Libmonster ID: EE-663
Author(s) of the publication: Е. Б. САХАРОВА

Во второй половине VII-VIII в. в Японии была предпринята попытка создать государство ни в чем не уступающее высокоцентрализованному государству Китая (империя Тан). С этой целью был осуществлен целый ряд мероприятий, важнейшим из которых было создание аппарата управления. Однако четкое функционирование административного аппарата невозможно без эффективного контроля центра на местах. Именно особенности решения этой задачи во многом определили судьбу японского государства. Среди этих особенностей важное место занимает взаимоотношение центра и периферии в истории Японии в VIII в.

Административное деление по территориальному принципу, традиционно рассматриваемое как важнейший признак государственности, возникает на стадии складывания раннего государства. Однако пережитки прежнего административного деления, основанного на родовых связях, еще длительное время продолжают играть важную роль в жизни общества и государства. При этом клановые связи наиболее сильны на местном уровне, тогда как центральная администрация тяготеет к внеклановой основе. Соперничество между центральной властью и местной родовой знатью было основным содержанием социально-политической жизни ранних государств 1 .

Японская государственность, истоки которой обычно относят к IV-V вв. н.э., складывалась на основе родоплеменных структур, что было обычно для формирования ранних государств на Востоке. Однако во второй половине VII - начале VIII в. в Японии была предпринята попытка создать государство как бы не уступающее централизованному государству Танского Китая (618-907). Создание такого государства было невозможно без установления контроля центра на местах. Поэтому была позаимствована система местного административного управления Танского Китая, которую предстояло приспособить к условиям общества, где родовая знать все еще пользовалась огромным влиянием. Примерно схожие процессы происходили в период складывания варварских государств в Западной Европе, когда взаимодействовали римская административно- территориальная система и родоплеменные принципы организации. Однако на территории Западной Европы частично сохранялось римское административное деление, что значительно ускоряло процесс становления управления, основанного на территориальном принципе (исключение составляли Норвегия и Англия, в которых римское влияние было крайне слабым, и органы административно- территориального управления вырастали непосредственно из разлагавшегося родового строя) 2 .

Изучение местного управления Японии VIII в. представляется важным, так как, с одной стороны, позволяет на конкретном примере проследить процесс противостояния центра и периферии (проблема, присущая всем, без исключения, ранним государ-

стр. 22


ствам), а с другой стороны, выяснить насколько успешным (или безуспешным) оказался опыт Японии по созданию централизованного государства.

Государство рицуре: Японское государство эпохи Нара (710-794) и начала Хэйан (794-1185) принято называть рицуре: кокка, что буквально означает государство, основанное на законах. В это время японцы стремились создать централизованное государство, все стороны жизни которого регламентировались бы в законодательных сводах. Образцом для этого служил Танский Китай.

Именно в Танскую эпоху на территории Китая было создано высокоцентрализованное государство с эффективно действовавшими аппаратом центральной власти, местным административно-территориальным управлением, военной и налоговой системами.

Во главе государства стоял Сын Неба (император). Центральный бюрократический аппарат состоял из трех управлений (Сань шэн): Государственного секретариата, Императорской канцелярии и Кабинета министров. Кабинету министров подчинялись шесть министерств: министерство чинов, министерство финансов, министерство церемоний, военное министерство, министерство наказаний и министерство общественных работ.

Местное управление Танской империи состояло из четырех основных звеньев: регион (кит. дао, яп. до:), провинция (кит. чжоу, яп. коку ), уезд (кит. сянь, яп. гун ) , село (кит. ли, яп. ри ). Уезды делились на волости (кит. сям), состоявшие из пяти сел. Местные чиновники вплоть до помощников управителей уездов назначались из центра. В первой половине VIII в. насчитывалось 15 регионов, около 350 провинций и 1573 уезда 3 .

Япония очень активно использовала опыт Танской империи: структуру центрального аппарата, шкалу чиновничьих рангов, основные требования к чиновникам, четырехзвенную структуру управления, китайский опыт составления законодательных сводов. Именно законодательство должно было стать основным средством, регламентирующим все стороны жизни общества и государства.

Структура японских законодательных сводов повторяла структуру танских законов. Подобно китайским, японские законы состояли из двух основных частей: уголовный (кит. люй, яп. рицу) и гражданский кодексы (кит. лин, яп. ре:). Но в Китае гражданский кодекс почти целиком утерян, уголовный же полностью сохранился 4 . Ученые объясняют это тем, что в Китае "право мыслилось, прежде всего... как пенитенциарная система" 5 . В Японии же напротив почти полностью утеряны уголовные законы, а гражданские сохранились (реконструируются по упоминаниям в более поздних источниках). Исходя из этого, некоторые японские историки считают, что если организация бюрократического аппарата действительно строилась в соответствии с танскими образцами, то применение китайского уголовного права оказалось невозможным, так как в японском обществе того времени продолжало действовать обычное право 6 .

Хотя японское законодательство создавалось по китайским образцам, при ближайшем рассмотрении оказывается, что японцы учитывали местные особенности, и некоторые положения японских законов отличаются от танских или же вовсе не имеют танских аналогов:

1. Законом не определялся порядок престолонаследия; оно осуществлялось на основе обычного права;

2. Определяющая роль синтоизма в государственной идеологии была закреплена созданием Палаты Небесных и Земных Божеств (Дзингикан);

3. В отличие от Китая, в японском законодательстве присутствовал специальный раздел, посвященный правилам поведения буддийских монахов, что свидетельствует о большей роли буддизма в государственной идеологии;

стр. 23


4. Возможности занятия высоких должностей лицами незнатного происхождения были в Японии намного ниже; определяющим фактором при занятии должности оставалось происхождение кандидата 7 .

5. В отличие от танского Китая, земельные наделы в Японии выделялись не только мужчинам, но и женщинам;

6. В отличие от единообразного налогообложения в Китае, в японском законодательстве для многих районов были указаны специфические местные продукты (в основном морского промысла), которые должны были доставляться непосредственно ко двору 8 .

Различия японских и китайских законов обусловлены социально-историческими особенностями Нарской Японии и Танского Китая, важнейшими из которых были следующие:

1. В отличие от Японии, Танская империя была создана на базе многовекового опыта построения централизованного бюрократического государства (империи Цинь и Хань);

2. В Китае пережитки родоплеменного строя в системе государственного управления уже были изжиты, и государственный аппарат пополнялся за счет бюрократической прослойки, тогда как в Японии бюрократическая прослойка еще только формировалась и костяк ее составила родовая знать, тяготевшая к замкнутости и самовоспроизводству. Поэтому социальная мобильность, характерная для Китая, в Японии не получила широкого распространения;

3. Государственная идеология Японии базировалась на синтоизме (император был главой синтоистского культа); в основе же государственной идеологии Китая лежали этические учения (конфуцианство, учение о "мандате Неба").

Время создания провинций и уездов. Согласно "Нихон секи" 9 , в 646 г. был издан указ о реформах, второй пункт которого предписывал создание новой административной системы 10 : столица, столичный район (Кинай); провинции (куни); уезды (гун); деревни (ри). Однако многие ученые высказывают сомнения в подлинности указа, в частности, потому, что в документе уезды обозначены иероглифом "гун", тогда как данные моккан 11 доказывают, что во второй половине VII в. уезды обозначались иероглифом "коори". Тем не менее начало создания централизованного государства по китайскому образцу действительно приходится на вторую половину VII в., и есть мнение, что указ 646 г. - некая программа реформ, которую еще только предстояло осуществить.

