Libmonster ID: EE-547
Author(s) of the publication: С. СЕРЁГИЧЕВ

С. СЕРЁГИЧЕВ

Кандидат исторических наук

Гражданская война Севера с Югом давно стала обыденной реальностью суданской жизни. Она началась еще в августе 1955 г., за несколько месяцев до обретения Суданом независимости. Первый раз ее остановили Аддис-Абебские соглашения 1972 г., но, как выяснилось, лишь до осени 1983 г., когда боевые действия возобновились с новой силой. Тогда мир впервые услышал имя бывшего полковника суданской армии Джона Гаранта де Мабиора, командующего южносуданской повстанческой армией. Спустя 22 года, 16 января 2005 г., Гаранг вместе с президентом Судана Омаром аль-Баширом подписали в Каире соглашение о долгожданном мире, остановив войну во второй раз. Но прошло лишь несколько месяцев, как делу мира в стране был брошен новый вызов - 30 июля 2005 г. в результате крушения вертолета в горах недалеко от судано-угандийской границы погиб первый вице-президент Судана, президент Южного Судана Джон Гаранг.

Каирское соглашение, подписанное двумя "заклятыми" друзьями - Гарангом и аль-Баширом, ознаменовало собой начало строительства "нового Судана", в котором не должно быть места дискриминации по религиозному признаку, цвету кожи, языку, племенной или партийной принадлежности и т.д. Предлагалось воплотить в жизнь следующие основополагающие принципы, зафиксированные в соглашении: формирование политической системы на основе демократического плюрализма, смена власти демократическим путем, обеспечение неприкосновенности прав человека и политических свобод, гарантия политических прав женщин, признание роли профсоюзного движения в достижении мира, прогресса и демократии, управление Суданом в переходный период на основе президентской власти и федеративной системы, становление контролируемой и прозрачной власти и укрепление демократии, господство власти закона на всех уровнях управления делами страны1 .

Стремление обеих сторон - Севера и Юга покончить с тяжелой многолетней "традицией" вести разговор друг с другом на языке танковых атак, артиллерийских обстрелов и авиационных ударов, а также десантных операций, нашло отражение в ратификации каирских договоренностей официальным Хартумом и южносуданским Национально-демократическим альянсом (НДА): 24 января Национальный освободительный совет (парламент южан) и 1 февраля 2005 г. Национальная ассамблея Судана утвердили на своих заседаниях текст договора.

Быстрота, с которой на Юге утвердили Каирское соглашение, объясняется огромным военно-политическим весом в НДА Суданского народно-освободительного движения (СНОД) и его боевого крыла - Суданской народно-освободительной армии (СНОА), а также тем, что лидер СНОД и командующий СНОА Джон Гаранг стал национальным героем южан.

КОРОТКИЙ ПЕРИОД ДВОЕВЛАСТИЯ

В соответствии с протоколом о разделении власти между правительством Судана и СНОД, подписанным обеими сторонами в мае 2004 г. в кенийском городе Найваша и вошедшим затем в пакет каирских соглашений, в Судане фактически устанавливалось двоевластие. Теперь суданский президент не мог без согласия Дж. Гаранга объявить в стране чрезвычайное положение, войну, назначать кого-либо, созывать, закрывать или откладывать заседания суданского парламента2 .

Авторитет Гаранга, пользовавшегося уважением не только в Судане, но и далеко за его пределами, сделал его практически идеальным кандидатом на должность первого вице-президента страны и президента Южного Судана. Инаугурация Дж. Гаранга 9 июля 2005 г. стала для сотен тысяч суданцев главным праздником в их жизни. Этих людей легко понять: впервые за почти 50-летнюю историю независимого Судана неараб и даже немусульманин занял второй по значению пост в стране. Первый вице-президент исполняет обязанности президента в случае отсутствия последнего, участвует в работе правительства, Национального совета безопасности, Президентского совета, членом которых он является3 .

стр. 3


Новый первый вице-президент сразу же после своего назначения активно включился в работу. Перед ним и аль-Баширом стоял целый ряд сложнейших проблем и задач, умелое разрешение которых должно было привести к установлению на суданской земле вечного мира и благоденствия.

