межгосударственных и межпартийных отношений (1991 г.), которая состоялась прежде всего из-за радикальных геополитических перемен в мире в связи с распадом СССР, между Вьетнамом и Китаем сложилась прочная традиция ежегодных встреч руководителей обеих стран. К 2005 г. обе стороны подписали несколько (около 10) важных совместных заявлений и деклараций, в которых зафиксировали принципы двусторонних отношений и планы сотрудничества, а также выработали ряд конкретных мер для наполнения этих планов реальным содержанием. При этом идеологическая близость обеих партий и государств неизменно подчеркивалась их руководителями как фактор развития и укрепления двусторонних отношений и придающий им "особый" характер.

стр. 102

Правовой базой, определяющей формат отношений Вьетнама и Китая в современный период, стали 16 иероглифов, или вьетнамских слов, обозначающих курс, выработанный высшими руководителями обеих стран в 1999 г., девиз которого - добрососедство1, всестороннее сотрудничество, длительная стабильность, устремленность в будущее" [Nhan Dan, 28.02.1999]. Эта формула, заменяющая принятые в международном праве документы, отражает специфику политических культур двух азиатских стран, связанных многовековыми, хотя и крайне противоречивыми, отношениями. Возможно, "зашифрованная" в 16 иероглифах формула как раз и является примером стратагемного мышления, присущего представителям восточноазиатского конфуцианского культурного ареала, о котором писал М. Л. Титаренко и с чем согласны другие ученые востоковеды [Титаренко, 2003, с. 121].

Как видим, у Вьетнама и Китая нет договора в общепринятом смысле слова, который бы фиксировал характер отношений этих двух стран. Вьетнам и Китай официально не провозглашали себя стратегическими партнерами. В документе из 16 иероглифов отсутствовало само слово партнер. Однако, несмотря на кажущуюся аморфность текста документа, такое словосочетание, как "всестороннее сотрудничество", открывает широкие возможности для договоренностей и взаимопонимания в самых разных областях от идеологии и культуры до безопасности и обороны.

И уже во время визита Председателя Национального собрания СРВ Чан Дык Лыонга в Китай в декабре 2000 г. стороны подписали совместное заявление о всестороннем сотрудничестве в новом веке, конкретизировали формулу из 16 иероглифов, наметили способы развития отношений во всех областях. Вьетнам и Китай договорились строить отношения в духе "четырех хорошо": "хорошие соседи, хорошие друзья, хорошие товарищи, хорошие партнеры" [http:www.mofa.gov.vn/vi/cnvakv/catbd]. Формула "четыре хорошо" в отличие от "16 иероглифов" достаточно внятно подразумевала идеологическую составляющую отношений. Слова "хорошие товарищи" напоминали о тех временах, когда вьетнамцы и китайцы были "товарищи и братья", а Хо Ши Мин и его соратники тесно сотрудничали с КПК на разных этапах вьетнамской революции.

Как бы в подтверждение возобновленного духа товарищества между партиями Ху Цзиньтао (тогда заместитель Председателя КНР) во главе делегации КПК присутствовал в апреле 2001 г. на IX съезде КПВ, назвав его съездом интеллектуалов, демократичным и победоносным, дающим представление об успешном строительстве социализма во главе с компартией, целью которой является превращение Вьетнама в сильную индустриальную социалистическую страну, где богатый народ, а общество справедливое, демократичное и цивилизованное. Ху Цзиньтао сказал, что развитие сотрудничества и укрепление добрососедства имеет значение не только для строительства социализма в обеих странах, но и для мира и стабильности в Азии и мире и прогресса всего человечества [Nhan Dan, 25.04.2001].

В духе "четырех хорошо" и с акцентом на идеологический аспект проходил в декабре 2001 г. визит в Пекин избранного на IX съезде КПВ Генеральным секретарем ЦК КПВ Нонг Дык Маня, названный им в интервью агентству Синьхуа "историческим" [Nhan Dan, 6.12.2001]. В ходе его Вьетнам и Китай согласовали пять общих позиций, основывающихся на общей идеологии: 1) продолжать и увеличивать обмен партийно-правительственными делегациями на высшем уровне; 2) расширять сотрудничество в области теории строительства социализма в новых условиях, обмениваясь опытом реформ открытости (Китай), дой мой (Вьетнам); 3) повышать сотрудничество в работе на международных и региональных форумах; 4) расширять экономическое сотрудничество, торговлю, сотрудничество в области науки и техники, культуры и образования;

1 Дословно - "дружественное соседство".

стр. 103

5) ускорить работу по демаркации границы на суше, а также по реализации соглашения о размежевании в заливе Бакбо и сотрудничестве в рыболовстве.

Сопровождавший Нонг Дык Маня в поездке в Пекин секретарь ЦК КПВ Ву Кхоан назвал одной из причин очевидного улучшения отношений между Вьетнамом и Китаем институт встреч на высшем уровне между партиями. "Это можно назвать победой в процессе развития отношений двух стран после нормализации. Высшие руководители договорились сохранять и развивать эту традицию" [Nhan Dan, 5.12.2001]. Он также определил встречу Нонг Дык Маня с семью членами Политбюро ЦК КПК как "беспрецедентное явление в практике дружественной Партии [КПК], подчеркнув тем самым особое отношение китайской стороны к Вьетнаму" [там же].

