Libmonster ID: EE-620
Author(s) of the publication: О. М. ГОРОДЕЦКАЯ

Вступительная статья, перевод с китайского и комментарии О. М. ГОРОДЕЦКОЙ

(c) 2002

В XVI в. неизвестным китайским автором, игриво маскирующимся под прозвищем Ланьлиньский насмешник, которое, безусловно, на что-то указывало, намекало, о чем сейчас можно лишь фантазировать, был создан один из самых известных и загадочных, фривольный роман "Цзинь, Пин, Мэй", хотя и переведенный на русский язык, но изданный, к сожалению, не полностью. Обладая увлекательным сюжетом, "Цзинь, Пин, Мэй" является также уникальным историческим источником, содержащим почти энциклопедическую информацию о бытовом укладе различных слоев общества, о социальной иерархии, ритуалах, культуре, верованиях и даже науке.

Кроме того, роман содержит большое количество конкретно атрибутируемых, как анонимных, так и авторских заимствований. С немалым основанием его можно квалифицировать как "Хрестоматию" художественной и популярной религиозной литературы эпохи Мин (XIV-XVI вв.). Внушителен список цитируемых в нем порой частично, а порой и полностью произведений:

1. Двадцать древних канонических текстов и философских трактатов (X в. до н.э. -Х в. н.э.);

2. Двенадцать медицинских трактатов и рецептурных сборников (IV в. до н.э. -XVI в. н.э.);

3. Шесть канонов религиозного даосизма, входящих в священную "Сокровищницу дао" (Дао цзан) ;

4. Четыре оккультных произведения, посвященных мантическим практикам, геомантии, астрологии и физиогномике;

5. Восемнадцать буддийских канонов, сводов, священных сутр и драгоценных свитков (IV-XVI вв.);

6. Шестьдесят семь поэм и драматических произведений (III- XVI вв.);

7. Сто восемьдесят два романса (цы) или песенных цикла (X-XVI вв.) 2 .

Данная публикация представляет собой известное по многим буддийским сводам и полностью цитирующееся в "Цзинь, Пин, Мэй" буддийское произведение XVI в., принадлежащее "школе чистой земли", или амидаизму - одному из ведущих направлений буддизма на Дальнем Востоке. Этот драгоценный свиток... публикуется впервые. На русском языке было издано лишь одно, весьма крупное, произведение данного жанра - "Драгоценный свиток о Пу-мине", выполненное Э.С. Стуловой 3 .

Жанр драгоценных свитков (бао цзюань) появился в Китае в XVI в. вначале как фиксация апокрифических культов и верований тайных сект. Однако тематика бао цзюаней быстро отошла от изначально породившей их необходимости разъяснить и придать огласке основы вероучения тайных сект. Они превратились в эпические по-

стр. 145


вествования, жизнеописания будд, бодхисаттв, небожителей, монахов и добродетельных мирян.

Структурно тексты свитков состоят из чередования прозаических отрывков со стихами (ши или цы) и ариями (цюй), поющимися на определенный мотив. Название мелодии обязательно дается в начале арии. Некоторые бао цзюань поются и декламируются от начала и до конца. Таковым и является публикуемый "Драгоценный свиток о праведной Хуан".

Благодаря простонародной повествовательной форме произведения этого жанра быстро завоевали популярность среди всех слоев общества, и их стали признавать служители ортодоксальных церквей. Буддийские монахини собирали с ревнителей веры деньги на издание драгоценных свитков и исполняли их тексты в домах богатых горожан, получая в награду подношения. В описаниях "Цзинь, Пин, Мэй" слушательницами драгоценных свитков в основном являлись женщины из зажиточных домов. Для них, живущих замкнуто и общающихся лишь внутри семейного гарема, приход монахинь и исполнение ими драгоценных свитков были прежде всего доступными им развлечениями. Однако, безусловно, это было не только развлечение. Монахини старались внушить слушательницам буддийские идеи о воздаянии за добро и зло, о перевоплощениях и пути совершенствования, о благе, ожидающем праведных, и ужасах, ожидающих порочных. Интерес к бао цзюань показывает степень духовной чистоты слушающих. Почтительная к монахиням и охотно слушающая их жена получает в награду рождение сына, а ветреная и насмешливая наложница становится неприкаянным духом в результате насильственной смерти в молодом возрасте.

Перевод выполнен по изданию: Цзинь, Пин Мэй цы хуа (Цзинь, Пин, Мэй в поэтико-повествовательном [жанре]). Шанхай, [б.г.].

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Публикации изд-ва "Художественная литература" являются лишь кратким изложением основного содержания произведения. Настоящий переводной текст 63-х из 100 глав "Цзинь, Пин, Мэй" см.: Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе. Т. 1-3. Иркутск, 1994. "Драгоценный свиток праведной Хуан" входит в гл. 74 романа, следовательно, не издавался.

2 Последние две позиции этого перечня, а именно поэмы, отрывки из драматических произведений, романсы и песенные циклы, почти полностью вошли в два недавно вышедших поэтических сборника: "Цветы сливы" (СПб.: "Нева"; М.: "Олмапресс", 2000) и "Золотая чара" (М.: "ACT", 2002).