Но путь к миру в условиях Судана пролегал через своего рода "чистилище" - шестилетний переходный период, по истечении которого в 2011 г. на Юге должен пройти референдум по вопросу самоопределения Южного Судана. За это время, согласно задумке авторов идеи, "мирный Судан" Дж. Гаранга и О. аль-Башира в стране должны пройти радикальные социополитические, экономические и другие изменения. Иными словами, суданцам за эти шесть лет предстоит пройти путь, который у других народов занимал столетия. Сами суданцы уже начинали идти по нему в 1956 г., когда обрели независимость от Великобритании. Но "вестминстерская" модель политической системы была быстро разъедена противоречиями между крупнейшими суфийскими орденами "Аль-Ансар" и "Аль-Хатмийя", распрями между различными племенными объединениями, проблемой Юга, которая, по словам египетских журналистов, стала "кладбищем суданских правительств"4 .

О стремлении суданцев идти по пути демократических преобразований свидетельствуют документы мирного соглашения: "установить демократическую систему правления, выбранную с учетом культурного, этнического, расового, религиозного и языкового разнообразия и полового равноправия людей Судана"5 . В то же время за недолгую, 11-летнюю (с значительными перерывами) историю суданских парламентских режимов, рядовые граждане страны привыкли видеть в "демократической системе правления" лишь бесконечные склоки между партиями, суфийскими братствами и другими общественно-политическими силами Судана.

Впрочем, применительно к сегодняшним реалиям политической жизни страны главная угроза демократии исходит именно от ее "защитников": СНОД (на Юге) и правящей партии Национальный конгресс Судана - НКС (на Севере). Дело в том, что в подписанном ими протоколе о разделении власти и в тексте Временной конституции (то есть в основополагающих документах для вышеупомянутого шестилетнего переходного периода) зафиксировано, что при формировании кабинета министров и национального парламента должны соблюдаться следующие квоты: 52% мест занимает НКС, 28% - СНОД, остальные партии Севера - 14% и, наконец, 6% - другие партии Юга6 .

Вряд ли эти квоты, да и само их наличие можно признать соответствующими духу и положению основных демократических правил и принципов. Более того, несмотря на оговорку, что эта система квот вынужденная и временная мера, подобный раздел власти в стране противоречит ряду статей той же Временной конституции (ст. 4, 41)7 . Кроме того, оговорку о том, что квоты на министерские и депутатские мандаты - явление временное, легко парировать тем, что и сама конституция временная, следовательно, в 2011 г. или позже она будет заменена на постоянную. В этом случае получается, что и эти исключения в виде системы квотирования "умрут" вместе с Временной конституцией.

Попытка СНОД и НКС монополизировать таким образом власть в стране на следующие шесть лет чревата новым витком гражданского противостояния, инициаторами которого могут выступить недовольные выделенными квотами партии Севера и Юга страны. На Севере в их число попали партии традиционалистской ориентации "Аль-Умма" и Юнионистско-демократическая партия (ЮДП), которым покровительствуют влиятельнейшие суфийские братства Судана "Аль-Ансар" и "Аль-Хатмийя", причем только ансаров - сторонников "Аль-Ансар" не менее 10 млн. человек, при численности населения страны 33,5 млн. человек (данные за 2000 г.)8 . Помимо традиционалистских партий "не у дел" остались и исламисты из Национального народного конгресса (ННК) во главе с ат-Тураби, бессменным лидером исламо-фундаменталистского движения в Судане. На Юге к числу "неудачников" следует отнести партии, образованные нуэрами, шиллуками, дмурами и др. (СНОД представляет интересы самой крупной народности Юга - динка).

Инаугурация Дж. Гаранга на пост "первого вице" стала самым настоящим праздником для тысяч его сторонников. Вместе с тем, как ни парадоксально, это и крупный политический успех ныне действующего суданского лидера Омара аль-Башира. Последний с честью вышел из непростой для него ситуации, когда, не сумев победить южан на поле боя, предложил им разделить власть с суданской правящей элитой, состоящей в основном из военных, секуляризованных предпринимательских кругов и некоторых групп интеллигенции. При этом аль-Башир сумел добиться сохранения за собой и своей партией НКС привилегированного положения правящей силы в стране, закрепив его в конституции переходного периода.

Одним из самых "горячих" вопросов, с которым пришлось столкнуться Гарангу и аль-Баширу, стало определение кандидатуры на пост министра энергетики и полезных ископаемых. За этой с виду рутинной процедурой скрывалась ожесточенная борьба за контроль над главным богатством страны - месторождениями нефти и газа (только запасы нефти оцениваются в 12,5 млрд. баррелей9 ). Интрига состоит в том, что хотя между СНОД и военными существует письменная договоренность о разделе пополам доходов, вырученных от продажи нефти (50% - Югу, 50% - Северу)10 , тем не менее,

стр. 4


каждой стороне хотелось бы самой контролировать министерство энергетики и полезных ископаемых, а через него - их добычу и экспорт.