Сразу же после Генерального секретаря ЦК КПВ Нонг Дык Маня, в Пекин по приглашению ЦК КПК направился член ПБ ЦК КПВ Нгуен Кхоа Дьем. Там он встречался с высокопоставленными китайскими коммунистами и изучал опыт КПК в области пропаганды и теории социализма. Высоко оценив уровень КПК в области идеологии и культуры, Нгуен Кхоа Дьем подчеркнул необходимость тесного вьетнамо-китайского сотрудничества именно в области идеологической работы и теории, что по его словам "дает вьетнамским коммунистам дополнительную уверенность в победе социализма в стране" [Nhan Dan, 22.12.2001]. "Идеологическая работа, которую проводит КПВ служит укреплению духа солидарности между двумя партиями и народами" - заявил Нгуен Кхоа Дьем [там же]. С китайской стороны член постоянного Комитета Политбюро Ли Пэн подчеркнул, что в условиях построения социализма требуются новые творческие находки в идеологии. "Обе наши партии придают серьезное значение этой работе, поэтому мы должны обмениваться опытом и учиться друг у друга" [Nhan Dan, 22.12.2001].

Именно в этом контексте следует оценивать организованную КПК и КПВ серию научно-теоретических конференций, где вьетнамские и китайские коммунисты обменивались опытом в теории и практике строительства социализма в своих странах.

В июне 2000 г. в Пекине прошла Конференция на тему "Социализм: общее и особенное" (cai pho bien va cai dac thu). Ее продолжением в ноябре 2000 г. в Ханое стала научная конференция "Социализм: опыт Вьетнама, опыт Китая", с участием членов Политбюро ЦК КПК и КПВ, которые и сделали основные доклады. Доклад под названием "Компартия Вьетнама через реформы дой мой строит социализм" сделал член ПБ ЦК КПВ, ректор Государственной политической академии им. Хо Ши Мина Нгуен Дык Бинь. Автором доклада на тему "Китай и мир в начале XXI в.: шансы и вызовы" был член Политбюро ЦК КПК, директор Института социологии КНР Ли Теин (Ly Thiet Anh) [Nhan Dan, 12.11.200; 13.11.2000]. На конференции особое внимание оба докладчика уделили партийному строительству в условиях рыночной экономики, руководящей роли КПВ и КПК в процессе ее реформирования, была выражена мысль о том, что тема строительства социализма важна не только для Вьетнама и Китая, так как "социализм - это то новое общество, к которому придет все человечество" [Nhan Dan, 12.11.2000]. Из доклада Нгуен Дык Биня также можно сделать вывод об особой миссии спасителей мирового социализма, которую, по мнению автора, история возложила на КПК и КПВ. "Распад Советского Союза, самого мощного оплота социализма, менял коренным образом расстановку сил в мире в пользу капитализма, империализма. Мировое социалистическое движение, частью которого является вьетнамская революция, стояло перед колоссальным беспрецедентным вызовом. Впервые после Второй мировой войны вопрос о судьбе мирового социализма встал непосредственно и остро" [Nhan Dan, 13.11.2000].

Организованную КПК и КПВ 8 - 9 октября 2003 г. в Пекине конференцию "Социализм и рыночная экономика - китайский опыт и вьетнамский опыт" в Китае и во Вьетнаме оценили как "фундаментальное теоретическое событие, имеющее важное практическое значение". На ней вьетнамские и китайские участники доказывали объектив-

стр. 104

ную необходимость рыночной экономики и говорили о ее достижениях в рамках социалистической системы в своих странах, а также наметили множество теоретических и практических вопросов, которые необходимо продолжать изучать в процессе реформ в каждой из стран [Vietnam's Urgent Issues, 2004, p. 33 - 45].

Как раз этой задаче была посвящена еще одна совместная вьетнамо-китайская научно-теоретическая конференция на уровне политбюро ЦК КПК и КПВ в феврале 2004 г. в Ханое на тему "Строительство правящей партии - опыт Вьетнама, опыт Китая". В ходе дискуссии обеими сторонами была подчеркнута необходимость творческого отношения к марксизму-ленинизму, который является составной частью идеологии каждой из партий, а также дальнейшего его развития с учетом реальности Вьетнама и Китая [Nhan Dan, 19.02.2004; 10.03.2004]. Руководитель китайской делегации на конференции, член ПБ ЦК КПК Хэ Гоцян (На Quoc Cu'ong - вьетн. транскр.), говоря о Вьетнаме, недвусмысленно связал воедино понятие "социализм" и то, что во Вьетнаме формулируется как "народ богатый, мощная страна, справедливое общество, демократичное и цивилизованное", поставив между ними знак равенства [Nhan Dan, 18.02.2004]. Об этом же говорил член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, председатель Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая 10-го созыва Цзя Цинлинь, возглавивший делегацию во Вьетнам в марте 2006 г. накануне X съезда КПВ. Он выразил уверенность в успехе съезда, а также в том, что народ Вьетнама под руководством КПВ продолжит успешное продвижение к цели построения социалистического Вьетнама, где "народ богатый, страна мощная, общество справедливое, демократическое и цивилизованное" [Nhan Dan, 22.03.2006].

