Libmonster ID: EE-672

Процесс глобализации затрагивает гуманитарные аспекты и обусловливает активную миграцию населения с одного континента на другой, в частности из Азии в Европу, но активнее всего в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), т.е. из Азии - в Северную Америку, Австралию и Новую Зеландию. Поэтому глобализация стала прародительницей другого важного гуманитарного процесса - многокультурности (мулътикулътурализма) в обществах названных стран. Сегодня этот процесс предполагает обогащение культур западного типа традициями Востока при сохранении собственных культурных традиций Европы и Азии. Именно поэтому исследование типологии культур названных стран АТР актуально. Оно позволяет проследить преемственность традиций и понять, насколько велико взаимообогащение искусства и литературы разных континентов, в чем оно проявляется и не мешает ли рождению в них новых тенденций.

В Канаде, Австралии и Новой Зеландии многокультурность является частью государственной политики. Но только в Канаде (законодательный акт о политике многокультурности был принят в 1971 г.) благодаря комплексу программ, предусмотрительности и дальновидности властей возникающие в обществе и на мировой арене вопросы можно решить на самой ранней стадии. Учитывая, что США, как и Япония, являются главными партнерами Канады и что в США также существует многокультурная ситуация, вызванная активной иммиграцией из стран Азии, интересно сравнить, как развиваются современные культуры Канады и США.

Инициатором четкого определения канадской политики в АТР был П. Э. Трюдо, премьер-министр Канады в период 1968 - 1984 гг., в результате чего в 1970 г. впервые после Второй мировой войны был зафиксирован пересмотр внешней политики Канады в появившейся тогда же Белой книге - "Внешняя политика для канадцев". Эта книга состояла из шести буклетов, один из которых назывался "Тихоокеанский регион" ("Pasific"). В нем отмечалось, что "в силу своего географического расположения, истории и нынешних интересов Канада является тихоокеанской державой" [Pasific... , 1970, р. 11]. В соответствии с программой "Пасифик-2000", принятой в 1989 г. и рассчитанной до 2000 г., Канада усиливала государственные интересы и международные отношения во всех областях со странами Восточной и Юго-Восточной Азии и теперь подводит итоги. Поэтому в Канаде активно развивались центры изучения культур и языков Азии, но прежде всего Японии, так как в 1972 г. Канада и Япония подписали двустороннее соглашение о взаимном изучении культур при государственном его финансировании. Тогда же Сенат Канады принял решение об официальном основании центров регионального исследования азиатских стран, по одному в штатах: Британская Колумбия, Онтарио и Квебек. В современной Канаде уже в 12 университетах и

стр. 106


колледжах изучается японская культура [см.: Howes, 1991, р. 205]. Два из них (в Торонто и Ванкувере) выделяются особой комплексностью программ.

Таким образом, в настоящее время Канада является своеобразным фокусом ретардационного типа культуры1 , развиваясь по принципу приращения, а не замещения, возвращая при этом сохраненные и освеженные традиции национальным культурам других континентов. Приращение этнокультур к уже сложившейся общеканадской культуре происходит во многом благодаря государственной политике мультикультурализма. Она способствует взаимообогащению бытовой, массовой и художественной культур, активно влияет на взаимоотношения в обществе и на самосознание каждого человека. Поскольку "восточный фактор" в современной культуре Канады имеет большее значение, чем, например, европейский, культуру Канады на рубеже XX-XXI вв. можно охарактеризовать как "Восток на Западе".