3 Бао цзюань о Пу-мине / Издание, пер. с кит., исслед. и коммент. Э.С. Стуловой. М., 1979.

Перевод

[Вступление]:

Ибо известно: Закон

Вовек не погаснет, ведь он

Есть ничто.

Также и корня Пути

Рождения нам не найти,

Ведь то, что в миру рождено,

Все миру не нужно давно.

Поэтому Тело Закона

Исконно

Посредством Восьми вечных образов

Явлено.

И восемь, поэтому образцов

Являют нам Тело Закона

Во славе стозвонной 1 .

стр. 146


Сколь ярок светильник Добрейшего!

Отверз он врата мироздания.

Сколь ясно и зеркало Буддово!

Пронзает оно тьму бездонную. Сто лет - только миг остановленный,

Четыре великих субстанции

Всех тел, словно тень, иллюзорные,

Как отблеск барашка волны 2 .

О, люди, вьются день-деньской

В мирской

Пыли.

Конца нет суете людской:

С утра до утра.

В сиюминутных

Делах беспутных

Бегут

Все дни.

И разве знают про покой

Про просветленье

Сердец они?!

Стремятся вечно ублажать

И чувства, и мышление

И тонут в пагубных страстях

И в искушениях.

Хотят добиться славы, чтоб

Затмить всех современников

Все это только бренный сон.

Сих мира пленников.

Чинов, богатства их, порой,

Гора - не ниже облаков!

Не избежать под той горой

"Нет постоянства" -пары слов!!!

Едва пронесутся и ветер, и пламя,

Как сгинет и стар, и млад.

Иссякнут потоки, обрушатся горы -

И где целый славный град?!

Псалом вознесу я на десять стран света

В восьми - возведу алтари.

Спаси от бессчетных страданий Обитель!

Врата Пустоты отвори! 4

Псалом гласит:

Кто счастлив и знатен, кто беден, убог -

Тому есть всегда основанье.

И ты не проси никогда, чтобы Бог

Дал лучшие предначертанья.

Весенние дни растранжирил ты зря -

Не вырастил тучных колосьев.

На ниве теперь не собрать урожай -

Надежд не питай ты на осень!

Внемлите, милосердные бодхисаттвы, Слову Буддову, которое проповедует вам бедная инокиня! Сей псалом был завещан нам самим Патриархом. Какой смысл сокрыт в нем? "Кто счастлив и знатен, кто беден, убог - тому есть всегда основанье". Вот взять хотя бы вас, милосердные бодхисаттвы. Замужем вы за именитым лицом, у коего и высокие чины и широкий достаток. Живете вы во дворцах и палатах, на зов ваш бежит прислуга и челядь. Украшает вас золото, опоясывает серебро. Вы купаетесь в парче и тафте, окружены грудами атласов и шелков. Явится желание одеться - и тысячи сундуков с

стр. 147


шелками вам откроются. Пожелаете полакомиться - и сотни редчайших ароматных яств перед вами расставят. Процветание и роскошь, богатство и знатность принадлежит вам за деяния в прошлой жизни. Вы не ропщете на судьбу. Вам и без мольбы все приходит само собою. И то, что я, бедная инокиня, здесь читаю вам канон, возношу хвалу Будде, вместе с вами вкушаю лакомства и пользуюсь дарами вашего добросердечия - это веление высшей судьбы. А судьба - вещь великая. Все мы - избранные с Праздника Драконьих цветов 5 , пожинающие плоды заслуг своих, содеянных в прошлой жизни. А не будь содеянного, уподобишься тому, кто не сеял по весне ниву свою. Как ему ждать налитых колосьев, ежели осенью пред ним откроется заросшее бурьяном поле?

Истинно сказано:

Чище мети

Обитель души,

Меру блюди -

Зря не блуди.

От мыслей, страстей

За тайную дверь,

Нравы людей

Знаешь теперь 6 .

И еще:

Жизнь лишь миг, а после тело разлетится в прах.

Нет в рождении прозренья - суета и страх,

А прозревший, не рождаясь, шествует в веках.

И еще:

Как переменчиво рока дыханье!

Солнце краснеет у Западных скал,

Счастье иссякло, приходит страданье -

Смертные муки на тысячи кальп .

Подумать только, богатство и знатность, процветание и роскошь тают, как снежный ком, брошенный в кипяток. А если вдуматься поглубже - химеры это, пустые грезы. Нынче я в телесном облике своем подвержена душевным мукам и волнениям, а после смерти четыре великих субстанции моего тела обратятся в прах. И кто знает, где будет маяться моя душа. Кто боится сансары 8 , колеса жизни и смерти, пусть подойдет и послушает проповедь дальше.

На мотив "Слова Указа" 9 :

Рожденный - умерший с обеих сторон

Плывут по течению вместе, их стон

И вздохи слышны до скончания дней,

Мирской суеты непутевых детей.

И вестником смерти приходит болезнь.

Жизнь - сон на ветру иль весенняя песнь.

Огарок свечи догорел уже весь,

И сердце сожмется: неужели днесь?!

Вступление гласит:

Тело явленное Будды 10

От житейских горьких будней

Спасает.