Это имело принципиально важное значение, так как внутри вьетнамской партийной элиты имеются разночтения на этот счет: часть членов партии считала эту формулировку скорее альтернативой, чем целью строительства социализма. Кстати, в Китае также используется похожая риторика: к середине XXI в. Китай намерен стать "богатым, могучим демократическим, цивилизованным социалистическим, современным государством" [Проблемы Дальнего Востока, 2006, N 4, с. 64].

В последующие годы руководители Вьетнама и Китая неизменно подчеркивали концептуальную общность в области идеологии как цементирующий фактор двусторонних отношений. Общность взглядов вьетнамских и китайских лидеров как главное в широком спектре вопросов вьетнамо-китайского сотрудничества подчеркнул премьер-министр КНР Вэнь Цзябао, побывавший во Вьетнаме в 2004 г. [Nhan Dan, 11.10.2004].

Деловой визит генсека ЦК КПВ Нонг Дык Маня в апреле 2003 г. в Пекин по приглашению нового руководства Китая - Ху Цзиньтао - Вэнь Цзябао по своему содержанию представляет собой сочетание идеологических и геополитических моментов с перевесом последних. Согласованные направления сотрудничества охватили широкий спектр привычных проблем от "повышения сотрудничества в области теории" до экономики и торговли, однако контакты и обмен мнениями по "интересующим обе стороны международным вопросам" выявлял наличие геостратегического аспекта встречи и его слабо замаскированную антиамериканскую направленность. Визит вьетнамского лидера проходил на фоне начатой США войны в Ираке в марте 2003 г. с невнятной мотивировкой и в обход ООН и недвусмысленно демонстрировал близость Вьетнама к Китаю в сложившихся обстоятельствах.

В передовой статье в газете "Нян зан" под заголовком "Еще выше поднять дружественное сотрудничество Вьетнама и Китая" говорилось, что визит генерального секретаря КПВ Нонг Дык Маня в Китай показывает, что "Вьетнам, проводя независимую и многовекторную внешнюю политику, придает особое значение отношениям с соцстранами и соседями, у которых с Вьетнамом общая граница... Состоявшийся после XVI съезда КПК визит высшего руководителя КПВ подтверждает последовательную

стр. 105

политику Вьетнама, который считает необходимым и важным повышать взаимное доверие между Партиями и народами двух стран..." [Nhan Dan, 7.04.2003]. На первой странице рядом с материалом о визите Нонг Дык Маня газета поместила статью "Не властям США говорить с Вьетнамом о правах человека" с резкой критикой Вашингтона, который "развязал войну в Ираке, серьезно нарушив Устав ООН и нормы международного права. Весь мир осуждает бесчеловечные варварские действия против населения Ирака, которые как раз и являются грубейшим попранием прав человека" [Nhan Dan, 7.04.2003].

Характеризуя визит Нонг Дык Маня (7 - 11 апреля 2003 г.) "Нян зан" подчеркивала "дух товарищества, братства", в котором проходил обмен опытом в изучении теории и практики строительства социализма, строительства партии... управления государством в эпоху реформ... "В сложных меняющихся международных условиях обе стороны считают, что все страны должны уважать Устав ООН и базовые принципы международного права. Визит подтвердил, что развитие отношений дружбы и сотрудничества Вьетнама и Китая отвечает национальным интересам обеих стран и является вкладом в стабилизацию обстановки в АТР" [Nhan Dan, 12.04.2003].

2 - 12 июля 2003 г. в Ханое состоялся 8-й Пленум ЦК КПВ (9 созыва), на котором была принята резолюция "О стратегии защиты Родины в новых обстоятельствах" [Вьетнам, 2003, 2004..., с. 60]. Можно с уверенностью предположить, что резолюция была реакцией на новую обстановку в мире в связи с войной в Ираке, и предлагала конкретные тактические изменения внешнеполитического курса СРВ, в том числе в направлении дальнейшего сближения с Китаем. В 2003 г. Вьетнам и Китай заключили соглашения о сотрудничестве в области безопасности (сентябрь 2003 г.) между соответствующими ведомствами и по линии министерств обороны обеих стран (октябрь 2003 г.) [Thong tin co'ban...].

Как видим, отсутствие специальных двусторонних соглашений, например о стратегическом партнерстве, не означает, что у Вьетнама и Китая нет общих подходов к вопросам международной политики, представляющим обоюдный интерес.