К концу июля 2005 г. переговоры между южанами и северянами по этой проблеме зашли в тупик, хотя обе стороны публично это отрицали. В сложившейся обстановке новость о гибели Дж. Гаранга 30 июля при падении вертолета вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Многие его сторонники, и до этого момента критически относившиеся к северянам и считавшие, что аль-Башир и его окружение по-прежнему пытаются не допустить Юг к равноправному участию в политической, экономической, общественной жизни Судана, теперь вовсю обрушились на арабо-мусульманское население страны. В понедельник 1 августа, когда были получены первые подтверждения гибели Гаранга (до этого сообщалось о том, что его вертолет благополучно приземлился), тысячи южносуданцев прошли огромной демонстрацией по улицам Хартума (в столице треть населения составляют выходцы с Юга или же их потомки11 ).

Демонстрация быстро переросла в самые крупные за всю историю суданской столицы уличные беспорядки. Несмотря на все усилия хартумских полицейских, порядок удалось восстановить лишь к 3 августа, когда в город вошли истинные хозяева Северного и Центрального Судана - армейские подразделения. Только заполнив весь город хорошо вооруженными солдатами, официальные власти взяли ситуацию под контроль.

Одновременно с кровавыми беспорядками в Хартуме (111 погибших) волна уличных боев прокатилась и по "некоронованной" столице Юга - городу Джубе, а также и по другому крупному городу южного региона - Малакалю, где погибло, по меньшей мере, 19 человек. В Хартуме, Джубе и Малакале большинство погибших составили арабы и мусульмане - владельцы мелких лавочек и мастерских. Ранения различной степени тяжести получили 402 человека. В ходе расследования обстоятельств страшной трагедии "черного понедельника" полицией и силами безопасности было задержано 3747 человек12 . Такой размах уличных столкновений и большое количество их жертв следует объяснить поголовной вооруженностью обеих сторон - северян и южан, располагавших немалым количеством стрелкового оружия, включая автоматические штурмовые винтовки.

Эти масштабные и кровопролитные столкновения между южанами и северянами вновь поставили Судан на грань возобновления гражданской войны. В суданской прессе стали проводиться параллели между падением вертолета Гаранга и катастрофой авиалайнера руандийского президента Ж. Хабиариманы в 1994 г., когда после его гибели в Руанде вспыхнула братоубийственная война, унесшая жизни более 500 тыс. человек.

Гибель Гаранга привела не только к уличным боям в крупных суданских городах, гораздо опаснее было другое ее следствие - вакуум власти на Юге, где мир от войны отделял всего лишь один шаг. Образовавшийся вакуум в политическом руководстве южного региона нужно было ликвидировать как можно скорее, пока страна не скатилась к новой междоусобной войне. К этому же правящие элиты Севера и Юга подталкивал и вооруженный конфликт в Дарфуре, который унес за два с половиной года (он начался в феврале 2003 г.) жизни 300 тыс. человек13 . Урегулирование южной проблемы мирными средствами давало шанс добиться такого же исхода и для Дарфура. Кроме того, Гаранг за то короткое время, что он пробыл на вершине суданской власти, успел выдвинуть мирные инициативы по разрешению острого кризиса на Западе страны и предпринять некоторые практические шаги в этом направлении. В частности, он как лидер СНОД/СНОА пытался склонить дарфурских повстанцев к участию в переговорах с официальным Хартумом. Так что смерть Гаранга могла уничтожить весь тот "позитив", который был накоплен к этому времени в деле прекращения резни в Дарфуре.

Допустить такого сценария развития событий не желала ни одна из заинтересованных в этом сторон - СНОД и лагерь аль-Башира. Еще шли бои на улицах Хартума, Джубы и Малакаля, когда политическая элита Судана и, прежде всего, ее "южная" часть стали лихорадочно подыскивать срочную замену погибшему Гарангу. Серьезно рассматривались лишь четыре кандидатуры: Сальва Киир Майардит, Ни-

стр. 5


ахл Денг Ниахл, Рек Мачар и Джеймс Вани Игга.

ТРУДНЫЙ ПОИСК ПРЕЕМНИКА ГАРАНГА

Первый претендент - Сальва Киир Майардит, "человек N 2" в табели о рангах СНОД. Он занимал к этому времени пост начальника генерального штаба СНОА. По национальности, как и Гаранг, динка. Его характеризуют как высокопрофессионального военного, но малоспособного политика.