Его корень без начала и конца -

Непреходящ -

Всем скорбящим

В помощь.

Велика святая клятва

Амитабхи, что Ученье

стр. 148


Основал -

Сорок восемь клятв глубоких 11

Отрешенья

От небес во имя многих,

Кто спасения в дороге

Алкал.

Он сподвигнет всех живущих

Враз прозреть свою природу,

Он - сквозь валы волн сансары -

Моря горького - несущий

Нас к исходу.

Амитабха - то владыка

Умиротворенья.

К бодхи

И к плодам его чудесным 12

Приведет на вечный отдых -

Исцеленье.

Помнящий про цели Будды -

Все грехи твои да сгинут,

Многочисленные, словно

В водах Ганга тьма песчинок!

А молящийся усердно -

Будешь счастлив ты безмерно!

Слова верный проповедник,

В переписке сутр сгорая,

Возродишься, словно феникс,

В небе Лотосова рая!

Ну а сведущий глубоко -

В миг, Судьбой определенный

Вознесешься ты высоко -

В Земли Чистые Амиды! 13

Если помнишь, то достигнешь!

Велики любовь и жалость,

Столь огромны, что Амида

Из любви и милосердья

Жизнь - служению Закону,

Жизнь - божественному трону,

Трем Сокровищам Ученья 14

Всю отдал.

Это он, приняв решенье,

Клятву дал об отрешеньи

От небес во имя многих,

Кто спасения в дороге

Алкал.

Псалом гласит:

Глубокая истина и сокровенная!

К тебе - в миллионы веков трудный путь!

Увидев, услышав, держусь неизменно я,

И жажду постичь твою высшую суть 15 .

Все будды и все бодхисаттвы небесные

На землю сошли воскурить фимиам,

Ученью вознесть славословья чудесные!..

А я повествую о мудрой Хуан.

В старину это случилось, в правление Ханьского царя. Шли тогда благодатные дожди и дули мягкие ветры. Процветала страна и наслаждался покоем народ. И появилась тогда на свет некая женщина, милосердием своим растрогавшая небо. У богача Хуана, жившего в уездном городе Нань-хуа, области Цао-чжоу 16 , родилась дочь - девочка серьезная, рассудительная и собою красавица. Ей было всего семь лет, а

стр. 149


она уже носила грубую одежду, соблюдала посты и читала "Алмазную сутру", дабы отблагодарить за любовь родителей своих. И так изо дня в день. И явилась ей в небе растроганная бодхисаттва Гуань-инь. Родители, видя усердие, с каким дочь читает сутру, стали ее отговаривать, но она не последовала совету. Тогда разыскали они сваху, выбрали счастливый день и добрый час и выдали дочь замуж за мясника Чжао Лин- фана. Прожили супруги двенадцать лет и родился у них один сын и две дочери. Обратилась однажды к мужу своему Хуан и говорит:

- Мы прожили в супружестве двенадцать лет, родили достойного сына и прекрасных дочерей, но только любовь затягивает человека, как омут... Прислушайся муж мой, к романсу, что я для тебя приготовила:

С женою связан муж судьбою.

Пусть дети бегают гурьбою,

Не задержать прихода смерти.

Супруг, хозяин мой, поверьте,

И вместе примем мы решенье -

В подвижничестве лишь спасенье.

Богатство, знатность - сорняки,

Соблазны жизни так мелки!

Однако не смог Лин-фан взять на себя такой обет и однажды, простившись с женою, уехал покупать свиней в Шань-дун. А Хуан после отъезда мужа убирала дом, совершала омовение и, с молитвой возжигая благовония, стала читать "Алмазную сутру".

Когда немедленно отбыл

в Шань-дун мясник Лин-фан,

В центральной зале спать легли

все четверо детей 17 ,

А в спальне западной жена -

сударыня Хуан

Душистой вымылась водой,

оделась без затей.

На запад обратясь, жгла в спальне фимиам,

Молилась вечером и утром

И свитки драгоценные учила там,

"Алмазную" читала сутру.

Твердить каноны не закончила она,

Как фимиам растаял вдруг:

Ее молитва Будде так чиста, сильна,

Что небосвод пронзает звук.

Достигло Слово райских сфер и адских врат,

И свет волшебный ослепил.

Увидев, царь Янь-ло 18 был несказанно рад

И лик свой царственный явил.

"Ужель в подлунном мире 19 , средь страстей и бед

Буддийский патриарх возрос?" -

Призвал он двух судей загробных на совет

И учинить велел допрос.

"Владыка мудрый, - говорит судья в ответ, -

Сей голос, он из Нань-хуа,

Над Цао-чжоу воссиял небесный свет

Молитвой госпожи Хуан.

Познанья праведницы этой глубоки,

Одета скромно, пост блюдет,

Творит добро, ее свершенья велики -

Им радуется небосвод" 20 .

Поется, как "Алмазная сутра":

Сердце бешено забилось у Янь-ло от этих слов,

стр. 150


И два демона сбежались

на его поспешный зов.

Их направил к дому Чжао,

под его достойный кров.

Там Хуан читала сутры,

осветив в ночи альков.