Каковы были первые шаги по созданию новой административной системы на местах? Первоначально на основе владений кунино мияцуко 12 стали создаваться уезды-коори, и некоторое время коори и прежние владения куни-но мияцуко сосуществовали; позднее владения кунино мияцуко стали дробиться, и на их основе создавались новые коори. По-видимому, термин "коори" использовался вплоть до введения законодательного свода "Тайхо:ре:" (701- 702). Самый поздний случай упоминания коори в моккан относится к 699 г. 13 , позже моккан оперируют понятием "гун".

В японской историографии существует две основные точки зрения на время возникновения коори:

1. Уже в правление Котоку (645-654) уезды-коори были созданы в масштабах всей страны (по мнению Исогаи Масаеси, Сонода Кою, Имаидзуми Такао, Мори Кимиаки, Камада Мотоити);

2. Введение системы уездов-коори происходило поэтапно в правления императоров Котоку, Тэнти (668-671), Дзито (697- 707) (согласно Сэки Акира, Иноуэ Мицусада, Сида Дзюнъити, Ватанабэ Икуко) 14 .

Основанием для первой точки зрения служат поздние источники - "Хитати-Фудоки" (714-718), где говорится, что в правление Котоку были созданы уезды Намэката,

стр. 24


Касима, Така 15 . В "Нихон рейки" (785-823) 16 говорится о создании уезда Оти в провинции Ие 17 . В хронике "Секу нихонги" (797) 18 встречается выражение "роды, служившие в качестве уездных управителей со времени двора Нанива (т.е. со времени Котоку. - Е.C .)" 19 . Так как все эти источники поздние, то, основываясь лишь на них, нельзя считать окончательно доказанным положением о введении коори в масштабах всей страны в правление Котоку. По-видимому, можно говорить лишь о начале процесса создания коори при этом государе.

Прежде японские историки ставили знак равенства между коори и гун, полагая, что данные коккан подтверждают то, что создание административной системы китайского образца началось сразу после указа 646 г. По мнению Иноуэ Мицусада 20 , использование термина "коори" свидетельствует о существовании и функционировании не дошедшего до нас, но упоминаемого в источниках законодательного свода "Асукакиемихараре" 21 . Действительно, по данным археологии, созданные в начале VIII в. гун наследовали традиции коори. В частности, архитектурные комплексы уездных управ (гун) очень часто (но не всегда) строились там же, где располагались управления уездов (коори) 22 . Преемственность между коори и гун подтверждается и данными моккан. Так, в провинции Вакаса уезды-коори в неизменном виде (то есть без изменения границ территориальной единицы) были преобразованы в уезды-гун 23 .

Введение нового термина, конечно, не было случайным. Существует предположение, согласно которому иероглиф "коори" - корейский по своему происхождению, а иероглиф "гун" - китайский 24 , и, следовательно, введение последнего имело целью подчеркнуть сходство японского государства с китайским. Но в последнее время появились данные о том, что иероглиф "гун" использовался и в корейских государствах 25 .

Можно выделить следующие различия между коори и гун:

1. В руках управителей коори были сосредоточены и военные, и гражданские функции 26 , тогда как с введением системы куни-гун военные функции были переданы управителям провинций, которым подчинялись военно- территориальные отряды (Тайхо: ре: 11-70, XVII-14) 27 ;

2. До введения такого важнейшего звена административной системы государства рицуре:, как провинция (куни), коори были непосредственно связаны с центром. С введением провинций отношения уездов с центром были опосредованы провинциями.

Создание провинций (куни) традиционно относят ко времени правления императора Тэмму (673-686). В 683 г. он повелел принцу Исэ провести границы между провинциями 28 , в 685 г. принц Исэ был вновь отправлен для установления границ между провинциями 29 . Вполне очевидно, что проведение границ было напрямую связано с введением провинциального управления.

Существует точка зрения, согласно которой провинции были созданы единовременно (т.е. в период с 683 по 685 г.) в масштабах всей страны (Оомати Такэси), и мнение, согласно которому провинции создавались постепенно (Хаякава Сехати, Ватанабэ Икуко) 30 . Последняя точка зрения представляется более обоснованной. Например, названия провинций Тикуго и Хиго, впоследствии подчиненных Главному наместничеству Дадзайфу (остров Кюсю), впервые упоминаются в правление Дзито в 686-697 гг., следовательно, на Кюсю провинциальное управление вряд ли было введено ранее правления этой государыни 31 .

Завершение создания местной административно- территориальной системы куни-гун принято относить ко времени введения законодательного свода "Тайхо:ре:" (701- 702). В первой половине VIII в. было предпринято строительство архитектурных комплексов провинциальных управ в масштабах всей страны 32 . Начало строительства уездных управ-коори (хега) относится к концу VII в.; в начале VIII в. были построены уездные управы- гун (гунга). Гунга нередко строились на месте хега 33 .

стр. 25


Сеть дорог соединяла провинциальные управления с центром, а от провинциальных управлений были проложены дороги к уездным.

Итак, провинции и уезды были созданы во второй половине VII - начале VIII в.; при этом и нарративные ("Нихон секи", "Фудоки", "Секу нихонги", "Нихон рейки"), и эпиграфические (данные моккан), и археологические (данные раскопок провинциальных и уездных управ) источники свидетельствуют, что история уездов древнее, нежели провинций, и классический уезд-гун эпохи рицуре: создавался, как правило, на базе предшествующего ему уезда-коори.

Эволюция уездных управ. Уезд-гун был создан на базе предшествовавшего ему уезда-коори, иными словами, государство попыталось уже существующую территориальную единицу сделать частью новой централизованной административно-территориальной системы. Попытаемся выяснить, насколько удачным оказался этот опыт.

На протяжении VIII в. политика центра в отношении уездного управления неоднократно менялась. Японская историография в самом общем виде характеризует эти изменения следующим образом. В начале VIII столетия управители уездов не были чиновниками в строгом смысле слова, а их назначение находилось в компетенции управителей провинций, а не центра. С конца годов Вадо 34 государство стремится инкорпорировать уездные управления в общегосударственную бюрократическую систему. Политика японского государства по усилению контроля над уездами резко активизируется, начиная с 735 г. Однако во второй половине VIII в. побеждает наследственный принцип назначения уездных управителей, что в дальнейшем приводит к утрате центром контроля над уездами. Победа наследственного принципа при назначении уездных управителей во второй половине VIII в. не вызывает споров у японских историков, но роль этого принципа в первой половине столетия оценивается по-разному. Имаидзуми Такао считает, что в начале VIII в. наследственный принцип и принцип назначения по способностям сосуществовали; Уэда Масааки, Комэда Ю: сукэ полагают, что в первой половине столетия, особенно с 735 г., преобладал принцип назначения уездных управителей по способностям, что напрямую связано с возникновением новой служилой прослойки и с включением уездов в общегосударственную бюрократическую систему 35 .

В центре этих споров - различные толкования 13-й статьи закона о назначении и продвижении чиновников (Тайхо:ре:, XII-13) и поздних комментариев к данной статье. Статья посвящена принципам отбора в уездную администрацию: "В уездные начальники отбирать людей умных, честных, пригодных для [ведения] текущих дел; назначать [на посты] тайре: (старший уездный управитель. - Е.С. ) и се:ре (младший уездный управитель. - Е.С .)...". В конце статьи есть приписка: "При одинаковых способностях на посты тайре: и се:ре: предпочтительнее брать куни-но мияцуко". Именно вокруг этой приписки и развернулась дискуссия. Основных спорных моментов два: о каких куни-но мияцуко идет речь, о старых или о новых? И насколько широкое применение получило назначение на должность уездных управителей куни-но мияцуко?