Ниахл Денг Ниахл, напротив, занимая не очень высокий пост в иерархии СНОД/СНОА, по мнению политических обозревателей, отлично подготовлен к работе на посту первого вице-президента - за его плечами успешный многолетний опыт работы на посту министра иностранных дел автономного правительства Южного Судана. В его пользу свидетельствовал и тот факт, что его отец Вильям Денг (умер в 1968 г.) был одним из наиболее популярных политиков-южан.

Самой неоднозначной фигурой из всех четырех будущих "Гарангов", бесспорно, являлся Рек Мачар. Человек, который до начала 90-х гг. прошлого века числился среди самых преданных Гарангу полевых командиров, занимал пост вице-председателя СНОД, неожиданно в 1991 г. попытался сместить Га-ранга с поста руководителя СНОД/СНОА. Не преуспев в этом начинании, Мачар переходит в оппозицию к своему недавнему другу и боевому товарищу. В 1997 г. конфликт между ними достигает своей кульминации: так и не добившись смещения Гаранга с занимаемой должности, Мачар, "обидевшись", переходит с частью своих последователей на сторону тогда еще заклятого врага южан Омара аль-Башира. Мачару удалось отколоть от СНОА ряд вооруженных группировок. Суданский президент щедро отблагодарил "южного" отступника, предоставив ему пост своего помощника и пообещав делиться с ним нефтедолларами и оружием для борьбы с Суданской народно-освободительной армией.

Однако союз амбициозного Мачара и весьма прагматичного аль-Башира не обещал быть долгим, слишком разные у них были интересы. Действительно, в начале 2000-х гг. Мачар совершил "сальто назад", вернувшись в стан своих старых боевых "друзей" из СНОД/СНОА. Последние, правда, по-прежнему не доверяли Мачару, считая его предателем великого дела Юга - дела освобождения Южного Судана от насильственной экспансии со стороны арабского и мусульманского Севера, пытавшегося в принудительном порядке арабизировать и исламизировать южан в течение второй половины XX в. Одним словом, кандидатура Река Мачара на пост Гаранга выглядела в свете указанных фактов из его биографии весьма неубедительно.

Последний в ряду кандидатов на место первого вице-президента Судана - Джеймс Вани Игга, генеральный секретарь СНОД. Он родом из Экваториальной провинции, был доверенным лицом Гаранга, считается одним из лучших идеологов южносуданского освободительного движения. Однако его могло "подвести" то немаловажное обстоятельство, что по национальности он не динка, которые доминируют в СНОД.

Определяющим при выборе нового лидера СНОД/СНОА, автоматически становящегося "первым замом" аль-Башира, являлась степень его управляемости со стороны высокопоставленных членов движения. С этой точки зрения, кандидатура Денга Ниахла сильно проигрывала кандидатуре Сальва Киира. И Ниахл, и Киир были, по сути, реальными претендентами на роль лидера южан из всей рассмотренной выше "четверки". Однако достоинство Ниахла как профессионального политика в данном случае превращалось в его существенный недостаток. Среди "старой гвардии" СНОД/СНОА мало кто сомневался в том, что Ниахл, сменив Гаранга на его постах, стал бы активно прислушиваться к советам ветеранов движения. К тому же, Ниахл делал свою карьеру по гражданской линии, а не по военной, как его главный конкурент Сальва Киир, и потому некоторые влиятельные южносуданские полевые командиры вполне могли считать его недостойным продолжать дело полковника Гаранга.

Отсутствие же у Сальва Киира значительного опыта публичной политической деятельности превращалось из недостатка в главное достоинство, ибо Киир будет просто вынужден исполнять рекомендации политических консультантов из числа ветеранов СНОД/СНОА.

стр. 6


Именно указанные выше соображения по поводу предпочтительности кандидатуры Сальвы Киира и сыграли решающую роль в его быстром утверждении на посту руководителя СНОД/СНОА. Уже 1 августа СНОД объявила Киира официальным преемником Гаранга на посту лидера движения. Со своей стороны, президент аль-Башир также быстро, 4 августа 2005 г., издал декрет о назначении Сальвы Киира Майардита на должность первого вице-президента Республики Судан и руководителя южносуданской автономной администрации. Через неделю он был приведен к присяге.