Вдруг увидела: пред нею

двое отроков - послов.

Декламируется:

Один - это добрый посланец небес,

Другой - злобный якша, молоденький бес 21 .

Хуан прервала свое чтение в миг,

К гостям обращен ее праведный лик.

"От дома какого к слуге недостойной

Пришли вы?" - "Сударыня, будьте спокойны,

Не вашей семьи драгоценной родня,

Из царства теней к вам послали меня.

Зовет тебя, матушка, мудрый Янь-ло,

От сутр, что читаешь ты, в небе светло".

От слов этих мигом сковал ее страх,

К ним с просьбой она на дрожащих устах.

"С фамилией той же и с той же судьбой

Другую возьмите к Янь-ло вы с собой.

Готова на сотни миллионов смертей,

Но как я сиротами брошу детей?!

Ведь доченьке старшей лишь девять годков,

А младшей-то шесть!.. Как оставить мне кров?!

Сынку малолетнему - три миновало,

Его берегла и ласкала так мало!

Отпустите если, то жизни по гроб

Усерднее буду творить я добро!"

Ей отроки молвили из темноты:

"Кто помнит "Алмазную сутру", как ты"?!

Добрый и злой отроки, слушавшие мольбы праведной Хуан, никак не могли взять ее с собой. До того сильно любила она деток своих, что не в силах была с ними расстаться. Торопить ее стали отроки: "Матушка добрая, смерть возьмет тебя в третью ночную стражу" 22 , не отложить даже до четвертой. Это здесь в световом мире ты свободна, вольна. А царство теней не допустит отсрочки. Промедлив, мы согрешим, и никакие оправданья не помогут".

И решилась тогда Хуан. Велела дочери нагреть воды и после омовения, пред Буддою представ, ноги по уставу сложив, молча села. Душою подлинной предстала Хуан перед владыкой Янь-ло.

Поется на мотив "Осень над Чуской рекой" 23 :

Жизнь - как молнии вспышка, как сон по утру.

Человек пред кончиной - свеча на ветру.

Уже встретила я государя Янь-ло,

В дальний путь собралась, одеянье бело.

С Ностальгической башни 24 взгляну я назад.

Как терзаюсь слезами родимых ребят!

Вы в льняных поясах и в простом одеяньи

Бейте в гонги, готовьте мой гроб к отпеванью.

Произносится как проза 25 :

Оставим в стороне то, как страдал Лин-фан.

Расскажем об идущей в мир теней Хуан.

Достигла адских берегов Най-хэ реки 26 .

стр. 151


Пред Золотым мостом 27 замедлила шаги.

"Кто удостоен Золотым мостом идти?"

"Тот, кто читает сутры с верою в груди".

А под мостом вздымался столб кровавых брызг,

И ужасали крики скорби, плач и визг.

Кружились змеи посреди кровавых луж,

От яда их страдало столько грешных душ!

Вот впереди Гора Разломанных монет

"Какой заложен в сем названии секрет?"

"Жгут люди жертвенные деньги, - был ответ, -

Сжигают не дотла, и так миллионы лет -

Гора скопилась из таких полумонет.

Так и назвали. И других секретов нет".

Невинно убиенных град перед Хуан -

Им нет перерожденья, их судьба - туман 28 .

От состраданья заболела голова Хуан,

"Алмазной сутры" вырвались слова.

Открыли грешники в реке свои глаза,

Покрыли гору трупов пышные леса,

Земля не от огня - от лотосов красна -

Ад облаком благим укрыли небеса.

Торопят отроки Хуан покинуть град,

Спешат правителю Янь-ло, подать доклад.

Поет на мотив "Овечка с горного склона" 29 :

Драгоценный алтарь всех явлений Вселенной

Пред Хуан вдруг предстал ослепленной.

Два посланца о ней доложили мгновенно,

И Янь-ло ее принял степенно.

Позабыв о жизни бренной,

Пав коленопреклоненной

Возле золотых ступеней,

Слушала Хуан в волненьи.

"Расскажи нам откровенно,

Как ты долго с неизменным

Постоянством чтишь ученье,

В сутрах ищешь просветленье?

Было ли тебе явленье

Бодхисаттвы Гуань-инь?

Без утайки говори!"

"Лет с семи соблюдаю посты, и в надежде,

Что Всевышний услышит, отверзнутся вежды,

Жгла я жертвы без устали день ото дня

И тогда, когда замуж отдали меня.

Проникала в учение сутры нетленной

И жила с мужем жизнью я кроткой, смиренной."

Произносит как прозу:

"Узнай душою праведной Янь-ло наказ, -

В ответ услышала Хуан Владыки глас. -

"Алмазной сутры" много ль знаков помнишь ты

И выделенных мест, темнее темноты?

Иероглифом каким вздымается канон?

Каким он опадает, плавно завершен?

Какие в центре? Если помнишь все как надо,

Вернешься к жизни. За усердие - награда!"

Пред пьедесталом золотым Хуан встает:

"Услышь, мой государь, рабы твоей отчет.

стр. 152


Пять тысяч сорок девять слов в Каноне, как одно!

Черт - восемьдесят да четыре тысячи всего.

