Libmonster ID: EE-689

28 - 29 мая 2002 г. в Институте Дальнего Востока РАН состоялась Восьмая всероссийская научная конференция "Философия Восточноазиатского региона (Китай, Япония, Корея) и современная цивилизация".

На конференции был обсужден широкий круг актуальных историко- философских проблем, связанных прежде всего с вопросами цивилизационной специфики и межцивилизационного взаимодействия, которые приобретают в последние годы все большую академическую и практическую значимость. В ходе дискуссии также поднимались важные методологические проблемы, касающиеся изучения мировоззренческих основ дальневосточных культур в сравнении их с западными культурами.

Во вступительном слове директора ИДВ РАН, чл.-корр. РАН М. Л. Титаренко отмечалось, что в настоящее время все страны мира, включая азиатские, стоят перед проблемой адаптации к новым условиям, скорость изменения которых порой настолько велика, что общество не успевает осознавать новые факторы и сталкивается с нарастанием отрицательных тенденций. Не обошла эта проблема стороной и КНР - государство, обстановка в котором имеет огромное значение для России. В рамках объективно протекающего процесса глобализации мировая культура сталкивается с вызовом, бросаемым многообразию цивилизаций. В этой связи М. Л. Титаренко рассмотрел негативные последствия попыток Запада представить проблему глобализации мира на основе его "вестернизации". Под "вестернизацией" обычно понимается "вхождение в мировую цивилизацию". "Вестернизация" ведет к утрате самобытности и насильственному разрушению ценностей нации, к разрушению этноса; это мнимый выход из общего системного кризиса современной мировой цивилизации.

В частности, с началом проведения политики реформ и открытости Китай стал приобретать больше черт экстравертного развития, что, с одной стороны, способствует налаживанию межцивилизацинного диалога, а с другой - таит в себе ряд рисков для культуры: меняется ее внутренний код, в данном случае - интровертный характер китайской цивилизации. Это является одной из насущных проблем глобализации. Сможет ли китайская цивилизация в эпохи глобальных политико-экономических проблем сохранить свою самобытность и систему ценностей, и в то же время вести открытый диалог с другими культурами?

Докладчик подчеркнул, что в этом контексте важной задачей является выявление определяющей роли китайской философии в развитии Китая и Азиатского региона в целом, поскольку именно духовный фактор был главным, системообразующим элементом китайской цивилизации на всем протяжении ее истории.

Выступление руководителя Центра изучения духовных цивилизаций Восточной Азии ИДВ А. Е. Лукьянова "Космогония как принцип власти" было посвящено рассмотрению чрезвычайно интересной проблемы - раскрытию принципа мировоззренческой легитимности власти, воплощенного в космогониях. В докладе было дано определение двух типов власти: власти подлинной цивилизации и власти псевдоцивилизации. Первый тип выступавший охарактеризовал как сознательное поддержание статического и динамического алгоритмов физического, духовного и идеально-мыслительного действия архетипа этнокультуры субъектами власти - союзами духовных лидеров. Второй - как целенаправленное изменение действия архетипа политическими идеологами.

стр. 130


В. Ф. Феоктистов (ИДВ) в докладе "Был ли Ван Би идеалистом? Еще раз о категориях "у" и "ю"" осветил проблему перевода на русский язык важнейших терминов китайской философии. По его мнению, искажение философских категорий при переводе приводит к неверному представлению о китайской философии, о концепциях отдельных философов и целых философских направлений. Так, философа Ван Би (226 - 249) до настоящего времени необоснованно причисляли к идеалистам. Подобная неадекватная интерпретация, считает докладчик, связана с неправильным переводом терминов "у" и "ю" как "небытие" и "бытие". Внимательное изучение китайских первоисточников показывает, что фундаментальные понятия западной философии - категории "бытия" и "небытия" - представлены в китайской классической философии в специфическом, по крайней мере отличном от западной традиции, виде. Их точнее было бы передавать словами "наличие", "наличное" и соответственно "отсутствие", "отсутствующее (в наличии)". Обобщая результаты проведенного им анализа, докладчик пришел к заключению, что без адекватного перевода терминов нельзя правильно понять и сами философские идеи.