С этого момента острота общественно-политического кризиса в Судане, вызванного гибелью Джона Гаранга, стала постепенно спадать. Этому способствовали достаточно грамотные действия двух первых лиц страны - Омара аль-Башира и Сальвы Киира по преодолению негативных последствий кризиса.

Одной из главных заслуг суданского президента является блестящее разрешение сложнейшей ситуации с расследованием обстоятельств гибели Джона Гаранга. Йовери Мусевени - президент соседней Уганды и личный друг семьи Гаранга - усомнился в официальной версии падения вертолета с Гарангом - по причине плохой видимости, из-за которой Ми-17/2 и врезался в гору Зурия вблизи южносуданской деревни Нью Сайт. Мусевени призвал следователей внимательно изучить воздействие "внешнего фактора", прозрачно намекая на то, что Гаранг и его спутники стали жертвами покушения14 .

Заявление Й. Мусевени лишь подлило масла в огонь, так как на Юге большинство населения было уверено в том, что Гаранг не "погиб" в авиакатастрофе, а убит (намекая на то, что катастрофа была подстроена). В ответ суданский "коллега" Мусевени аль-Башир приложил максимум усилий для привлечения широкого круга специалистов по авариям на воздушном транспорте к расследованию этого рокового крушения вертолета.

Усилия суданских властей увенчались успехом. Опубликованные 10 сентября предварительные результаты комплексной экспертизы, проведенной совместной командой экспертов из США, Уганды, Кении и Судана, полностью исключили версию о террористическом акте. В интервью репортерам один из участников расследования заявил: "Отчет экспертов исключает какой-либо теракт. Нет оснований полагать, что это было вызвано ракетной или огнестрельной атакой с земли, или какой-либо взрывчаткой, потому что был удар о гору"15 .

Итоги расследования причин и обстоятельств гибели Джона Гаранга, проведенного авторитетной международной группой специалистов по авиакатастрофам, безусловно, оказал успока-

стр. 7


ивающее воздействие на суданскую общественность.

МИР ЗАВИСИТ ОТ КОМПРОМИССА

В то же время более глубокие причины августовского кризиса не устранены и по сей день. Это, в первую очередь, вопрос о контроле над добычей нефти и ее экспортом, стоимость которого растет день ото дня. Во-вторых, сепаратная политическая сделка между СНОД и правительством аль-Башира, установившая систему квот на места в структуре как исполнительной, так и законодательной власти Судана, вызывает значительное раздражение у целого ряда далеко не слабых игроков на внутриполитической сцене страны: партии "Аль-Умма", ЮДП (а, следовательно, и стоящих у них за спиной суфийских братств "Аль-Ансар" и "Аль-Хатмийя"), исламистского Национального народного конгресса. В-третьих, до сих пор не ясно, как отреагируют традиционалисты и исламисты на возможное провозглашение политической элитой Юга лозунга "Независимость как завершение переходного периода". В-четвертых, несмотря на то, что мировое сообщество готово вложить в реконструкцию Юга 4,5 млрд. долл.16 , нет уверенности в том, что эти деньги действительно пойдут на строительство дорог, больниц, школ и т.д. Суданская история богата примерами "успешного" нецелевого использования крупных финансовых средств, выделявшихся, в том числе, и по линии гуманитарной помощи. Более того, если даже эти деньги и пойдут на развитие южного региона, то местному руководству придется не только развивать инфраструктуру Юга, но и заниматься, пожалуй, самым сложным для правителей всех времен и народов делом, а именно - созданием конкурентоспособной экономики Южного Судана. Ведь только в этом случае может осуществиться мечта не одного поколения южносуданцев о подлинно независимой и благополучной жизни.

Таким образом, перспективы мирного процесса в Судане напрямую зависят от готовности двух сторон данного процесса - СНОД/СНОА и военных во главе с президентом Омаром аль-Баширом - к компромиссным решениям не только в отношениях между собой, но и с другими влиятельными политическими силами страны. Стоит вопрос о пересмотре, а может быть, и отмене пресловутой системы квот, не имеющей ничего общего с нормальными демократическими принципами и правилами. Если же этого в ближайшем времени сделано не будет, мирное и спокойное течение переходного периода окажется под вопросом. Недовольные поражением в своих правах традиционалисты и исламисты попытаются, возможно, даже силой изменить ситуацию в стране в свою пользу. Августовские волнения наглядно показали, как хрупка та грань, которая отделяет зыбкий мир в Судане от состояния "стабильной" и динамично развивающейся гражданской войны. Этот урок "мира и войны" обошелся суданцам в 130 убитых и сотни раненых. А ведь совсем рядом с Югом вовсю полыхает междоусобная война в Дарфуре, стремительно пожирающая, несмотря на миротворческие усилия всего мирового сообщества, тысячи человеческих жизней.