Имаидзуми Такао полагает, что речь идет о старых куни-но мияцуко. Таким образом, по его мнению, наследственный принцип назначения уездных управителей заложен уже в "Тайхо:ре:", но, помимо куни-но мияцуко, на пост уездных управителей назначались и представители других родов. Он считает, что до правления Котоку число куни (здесь имеются ввиду куни, возглавлявшиеся куни-но мияцуко, которые не следует путать с куни-провинциями эпохи рицуре:) было немногим более 120 36 . В правление Котоку создаются коори и начинается процесс дробления этих административных единиц. В период с 721 по 737 г. насчитывается примерно 555 уездов, в правление Котоку, по мнению Имаидзуми Такао, - около 500 коори. Следовательно,

стр. 26


число коори значительно превосходило число родов куни-но мияцуко, что и привело к выдвижению новых родов на пост уездных управителей. Отсюда и появилось выражение: "Роды, служившие в качестве уездных управителей со времен двора Нанива". Но наследственный принцип сочетался с принципом назначения по способностям. К тому же к началу VIII в. от родов, наследственно занимавших пост уездных управителей, отделились боковые ветви. Это означало расширение числа претендентов на должность управителей уездов; выбор из их числа и был реализацией принципа назначения по способностям 37 .

Однако в комментарии "Ре-но гигэ" 38 к 13-й статье закона о "Назначении и продвижении чиновничества" (Тайхо:ре:, XII-13) говорится: "Куни-но мияцуко, которых брать предпочтительнее, это те куни-но мияцуко, которым в законе о синтоистских богослужениях [предписывается] выдать одну лошадь" 39 . Комментарий ссылается на "Тайхо:ре:" (VI- 19), где предписывается во время проведения праздника "великого очищения" (оохараэ) в провинциях выдавать куни-но мияцуко одну лошадь. Таким образом, согласно "Ре:- но гигэ", речь идет о новых куни-но мияцуко, то есть о куни-но мияцуко, назначавшихся из центра по одному в каждую провинцию. А такое толкование означает, что практика назначения куни-но мияцуко не имела широкого применения и не может считаться системообразующим принципом отбора уездных управителей.

Имаидзуми Такао и Инобэ Дзю:итиро считают, что комментарий "Ре-но гигэ" к "Тайхо:ре:" XII-13 ошибочен, и на самом деле речь идет о старых куни-но мияцуко 40 . Но никаких серьезных оснований подвергать сомнению данные этого источника нет. Поправка "Тайхо:ре:, не может быть свидетельством широкомасштабной практики назначения куни-но мияцуко на должность уездных управителей, а сама статья подразумевает, что отбор в уездную администрацию, по крайней мере в идеале (то есть по своду "Тайхо:ре:"), должен был основываться на принципах бюрократического государства, иными словами, на должность управителей уездов должны были назначаться наиболее способные чиновники, независимо от происхождения.

Но действительность заметно отличалась от идеала, представленного в законодательном своде "Тайхо:ре:". В танских законах полномочия глав уездов и деревень расписаны гораздо подробнее, чем в законах рицуре: 41 , что, по-видимому, свидетельствует о слабом контроле японского государства над низшими административными единицами. Должность управителя уезда была пожизненной, что уже само по себе заставляет усомниться, удалось ли государству реорганизовать органы уездного управления в чисто чиновничьи структуры. Кроме того, назначение уездных управителей до 735 г. находилось в компетенции управителей провинций. Это подтверждается указами "Секу нихонги", запрещающими управителям провинций быть пристрастными при назначении управителей уездов (Секу нихонги, Момму 2-3-10, 698 г.; Вадо 5-5-13, 712 г.). В 713 г. вышел указ, запрещавший управителям провинций снимать с должности уездных управителей по своему произволу (Секу нихонги, Вадо 6-5-7, 713 г.). Эти указы свидетельствуют о возникновении трений между присылавшимися из центра управителями провинций и уездной знатью, причем государство делает уступку в пользу последней.

В 716 г. было запрещено назначать начальниками военно- территориальных отрядов родственников управителей уездов вплоть до третьего колена, а чиновников, уже получивших назначение, перевести в другие провинции (Секу нихонги, Рэики 2-5-14, 716 г.). Таким образом, государство стремилось предотвратить сосредоточение военной власти в руках местной знати (т.е. родов, занимавших должности уездных управителей).

Меры по усилению централизации японского государства были предприняты в правление Се:му (724-749).

стр. 27


Таблица 1

Изменения штата уездной администрации по указу 739 г.

Статус уезда

По "Тайхо:ре:"

По указу от Тэмпе: 11-5-23

Большой

8

5

Верхний

6

4

Средний

4

3

Нижний

3

3

Малый

2

2

В 735 г. был издан следующий указ: "Кинай и всем провинциям семи регионов помимо кандидатов на должность уездных управителей, отобранных управителями провинций, докладывать в Сикибусе: (Министерство церемоний. - Е.С. ) поименные списки четырех-пяти наследственных родов, служивших в качестве уездных управителей со времен двора Нанива. Если есть люди, хоть и не служившие от поколения к поколению в качестве уездных управителей, но обладающие замечательными способностями, о заслугах которых идет людская молва, то о них докладывать отдельно..." (Секу нихонги, Тэмпе: 7-5-21, 735 г.).

Это указ по-разному трактуется с точки зрения соотношения наследственного принципа назначения уездных управителей и принципа назначения по способностям в первой половине VIII в. 42 . Принципиально новым является то, что назначение уездных управителей передается в компетенцию Сикибусе. Эта мера должна была ограничить произвол провинциальных властей и усилить контроль центра над уездами, однако управители провинций сохранили за собой право выдвижения кандидатов на пост уездных управителей и рекомендации их центру. Усилить контроль центра было призвано также выдвижение на пост уездных управителей людей способных, но не родовитых.

В 739 г. было осуществлено сокращение штатов на уровне уездов ( табл. 1. Секу нихонги, Тэмпе: 11-5-23, 739 г.).

Как видно, сокращение штатов уездной администрации было весьма значительным, добавим, что оно коснулось уездного чиновничества, начиная с помощника управителя уезда.

Японское государство было озабочено не только ограничением произвола провинциальных властей; в 30-х годах вводятся ограничения и для управителей уездов. В 734 г. издан следующий указ: "Запрещается рекомендовать на должность уездного управителя тех, кому более семидесяти лет" (Секу нихонги, Тэмпе: 6-4-26, 734 г.). В указе 739 г. говорится: "Недобродетельные уездные управители не могут занимать свой пост пожизненно" 43 . Таким образом, были введены, хотя и незначительные, ограничения пожизненного срока службы уездных управителей. Указ 739 г. является продолжением указа 735 г. в том смысле, что также подразумевает ограничение наследственного принципа назначения уездных управителей и привлечение на службу в уездную администрацию способных людей незнатного происхождения.

Согласно законодательству, уездная администрация, так же как и столичное чиновничество, должна была ежегодно проходить аттестацию (Тайхо:ре:, XIV-65, 66). Столичные чиновники аттестовывались по девятибалльной шкале (Тайхо:ре:, XIV-1), а уездная администрация - по четырехбалльной. Аттестацией уездной администрации ведали провинциальные власти. Но указ 739 г. свидетельствует о том, что, если ежегодная аттестация уездного чиновничества и проводилась, то ее результаты не могли привести к отстранению управителей уездов от должности 44 .

В 742 г. вводится новое ограничение пределов компетенции провинциальных властей: управителям провинций запрещается единолично принимать решение о реко-

стр. 28


мендации центру того или иного кандидата на должность уездного управителя, им предписывается принимать решение о рекомендации кандидатур только после совместных совещаний с чиновниками соответствующих уездных управ (Секу нихонги, Тэмпе: 14-5-27,742 г.). Этот указ следует рассматривать как уступку центра в пользу уездной знати, которая отныне принимает участие в обсуждении кандидатур на пост уездных управителей. Целый ряд указов, ограничивающих произвол управителей провинций в отношении уездных управителей (Секу нихонги, Момму 2-3-10, 698 г., Вадо 5-5-13, 712г.; Вадо 6-5-7,713г.; Тэмпе: 14-5-27,742 г.), свидетельствует о том, что в своем стремлении усилить контроль на местах государство было вынуждено считаться с уездной знатью.