ДЗЭН-БУДДИЗМ И ТРАДИЦИИ СИМВОЛА В СОВРЕМЕННОЙ АЗИАТО-КАНАДСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ПУБЛИЦИСТИКЕ

В современном обществе Канады даже литература канадцев европейского происхождения стала особенно выделяться своими национальными традициями. Так, Рассэл Торнтон (род. в Северном Ванкувере), зная тюркскую, китайскую и арабскую поэзию, экспериментирует с классическими формами восточных жанров на английском и французском языках, славя природу и климат Канады. Марианн Блюгер, уроженка Канады, философ по образованию, пройдя стажировку в Германии в 1965 г., увлеклась дзэн-буддизмом и вышла замуж за японского канадца (М. Блюгер создает англоязычную поэзию в японских поэтических жанрах танка и хайку). По ее инициативе в 1997 г. было создано общество любителей хайку (Haiku Society of Canada), а в мае 2002 г. в Посольстве Японии в Канаде М. Блюгер организовала встречу 30 поэтов, уроженцев Канады, с японскими деятелями искусства и культуры.

В Канаде продолжают развиваться традиции европейских литератур, прежде всего Франции и Англии, в творчестве уроженцев Канады. На рубеже XX-XXI вв. выделяется многочисленная этнолитература азиато-канадцев, чья духовная жизнь по-прежнему связана с культурой их исторической родины [Жукова И. В., Жукова А. В., 2004].

Творчество японских канадцев и связь с японской культурой представляет в Канаде поэт, публицист, драматург Тэрри Ватада (род. в г. Торонто в 1951 г.). Названия поэтических сборников Т. Ватада: "Тысяча домов" ("A Thousand Home", 1995) и "Десять тысяч взглядов на дождь" ("Ten Thousand Views of Rain", 2001) отражают японскую и китайскую буддийскую философию. Термин "десять тысяч вещей" (кит. вань, т.е. "все вещи") определяет реальное, конкретно осязаемое бытие существ и предметов; это абсолютная, единственно безусловная реальность воспринимается во всем сущем.

Повесть китайской писательницы Лай Ларисы, родившейся в Канаде, "Когда лисиц - тысяча" (1995) - дань памяти всем ушедшим: лисица, по китайским и японским фольклорным поверьям - оборотень ушедшего, а по синтоизму северного японского о. Хоккайдо - форма, в которую облачается святой дух, приходя в синтоистский храм за угощением (для лисицы с тыльной стороны сельского храма или в боковой стене


1 Понятие "ретардация" в биологии трактуется как "замедление", "задержка", но в лингвистике означает повторение фонетического признака одного из предшествующих звуков в последующем устном или письменном тексте. В культурологическом смысле понятие "ретардация" проявляется в сохранности множества национальных традиций этнонаселения Канады (даже тех, которые в странах их возникновения давно ушли в прошлое), генетически связанных с культурами других материков.

стр. 107


делают отверстие с подкопом, чтобы она могла проникать внутрь, и оставляют для нее на низких скамейках еду).

Последователи дзэн-буддизма утверждают, что боевые искусства, фехтование, чайная церемония, икэбана связаны с жизненной энергией, сосредоточенной в области живота, который китайцы называют "полем киновари" или бессмертия (один и тот же китайский иероглиф используют для двух понятий). Верхнее "поле киновари" -голова, средоточие мудрости; "океан мозга" контролирует добрые и дурные поступки человека. Среднее "поле киновари" находится под сердцем. Поэтому как проявление традиционного мышления китайских и японских канадцев-писателей следует воспринимать название не только их отдельных произведений, но и целых сборников, которые содержат наименования частей тела человека (пьеса китайской канадки Кван Бэтти "Язык матери" ("Mother Tongue, 1996); повесть индийского канадца Болдвина Шона Сингха "Что тело помнит" ("What the Body Remembers", 1999) или слово "поле" (повесть японского канадца Сакамото Кэрри "Электрическое поле" ("The Electrical Field", 1998).