Иероглиф "сущность" - первый, а последний - "карма",

Знак "долга" в центре, рядом - "бремя", ему парный..." 30

Свой не окончила рассказ, и вдруг в ночи

Пронзили трон Янь-ло тончайшие лучи

И посветлел драконий лик 31 царя смертей.

"Что ж, отпущу тебя взглянуть на мир людей".

Решенье услыхав, ответила тотчас:

"Внемли, о государь, рабе в последний раз.

Пускай я не вернусь в семью простых невежд,

И грешных крашенных 32 не надо мне одежд.

Быть добродетельной четы хочу я сыном 33 .

Каноны Будды чтить всю жизнь, пока не сгину".

Взяв кисть, Янь-ло вердикт свой начертал мгновенно:

"Быть отпрыском семьи богатой и степенной,

Войти младенцем в Цао-чжоу к старым Чжанам,

Чтобы могилы их не заросли бурьяном.

Супругов добродетельных очаг согрей,

Чьи славны имена меж четырех морей.

Прими забвенья прошлых жизней эликсир.

Сквозь чрево досточтенной Чжан ступай в сей мир.

Лишь слева на локте младенческой руки

Впишу иероглифов две красные строки.

То явится в перерождении Хуан,

Чьей муж никчемный в прошлой жизни был Лин-фан.

Даровано мужское ей перерожденье

И долголетие за тягу к просвещенью.

Пусть Чжан взлелеет сына, как бесценный дар,

Отцовство - чудо, если ты уже столь стар".

Поет на мотив "Креповое черное платье" 34 :

В точности осуществился

государя план -

Обрела мужское тело,

стала Чжан - Хуан.

И богач расцвел от счастья;

Сын в три года повзрослел,

В семь - явил он светлый разум

и в науках преуспел.

Редкостным Талантом звали -

зарекли от бед.

Первым тронный сдал экзамен

в восемнадцать лет.

Так вот. Выдержал восемнадцатилетний Чжан Цзюнь-да - Редкостный Талант экзамены и занял пост уездного правителя Нань-хуа в Цао-чжоу. Как вступил он в должность, первым делом занялся казенными налогами, потом обсудил дела управы и тут вспомнился ему прежний дом. Велит он двоим посыльным: "Идите пригласите Чжао Лин-фана. Поговорить надобно". Посыльные без промедления направились к дому Чжао и пригласили Лин-фана.

Произносится, как проза 35 .

Лин-фан один в своем дому читал каноны -

Усердно он молился Будде.

Когда посыльные вошли к нему с поклоном

И он узнал, в чем дело, - тут же

Собрался, приоделся чинно по параду

И вышел посетить управу.

стр. 153


Войдя, он поклонился в зале по обряду.

Его почтил сановник главный -

Правитель Чжан! Он принял мясника на славу!

И усадил его с почтеньем.

Любезностями обменялись по уставу,

Подали слуги угощенье.

"Ты, сударь, - мой хозяин и супруг Лин-фан

Из рода Чжао. Приглядись!

Ведь я - жена твоя, умершая Хуан.

Мужчиною вернулась в жизнь.

Не веришь? Отойдем на тихую веранду,

Сниму одежды при свече:

Там надпись киноварная вещает правду

Иероглифами на плече.

Что дочка старшая, любимица, уже

Живет женой в ином дому,

Что младшей дочки муж - достойный Цао Жэнь,

И предана она ему.

Тоскует сын о матери почтительный,

Ухаживает за могилой.

Давай-ка сядем на коней стремительных,

На кладбище поскачем, милый!"

Правитель и Лин-фан с детьми пошли на могилу Хуан. Открыли гроб. Хуан лежала как живая. Они вернулись домой и семь дней служили панихиды. Лин-фан читал "Алмазную сутру". Тогда опустилось благовещее облако, и все впятером на облаке вознеслись на небеса.

Тому свидетельством напев на мотив "Отшельник у реки" 36 :

Заслуги праведной Хуан по праву оцените:

Вошла она с детьми и мужем в райскую обитель.

Кто добродетелен в миру и чтит ученье Будды,

Того и бодхисаттва милосердья не забудет 37 .

Заключение:

Драгоценный свиток уже завершен

Совершенство Будды уже нам известно.

В мире дхармы все, наделенное чувством,

Победит сей мир. Да придет торжество!

Да вручим себя Будде! 39

Ученье едино, безмерно,

Совершенною правит оно пустотой

И в центре стоит океана буддизма,

Повсюду блуждает,

Везде побуждает

Все реки, пески

Вернуться, сойтись

В мир Чистой земли

И в счастье молитв.

Склоняясь, даем мы обет

Учения словом

И именем Будды,

Что ввысь достигает

Небесного рая,

А вниз проникает

В подземное царство.

Воспомнившие Будды -

отрешатся от мира сансары;

стр. 154


Творящие злодейства -

век на дне преисподней увязнут.

Достигшим просветленья -

путь спасения Будда укажет.

И воссияет свет,

И озарит он десять направлений!

Опустится на запад и восток,

Вернется в отраженьи,

Установившийся на севере и юге,

Достигнет всех домов.