Во время пребывания Ху Цзиньтао в Ханое (с 31 октября по 2 ноября 2005 г.) стороны продвинулись значительно дальше в этом направлении, как бы дополнив официальный "курс из 16 иероглифов" новыми важными компонентами. В совместной декларации (пункт 7) прямо сказано, что "Вьетнам и Китай имеют общие стратегические интересы по многим важным проблемам, которые являются императивами современной эпохи. Обе стороны выступают за разновариантность в международных вопросах, многостороннее сотрудничество на основе равенства, взаимного уважения, против терроризма в любой форме... за уважение культуры, общественного строя, модели развития стран, а также за многообразие цивилизаций в мире, за демократизацию международных отношений, за совместное развитие Азиатского региона, равно как и за гармоничный мир, а также длительный мир и совместное процветание" [VN Express..., 2.11.2005].

Ху Цзиньтао в своей речи в Национальном собрании СРВ 1 ноября 2005 г., акцентируя моменты, связывающие Вьетнам и Китай, особенно выделил "общую идеологию": "Два народа - китайский и вьетнамский объединяют горы и реки, у них одна культура, их объединяет общая идеология, их интересы переплетаются... В деле революции и строительства социализма мы вместе в практических делах и вместе обогащаем теорию и практику построения социализма в каждой из стран" [VN net/vn.service, 2.11.2005].

Действительно, не вызывает сомнения, что идея социализма является связующим звеном между Китаем и Вьетнамом, между правящими партиями - КПК и КПВ. Поэтому, как представляется, вьетнамским лидерам импонировало, что ключевым в речи Ху Цзиньтао было слово "социализм", как в отношении Китая ("социализм с китай-

стр. 106

ской спецификой"), так и в отношении Вьетнама (строительство социализма в соответствии с условиями страны). О социализме Ху Цзиньтао говорил как о необратимом курсе развития обеих стран [VN net/vn.service, 2.11.2005].

Акцент на "социализм" как единственно правильный путь, избранный КПК и КПВ, в речи лидера Китая придавал вьетнамским руководителям дополнительную уверенность и подтверждение легитимности однопартийного режима в глазах собственного народа и тех его представителей из числа прозападной оппозиции, которые в преддверии X съезда КПВ усилили критику в адрес руководства СРВ-КПВ и проводимой им политики. Что не менее важно, высказывания Ху Цзиньтао о социализме, сделанные в Ханое, были назидательным посланием тем вьетнамским партработникам - "отступникам" от социализма, которые предпочитают смотреть на реформы дой мой как на его альтернативу.

О неблагополучном положении внутри КПВ2, о разброде и шатаниях по вопросу социализма, марксизма-ленинизма сказано в статье уже упоминавшегося Нгуен Дык Биня, который принял участие в дискуссии накануне X съезда КПВ на страницах газеты "Нян зан". "После переворота в СССР и Восточной Европе некоторые товарищи стали колебаться, частично утратив веру в идеалы [социализма], некоторые поменяли взгляды, отдельные даже заявили о "разводе" с этими идеалами, покаялись, переметнулись в другой лагерь... Некоторые кадровые работники, особенно среднего звена, стыдятся, смущаются, когда приходится говорить о социализме, боятся выглядеть догматичными, консерваторами, так сказать, не "дой мой", возможно, они думают, что "дой мой" предполагает отказ от социализма, отказ от марксизма-ленинизма!" [Nhan Dan, 23.02.2006]. Между тем в ноябре 2000 г., выступая на совместной с китайскими коммунистами конференции, Нгуен Дык Бинь напомнил, что еще в 1989 г. КПВ четко сказала, что "дой мой" - не замена социализма, а то, что позволяет лучше достигать этой цели посредством адекватных концепций, форм, способов и шагов [Nhan Dan, 13.11.2000]. С точки зрения Нгуен Дык Биня, "падение веры в социализм - это главнейший вопрос, требующий своего решения в идеологической жизни партии сегодня" [Nhan Dan, 23.02.2006]. В своей статье он требовал от руководства КПВ поставить вопрос на X съезде четко и принципиально: "Наша страна идет по дороге социализма или нет?" [Nhan Dan, 23.02.2006].

О разногласиях в партийной среде по ключевым проблемам социализма во Вьетнаме было сказано на X съезде КПВ (апрель 2006 г.). В его материалах отмечалось, что у немалой части кадровых работников и членов партии ... "все еще не преодолены проявления отхода от цели и идеала социализма" [Dang Cong San Viet Nam..., 2006, с. 22]. Не случайно в приветственной телеграмме ПБ ЦК КПК в адрес X съезда выражалась "твердая уверенность, что он станет съездом единства и победы" [Nhan Dan, 19.04.2006].

Как во Вьетнаме, так и в Китае ведется борьба с тем, что там называют "деструктивным влиянием Запада". В обеих странах на официальном уровне говорят о такой опасности, как "мирная трансформация" или "мирная эволюция", т.е. о "неизменности стратегических замыслов враждебных сил", добивающихся перерождения социалистического строя в обеих странах. Во Вьетнаме тезис о силах, угрожающих существующему строю, из года в год звучал на съездах КПВ: на VIII - в 1996 г., IX - в 2001 г. и X - в апреле 2006 г. "Враждебные силы все еще лелеют замыслы осуществить "мирную трансформацию", провоцируют беспорядки, используют карту "демократии", "прав человека", "национальный и религиозный вопрос", надеются изменить политический строй в нашей стране" [Nhan Dan, 19.04.2006].