Таким образом, в первой половине VIII в. административное управление на уровне уездов во многом не соответствовало идеальному образу централизованного государства китайского типа, о чем говорит следующее. Право назначения уездных управителей находится в руках управителей провинций; система аттестации чиновничества на уровне управителей уездов неэффективна; сама должность уездных управителей является пожизненной и нередко наследственной; центр оказывается вынужденным ограничивать власть управителей провинций в пользу уездной знати.

Но с первого десятилетия VIII в., особенно в 30-40-е годы, государство принимает меры по усилению контроля над уездами и стремится приблизить управление на местах к образцу, выраженному в законодательных сводах: вводится запрет на назначение на должность командиров военно- территориальных отрядов родственников уездных управителей до третьего колена; ограничивается (хотя и незначительно) пожизненный срок службы уездных чиновников; назначение уездных управителей переходит в ведение Сикибусе:; проводится сокращение штата уездной администрации; берется курс на привлечение на государственную службу неродовитых способных людей.

Однако инерция наследственного принципа оказалась слишком велика, что в полной мере проявилось в конце 40-х годов VIII в. В 745 г. император Се:му тяжело заболел и в 749 г. отрекся от престола. Болезнь помешала ему активно участвовать в государственном управлении, и очень скоро силу стали набирать центробежные тенденции. В 749 г. был издан следующий указ: "В последнее время управители провинций, докладывая Сикибусе: о кандидатах на должность уездных управителей, представляют данные о способностях и талантах представителей наследственных родов, о родовой иерархии, о возрасте представителей рода. По результатам экзаменов Сикибусе: принимает решение о назначении. Бывает, что, не считаясь с наследственными родами, рекомендуют кандидатов, основываясь на их способностях, или бывает, что хотя и ценят [наследственные] роды, но по причине их бездарности отказываются от рекомендации их кандидатур. Поэтому нет единого порядка, и наследственные роды разделились на множество колен. Стало множество потомков. Не сообразуясь со степенью родства, каждый из них просит, чтобы назначили его, следуя своим желаниям и не считаясь с ритуалом и долгом. Принципы сыновней почтительности приходят в упадок и обычно незаметно истончаются. Думаем мы, что это не соответствует принципам. Отныне и впредь, дабы исправить это, при выборе уездных управителей следует высоко ценить наследственные роды и назначать прямых потомков, назначать представителей боковых ветвей запрещается. И тогда источник распрей будет устранен навсегда..." (Секу нихонги, Тэмпе: 21-2-27, Тэмпе Хо:дзи 1-2-27, 749 г.).

Уэда Масааки и Комэда Ю:сукэ считают, что указ был вызван обострившейся борьбой между служилой прослойкой и наследственными родами. Имаидзуми Такао полагает, что конкуренция шла не между наследственными родами и служилой прослойкой, а между прямыми и боковыми ветвями наследственных родов. Разница во

стр. 29


мнениях обусловлена различными взглядами на само начало создания государства китайского типа. Уэда и Комэда считают указ "Кайсин-но те:" заимствованием из "Асукакиемихараре:" и относят начало формирования новой административной системы ко времени правления императрицы Дэито: (686-697), и именно к ее правлению относят исследователи и составление этого свода. С введением "Тайхо:ре:", по их мнению, начинается выдвижение новой служилой прослойки. Имаидзуми Такао же считает, что работа по созданию новой административной системы начинается в правление Котоку (645-654) 45 .

По моему мнению, этот указ подтверждает точку зрения Имаидзуми Такао о сосуществовании принципа назначения по способностям и наследственного принципа в первой половине VIII в. и о преобладании последнего в системе назначения уездных управителей. Со времени издания этого указа основным принципом назначения уездных управителей становится наследственный (так называемая система фудай 46 ) .

Во второй половине VIII в. в противовес усилению наследственных родов приходит в действие система назначений на должность управителей уездов потомков наследственных родов, имеющих опыт службы в гвардии (охрана дворца императоров) 47 . Эта система заключалась в том, что для службы в гвардии набирались сыновья глав уездной администрации, а впоследствии из числа гвардейцев производились назначения на пост уездных управителей. В 757 г. запрещается назначать на должности уездных управителей и командиров военно-территориальных отрядов людей, не имеющих ранга (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 1-1-5, 757 г.). По мнению Имаидзуми Такао, эта мера была направлена на то, чтобы должности уездных управителей и военно-территориальных отрядов занимали чиновники, имевшие опыт службы в центре 48 . В 761 г. выходит указ, запрещающий назначать на должность уездных управителей представителей боковых ветвей, но особо оговаривается, что это не распространяется на тех, кто уже служит в гвардии (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 5-3-1, 761 г.). Имаидзуми Такао, выдвинувший положение о действии системы потомки наследственных родов -> служба в центре (в гвардии) -> назначение на должности уездных управителей, считает, что о ее функционировании можно говорить лишь применительно ко второй половине VIII в. Хотя в "Тайхо:ре:" есть статьи, косвенно свидетельствующие о возможности получения назначения на должность уездного управителя после службы в гвардии 49 , никакими другими источниками это не подтверждается.

Упрочение наследственного принципа неминуемо привело к ослаблению контроля центра на местах. Воспользовавшись этим, уездная знать аккумулирует в своих руках все большее количество материальных ценностей, ведь именно в уездах располагалась основная часть рисовых амбаров. В 752 г. было принято законоположение, согласно которому за растрату казенного имущества управители уездов увольнялись, а их потомки лишались права занимать должность уездных начальников (Секу нихонги, Тэмпе: Се:хо: 4-11-7,752 г.). По-видимому, в ответ на такие меры весьма частыми становятся пожары зернохранилищ (Секу нихонги, Хо:ки 4-6-8, Хо:ки 4-2-6, 773 г.). О том насколько распространенным был такой способ скрыть растраты казенного имущества, свидетельствует указ 773 г., предписывающий увольнять управителей уездов, у которых сгорит казенное имущество. Однако указ этот, по-видимому, не выполнялся, и в 786 г. при императоре Камму (781-806) издается указ о том, что наследники управителей уездов, у которых сгорят амбары с рисом, лишаются права занимать этот пост (Секу нихонги, Энряку 5-8-8, 786 г.).

В правление императора Камму была предпринята попытка восстановить контроль центра над уездами. По указу 798 г. запрещалось назначать на должность уездных управителей представителей наследственных родов, и предписывалось назначать людей способных (Руйдзю сандай кяку, св. 7, Энряку 17-3-21, 798 г.). В 799 г.

стр. 30


был издан указ, согласно которому отбор кандидатов в уездные управители, прием экзаменов и назначение на должность уездных управителей переходит в исключительную компетенцию Сикибусе: (Руйдзю сандай кяку, св. 7, Энряку 18- 5-15, 799 г.). Следовательно, к 799 г. Сикибусе: в той или иной мере утратило полномочия по назначению уездных управителей. Однако попытка восстановить контроль над уездами оказалась неудачной, и уже в 811 г. был издан указ, предписывающий назначать на должность уездных управителей представителей наследственных родов (Руйдзю сандай кяку, св. 7, Конин 2-2-7, 811 г.).

Таким образом, реально действовавшая система уездного управления сильно отличалась от представленной в законодательном своде "Тайхо:ре:", и хотя с первого десятилетия VIII в. вплоть до начала 40-х годов государство попыталось привести в соответствие требование закона и действительность, эта попытка оказалась неудачной. Во второй половине VIII в. власть на уровне уездов сосредоточивается в руках местной знати, и все попытки изменить ситуацию оказываются безрезультатными.