В условиях многокультурности и просветительской работы на государственном уровне влияние буддизма заметно в творческом мышлении арабо-канадских писателей (ливийского поэта Астора Джона (Astour John) - книга стихов "Поля моей крови" ("Fields of My Blood", 1997);

"Земля" и "дерево" - важные понятия в любой древней культуре, но в традиционных восточных и африканских культурах сохраняется как эстетически значимый образ. Поэтому пьеса индийского канадца Вармы Рауля "Земля, где деревья говорят" (1998) становится гимном не только Индии, но и всем странам. Земля в философии Индии, Китая, Японии символизируется желтым цветом. И эта символика обыгрывается в пьесе корейского канадца Канга Мюнга-Джина "Норан Банг и желтая комната" ("Noran Bang: the yellow room", 1996). К тому же желтый цвет в Индии, Китае и Японии символизировал центр. Красный цвет в символике этих стран означал огонь и соответствовал Югу как стороне света. Однако в литературе азиатских канадцев он имеет гораздо больше символических смыслов, чем в традиционных культурах названных стран. В качестве примера приведу роман китайской канадки Ли Ян "Дочери красной земли" ("Daughters of the Red Land," 1995) и поэтический сборник японского канадца Бако Охама "Красные поэмы для дождя и голоса" ("Red Poems of Rain and Voice", 1995). Подтекст романа состоит в том, что дочери Китая, где бы они ни были, всегда беспокоятся о земле, выжигаемой огнем истории, вынудившим родителей (или самих писателей) покинуть Родину. В контексте поэзии Б. Охама "красные стихи" означают огненно-страстные, жгущие даже дождь и обжигающие горло неравнодушием слова, ритма, мелодики. Кроме того, с XII в. красный цвет в японской культуре имеет значение также редкий, а не только красивый. Поэт не теряет ощущения связи с традиционной музыкальной культурой, поскольку "красный" в философии музыки Индии, Китая и Японии означает ноту "ля". Отдельная нота в японской музыке - это миг целого макромира, содержащего в себе прошедшее, настоящее и будущее. "Ля" - высокая нота, которая может выражать высокую степень переживания человека, который внезапно переходит на крик.

В традиционной музыке Индии, Китая, Японии существует закономерная периодичность пауз между отдельными звуками, поэтому даже пауза в музыке трактуется как момент, когда восприятие слушателя "дополняет наполненное". То же встречается в декламации японской классической поэзии танка и хайку; в драматургии и речитативе текста пьес; в музыке японского театра Но; в исполнении сказов под бива (японский четырехструнный музыкальный инструмент); в философии медитации в японском саду и во время чайной церемонии; в жанре свиткового вертикального пейзажа, написанного тушью; в искусстве каллиграфии и т.п., а также в современной

стр. 108


мультипликации и кинематографии Японии и в музыке к ним [Жукова И. В., Жукова А. В., 2003].

Не менее важным мотивом в культурах народов Азии и соответственно в творчестве азиато-канадских писателей и публицистов является мотив дождя, который тоже в условиях многокультурности приобретает дополнительные символические черты: поэтические книги шри-ланкийского канадца Круза Риенжи "Восставший дождь" ("Insurgent Rain", 1997: стихи 1974 - 1996 гг.) и филиппино-канадца Гилла Лакшми "Возвращая пространства" ("Returning the Empties", 1998, стихи 1960 - 1990 гг.). Искусство и литература Юго-Восточной Азии не мыслятся без упоминания или изображения капель моросящего дождя, которые располагаются в орнаментах в разных направлениях (по диагонали, в шахматном порядке и т.п.) и используются в сочетании с космическими символами, геометрическими фигурами и очертаниями. Книга поэзии японского автора Ито Салли "Лягушки в бочке для дождевой воды" ("Frogs in the Rain Barrel", 1995), роман японского канадца - прозаика, публициста и историка -Когава Джой "Дождь возносится" ("The Rain Ascends", 1995) иллюстрируют эстетику дождя в сочетании с грустью и размышлениями, когда он выполняет функцию психологического персонажа.

Особой устойчивостью национальных традиций отличается проза китайских канадцев, которых довольно много в Канаде по сравнению с другим этносом. Роман "Нефритовый пион" ("The Jade Peony", 1995) Чой Уэйсона уже в названии несет соответственно здоровье и благополучие (нефрит символизирует здоровье и благоприятный климат в помещении, пион - богатство и знатность). Роман "Непринимаемая жена" ("The Excluded Wife", 1998) Вун Юэн-фонга повествует о традициях семейной жизни китайцев, когда муж спрашивает разрешения у первой жены привести в дом вторую. Иногда второй жене трудно живется, особенно в смешанных или неравных по возрасту или социальному положению браках, когда родственники мужа не принимают ее.