2 На X съезде было объявлено, что Компартия Вьетнама насчитывает более 3.1 млн. человек. [Dang Cong San Viet Nam..., 2006, с. 5].

стр. 107

Отсутствие в среде вьетнамских коммунистов единства в подходе к таким ключевым понятиям, как социализм в его вьетнамском варианте, другие внутренние проблемы, а также "опасность извне", грозящая политическому строю, заставляют сторонников социализма, к которым относится высшее руководство КПВ, обращаться к сотрудничеству с Китаем прежде всего по этим фундаментальным жизненно важным вопросам.

Марксизм как идеологическая платформа построения социализма является фактором сближения Вьетнама и Китая. Руководители двух стран не только не отрекаются от марксизма, а, наоборот, утверждают, что развивают его, и ведут речь даже о "прорыве" обеих партий в марксистской идеологии, которые дополнили ее некоторыми существенными (разными в КПК и КПВ) идеями и концепциями. В Китае идеологической платформой партии считается не только марксизм-ленинизм, но и идеи Мао Цзэдуна, теория Дэн Сяопина (с 1997 г.), а также "идеи тройного представительства" (с 2002 г.), связываемые с именем Цзян Цзэминя. Во Вьетнаме идеологической основой Партии является марксизм-ленинизм и идеи Хо Ши Мина (с 1991 г., VII съезд КПВ). Эта формулировка была в неизменном виде повторена на X съезде КПВ в апреле 2006 г. [Nhan Dan, 19.04.2006]. Об идеях Хо Ши Мина вьетнамские политики говорят как о целостной системе концепций по основным вопросам вьетнамской революции [Nhan Dan, 05.12.2005]. "Идеи Хо Ши Мина - это всеобъемлющая и глубокая система взглядов на коренные вопросы вьетнамской революции - результат применения и творческого развития марксизма-ленинизма в конкретных условиях Вьетнама, восприятия и развития славных традиционных ценностей нации и культурного наследия человечества" [Dang Cong San Viet Nam..., 2001, с. 20].

И в Китае, и во Вьетнаме власть выстраивает целую систему аргументов в пользу безальтернативности компартии в качестве правящей силы, особенно в условиях рыночной экономики. Главным среди них в пользу сохранения за компартией руководящей роли в обществе остается поступательное развитие вьетнамской и китайской экономик - самых динамичных сегодня экономик в Азии. Во Вьетнаме, который уверенно стоит на втором после Китая месте по темпам экономического роста, за 2001 - 2005 гг. прирост экономики в среднем составил 7.5% [Nhan Dan, 19.04.2006]. О повышении роли партии постоянно говорят вьетнамские руководители. "Практика прошедших 20 лет подтверждает, что руководящая роль партии - это определяющий фактор всех побед в реформах обновления и всего революционного дела нашего народа. В условиях рыночной экономики, открытости и интеграции объективно надо еще больше утверждать руководящую роль партии, считая это принципиальным, жизненно важным вопросом, гарантией развития страны по пути социалистической ориентации. Без партии не будет строительства социализма" [Nhan Dan, 31.01.2005].

В Китае на 4-м пленуме ЦК КПК 16-го созыва в сентябре 2004 г. говорилось, что превращение КПК в правящую партию стало "выбором истории, выбором народа, а усиление ее способности управлять является требованием эпохи, требованием народа". В речи Ху Цзиньтао на пленуме, как отмечали западные политологи, преобладала риторика уже подзабытая в последние годы в Китае. Он обрушился на сторонников "буржуазной либерализации", сравнивал сторонников политических реформ с творцами беспорядков, позитивно высказался о Кубе и КНДР, где идеология и средства информации находятся под контролем, а политическая линия правильная [Saich, 2006, р. 39]. Поскольку речь эта не была опубликована, неизвестно, упоминался ли в ней Вьетнам. В самом Вьетнаме идеологи немедленно отреагировали на решения этого пленума, подчеркнув: "Пленум заявил о "необходимости строить социализм", так как только социализм может спасти Китай" [Nhan Dan, 31.01.2005].

Как во Вьетнаме, так и в Китае в политическом классе доминирует мнение, что легитимность правления КПК и КПВ подтверждена итогами реформ, которые, как упо-

стр. 108

миналось, в Китае успешно идут 25 лет, а во Вьетнаме - 20 лет. X съезд КПВ (апрель 2006 г.) прошел под знаком "Повышать руководящий потенциал и боевую силу партии, развивать мощь науки, продвигать всестороннее обновление, досрочно (т.е. до 2010 г.) покончить с состоянием слаборазвитой страны" [Nhan Dan, 19.04.2006]. Как упоминалось выше, с ноября 2002 г. КПК официально руководствуется "важными идеями тройного представительства" наряду с марксизмом-ленинизмом, "идеями Мао Цзэдуна" и канонизированной в 1997 г. "теорией Дэн Сяопина". Сами "идеи тройного представительства" означают, что КПК "представляет требования развития передовых производительных сил Китая, прогрессивное направление китайской передовой культуры и коренные интересы самых широких слоев китайского народа" [цит. по: Китай: угрозы..., 2005, с. 71]. Во Вьетнаме компартия - это авангард рабочего класса и одновременно авангард трудового народа и всей вьетнамской нации. Она является верным представителем интересов рабочего класса и всей нации [Dang Cong San Viet-Nam..., 2006, p. 130]. Как видим, обе партии претендуют на выражение интересов всего народа (Вьетнам), самых широких слоев народа (Китай).