Доклад А. И. Кобзева (ИВ РАН) ""Странное учение" Хуй Ши" был посвящен одному из основоположников и главных представителей "школы имен" (кит.: мин цзя). Подробно рассмотрев немногие свидетельства о Хуй Ши в древнекитайских памятниках, обратив особое внимание на значительные расхождения в датах жизни этого философа и разобрав классификации его учения в различных древних источниках, докладчик сосредоточил внимание на десяти парадоксах ("софизмах", букв.: "дел" - ши) Хуй Ши. Подводя итоги, А. И. Кобзев отметил, что Хуй Ши впервые в истории китайской мысли, отказавшись от исключительно "морально-прагматизированного" философствования, выделил логико- лингвистическую проблематику. Впоследствии эта проблематика стала разрабатываться в качестве методологии, альтернативной нумерологическому "учению о символах и числах" (кит.: сян шу чжи сюэ) древнекитайской протологики "школы имен" поздних монистов и Сюнь-цзы.

Другой видный представитель "школы имен" - Гунсунь Лун (IV-III вв. до н.э.) оказался в центре внимания Н. Л. Кварталовой (ИДВ). Свое сообщение "Объектный язык и метаязык в трактате "Гунсунь Лун-цзы"" она посвятила знаменитому парадоксу Гунсунь Луна "Белая лошадь не есть лошадь". Выступавшая продемонстрировала, что данное утверждение допустимо в случае, если автор использует метаязык, говоря о содержании понятий "лошадь" и "белый" - в этом случае по содержанию понятие "белая лошадь" оказывается более емким, чем понятие "лошадь". Противоречие же в языке возникает в связи с тем, что язык является замкнутой системой, в том смысле, что описывать язык можно только средствами самого языка. Чтобы выйти из этого положения, приходится вводить понятия объектного языка и метаязыка, используемого для описания объектного языка. Как отмечает автор доклада, в главе "Бай ма" трактата "Гунсунь Лун-цзы" можно четко разграничить эти уровни и соотнести их с участниками диалога.

Важнейшие элементы традиционной культуры Китая легли в основу двух выступлений. В. С. Кузнецов (ИДВ) в сообщении "Представление китайцев о фатальной значимости цифр" на основе многочисленных этнографических данных показал важную роль, которую вплоть до настоящего времени в жизни китайцев играют цифры. Он отметил, что многие представления о значении определенных чисел восходят к древним воззрениям, отраженным в классической литературе, и напрямую соотносятся с нумерологическими построениями традиционной философии. Выступавший также подчеркнул, что в повседневном быту цифра для китайца - не просто средство счета, измерения, но своего рода ориентир поведения в том или ином конкретном случае. В. Б. Курносова (ИСАА при МГУ) рассказала об истории чайной культуры в Китае в контексте ее взаимодействия с конфуцианством, даосизмом и буддизмом и позитивном восприятии чаепития "тремя учениями" (кит.: сянь цзао). Была также дана характеристика некоторых посвященных чайной культуре текстов, относящихся к разным периодам китайской истории.

Два доклада затронули проблемы методологии китайской философии. В выступлении "Типологические матрицы мыслительных процессов древних китайцев и проблема универсалий" А. Н. Воробьев (ИДВ) доказывал первичность пяти элементов (у син) по отношению к у цай (пять материалов) и лю фу (шесть складов). Проблема универсалий западной философии, отметил он, решена китайцами еще в VI в. до н.э. Тема сообщения П. М. Кожина (ИДВ) - "Нормы и исключения в древних китайских философских текстах".

стр. 131


Е. Г. Калкаев (ИДВ) рассмотрел проблему инкорпорации текста в каноническое пространство на примере трактата "Тай Сюань" ("Трактат о Великом сокровенном") известного литератора и философа эпохи Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.) - Ян Сюна (53 г. до н.э. - 18 г. н.э.). Характерная особенность упомянутого трактата, считает докладчик, заключалась в том что, с одной стороны, по своим форме и содержанию текст значительно отличался от других произведений ханьского времени, а с другой - следуя традиции "И цзин" ("Книги перемен") он получил свое предназначение - содержал описание структуры мироздания и ее упорядочивание. В ходе сообщения было показано, как конкретные функции трактата способствовали его адаптации к традиционному текстуальному пространству, с его уже достаточно строгими и отрегулированными связями.