Эволюция провинциальных управ. С введением новой административной системы провинции становятся основным звеном, соединяющим центр и периферию. Согласно законам рицуре:, управитель провинции сосредоточивал в своих руках и те функции, которые по танским законам были распределены между правителями уездов и главами деревень. Это особенно наглядно демонстрирует процесс составления счетных записей 50 и подворных списков 51 . В Китае уездная и деревенская администрация принимала участие в составлении счетных записей и подворных списков, тогда как в Японии функции по их составлению возлагались на провинциальную и столичную администрации (Тайхо:ре: VIII- 19, 18; IX-23) 52 . И хотя в действительности уездные управители принимали большее участие в составлении счетных записей и подворных списков, чем то было предписано законом 53 , налицо стремление государства создать "искусственное" административное звено (провинции), сделав именно его основным средством контроля на местах.

Тезис о том, что на руководящие должности в провинциях в VIII в. назначались представители только столичного чиновничества, является общим местом в исследованиях японских историков. Данные "Секу нихонги" на первый взгляд полностью подтверждают это положение ( табл. 2 ).

Как видно из табл. 2 , подавляющее число должностей занимали представители высшей столичной знати: из 14 наиболее часто назначаемых родов восемь были представлены в Гисэйкане; на 14 родов приходится более половины всех назначений на должности управителей провинций и их заместителей в период с 697 по 757 г. (табл. 3).

Однако из табл. 3 видно, что в правление Дзито управители провинций были назначены в 17 провинций, в правление Гэммэй (707-715) - в 34, в правление Гэнсе:

(715-724) - в 16. Общее же число провинций равнялось 68 55 . Это конечно не означает, что в правление этих трех государей управители провинций назначались менее чем в половину провинций. Следует учитывать, что именно высшая столичная знать и попадала на страницы "Секу нихонги" в первую очередь. По-видимому, назначения на должности управителей и заместителей управителей провинций фиксировались преимущественно в тех случаях, когда назначался чиновник, обладавший высоким социальным статусом, достаточным для того, чтобы попасть на страницы хроники. То, что назначения на руководящие должности в провинциях охватывают столь незначительное число провинций, объясняется, по-видимому, тем, что в остальные провинции назначались представители местной знати, которые не попали на страницы хроники, так как не обладали достаточным для этого социальным статусом.

Наиболее последовательные попытки усилить контроль центра над провинциями на протяжении VIII в. предпринимались трижды: в правление императора Се:му, при

стр. 31


Таблица 2

Список родов, назначавшихся на должности управителей и заместителей провинций пять и более раз. 697-757 гг. (по "Секу нихонги")

N

Роды

Количество назначений

Участие в Гисэйкане *

1

Оотомо-но Сукунэ

23

+

2

Тадзихи-но Махито

14

+

3

Императорский род

14

+

4

Кудара-но Конокиси

13

-

5

Фудзивара-но Асоми

12

+

6

Саэки-но Сукунэ

11

-

7

Абэ-но Асоми

11

+

8

Исикава-но Асоми

9

+

9

Косэ-но Асоми

7

+

10

Ки-но Асоми

7

+

11

Хэгури-но Сукунэ

6

-

12

Камицукэ-но Асоми

6

-

13

Хикэта-но Асоми

5

-

14

Каса-но Асоми

5

-

Всего назначений по 14 родам

132

-

Всего назначений по родам, назначавшимся менее пяти раз (всего 72 рода)

125

-

 

 

 

 

Общее число назначений

257

-

-------

* Плюсом отмечены те роды, представители которых входили в состав Гисэйкана (высший совещательный орган в составе Дадзе:кана [Государственный совет]) 54 .

Таблица 3

Число провинций и назначений управителей провинций и их заместителей

Число

Годы

Момму (697-707)

Гэммэй (707-715)

Гэнсе: (715-724)

Се:му (724-749)

Кокэн (749-758)

Дзюннин(758-764)

Се:току (764-770)

Ко:нин (770-781)

781-791

Провинции

17

34

16

43

40

60

66

64

60

Назначения

26

53

18

97

66

201

224

328

348

Источник: Секу нихонги, Дзинги 4-2-21, 727 г.

Фудзивара Накамаро (пик влияния Фудзивара Накамаро приходится на время правления императора Дзюннин, 758- 764 56 , и в правление императора Камму 57 . Как видно из табл. 3, именно начиная с правления Се:му, возрастает количество провинций, для которых в "Секу нихонги" зафиксированы назначения управителей провинций.

В правление императора Се:му в 727 г. было проведено инспектирование семи регионов, об относительной эффективности которого свидетельствует тот факт, что по его результатам был снят с должности и сослан управитель провинции Танго Ханэбаяси-но Мурадзи Эмаро, а секретарь той же провинции был лишен ранга (Секу нихонги, Дзинги 4- 12-20, 727 г.) 58 .

В 733 г. вышел указ об усилении ответственности управителей провинций: "Многие управители провинций отправляются в столицу, не дождавшись прибытия назначенного им на смену чиновника, или, закончив служить свой срок, не удосуживаются передать дела вновь прибывшему. В третьем году Тэмпе: (731 г. - Е.С .) ежегодным посланникам ко двору уже было ведено известить об этом. Но так как управителям провинций попустительствуют, они открыто не следуют [нашим требованиям]. Разве

стр. 32


Таблица 4

Количество совмещенных должностей

Должность

Годы

Моимму (697-707)

Гэммэй (707-715)

Гэнсе: (715-724)

Се:му (724-749)

Ко-кэн (749-758)

Дзюнн-ин (758-764)

Се: току (764-770)

Ко:нин (770-781)

781-791

Управитель провинции

0

0

0

2

1

14

25

52

52

Помощник управителя

0

0

0

0

0

2

13

18

22

Всего

0

0

0

2

1

16

38

70

74

2.06 *

1.51 *

7.96 *

16.96 *

21.34 *

21.26 *

-------

* Доля совмещенных должностей в общем числе назначений. Источник: Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 3-7-3, 3-5- 16, 3-11-5, 759.

соответствует принципам проводить дни и месяцы в праздности? Поэтому [таким чиновникам] после завершения службы запрещается занимать другие должности, а также они могут считаться санви (чиновники, обладающие рангом, но не занимающие поста. - Е.С .). Все провинции с радостью узнали о том, что отныне сменяемый управитель провинции непременно должен передать дела и доложить о них в Дадзе:кан. Да будет так отныне и навечно" (Секу нихонги, Тэмпе: 5-4-5, 733 г.). Такая мера свидетельствует о существовании серьезных проблем в сфере отчетности провинциальных властей перед центром.

Особенно активно централизация японского государства проводилась при Фудзивара Накамаро. При нем, в 757 г., был введен в действие новый законодательный свод "Е:роре:", составленный еще в 718 г. при его деде Фудзивара-но Фухито. В следующем, 758 г. был увеличен срок службы управителей провинции с четырех до шести лет (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 2-10-25,758 г.), при этом каждые три года предусматривалось проведение инспекций в провинциях 59 . И "Тайхо:ре" и "Е:роре:" устанавливали шестилетний срок службы управителей провинций, однако в 706 г. срок службы управителей провинций был сокращен до четырех лет (Секу нихонги, Кэйун 3-2-16, 706 г.). Таким образом, лишь в 758 г. срок службы управителей провинций был приведен в соответствие с требованием закона.

Как и император Се:му, Фудзивара Накамаро был озабочен проблемой отчетности управителей провинций. С 758 г. управитель провинции по окончании срока службы в провинции был обязан в течение 120 дней сдать отчет в Дадзе:кан (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 2-9-8, 758 г.).