Трагически погибший Джон Гаранг, как и ныне здравствующий Омар аль-Башир, вписали свои имена в суданскую историю как люди, остановившие самый продолжительный вооруженный конфликт на Африканском континенте. Сейчас же преемник Га-ранга Сальва Киир и аль-Башир имеют уникальный шанс превратить мир в реальность суданской жизни. Смогут ли они это сделать, покажет время.

-----

1 Итифакийя бейна хукумати джумхурийяти ас-судан ва аттаждмаи аль-ватанийи ад-димукратыйи (Соглашение между правительством республики Судан и Национальным демократическим альянсом). Каир, 16 января 2005 г. (на арабском языке), с. 2.

2 Protocol Between the Government of Sudan (GOS) and Sudan People's Liberation Movement (SPLM) on Power Sharing. Naivasha, Kenya, May 26. 2004, p. 23 - 24.

3 The Draft Constitutional Text. Khartoum. 2005. § 63, p. 24.

4 Аль-Ахали. 14.01.87.

5 Agreed Text on the Preamble, Principles and the Transition Process (from the Draft Framework) between the Government of the Republic of the Sudan and Sudan People's Liberation Movement/ Sudan People's Liberation Army. Machakos, Kenya, 2002, p. 4.

6 Protocol between the Government of Sudan (GOS) and.., p. 20, 31; The Draft Constitutional Text.., p. 30, 44.

7 The Draft., p. 3, 16.

8 Судан // Справочник. М, 2000, с. 14, 27; Андрюшин И. А., Чернышев А. К., Юдин Ю. А. Мир на пороге XXI века. Саров, 2001, с. 402.

9 The Political Economy of Oil Discovery and Mining in the Sudan: Constraints and Prospects on Development. Bellville, 2005, p. 8.

10 Agreement on Wealth Sharing During the Preinterim and Interim Period. Naivasha, Kenya. 2004, p. 10.

11 История Судана в новое и новейшее время. М., 1992, с. 187.

12 Associated Press. 08.08.2005; Agency France Press. 22.08.2005.

13 Agency France Press. 25.08.2005.

14 Agency France Press. 08.08.2005.

15 The Monitor, 10.09.2005.

16 The Nation, 07.08.2005.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/СУДАН-ПОСЛЕ-ДЖ-ГАРАНТА-ПЕРСПЕКТИВЫ-МИРНОГО-ПРОЦЕССА

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Elly NeestelrooContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Neestelroo

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. СЕРЁГИЧЕВ, СУДАН ПОСЛЕ ДЖ. ГАРАНТА: ПЕРСПЕКТИВЫ МИРНОГО ПРОЦЕССА // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 25.05.2023. URL: https://library.ee/m/articles/view/СУДАН-ПОСЛЕ-ДЖ-ГАРАНТА-ПЕРСПЕКТИВЫ-МИРНОГО-ПРОЦЕССА (date of access: 23.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. СЕРЁГИЧЕВ:

С. СЕРЁГИЧЕВ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elly Neestelroo
Tallinn, Estonia
90 views rating
25.05.2023 (365 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
SUMMARY
Catalog: Разное 
99 days ago · From Elly Neestelroo
AFRICAN STUDIES IN ESTONIA
134 days ago · From Elly Neestelroo
АФРИКАНИСТИКА В ЭСТОНИИ
134 days ago · From Elly Neestelroo
LATVIAN AND ESTONIAN DIPLOMATS ON THE HOLODOMOR IN UKRAINE
154 days ago · From Elly Neestelroo
КОНЕЦ ПИРАТСТВА ИЛИ ПРОСТО ПАУЗА?
209 days ago · From Elly Neestelroo
SCHISTOSOMIASIS IS BETTER NOT TO GET SICK
Catalog: Медицина 
218 days ago · From Elly Neestelroo
Как создать ментальную карту
235 days ago · From Eesti Online
Как построить гексы
235 days ago · From Eesti Online
Крамольное чтиво
258 days ago · From Elly Neestelroo
"Триумфаторы" названы
258 days ago · From Elly Neestelroo

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СУДАН ПОСЛЕ ДЖ. ГАРАНТА: ПЕРСПЕКТИВЫ МИРНОГО ПРОЦЕССА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android