Взойдем к концу перерождений -

пристанет к берегу ладья.

Ребенок встретит мать родную -

свернется снова в эмбрион.

Три драгоценности отныне -

пребудут в нас сохранены!

И успокоятся навеки -

людские страсти и умы.

Псалом гласит:

Всем кагортам грехов, что творимы людьми,

От начала начал до сих пор нет изводу.

От Чудесной горы разбредаясь, они

Утеряли великую первоприроду.

В четырех видах жизней есть искорка Будды -

Приведет она всех к возрождениям чудным 40 .

Свое первое благодаренье 41

шлем мы Небу с Землею за милость рождения.

А второе шлем благодаренье

Ясну Солнцу с Луною за дар озаренья.

Наше третие благодаренье -

всем владыкам земли и воды за их милость,

А четвертое благодаренье

шлем отцу мы и матери, что нас вскормили.

Наше пятое благодаренье -

патриархам, Закон преподавшим глубоко,

А шестое шлем благодаренье

душам тех, чьи тела схоронили до срока...

Мудрость величава во спасенье -

Маха праджня парамита!!!

КОММЕНТАРИИ

1 Закон (кит. фа, санскр. дхарма ) - высшая реальность, единый закон мирозданья, учение Будды. Путь (кит.: дао, санскр.: марго) - благородный срединный путь адептов буддизма.

Тело Закона (кит. фа шэнь, санскр. дхармакая ) - одно из трех, космическое, тело Будды. Три тела Будды (кит. сань фо, санскр, трияка ). В Махаяне - это 1 - тело феноменальное (то, в котором Будда мог появляться на земле); 2 - тело блаженства (образ бодхисаттвы); 3 - тело Закона, или космическое тело (внеиллюзорная персонификация абсолютной истины). В амидаизме оно представляется в образе Будды Ами-да (санскр. Амитабха, кит. А-ми-то-фо ).

Восемь образов (ба сям) - восемь ипостасей проявления Тела Закона: образы Снисшедшего с Неба. Вселившегося во чрево. Пребывающего во чреве, Рождающегося из материнского лона, Ушедшего в отшельники, Достигшего просветления, Проповедующего Слово Будды и Погружающегося в нирвану.

Во славе отозванной - буддийская молитвенная формула на мо, обязательно повторяющаяся в молитвах и имеющая сакральное назначение.

стр. 155


2 Миг остановленный (кит. ча на, санскр. кшана ) - согласно общебуддийской концепции каждый элемент, каждое тело существует лишь миг (кшану), являясь точкой во времени и пространстве.

Четыре великих субстанции (кит. сы да, санскр. махабхута ) - в буддийской терминологии четыре главных компонента, образующих человеческое тело, а именно: земля, вода, огонь и ветер, выступающие как носители соответствующих качеств: твердости, влажности, теплоты, и подвижности.

3 "Нет постоянства", или "непостоянство'" (у чан) - состоящий из двух иероглифов китайский эквивалент санскритского термина анитья, означающего отсутствие постоянства, т.е. постоянное движение от рождения к смерти, как одно из фундаментальных свойств бытия. Это понятие эфемерности существования на земле. Согласно буддийским представлениям, когда человек умирает, за его душой из преисподней приходят вестники смерти - демоны непостоянства У-чан гуй.

4 Десять стран света - восемь стран и полустран света, зенит и надир. Восемь - те же, за исключением двух последних.

Обитель (Да чжэ) - Небо и Земля.

Врата Пустоты - врата буддийского учения, храм Будды Учение Великой пустоты - т.е. Учение буддизма, который проповедовал в качестве идеала абсолютное ничто, небытие.

5 Праздник Драконьих цветов (лун хуа) приходится на восьмое число четвертой луны, когда буддийские монахи кропят ароматной водой святые образы и якобы собираются под дерево с драконьими цветами (кит. лун хуа шу, санскр. пушпанага ), под которым должно произойти просветление (бодхи) будды будущего Майтреи.

6 Обитель души, или алтарь души (кит. лин тай ) - восходящее к Чжуан-цзы (даосский памятник IV- III вв. до н.э.) обозначение сердца.

От мыслей страстей - в оригинале говорится о "пяти омрачениях" (кит. у чжо, санскр. панча кашаях ) и "шести корнях" (лю гэнь). Пять омрачений - это негативные характеристики второй (чжу-цзе) из четырех временных циклов мироздания (кальпа в кругообороте бытия: 1. омрачение всей кальпы, 2. омрачение мировоззрений, 3. омрачение чувств, 4. омрачение живых существ, 5. омрачение судеб. "Шесть корней" - пять органов чувств и мышление, ответственные за связь человека с миром.

Тайна дверь (сюань мэнь) - сокровенное учение, таинства буддизма.

7 Западные скалы, или Западные горы (си шань) - не только область закатного неба, но и образ иного мира, своеобразный буддийский рай, сотворенный буддой Амитабхой, важнейший мифологический образ амидаизма. По-видимому, в сопряжении этой счастливой страны бодхисаттв и праведников с западом скрыто противопоставление раю Индры, считавшемуся расположенным на востоке.