А. Б. Калкаева (ИДВ) рассмотрела эволюцию базового понятия "жизнь" (кит.: шэнмин, шэнхо) в культурологической концепции Лян Шумина (1893 - 1988). Показав развитие этой категории в различных произведениях философа, докладчица продемонстрировала, как от дуализма понятия "жизнь", безжизненной основы мира, он постепенно пришел к ее интерпретации как единственной высшей реальности. Различая две сути (кит.: ти) жизни: изменяющуюся и спокойную, мыслитель построил модель антропоцентрического космоса, основанную на дихотомии "покой - движение", продолжив тем самым традицию сунского и минского конфуцианства. Для философии Лян Шумина характерно также стремление к примирению конфуцианства и буддизма в одном мировоззренческом пространстве: учение Конфуция охватывает один аспект великой жизни, а учение Будды - другой.

Н. Е. Боревская (ИДВ) проследила общую линию истории педагогической мысли Китая, начиная с Конфуция (552 - 479 гг. до н.э.) и Мэн- цзы (IV-III вв. до н.э.) и вплоть до минского конфуцианства (XIII-VI вв.). Она отметила тесную связь концепций обучения с различными взглядами на природу человека. Говоря о педагогических взглядах философа- неоконфуцианца Ван Янмина (1472 - 1529), Н. Е. Боревская указала на основополагающую роль его теории "врожденного знания" для развития педагогической мысли более позднего времени.

Теме преемственности культурной традиции в Китае, не прерывающейся даже в эпохи глобальных перемен, был посвящен ряд выступлений.

К. А. Богатырев (РУДН), осветив роль конфуцианства в древнем и средневековом Китае, отметил, какое огромное влияние оказала конфуцианская философская традиция на развитие китайского общества в новое и новейшее время со всеми сопутствующими негативными и позитивными факторами.

В своем выступлении "Конфуцианская концепция "единства без унификации" (хэ эр бу тун) и ее современное истолкование" А. В. Аллаберт (СПбГУ) сконцентрировала свое внимание на традиции реинтерпретации отдельных положений классического конфуцианства в политической культуре Китая. Было отмечено, что в разные эпохи предпочтение отдавалось именно тем положениям конфуцианства, которые соответствовали идее усиления государства, предотвращения острых конфликтных ситуаций и центробежных тенденций в государстве. При этом нередко первоначальный смысл принципов, заимствованных из древнего конфуцианства, корректировался, дополнялся, а то и вовсе противоречил исходному смыслу. Многие конфуцианские принципы приобрели новое актуальное значение, созвучное современной ситуации общества и государства. В этом контексте докладчик рассмотрела концепцию "единства без унификации". В заключение докладчик подчеркнул, что в стремлении сохранить богатое духовное наследие китайской цивилизации современные исследователи наполняют старые понятия новой трактовкой, помещают их в контекст современных общественных явлений, международной ситуации, чтобы с их помощью разрешить глобальные противоречия сегодняшнего мира.

Бао Оу (ИИЕТ РАН) в докладе "Научно-техническая инновация и китайская традиция" рассказала о различных формах и интерпретациях инновации (чуансинь) в разные исторические периоды и ее значении для современного Китая. Адекватное понимание китайской культуры возможно лишь в контексте ее взаимодействия с культурой западной цивилизации. Проблема Восток - Запад ныне приобретает новые измерения. Она непосредственно связана с проблемой самоосмысления культуры и культурно- мировоззренческой самоидентификации, приобретающей особенную остроту в современную эпоху стирания культурных границ и утраты традиционных духовных ориентиров. Выступавшая также проанализировала особенности традиционной культуры Китая (подавление индивидуального и возвеличивание коллективно-

стр. 132


го, недостаточное развитие формальной логики, консерватизм) и специальное внимание уделила вопросу необходимости взаимного контакта культур Китая и Запада в наши дни. Подобное взаимодействие и взаимовлияние, по мнению Бао Оу, позволило бы китайцам лучше понять свою культуру, а также прагматичный характер западной культуры в технической области.

Проблема диалога Китая и Запада, создания глобальной этики человечества находилась в центре внимания участников конференции. В процессе выступлений и дискуссий отмечалось, что синтез западной культуры и китайских духовных ценностей в значительной степени определил сущность нового этапа развития китайской цивилизации, став сильным стимулом к активному росту.