Традицию аллегорического (сказочного) реализма, присущую культурам Востока, продолжают китайская канадка Бэйтс Джуди Фонг ("Китайская собака и другие сказки из китайской прачечной", 1997); индийский канадец драматург Висванатан Падма ("Дома священных коров в этнических городах: пьесы Нового Запада", 1999), японский канадец, писатель-абсурдист, Гото Хироми ("Хор грибов", 1994). Однако не всегда новая культурная атмосфера питает или обогащает приехавших в Канаду из стран Зарубежного Востока. Иногда она заставляет их страдать от увиденного. Это, в частности, отражено в поэзии и прозе китайских канадок Ло Эвелин (повесть "Выбери меня", 1999; поэтический сборник "В доме рабов", 1994) и Ква Лидии ("Цвета героина", 1994); китайского канадца драматурга Чэна Марти ("Мам, пап, я живу с белой девушкой", 1996).

Новая многокультурная атмосфера и среда проживания влияют на мировосприятие писателей, приехавших в Канаду из стран Востока, и вносят в их творчество черты цивилизации и прогресса - сборники стихов японских канадцев Сикатани Гарри "Акведук" (1996) и Микки Рой "Случайно доступные файлы" (1996), - а также расширяют художественное мышление и восприятие пространства вокруг - книга стихов вьетнамского канадца Вуонг-Риддик Суонга "Два побережья" (1995); роман филиппинского канадца Гилла Лакшми "Третий инфинитив" (1993); поэтический сборник японского канадца Киёока Рой "Окна на Тихий океан" (1997); книга поэзии индийского канадца Дулаи Финдэра "Бедняк с периферии" (1995).

В публицистике азиато-канадских писателей особенно распространен автобиографический жанр. Однако и здесь наблюдается следование национальным культурам. Чой Уэйсон рассказал о своем детстве в китайском городе, назвав очерк "Бумажные тени" ("Paper Shadows", 1999), прославив таким образом китайский жанр,

стр. 109


когда на улицах за плату из темной бумаги вырезали силуэт человека, фигурки, дома и т.д.

Вонг Ян написал о Китае, дав книге подзаголовок "Репортаж от не совсем иностранного корреспондента" (1999). Чонг Дэнис описал историю китаянки Ким Фук, назвав эссе "Девушка с фотографии" (1998).

Для Микки Рой ("Разрушенные входы", 1998 - сборник эссе о рассовой дискриминации) и Йи Сан-Кюнга ("Внутри пустынного королевства", 1997 - воспоминания о Южной Корее) важна проблема пространства и гармонии человека в нем; обоих возмущает ограничение возможности свободного перемещения; установка каких-либо границ, существование которых не воспринимается их мышлением благодаря дзэн-буддизму. Киёока Рой описал эпизоды из жизни своей матери в Канаде ("Рассказы матери", 1998).

Автобиографическая публицистика является частью не только литературы, но и прежде всего истории Канады и народов других стран. Именно поэтому особо следует выделить создание в Канаде специальных учебников по истории своего этноса для местных национальных школ (Йэ Пол "Борьба и надежда: сюжеты из жизни китайцев в Канаде", 1996; Тэрри Ватада - учебник истории жизни японцев в Канаде для начальной японской школы, 2003).

Отчасти и художественная проза других канадцев восточного происхождения в реалистической манере отражает черты исторического и одновременно автобиографического жанра: сборник рассказов "Не совсем ее дом" - истории из Бейрута (1992) ливийской канадки Насраллах Эмили, повесть "Мой год мясопоедания" (1998) японского канадца Одзэки Рут; роман "То, что всегда принадлежало ей" (1999) индийской канадки Парамэсваран Ума.