Тысячи кальп (вань цзе) - точнее, десятки тысяч цзе. Цзе (санскрит, кальпа). - В буддийской космологии это цикл существования, один поворот колеса времени во Вселенной. В конце каждой кальпы Вселенная разрушается и все начинается сначала. Причина мирового цикла - грехи живых существ. Кальпы будут сменять друг друга до тех пор, пока все живые существа не встанут на путь спасения. Тогда мир окончательно перестанет существовать.

8 Сансара (санскр., букв: блуждание, круговорот; кит. ку хай, букв.: "горькое море") - живой мир рождений, умираний и вечного страдания. Противопоставляется идеальному покою и небытию - нирване, которая есть исход из сансары и высшая цель всех живущих.

9 Указ (И фэн шу) - в древности царский вердикт; в эпоху Мин - судебное распоряжение. Таково же название стандартной южной мелодии шестой категории в тонике гун (сянь люй гун), также именуемой "Прощание на осенней реке" (Цю цзян сун бе). В песенном своде XV-XIV вв. "Ноты Великих достижений "Девяти дворцов"" ("Цзю гун" да чэн пу) указано, что текст должен состоять их 9 строк (5; 6; 5; 6; 7; 7; 3; 3; 7 иероглифов), канон этот выдержан почти полностью, лишь вторая строка вместо 6 иероглифов содержит 7.

10 Тело, явленное Будды (кит. ин шэнь, санскр. нирманакая ) - одно из трех, феноменальное тело Будды, в амидаизме представляемое в образе человека Гаутамы Шакьямуни.

11 Сорок восемь клятв (сы ши ба юань) - обет отречения от собственного блаженства в нирване до тех пор, пока все живое не постигнет истину Учения, путь бодхисаттвы.

12 Чудесные плоды дерева бодхи - образ достижения высшего просветления. Именно под этим деревом Шакьямуни познал свет Учения, оно является буддийским вариантом мирового древа.

13 Лотосовый рай (хуа цзан - сокр. от лянь хуа цзан ши цзе) - идеальные сферы буддийского инобытия. Мир лотосорожденных - местопребывание будд и бодхисаттв. Лотос - священный символ буддизма. Земли чистые Амиды (Амитабхи) - Западный рай, см. коммент. 7.

14 Три сокровища Ученья - Будда, дхарма (закон), сангха (монашеская община).

стр. 156


15 Первые четыре строки псалма повторяют первый псалом из буддийского произведения "Толкования по пунктам "Алмазной сутры"" (Цзинь ган кэ и), также полностью представленного в "Цзинь, Пин, Мэй" (см.: Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе. Иркутск, 1994. С. 164-167).

16 Цао-чжоу - уезд в провинции Шань-дун на месте древнего удельного княжества Цао.

17 Здесь в тексте говорится о четырех детях, хотя везде в других местах упоминаются только трое. Возможно, ошибка в оригинале.

18 Янь-ло, он же Янь-ван, он же Яма - Великий князь тьмы, владыка загробного мира.

19 Подлунный мир - в китайских терминах букв.: мир солнца, или мир световой мужской активной стихии ян (ян цзянь ), образ живого суетного мира, который противопоставлен миру теневому, или темной женской пассивной стихии инь (инь цзянь), царству мертвых.

20 Начиная от слов На запад обратись. .. и до конца данного пассажа оригинальный китайский текст представляет собой чередование рифмованных строк, состоящих из шести и четырех иероглифов, что передано в переводе чередованием шестистопных и четырехстопных ямбических строк.

21 Якша (санскр., кит. е ча ) - кровожадный посланец ада.

22 Темный период суток от 7 часов вечера до 5 часов утра делился китайцами на пять двухчасовых страж (гэн). Третья ночная стража соответствует полночи.

23 Осень над Чуской рекой - неустановленная мелодия.

24 Ностальгическая башня, или терраса (сян тай) - согласно верованиям, находится в загробном мире, с нее можно видеть оставленный дом.

25 Произносится как проза - в китайском тексте стоит иероглиф бай, означающий в театральных действиях, что актер говорит прозой без подчеркнутой декламации. Однако произносимый им текст может быть ритмически организован и с соблюдением рифм, как и в данном случае, когда следующий ниже пассаж представляет собой стихотворение с рифмой и соблюдением равной длины всех строк - по шесть иероглифов, что в переводе передано шестистопным ямбом.

26 Най хэ - река крови, в которой пребывают грешники в аду.

27 Золотой мост через Най хэ предназначен для прохождения праведников.

28 Невинно убиенных град (ван сы чэн) - область преисподней, в которой пребывают души безвинно погибших до срока.

29 "Овечка с горного склона" (Шань по ян) - мотив, постоянно встречающийся в старинных драмах, на него поются различные арии. Он может быть северным третьей категории в тонике гун (чжун люй гун) или южным седьмой категории в тонике шан (линь чжун шан или шан дяо).

30 В вопросе о выделенных местах, особенно способствующих духовному просвещению личности, Янь-ло употребляет сочетание дянь хуа, букв.: "точки, преображающие". Отвечая, Хуан, видимо, предполагая иной омонимичный иероглиф хуа - "черта в иероглифе", называет число вообще всех точек и черт, из которых состоят иероглифы, образующие текст сутры.