С 759 г. столичных чиновников начинают назначать на должности помощников управителей провинций (табл. 4).

Из табл. 4 ясно, что в правление Дзюннина (именно при этом императоре Фудзивара Накамаро пользовался наибольшим влиянием) начинается массовое назначение столичных чиновников на должность помощников управителей провинций, в то же время заметно возрастает и количество назначений на должность управителей провинций. По- видимому, Фудзивара Накамаро попытался усилить контроль центра в провинциях самым простым и эффективным способом, назначая на руководящие посты в них столичную знать. Это подтверждается и тем, что при Дзюннине управители и помощники управителей были назначены в 60 провинций (см. табл. 3 ), т.е. практически во все провинции японского государства были назначены столичные чиновники.

стр. 33


Однако в результате такого курса произошло увеличение количества совмещенных должностей, когда основной для чиновника была должность в столице, должность же в провинции он занимал по совместительству.

Если при Се:му, Кокэн и Дзюннине доля совмещенных должностей была небольшой (2.06, 1.51, 7.96% соответственно), то при императрице Се:току она составляет уже 16.96%, а при Ко:нине - 21.34%. А это означает, что далеко не все чиновники, назначенные в провинции, покидали столицу и отправлялись служить на места.

Последним императором VIII в., попытавшимся усилить контроль центра над периферией, был Камму. При нем вводится ограничение на поднятие нови, а также строгие меры наказания за растрату казенного имущества (Секу нихонги, Энряку 1-12-4,782 г., Энряку 4-5-24,4-7-24, 785 г., Энряку 5-6- 1,5-8-8, 786 г.). В 784 г. вышел указ, предписывающий конфисковывать урожай и поля освоенной целины у провинциальных чиновников, виновных в захвате полей простого населения, а также увольнять их с должности (Секу нихонги, Энряку 3-11-3,784 г.). В 785 г. была введена коллективная ответственность за растраты для провинциального чиновничества: "Если в провинциальном управлении найдется хоть один чиновник, виновный в растрате се:дзэй 60 , за преступление в равной мере должны ответить и остальные чиновники. Все они подлежат увольнению и навсегда лишаются права занимать чиновничьи должности" (Секу нихонги, Энряку 4-7-24, 785 г.).

Экономическое обеспечение провинциального чиновничества. Для изучения местного управления VIII в. очень важны изменения, происходившие в экономическом обеспечении провинциального чиновничества.

Согласно "Тайхо:ре:" (IX-4, XV-10), экономическое обеспечение провинциального и уездного чиновничества складывалось из жалованья и доходов от должностных наделов.

Жалованье выплачивалось дважды в год (во втором и восьмом месяцах) и выделялось непосредственно в центре из полученных налоговых поступлений. Очевидно, такая система была экономически невыгодна, так как требовала излишних материальных затрат на доставку налогов в центр, а затем обратно - на доставку жалованья в провинции. В 728 г. чиновникам, имевшим внешний пятый ранг и ниже, было предписано получать жалованье не в столице, а по месту службы (Секу нихонги, Дзинги 5-4-15, 728 г.). С одной стороны, это было экономически целесообразно, с другой, - означало ослабление экономического контроля центра на местах.

Еще одной статьей доходов местного чиновничества были проценты по ссудам. В 734 г. издается указ, предоставляющий провинциальным управлениям право давать ссуды (сякутай) казенным рисом и устанавливающий количество риса, разрешенного к сдаче в ссуду в зависимости от размеров провинций (Секу нихонги, Тэмпе: 6-1-15, 734 г.): большие провинции - 140 тыс. снопов, верхние - 120 тыс., средние - 100 тыс., нижние - 80 тыс. Первоначально сякутай были беспроцентными и выдавались нуждающимся и оказавшимся в бедственном положении. Однако в 30-е годы ссуды становятся одной из составляющих материального благосостояния провинциальных чиновников, о чем свидетельствует указ 736 г.: "Управителям всех провинций не разрешается увозить с собой ничего, кроме доходов от должностных наделов, личных слуг и доходов от сякутай" (Секу нихонги, Тэмпе: 8-5-17, 736 г.).

В 745 г. была введена система кугэто:, при которой всем провинциям разрешалось давать в ссуду часть риса из фонда се:дзэй, при этом были установлены размеры ссуд: для больших провинций - 400 тыс. снопов, для верхних - 300 тыс., для средних -200 тыс., для нижних - 100 тыс.; превышение установленных размеров ссуд считалось должностным преступлением (Секу нихонги, Тэмпе: 17-11-27, 745 г.). По мнению Хаякава Се:хати, главной целью введения кугэто: было пополнение запасов риса на местах 61 . Однако очень скоро кугэто: становится по преимуществу средством обога-

стр. 34


щения местного чиновничества. В 757 г. был издан следующий указ: "В последнее время в день смены управителя провинции чиновники, позабыв о соблюдении иерархии и утратив дух справедливости, наперебой домогаются кугэто:. Это не согласуется с принципами. Поэтому отныне устанавливается следующий порядок. Управитель провинции, подсчитав весь кугэто:, полученный за год, прежде всего должен восполнить казенные недоимки, затем выделить часть кугэто: для пополнения запасов провинции, и только в самую последнюю очередь он должен распределить оставшееся между чиновниками в зависимости от иерархии. Чиновникам первой категории выдавать шесть частей, чиновникам второй категории - четыре части, чиновникам третьей категории - три части, чиновникам четвертой категории - две части, писцам - одну часть..." (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 1-10-11, 757 г.).

Таким образом, во второй половине VIII в. основой материального благосостояния провинциального чиновничества становиться кугэто:, т.е. доходы от ссуд. Размер казенного риса для представления ссуд, имел тенденцию к увеличению (достаточно сравнить указы 734 и 745 гг.). Фактически перераспределение прибавочного продукта перемещается из центра на места.

Еще одним средством обогащения местного чиновничества было поднятие нови. В 743 г. вышел указ, вводивший принцип "вечного частного владения освоенной целиной" 62 , а также передававший выдачу разрешения на освоение земли управителям провинций (ранее такое разрешение выдавали центральные правительственные учреждения). Простому крестьянскому хозяйству не под силу было освоение целины, а вот знать в полной мере смогла воспользоваться ситуацией. Создание частновладельческих хозяйств означало начало развала основы основ государства рицуре: - надельной системы (хандэн). Понимая это, государство стремилось приостановить процесс формирования частных хозяйств. В 765 г. было запрещено расширять владения освоенной нови (Секу нихонги, Тэмпе: Дзинго 1-3-5, 765 г.). Но уже в 772 г. этот запрет был отменен (Секу нихонги, Хо:ки 3- 10-14,772 г.); по-видимому, остановить процесс формирования частных владений было уже невозможно.

Таким образом, основной тенденцией экономического развития второй половины VIII в. было усиление автономии провинций: перераспределение прибавочного продукта (риса) оказалось в руках провинциального чиновничества, провинциальное чиновничество (равно как и уездное) получило возможность создавать частновладельческие хозяйства.

Провинциальное управление в VIII в., безусловно, требует более тщательного изучения. Пока же можно сделать следующие выводы:

1. Провинции, созданные в отличие от уездов искусственно, по замыслу создателей государства рицуре:, должны были стать основным рычагом контроля центра на местах (управители провинций в Японии обладали более широкими полномочиями по сравнению с Танским Китаем);

2. Тезис о том, что на руководящие посты в провинциях назначались столичные чиновники, верен лишь с известными оговорками. Назначения столичных чиновников практически во все провинции японского государства зафиксированы не ранее правления Дзюннина (758-764), при котором столичных чиновников начинают назначать и на посты помощников управителей провинций;

3. Однако начиная с правления императрицы Се:току возрастает число совмещенных должностей. Это означает, что не все чиновники, назначенные в провинции, действительно служили на местах;

4. Основной тенденцией экономического развития на уровне провинций во второй половине VIII в. становится превращение их в автономные и экономические независимые от центра единицы.