СОВРЕМЕННАЯ АЗИАТО-АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И МНОГОКУЛЬТУРНОСТИ ОБЩЕСТВА

В США и сегодня для иммигрантов с Востока остро стоит проблема культурной и личной репрезентации, завоевания признания их как индивидуальности, а не только возможности идентификации себя с понятием "гражданин США", т.е. американец. Проблема региональной составляющей культуры США достаточно разработана в американских и отечественных историко-филологических исследованиях [см.: Проблемы..., 1981; История..., 1997]. Ее ставят в контекст более сложного внутри- и межкультурного взаимодействия (Л. Каплан, Д. Джонсон, Р. Кастраново, Р. Канинхем). Как отмечают исследователи истории американской литературы [см.: История..., 1997, с. 35; Тлостанова., 2000, с. 150 - 157] в культуре США конца XX в. формировалась мультиэтнокультура.

В отличие от Канады [Жукова, 2004, с. 84 - 119] в США реально функционируют культура и литература "основного потока" (main stream) и различные направления европейской, афро-американской и азиато-американской культур, которые официально рассматриваются как этно-расовые субтрадиции в контексте культурной многосоставности [Тлостанова, 2000, с. 165]. Эта реальность отражена и в ряде произведений азиато-американских писателей ("Семнадцать слогов" прозаика Хисаи Ямамото, иммигрировавшего из Японии, 1949; "Пятая китайская дочь" американки китайского происхождения прозаика Джейд Сноу Уонг, 1950).

Молодые азиато-американцы в третьем поколении не желают идентифицировать себя со своей генетической Родиной, стараясь забыть ее традиции и культуру. В Канаде - наоборот, так как культура и литература азиатов развиваются при официальной поддержке федеральных правительств, которые напоминают об азиатских и африканских праздниках этнонаселения квартала, города, штата, вывешивая национальные флаги и размещая соответствующие материалы в прессе, на ТВ. Именно

стр. 110


поэтому знание обычаев и культуры других народов становится нормой бытовой жизни, что невольно отражается в творческом сознании не только профессионалов того или иного этнического происхождения, но и уроженцев Канады другой национально-культурной принадлежности.

В США стремятся к различению "разного", "другого" в сравнении с общим, а в Канаде - к цементированию единства разнообразия, которое касается всей творческой интеллигенции Канады (и ее уроженцев, и выходцев из Европы, Африки или Азии).

Сказанное выше выделяет общую проблему пересмотра культурного канона в контексте многокультурности США и Канады на рубеже XX-XXI вв. Существование стереотипов в отношении этноинтеллигенции и этноиммигрантов в быту, в литературе и культуре "основного направления" (mainstream) США (кино, музыка, средства массовой информации) в отличие от Канады ведет к расширению в США не художественной, а массовой культуры с присущими ей жанрами (триллер, блокбастер, пародия в кинокомиксах и т.п.).

В США восприятие времени и пространства через "промежуточное сознание пограничья" рождает в жизни, культуре и литературе героя-чужака, бездомного скитальца и жанровые гибриды. Если говорить о типе героя и развитии современной азиато-американской литературы США, то можно однозначно сказать, что это "культурный скиталец" [Тлостанова, 2000, с. 228]. Поэтому слово "дом" (!) как отражение понятия конкретного очага и одновременно территории почти не упоминается в американских этнолитературных текстах.

В отличие от американского хронотопа промежуточности для канадцев важен конкретный вопрос "Где мы?", а не "Кто мы?". Вот почему вся канадская поэзия, включая и этнопоэзию, подразделяется в соответствии с восприятием пространства на поэзию Севера, Западного/Восточного побережья, Торонто и т.п. При этом главным остается понятие "дома", т.е. ощущение крепкой связи с землей, что подтверждают замечания известных американских прозаиков XX в. (Марк Твен, Джордж Вашингтон Кэйбл, Уильям Фолкнер, Эрнест Хэмингуэй) [The Wild..., 1994.]