Сущность (кит. жу, санскр. татха, букв.: таковость ) - термин, используемый в буддизме для определения подлинной и необусловленной природы всех вещей, абсолютной реальности. Карма (санскр., кит. син, букв: действие, деятельность, обязанность) - имеется в виду только сознательная деятельность и, даже в первую очередь, деятельность сознания и желаний, которая формирует необходимость и характер будущих жизней. Любые деяния личности создают карму, воздаяние которой приходит как в этой жизни, так и в будущих. Полностью уничтожить, изжить свою карму - это значит окончательно умереть, отойти в нирвану. Долг и бремя (хэ дань) - сочетание из двух синонимичных иероглифов, букв.: нести на спине (плечах) ношу, бремя (возможно, ответственности).

31 Драконий лик (лун янь) - стандартный эпитет для царственной особы.

32 Крашенное (жань) - в буддизме является одним из определений греховного, ибо ценится простота и безыскусность.

33 Желание Хуан вернуться в мир в мужском обличье не случайно, ибо это считается повышением бытийного ранга, через которое можно после перейти в состояние будды или бодхисаттвы. Существование же в облике женщины - это более низкое предназначение, через которое почти нет прямого пути к нирване.

34 Креповое черное платье (Цзао ло пао) - южная мелодия третьей категории в тонике гун (чжун люй гун).

35 Ниже повторяется размер с чередованием строк по шесть и четыре иероглифа, что передано в переводе чередованием шестистопных и четырехстопных ямбических строк. Ср. примеч. 20.

стр. 157


36 "Отшельник у реки" (Линь цзян сянь) - под этим названием существуют как северная, так и южная мелодии: северная шестой категории в тонике гун (сянь люй гун) и, наиболее популярная, южная вступительная ария (инь цзы) пятой категории в тонике гун (наль люй гун).

37 Бодхисаттва милосердия - стандартный эпитет Гуань-инь.

38 Мир дхармы (фа цзе) - китайский эквивалент санскритского термина дхармадхату обозначающего как всю совокупность вещей в мире, или какую-то часть материального универсума в том или ином состоянии, так и определяющую этот универсум сверхъестественную реальность. Наделенное чувством (ю цин) - термин, обозначающий все живое.

39 Да вручим себя Будде (на мо) - стандартная многозначная молитвенная формула.

40 Чудесная гора (лин шань или лин цзю шань) - гора Гиджахакута в Индии, являвшаяся, согласно преданию, местом проповеди Будды Шакьямуни.

Четыре вида жизни (сы шэн) - утроборожденные, яйцерожденные, влагорожденные и явившиеся из ничего, как в начале мира.

Искорка Будды - (и дянь лин гуан) - имеется в виду святое начало в душе каждого живого существа, его потенциальная способность стать Буддой.

41 Каждая строка последующего пассажа начинается иероглифом бао ("обет", и "благодарение") в сочетании с числительным от 1 до 6, а заканчивается (кроме последней) иероглифом энь ("милость").

42 Душам тех, чьи тела схоронили до срока... - имеются в виду так называемые "бесприютные духи" (гу гуй) умерших неестественной смертью (см. примеч. 29), склонные ко мщению живым.

43 Мудрость величава во спасенье - Маха праджня парамита - в оригинале дана китайская транскрипция этой санскритской молитвенной формулы, которая буквально означает: "Велика мудрость перехода на тот берег". Парамита ("переход на тот берег", "переправа") - это средство спасения как достижения нирваны. Таковых буддисты насчитывали шесть разновидностей: милостыня (дана), обеты (шила), терпение (кшанти), старание (вирья), медитация (дхьяна) и мудрость (праджня).


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ХУАН-ШИ-НЮЙ-БАО-ЦЗЮАНЬ-ДРАГОЦЕННЫЙ-СВИТОК-О-ПРАВЕДНОЙ-ХУАН-Из-романа-Цзинь-Пин-Мэй-Цветы-сливы-в-золотой-вазе

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. М. ГОРОДЕЦКАЯ, ХУАН ШИ НЮЙ БАО ЦЗЮАНЬ. ("ДРАГОЦЕННЫЙ СВИТОК О ПРАВЕДНОЙ ХУАН") Из романа "Цзинь, Пин, Мэй" ("Цветы сливы в золотой вазе") // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 27.06.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ХУАН-ШИ-НЮЙ-БАО-ЦЗЮАНЬ-ДРАГОЦЕННЫЙ-СВИТОК-О-ПРАВЕДНОЙ-ХУАН-Из-романа-Цзинь-Пин-Мэй-Цветы-сливы-в-золотой-вазе (date of access: 15.07.2024).

Publication author(s) - О. М. ГОРОДЕЦКАЯ:

О. М. ГОРОДЕЦКАЯ → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
2 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
6 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
6 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
6 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
11 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ХУАН ШИ НЮЙ БАО ЦЗЮАНЬ. ("ДРАГОЦЕННЫЙ СВИТОК О ПРАВЕДНОЙ ХУАН") Из романа "Цзинь, Пин, Мэй" ("Цветы сливы в золотой вазе")
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android