стр. 35


* * *

Итак, во второй половине VII - начале VIII в. в Японии была создана новая административная система, позаимствованная из Танского Китая. Однако между системами местного управления в Танском Китае и в Нарской Японии имелись весьма существенные различия:

1. В Китае столичные чиновники направлялись служить не только в провинции, но и в уезды (сянь) 63 . В Японии же на должность уездных управителей назначались представители местных родов;

2. Должность уездных управителей в Японии была пожизненной и тяготела к наследственной. Таким образом, уездные управители не были чиновниками в полном смысле слова;

3. В Китае управители провинций и уездов назначались из центра (назначением ведало Ли-бу 64 ). В Японии из центра назначались лишь управители провинций, назначение уездных управителей до 735 г. находилось в компетенции управителей провинций.

В целом опыт по созданию централизованного государства в VIII в. оказался неудачным. И хотя в Японии была предпринята попытка создать четырехзвенную административную систему подобную Танской (регион - провинция - уезд - село), регионы так и не стали действительно самостоятельной административной единицей (на уровне регионов не существовало постоянного штата чиновников; провинции уже во второй половине столетия начинают превращаться в автономные, независимые от центра образования; власть на уровне уездов, несмотря на все усилия центра, осталась в руках местной знати.

По-видимому, в VIII в. в Японии еще не существовало объективных предпосылок для создания централизованного государства. Как известно, на решение японских правителей создать централизованное государство китайского типа в значительной мере повлиял факт военного поражения Японии в 663 г., когда японский флот был разбит совместными силами Танского Китая и корейского государства Силла 65 . Однако с уходом Японии из Кореи стране практически не угрожало военное вторжение извне; к концу VIII в. стало очевидным и отсутствие необходимости в сильной централизованной армии - была облегчена, а впоследствии ликвидирована рекрутская повинность. Таким образом, один из ведущих факторов создания централизованного государства - военный, в Японии отсутствовал. Не возникло еще и экономической необходимости объединения страны, о чем свидетельствует, в частности, неудачная попытка введения денежного обращения в VIII в., а также тенденция к превращению провинций в экономически автономные единицы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кочакова Н.Б. Размышления по поводу раннего государства // Ранние формы политической организации. М., 1995. С. 160-161.

2 Корсунский А.Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М., 1963. С. 139.

3 Бокщанин А.А. Очерк истории государственных институтов китайской империи // Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. М., 1993. С. 300-301.

4 Хаякава Сехати. Нихон-но рэкиси 4. Рицуре: кокка (История Японии 4. Государство рицуре:). Токио, 1974. С. 127-134.

5 Кучера С. Некоторые соображения относительно законодательства и правовой мысли древнего Китая // Общество и государство в Китае. 25-я научная конференция. М., 1994. С. 10.

6 Хаякава Сехати. Указ. соч. С. 129-131.

7 Наиболее ярким примером являются различия в системе "теневых рангов", при которой потомок чиновника мог по достижении совершеннолетия (21 год) получить ранг и соответствующий ему пост. В Япо-

стр. 36


нии сыновьям придворной аристократии представлялись более высокие ранги, чем в Китае; фактически в Японии институт "тени" использовался для сосредоточения важнейших государственных постов в руках кинайской аристократии (аристократические роды центрального района Кинай; в VIII в. район Кинай включал пять провинций - Кавати, Сэццу, Ямато, Ямасиро, Идзуми). Подробнее об этом см.: Грачев М.В. Формирование древнеяпонского чиновничества в VII - начале VIII в. Канд. дис. М., 1998. С. 158.

8 История Японии. Т. 1. М., 1998. С. 103-104.

9 Летописно-мифологический свод, составленный в 720 г. Повествование начинается с мифологических времен и доводится до 697 г. См.: Нихон секи (Анналы Японии). Пер., предисловие и комментарии Л.М. Ермаковой и А.Н. Мещерякова. Т. 1-2. СПб., 1997. С. 148.

10 Прежняя административная система была основана на кровнородственных связях; власть центра на местах представляли главы местных влиятельных родов, которые получали подтверждение своих полномочий из центра.

11 Деревянные таблички с иероглифической надписью, сделанной тушью. Самый ранний моккан датируется второй четвертью VII в.

12 Куни-но мияцуко - титул, который получали влиятельные местные роды от властей государства Ямато (название Японии до VIII в.), давал формальное подтверждение прав на управление территорией. Так как должность куни-но мияцуко существовала и в VIII в., то во избежание путаницы в японской историографии принято делить куни-но мияцуко на старых (титул местного правящего рода до реформ) и новых (название должности в государстве рицуре:, когда в каждую провинцию назначался один куни-но мияцуко, выполнявший ритуальные функции по обслуживанию общегосударственного синтоистского культа).

Ватанабэ Икуко. Гунси сэй-но сэйрипу (Становление системы уездных управ). Токио, 1989. С. 17.

14 Там же. С. 18.

15 Древние фудоки. Перевод, предисловие и комментарий К.А. Попова. М., 1969. С. 39, 47, 59.

16 Сборник буддийских легенд, составлен на рубеже VIII-IX вв.

17 Нихон рейки. Японские легенды о чудесах. Перевод, предисловие и комментарий А.Н. Мещерякова. СПб., 1995. Св. 1, 17.

18 Один из основных источников по истории VIII века; погодная хроника "Секу нихонги" охватывает 697-791 гг., ее составление было завершено в 797 г. См.: Секу нихонги (Продолжение анналов Японии). Сер. "Син Нихон котэн бунгаку тайкэй". Т. 1-5. Токио, 1989-1996.

19 Впервые это выражение встречается в Секу нихонги, Тэмпе: 7-5-21, 735 г.

20 Kucu Tocuo. Рицуре: тайсэй мото-но годзоку то номин (Местная знать и сельское население в рамках системы рицуре:) // Нихон рэкси 3. Кодай 3 (История Японии 3. Древность 3). Токио, 1962. С. 89.

21 В источниках есть упоминания о двух не дошедших до нас законодательных сводах: "О:мире:" (его составление относят к 668 г., 7-й год правления Тэнти, 668-671) и "Асукакиемихараре:", который согласно "Нихон секи" (720 г.), был введен в правление императрицы Дзито (686-697). Существование обоих сводов подвергается сомнению, но большинство ученых полагают, что свод "Киемихараре:" действительно существовал.

22 Яманака Тосидзи. Кокуга гунга-но кодзо то хэнсэн (Архитектура провинциальных и уездных управ и ее эволюция) // Нихон рэкиси кодза 2. Кодай 2. (Лекции по истории Японии 2. Древность 2). Токио, 1984. С. 87.

23 Имаидзуми Такао. Хассэики гунре-но нинъе то сюцудзи (Происхождение уездных управителей и способ их назначения в VIII веке) // Сигаку дзасси (Исторический журнал). Т. 81. 1972, N 12. С. 5.

24 Kucu Tocuo. Указ. соч., С. 89.

25 Ватанабэ Икуко. Указ. соч., С. 7.

26 Нихон секи, Саймэй 4-7-4, 658 г.; Саймэй 5-3-17, 659 г.; Тэмму 1-6-22, 672 г.; Тэмму 1-6-24, 672 г.; Тэмму 14-11-1-4, 685 г.; Дзито 3-8-10, 688 г. Подробнее об этом см.: Мори Кимиаки. Хе:сэй мото-но куни-но мияцуко ни кансуру икко- сацу (О куни-но мияцуко в рамках существования системы коори) // Нихон рэкиси (Японская история). 1986, N 460.