В этом контексте в ходе конференции также была рассмотрена проблема соединения учения христианства с традиционной культурой Востока. А. В. Ломанов (ИДВ) рассказал о научной и миссионерской деятельности Джеймса Легга - знаменитого переводчика и интерпрератора китайской классики. Докладчик подробно остановился на участии Дж. Легга в спорах о переводе основных богословских терминов на китайский язык, его внимании к традиционной культуре, а также убежденности в том, что в конфуцианстве присутствует ряд предвосхищающих христианство элементов.

Доклад С. А. Горбуновой (ИДВ) был посвящен знаменитому буддийскому реформатору - монаху Тайсюю, оказавшему большое влияние на развитие китайского буддизма в XX в. Ставящая своей целью создание новой модели буддизма теория Тайсюя "Буддизм в жизни человека" должна была способствовать распространению и популяризации этого учения - его повороту к обществу. Важным фактором распространения религиозных реформаторских идей Тайсюя являлась финансовая поддержка представителей национальной буржуазии, которые, в свою очередь, становились адептами буддийского учения. Стремясь реформировать буддийское учение, призывая к изменению религиозного устройства, выступая за синтез махаяны и науки, Тайсюй пытался придать буддизму вид, соответствующий современной общественной жизни. Подводя итоги своего выступления, С. А. Горбунова отметила, что теория Тайсюя "Буддизм в жизни человека" представляла собой синтез традиционного буддизма и европейского гуманизма, синтез восточной и западной мысли.

К. М. Шилин (ИСАА) предложил собравшимся переосмыслить наследие К. Маркса и обратить внимание на "экософский уровень" его идей. На основе своих изысканий докладчик сделал вывод, что позитивное развитие мира возможно при синтезе евразийской, китайской и западной культур и переориентации системы управления экономикой и культурой в целом на гармоничное развитие взаимоотношений человека и природы.

Проблемы модернизации и взаимопроникновения элементов культур, традиций, ценностных ориентиров Востока и Запада были рассмотрены и в контексте развития современной японской философии.

А. А. Селин (ИДВ) отметил, что современная японская философская мысль развивается в рамках диалога Запад - Восток. Со второй половины XIX в. начался ускоренный процесс знакомства японской интеллигенции с западной философией. Но это знакомство предполагало не безоговорочное следование европейской мысли, а поиск японскими философами новых собственных принципов и методов философской рефлексии. Особую роль в этом процессе играл Нисидо Китаро (1870 - 1945), основатель киотской философской школы. Именно "философия небытия" Нисиды являлась первым знаком зрелости современной японской мысли.

О. А. Романов (СПбГУ) попытался определить место философии экзистенциализма в информационном обществе современной Японии. Рассмотрение упомянутого феномена на японском примере, по его мнению, дает возможность детально изучить вопросы соприкосновения самих мировоззренческих основ японской и западной культуры; по-новому провести "переоценку ценностей", применительно к человеку. Поставленный вопрос был рассмотрен в контексте более глобальной проблемы - необходимости в перестраивании традиционного стиля жизни в соответствии с тенденциями и изменениями нового информационного общества.

На конференции было уделено внимание и особенностям традиционной культуры Японии. Доклад Д. Г. Главевой (ИДВ) был посвящен анализу одного из основных религиозно-философских аспектов средневековой Японии, а именно - правильному пониманию принципа хонгаку, или "исходной просветленности" - наличию "просветленной природы" у внешне непросветленных живых существ. Д. Г. Главева проследила эволюцию и интерпретации принципа хонга-

стр. 133


ку в традиции японского буддизма и показала, что, несмотря на различие формулировок хонгаку, представители разных школ полагали, что "природа каку" ("просветленность", "постижение") принадлежит чему- то уже существующему, а не воображаемому, или возможному в будущем.

Д. Г. Главева попыталась проследить, как принцип хонгаку повлиял на формирование интеллектуальных и эстетических настроений средневекового японского общества, а также выявить исключительную роль упомянутого принципа в "снятии" основной противоположности буддийского мировосприятия: просветленного состояния сознания и пути его достижения (практики) на основе осознания сущностного всеединства мира. По мнению выступавшей, концепция хонгаку, легшая в основу буддийской культуры Японии, обусловила практическую направленность ее основных школ и абсолютное равенство феноменов и ценностей в их построениях.