О твердом ощущении этнописателями-иммигрантами почвы под ногами, очага в Канаде свидетельствуют названия целых поэтических сборников ("Дом из дождя", "Дом из Солнца") и собственно тексты, а иногда также смысловой и культурный контекст всей современной Канады.

Типология обогащения культуры - проблема важная в условиях глобализационных процессов:

* массового проникновения других культурных традиций или стереотипов;

* избирательного любительского и/или профессионального интереса к другим культурам;

* упреждающей, контролирующей и регулирующей государственной политики или официальных мер в отношении "распространения" или интеграции других культур;

* при сосуществовании и параллельном развитии разных культур в рамках одного государства;

* при активном сотрудничестве разных государств или совместных международных исследовательских, просветительских, издательских, сценических, кино-, теле-, радиопроектах и программах;

* при интенсивной аудио- и визуальной рекламе.

О взаимообогащении культур Востока и Запада много писали востоковеды [Конрад, 1972; Григорьева, 1992]. Но в современных условиях глобализации и многокультурности оно происходит гораздо шире; например, восточные культуры стран целого региона (АТР) являются обогащающим ресурсом для культур европейского типа (Канады, США, Австралии, Новой Зеландии [Жукова, 2003, с. 88; 89; 99; 77 - 78]) и ря-

стр. 111


да стран Европы (Англии, Франции, Бельгии, Югославии). Сказанное относится и к современным литературам и культурам арабо-канадцев [Жукова, 2005(1), с. 74], а также афро-канадцев [Жукова, 2005(2), с. 47 - 48.]

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Григорьева Т. П. Дао и логос. Встреча культур. М.: Восточная литература, 1992.

Жукова И. В., Жукова А. В. Пин-ёро, пин-ёро. О музыкальной культуре Японии XX в. М.: МосГУ, 2003.

Жукова И. В., Жукова А. В. Философия и эстетика Китая, Японии, Скандинавии (конец XIX - начало XXI в.). М.: МосГУ, 2004.

Жукова ИВ. Карильон многонациональной англоязычной современной поэзии Канады. М.: МосГУ, 2003.

Жукова И. В. О современном контексте мулътикультурализма в Канаде. М.: МосГУ, 2004.

Жукова И. В. Современная арабо-канадская литература // Азия и Африка сегодня. 2005. N7.

Жукова И. В. Дни Африки в Калгари // Азия и Африка сегодня. 2005. N 8.

История литературы США. Т. 1. М.: ИМЛИ РАН "Наследие", 1997.

Конрад Н. И. Восток и Запад. М.: Восточная литература, 1972.

Проблемы становления американской литературы. М., 1981.

Тлостанова М. В. Проблема мультикультурализма и литература США конца XX в. М.: ИМЛИ РАН "Наследие", 2000.

Howes John F. Japanese Studies in Canada // Canada and Japan in the Twentieth Century. Toronto-Oxford-New York, 1991.

Pasific. Foreign Policy for Canadians. Ottawa, 1970.

The Wild is Always There (Canada Through the Eyes of Foreign Writers) / Ed. by Greg Gatenby. Toronto, 1994.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/СОВРЕМЕННЫЙ-ЛИТЕРАТУРНЫЙ-ПРОЦЕСС-В-АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ-РЕГИОНЕ-НА-ПРИМЕРЕ-КАНАДЫ-И-США

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. В. ЖУКОВА, СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ (НА ПРИМЕРЕ КАНАДЫ И США) // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 30.06.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/СОВРЕМЕННЫЙ-ЛИТЕРАТУРНЫЙ-ПРОЦЕСС-В-АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ-РЕГИОНЕ-НА-ПРИМЕРЕ-КАНАДЫ-И-США (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. В. ЖУКОВА:

И. В. ЖУКОВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
2 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
6 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
7 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
7 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
12 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ (НА ПРИМЕРЕ КАНАДЫ И США)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android