Обращает на себя внимание новая трактовка вьетнамскими идеологами содержания классовой борьбы. Согласно ей на смену борьбе противоречий приходит гармонизация интересов, что подтверждает, в частности, разрешение вьетнамским коммунистам заниматься предпринимательством. Кстати, эта "новация" не получила поддержки той части вьетнамской политической элиты, которая увидела в ней отход от классового принципа марксизма. "Почему предприниматели хотят идти в партию? Может быть они хотят добровольно бросить свой класс и пожертвовать всем ради идеалов коммунистического строя, где нет эксплуатации человека? Наоборот, они идут в партию, чтобы опереться на власть и делать свой бизнес. Мы знаем, что сейчас власть и капитал, капитал и власть легко смыкаются... И в высшей степени неразумно думать, что приняв всех буржуев в партию, мы расширим массовую социальную базу для социалистической революции! Массы трудящихся, все вооруженные силы - дети рабочих и крестьян спросят нас: Вы партия кого?" [Nhan Dan, 23.02.2006].

Основное содержание классовой борьбы, по мнению вьетнамских идеологов, на нынешнем этапе - "это победное завершение дела индустриализации и модернизации социалистической ориентации ... борьба с разрушительными замыслами и действиями враждебных сил, защита национальной независимости, превращение Вьетнама в социалистическую процветающую страну со счастливым народом". Главной движущей силой развития Вьетнама по указанному пути объявляется "великая национальная солидарность на базе союза рабочих, крестьян и интеллигенции под руководством партии, гармонизации интересов личности, коллектива и общества, развития потенциалов всех секторов экономики, всего общества" [Dang Cong San Viet-Nam..., 2001, с. 86].

В Китае в 2004 г. были внесены изменения в Конституцию, где право частной собственности названо "священным и неотъемлемым". Во Вьетнаме также пересмотрено отношение к собственности: признано ошибочным преувеличение роли общественной собственности в прошлом и представление о частной собственности как несоциалистической. Власти провозгласили необходимость покончить с дискриминацией по классовому признаку, призвали создавать атмосферу раскрепощенности, взаимного доверия, устремленности в будущее. Гармонизация общественных и коллективных интересов с личными относится вьетнамскими идеологами к одной из главных движущих сил развития общества. Как писал вьетнамский политолог Ле Хыу Нгиа в статье "Теоретические взгляды на социализм и путь к социализму во Вьетнаме", "можно сказать, что успехи реформ дой мой объясняются тем, что мы стали больше заботиться о конкретных личных интересах трудящихся" [Nhan Dan, 5.12.2005].

Признание вьетнамскими коммунистами ошибочным невнимания к требованию развития производительных сил в переходный период и одновременного преувеличения

стр. 109

роли производственных отношений перекликается, как нам кажется, с доктриной КПК о тройном представительстве, имеющей в виду "опору на частный сектор, в руках которого находятся самые передовые и эффективные производительные силы". Чтобы КПК могла стать выразителем их интересов, было принято решение о возможности членства в ней предпринимателей [Китай: угрозы..., 2005, с. 71; Nhan Dan, 31.01.2005].

Конечно, нет оснований говорить, что во Вьетнаме, как в Китае, концепция гармонии, или "хай хоа", стала главным элементом политики или политической культуры, но там, как на теоретическом, так и на практическом уровнях очевидно стремление политического класса именно к гармоничному, сбалансированному развитию страны.

В целом идеи Ху Цзиньтао о построении в Китае гармоничного социалистического общества созвучны тем целям, которые ставят перед собой вьетнамские руководители. Как в Китае, так и во Вьетнаме власть старается демонстрировать высокую степень ассоциированности с интересами страны, интересами народа. Во Вьетнаме в трактовке X съезда КПВ социализм рассматривают как общество, где народ богатый, страна мощная, где царит справедливость, демократия, цивилизованность, где народ-хозяин, где высокоразвитая современная экономика, передовая культура с национальной спецификой... [Dang Cong San Viet-Nam..., 2006, с. 17 - 18]. При наличии определенных нюансов очевидна идентичность подходов КПВ и КПК к построению социализма в своих странах.

У Вьетнама и Китая тождественные подходы к таким понятиям, как "социалистическая демократия", "правовое государство", "права человека", международная экономическая интеграция (глобализация) и т.д. "Социалистическая демократия - это суть политического строя в нашей стране, гарантия того, чтобы власть принадлежала народу" - считают во Вьетнаме. И в Китае развитие социалистической демократии - одно из главных направлений в деятельности КПК в контексте провозглашенной ею политики "человек - основа всего" [Nhan Dan, 31.01.2005; Китай: угрозы..., с. 80]3.