27 Тайхо:ре: - свод законов, введенный в действие в 701-702 гг.: Свод законов "Тайхо:ре:". 702-718 гг. Перевод и комментарии К.А. Попова. Т. 1-2. М., 1985.

28 Нихон секи, Тэмму 12-12-13, 683 г.

29 Там же, Тэмму 14-10-3, 685 г.

30 Ватанабэ Икуко. Указ. соч., С. 59.

31 Там же. С. 62-63.

32 Яманака Тосидзи. Указ. соч., С. 89.

стр. 37


33 Там же. С. 86-89.

34 Вадо - девиз правления императрицы Гэммэй (708- 715).

35 Накада Екити. Рицуре: тихотесэй-но хэнка то соно иги (Эволюция местной системы управления государства рицуре:) // Нихон рэкиси. 1980, N 386. С. 19; Комэда Ю:сукэ. Гунси кэнкю:-но мондайтэн (Дискуссионные вопросы в исследованиях уездного управления) // Нихон рэкиси. 1975, N 324.

36 Такая цифра получена на основании сопоставления данных китайских хроник и "Куни-но мияцуко хонги" ("Основные записи родов куни-но мияцуко"), составленных в начале эпохи Хэйан. В "Сун шу" говорится, что в стране Ва (Япония) 121 куни, в "Суй шу" - 120. В "Куни-но мияцуко хонги" зафиксированы 126 родов куни-но мияцуко. На этом основании Имаидзуми полагает, что до Котоку существовали примерно 120 куни, возглавлявшихся куни-но мияцуко.

37 Имаидзуми Такао. Указ. соч. С. 19.

38 В IX в. появились комментарии и разъяснения к законодательным сводам "Ре:-но гигэ" (составлен в 833 г.) и "Ре:-но сю:гэ" (составление закончено в конце Х в.), дающие представление об изменениях, вносившихся в законы на протяжении VIII столетия.

39 Ре:но гигэ. Серия "Кокуси тайкэй". Токио, 1996. С. 139-140.

40 Имаидзуми Такао. Указ. соч. С. 9; Инобэ Дзю:итиро. Гунсисэй-но дзо:си-ни цуйтэ-но обоэгаки (Замечания о возникновении системы уездных управ) // Нихон рэкиси. 1964, N 189, С. 19.

41 Иноути Сэйдзи. Рицуре:сэйтэки кокугунсэй-но сайкэнто: (Еще раз к вопросу об изучении провинциальной и уездной системы в эпоху рицуре) // Рицуре: кокка-но тихо: сихай (Местное управление государства рицуре). Под ред. Торао Тосия. Токио, 1995; Сасаки Кэйсукэ. Рицуре: рисэй-но токусицу-ни цуйтэ (Об особенностях деревенского управления в эпоху рицуре:) // Сигаку дзасси. 1986, N 2.

42 Уэда Масааки, Комэда Юсукэ и Наоки Кодзиро считают, что данный указ свидетельствует о возникновении новой служилой прослойки. Имаидзуми Такао полагает, что в указе заложены оба принципа назначения уездной администрации - по способностям и наследственный. См.: Накада Екити. Указ. соч. С. 19.

43 Руйдзю: сандай кяку, Тэмпе: 11-7-15, 739 г. "Руйдзю: сандай кяку" - собрание указов за время трех эпох - Конин (810-823), Тэйкан (859-866), Энряку (901-922) (Конин, Тэкан, Энряку - девизы правления, начиная с середины VII в., японские императоры при вступлении на престол брали себе тот или иной девиз правления, состоящий из благоприятных иероглифов; по девизам правления получал свое название тот или иной отрезок времени). Памятник был составлен в эпоху Хэйан (794-1185), однако в него вошли и указы эпохи Нара.

44 Согласно статье XIV - 65 "Тайхо:ре:" в случае, если чиновник аттестован по самому низшему показателю, он подлежит немедленному увольнению.

45 Имаидзуми Такао. Указ. соч. С. 4, 14.

46 Фудай буквально можно перевести как "преемственность/последовательность поколений"; система, при которой должность уездных управителей замещалась представителями родов, занимавших этот пост на протяжении нескольких поколений.

47 Имаидзуми Такао. Указ. соч. С. 30.

48 Там же.

49 Тайхо:ре:, XVII-37, XVII-38.

50 Должны были составляться ежегодно и состояли из подворных и налоговых списков.

51 Должны были составляться один раз в 6 лет, так как по закону каждые 6 лет предусматривалось проведение земельных переделов.

52 Иноути Сэйдзи. Указ. соч. С. 72-73.

53 Там же. С. 74-78.

54 Данные о составе Гисэйкана представлены в статье: Грачев М.В. О составе древнеяпонского придворного чиновничества в первой половине VIII века (в печати).

55 В период с 712 по 718 г. было создано шесть новых провинций: в 712 г. - провинция Дэва, в 713 г. - провинции Мимасака, Танго и Оосуми, в 718 г. - провинции Ното и Ава. Таким образом, к 712 г. насчитывалось 62 провинции.

56 Фудзивара Накамаро (706-764) вскоре после отречения от престола императора Се-му в 749 г. становится наиболее влиятельной политической фигурой при дворе. Подробнее о роде Фудзивара см.: Мещеряков А.Н. Возвышение рода Фудзивара. Китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII- VIII вв. (в печати).

57 Эпоха правления императора Камму (781-806). Хроника "Секу нихонги" доводит повествование до 791 г.

стр. 38


58 Для сравнения следует сказать, что по результатам подобной инспекции, проведенной в 699-700 гг. в правление Момму, были осуществлены лишь ранговые повышения, а также пожалования кормовых дворов. См.: С еку нихонги, Момму 4-8-22, 700 г.

59 Уже в следующем, 759 г. в семь регионов были назначены инспектора (Секу нихонги, Тэмпе: Хо:дзи 3-8-1, 759 г.).

60 Се:дзэй или оодзэй - часть земельного налога поступавшая на склады в провинции и в уездные зернохранилища. Се:дзэй использовался в экстренных случаях, а также для покрытия финансовых расходов провинции. См.: Нихон кодайси дзитэн (Словарь по древнеяпонской истории). Токио, 1974. С. 311.

61 Хаякава Се:хати. Кугэто: сэйдо-но сэйрицу (Становление системы кугэто:) // Сигаку дзасси. 1960. Т. 69, N 3. С. 7.

62 До этого указа человек, освоивший целину, получал право на владение ею в течение всей жизни, в случае если, обрабатывая землю, он использовал старую ирригационную систему или же на владение ею в течение трех поколений (в случае создания новой ирригационной системы). Секу нихонги, Тэмпе: 15-5-27, 743 г.

63 Cambridge History of China. V. 3. Cambridge, 1979. P. 352-353.

64 Примерно можно перевести как Управление гражданских дел.

65 Древнее корейское государство, располагавшееся на юге Корейского полуострова, возникло во II-III вв. н.э.; в 668 г. Корея была объединена под эгидой Силла. Государство Силла просуществовало до 935 г.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/ЦЕНТР-И-ПЕРИФЕРИЯ-В-ЯПОНИИ-VIII-ВЕКА

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. Б. САХАРОВА, ЦЕНТР И ПЕРИФЕРИЯ В ЯПОНИИ VIII ВЕКА // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 28.06.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/ЦЕНТР-И-ПЕРИФЕРИЯ-В-ЯПОНИИ-VIII-ВЕКА (date of access: 15.07.2024).

Publication author(s) - Е. Б. САХАРОВА:

Е. Б. САХАРОВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Jakob Teras
Tallinn, Estonia
39 views rating
28.06.2024 (16 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
3 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
7 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
7 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
7 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
12 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЦЕНТР И ПЕРИФЕРИЯ В ЯПОНИИ VIII ВЕКА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android