Отдельным социологическим, идеологическим, экономическим проблемам современного Китая был посвящен ряд докладов сотрудников ИДВ. О. Н. Борох затронула тему научной коррупции (кит.: сюэшу фубай) в КНР - проблему, активно обсуждаемую в последнее время в китайских СМИ. Т. В. Шайкова познакомила присутствующих со статьей ректора Хэйлунцзянского университета И. Цзюньцина "Практическая философия: трансценденция и сублимация", посвященной диссиям по поводу практической философии. Т. В. Шайкова отметила, что в период трансформации современного китайского общества практическая философия должна найти воплощение в просветительской функции культуры. В эпоху информации и глобализации изучение практической философии должно идти параллельно с изучением философии культуры, т.е. двигаться от уровня теоретической рациональности к уровню рациональности практической.

Л. И. Кондрашова, осветив процесс развития частной и общественной собственности в средневековой и современной экономической жизни Китая, пришла к выводу о необходимости отказаться от представления о взаимоисключающем характере отношения таких понятий, как "частное" и "общественное", "личное" и "коллективное", и рассматривать их в первую очередь как взаимодополняющие категории. В. Н. Усов, основываясь на анализе китайских периодических изданий 1978 г., рассмотрел идеологическую ситуацию в стране после смерти Мао Цзэдуна, и проследил процесс ее изменения в свете дискуссии "о практике как единственном критерии истины".

Проблеме перевода были посвящены два доклада. С. И. Королев (Московский ин-т исторической антропологии) подчеркнул целесообразность интерпретирующих переводов с целью адекватного понимания текстов, принадлежащих различным культурам. Выступление Л. И. Головачевой (Севастополь) "Внутритекстовые связи, акростишие и мезостишие в "Лунь юй"" продолжило серию ее исследований в области текстологии этого трактата. Стремясь к достижению адекватной интерпретации, докладчица предприняла попытку рассмотрения "Лунь юя" в качестве мезатекста, объединяя фрагменты при помощи ряда технических способов.

На конференции было представлено несколько интересных выступлений по литературоведению. В. Ф. Сорокин (ИДВ) рассказал о жизни и творчестве писателя и критика Чжоу Цзожэня, чьи литературоведческие труды были незаслуженно забыты, а творческие искания не получили развития в китайской литературе в последующие годы. Чжоу Цзожэнь полагал, что писатель не должен излагать какое-либо учение в своих работах, ему следует отказаться от стремления принести пользу. В полемике с марксистами он писал, что литература не может оказать решающего влияния на массы, а если в книге и отражается классовая позиция, это происходит независимо от намерений автора.

А. Н. Желоховцев (ИДВ) сообщил о новом "Учебном курсе по истории современной китайской литературы" Чэнь Сыхэ, изданном в 1999 г. Фуданьским университетом. Благодаря новым методологическим установкам данный курс смог представить современную китайскую литературу намного полнее, чем другие работы китайских специалистов. В то же время он решает удачно поставленную автором задачу - заинтересовать молодое поколение современной отечественной литературой.

Тема выступления Чжао Чуньмэя (Нанькинский ун-т, КНР) - "Л. Н. Толстой и китайская классическая философия".

В процессе работы конференции особое внимание было уделено поиску аналогов духовных и мировоззренческих основ восточной и западной культур. Были намечены новые пути комплексного историко-культурного, историко- философского текстологического исследования специфики ценностных систем Востока и Запада.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-ВОСТОЧНОАЗИАТСКОГО-РЕГИОНА-КИТАЙ-ЯПОНИЯ-КОРЕЯ-И-СОВРЕМЕННАЯ-ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. Г. ГЛАВЕВА, ФИЛОСОФИЯ ВОСТОЧНОАЗИАТСКОГО РЕГИОНА (КИТАЙ, ЯПОНИЯ, КОРЕЯ) И СОВРЕМЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 01.07.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-ВОСТОЧНОАЗИАТСКОГО-РЕГИОНА-КИТАЙ-ЯПОНИЯ-КОРЕЯ-И-СОВРЕМЕННАЯ-ЦИВИЛИЗАЦИЯ (date of access: 15.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. Г. ГЛАВЕВА:

Д. Г. ГЛАВЕВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
4 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
8 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
8 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
8 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
13 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ФИЛОСОФИЯ ВОСТОЧНОАЗИАТСКОГО РЕГИОНА (КИТАЙ, ЯПОНИЯ, КОРЕЯ) И СОВРЕМЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android