Таким образом, общая идеологическая платформа - это мощный фактор сближения Вьетнама и Китая. С учетом "разновесности" двух стран, Вьетнам сегодня, как представляется, в большей степени нуждается в Китае, чем Китай во Вьетнаме. Вьетнам едва ли сможет оставаться успешной страной с компартией во главе, руководящей строительством социализма, если по каким-либо причинам он лишится поддержки Китая. На X съезде КПВ было заявлено, что Вьетнам "идет к социализму бок о бок с передовыми странами мира" [Dang Cong San Viet-Nam..., 2006, с. 10]. Кого как не Китай в первую очередь имели в виду авторы материалов X съезда КПВ?

В связи с этим встает вопрос, почему все-таки руководители КПВ и КПК продолжают, вопреки неблагоприятной международной конъюнктуре, настаивать на приверженности марксизму-ленинизму, утверждают, что творчески развивают его (практически адаптируя марксизм к конкретным условиям своих стран), не меняют, наконец, названий своих партий, хотя предложения такого рода в разное время поступали от представителей политического класса в обеих странах4.

Свое объяснение этого дал в интервью российской газете "Ведомости" бывший премьер-министр, а ныне министр-наставник правительства Сингапура Ли Куан Ю: "Думаю, что внезапный переход от монолитной политической структуры - Коммунистическая партия и больше никакой другой - к системе партий, где есть центр, правые и левые, в короткий срок невозможен... Людям нужно время, чтобы идеи выкристал-

3 Хо Ши Мин обращал вниманием на то, что "демократия" - dan chu по-вьетнамски - означает буквально "народ-хозяин" [Nhan Dan, 19.05.2005].

4 В Уставе КПВ, исправленном и дополненном на IX съезде в апреле 2001 г. сказано, что целью партии является построение социализма, а затем и коммунизма во Вьетнаме [Nhan Dan, 24.04.2001].

стр. 110

лизовались, нужно время, чтобы идентифицировать себя и свои интересы с определенной политической группой". Ли Куан Ю, критикуя российский опыт внедрения демократии через "шоковую терапию", сказал: "Я полагаю, что китайцы поступили мудрее" [Ведомости, 26.10.2005]. О Вьетнаме Ли Куан Ю в своей книге "Сингапурская история: из "третьего" мира в первый" писал следующее: "Вьетнамцам потребуется некоторое время, чтобы сбросить с себя коммунистическую смирительную рубашку и начать двигаться свободно и гибко. Я не сомневаюсь, что как только это произойдет, вьетнамцы покажут, на что они способны" [Ли Куан Ю, 2005, с. 300].

Означает ли это, что в Китае и во Вьетнаме ждут, когда в обществе выкристаллизуются другие, не социалистические идеи и сформируется определенная политическая группа, с которой компартии, отказавшись от марксизма, могли бы идентифицировать себя?

О том, что в Китае новое руководство всерьез связывает дальнейшее развитие страны с социализмом и марксизмом убедительно говорит само руководство КПК. В сентябре 2004 г. в дни празднования 50-летия китайского парламента (ВСНП) Ху Цзиньтао заявил: "История подтвердила, что в Китае заимствование модели западной политической системы является тупиковым путем" [Жэньминь жибао, 16.09.2004]. Ху Цзиньтао в подтверждение приверженности социалистическим идеалам все чаще говорит об ограниченных возможностях "западного либерального проекта". На саммите АТЭС в Ханое в ноябре 2006 г. он выступал в роли защитника развивающихся стран, за сокращение разрыва в уровнях развития стран бедных и богатых, углубления сотрудничества по линии Юг-Юг [Проблемы Дальнего Востока, 2007, N 1, с. 64]. Российский эксперт А. Анисимов полагает, что в Китае либерализация экономики и общества имеет свои пределы, там "вновь стало упоминаться забытое слово "социализм", а осенью 2005 г. заговорили и об изучении марксизма. И это далеко не случайно" [Анисимов]. О Ху Цзиньтао как "сильном лидере ленинского типа" писали и в США [Saich, 2006, р. 37].

Вьетнамская точка зрения изложена в статье видного вьетнамского политика, ставшего после X съезда КПВ председателем Национального собрания СРВ, Нгуен Фу Чонга "Почему Коммунистическая партия Вьетнама остается верной марксизму-ленинизму?" В отличие от Ли Куан Ю и других, которые считают изменения общественно-политического строя Китая и, по аналогии, вероятно, Вьетнама лишь делом времени, главной мыслью статьи Нгуен Фу Чонга является неразрывность понятий марксизм-ленинизм, социализм и дальнейшее существование самой вьетнамской государственности. Парируя нападки тех оппонентов, которые "громко кричат и требуют, чтобы КПВ отбросила марксизм-ленинизм пока не поздно", и тех, которые, напротив, считают, что "КПВ уже давно покончила с марксизмом-ленинизмом и социализмом, и только лишь маневрирует, спасая лицо, сохраняя приверженность марксизму-ленинизму на словах и в документах", автор считает, что все главные успехи национального развития современного Вьетнама были "достигнуты именно благодаря творческому применению и развитию компартией Вьетнама марксизма в конкретных исторических условиях страны" [Nguyen Phu Trong, 2004, p. 258,268]. "Для нашей страны нет иного политического курса кроме национальной независимости и социализма... Объективно всякий другой путь, скажем, социал-демократия, о которой кое-кто так мечтает, хотя и маскируется, в итоге приведет наш народ к захолустному капитализму, и нам тогда в конце концов не избежать участи рабства или зависимости от реакционных империалистических сил нового неоколониализма" - считает упомянутый выше Нгуен Дык Бинь [Nhan Dan, 23.02.2006].

На X съезде КПВ (апрель 2006) переизбранный на этот пост генеральный секретарь Нонг Дык Мань первым уроком из пяти, которые партия извлекла за 20 лет реформ, назвал то, что "в процессе обновления надо твердо держаться цели националь-

стр. 111

ной независимости и социализма на базе марксизма-ленинизма и идей Хо Ши Мина" [Nhan Dan, 19.04.2006]. "Обновление не означает отказа от цели социализма, оно способствует более правильному осознанию и более эффективному строительству социализма. Обновление не означает отхода от марксизма-ленинизма и идей Хо Ши Мина, оно означает их правильное понимание, творческое применение и развитие; оно означает, что марксизм-ленинизм и идеи Хо Ши Мина - идейный фундамент партии и компас в революционной деятельности", - говорится в политическом докладе X съезда КПВ [Dong Cong San Viet-Nam..., 2006, p. 70].

Специалист по Вьетнаму, работающий в Австралии, Кэрлайл Тэйер, как бы отвечая тем, кто от съезда к съезду КПВ ждет прихода новых руководителей, готовых к радикальным политическим реформам, характеризовал Нонг Дык Маня, как "идеологического центриста, цель которого удержать КПВ у власти, а не разрушить ее... Диссиденты или возникающий предпринимательский класс не расшатают фундамент однопартийной системы в обозримом будущем" [Thayer, 2003, р. 321]. Выдвинутые X съездом КПВ на посты премьер-министра СРВ и Президента СРВ Нгуен Тан Зунг и Нгуен Минь Чиет также характеризуются западными аналитиками как реформаторы экономики, но политические ортодоксы, сторонники китайской модели развития [The New York Times, 19.06.2006].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Анисимов А. Н. Китайский противовес США: мифы и реальность (китайская мощь сегодня и завтра) // http:world crisis/192044.ru/crisis.

Китай: угрозы, риски, вызовы развитию. М.: Московский Центр Карнеги, 2005.

Ли Куан Ю. Сингапурская история: из "третьего" мира в первый. М: МГИМО-Университет, 2005.

Dang Cong San Viet-Nam Van Kien Dai Hoi Dai Bieu Toan Quoc Lan Thu IX. Ha Noi 2001.

Dang Cong San Viet-Nam Van Kien Dai Hoi Dai Bieu Toan Quoc Lan thu X. Ha Noi 2006.

Титаренко М. Л. Россия: безопасность через сотрудничество. Восточно-Азиатский вектор. М., 2003.

Цветов П. Ю. Теория и практика делового общения с вьетнамцами // Политическая культура и деловая этика стран Востока. М., 2006.

Nguyen Phu Trong. Vietnam on the Path of Renewal. Hanoi, 2004.

Saich Tony. China in 2005. Hu's in Charge // Asian Survey. 2006. N 1.

Thayer Carlyle A. Vietnam. The Stewardship of Nong Due Manh // South Asian Affairs. 2003. Inst, of SEA Studies Singapore, 2003.

Jhong tin coban ve Trung Quoc va quan he Viet Nam - Trung Quoc (Основные сведения о Китае и вьетнамо-китайских отношениях // http://www.mofa.gov.vn

Tuyen bo Chung Viet Nam - Trung Quoc // Nhan Dan. 28.02.1999.

Viet Nam net. vn/service, 2.11.2005.

Viet Nam net. www.vnn.vn

VN Express, Tuyen bo chung Viet Nam // Trung Quoc. 2.11.2005.

ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

Ведомости (М). Женьминь жибао. Проблемы Дальнего Востока. Nhan Dan.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ПОЛИТИКА-ВЬЕТНАМА-В-ОТНОШЕНИИ-КИТАЯ-В-НАЧАЛЕ-XXI-в-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ-АСПЕКТ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. Ф. МУРАШЁВА, ПОЛИТИКА ВЬЕТНАМА В ОТНОШЕНИИ КИТАЯ В НАЧАЛЕ XXI в. (ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 07.07.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ПОЛИТИКА-ВЬЕТНАМА-В-ОТНОШЕНИИ-КИТАЯ-В-НАЧАЛЕ-XXI-в-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ-АСПЕКТ (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. Ф. МУРАШЁВА:

Г. Ф. МУРАШЁВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
2 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
6 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
6 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
7 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
12 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПОЛИТИКА ВЬЕТНАМА В ОТНОШЕНИИ КИТАЯ В НАЧАЛЕ XXI в. (ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android