Libmonster ID: EE-641

В августе 2002 г. исполняется 60 лет движению индийского народа под лозунгом "Оставьте Индию!", вошедшему в историю этой южноазиатской страны как "Августовская революция" 1942 г. В разгар Второй мировой войны все провинции Индии оказались в той или иной степени охвачены массовыми антибританскими выступлениями, и лишь с помощью отозванных с фронта 57 батальонов колониальной армии властям удалось подавить "революцию". Эти драматические события заслуживают тщательного изучения, так как представляют собой один из важных и до сих пор недостаточно разработанных в отечественной индологии аспектов истории Индии в 1939- 1945 гг.

С началом Второй мировой войны освободительное движение индийского народа вступило в решающую фазу. Цели ведущих политических организаций в деле конституционного переустройства были неодинаковы. Индийский национальный конгресс (ИНК), заявив о своей солидарности с демократическими странами, отказался без предварительных условий помогать Великобритании в войне с блоком Германии, Италии и Японии. Лидеры ИНК, за исключением занимавшего пацифистскую позицию Мохандаса Карамчанда Ганди (1869-1948), заявляли, что Индия сможет внести действительно весомый вклад в антифашистскую борьбу лишь после достижения независимости и образования национального правительства. Мусульманская лига с 1940 г. обусловила свою поддержку военных усилий метрополии требованием раздела страны и создания отдельного исламского государства Пакистан из северо-западных и северо-восточных провинций, населенных преимущественно мусульманами. Лидер Лиги Мухаммед Али Джинна (1876-1948) пропагандировал идею "двух наций", "двух Индий", апеллируя к тому, что у индусов и мусульман - разные религии, философские системы, язык, образ жизни, культура в целом, иными словами, мусульмане являют собой представителей самобытной цивилизации, которая должна быть территориально обособлена, в государственном и правовом отношениях - совершенно независима от "индусской цивилизации".

С начала войны и до декабря 1941 г. британские власти вполне довольствовались тем, что объявленная ими воюющей стороной Индия активно участвовала в боевых действиях: колониальная армия проявляла лояльность Короне и постоянно пополнялась за счет добровольцев, 75% объема поставок технического сырья для снабжения союзнических армий на Среднем Востоке приходилось на Индию 1 . Однако после Перл-Харбора ситуация резко изменилась. Вступление Японии в мировую войну крайне осложнило положение британских владений в Азии и Тихом океане. К середине марта 1942 г. японцами были захвачены Малайя, Сингапур, пал Рангун. Впервые за все время британского правления в Индии возникла реальная угроза вторжения в ее пределы войск другой азиатской страны. Стало очевидным, что для организации ее эффективной обороны недостаточно сил одной лишь армии, но требуется

стр. 34


привлечение всего индийского народа для подготовки к возможной партизанской войне, для содействия военному командованию в тыловых работах, осуществления тактики "выжженной земли" и т.п. Возглавлявший военный кабинет консерватор Уинстон Черчилль, при всем своем презрении к компромиссам с колониями, был вынужден направить в Индию миссию спикера палаты общин Стаффорда Криппса (1889- 1952) с проектом декларации о конституционном переустройстве, предполагавшем предоставление ей статуса доминиона по окончании войны с фашизмом, а провинциям - права на самоопределение, что теоретически не исключало создание Пакистана. Ни о каком допуске индийцев к контролю над военным ведомством и немедленном формировании национального коалиционного правительства, как того хотели лидеры ИНК Джавахарлал Неру (1889-1964) и Сардар Валлаббхай Патель (1875-1950), и речи быть не могло. Достичь соглашения не удалось.

Провал миссии Криппса имел значительные последствия для англо-индийских отношений. Антибританские настроения в обществе заметно усилились, что было особенно опасным на фоне военных успехов Японии. Руководство ИНК с озабоченностью признавало, что "большинство людей убеждены в поражении англичан, более того - желают их поражения, не задумываясь о последствиях завоевания страны новым агрессором" 2 . Таким образом, чрезвычайные обстоятельства, в которых оказалась Индия весной 1942 г., породили крайне нестабильное внутреннее положение, отразившееся на всем обществе, прежде всего на политических и других организациях.

В ИНК царила атмосфера замешательства. В сложных перипетиях внутрипартийных споров о роли и месте Индии во Второй мировой войне Конгресс испытывал острую потребность в главном консолидирующем начале - детально разработанной, учитывающей многообразие мнений, несущей обществу потенциал духовного возрождения программе выхода из политического кризиса. Стратегическая цель ИНК оставалась неизменной - достижение независимости Индии. Неудачная попытка конгрессистов на переговорах с С. Криппсом добиться согласия англичан на создание национального правительства показала необходимость обратиться к новым, более действенным средствам. Кроме того, угроза японского вторжения заставляла ИНК дать немедленный ответ на вопрос: как спасти и защитить отечество?

Неру склонился к мысли, что в тот момент все же необходимо сосредоточиться на решении неотложной задачи обороны Индии. Он предлагал соотечественникам преодолеть пассивность и начать организацию сил и сбор средств для народной партизанской войны с врагом. "Согласно моей концепции обороны, - высказывался он, - я желал бы видеть сотни миллионов индийцев сражающимися с агрессором" 3 .

Субхас Чандра Бос, бывший в 1938-1939 гг. президентом Конгресса, напомнил о себе после долгого перерыва, связанного с его исчезновением из Индии. Находясь весной 1942 г. в Германии, он обращался к индийцам по радио, призывая их использовать критическое положение англичан для немедленного свержения их режима. Бос заявлял: "Британский империализм - вечный враг индийцев. С ним невозможен ни мир, ни компромисс!" 4 . Идеи популярного лидера находили определенный отклик в индийском обществе, особенно среди членов "Форвард- блока", созданного Босом накануне войны. Однако, при всей своей антиимпериалистической направленности, эти идеи порождали опасные иллюзии о возможности сотрудничества с фашизмом во имя национального освобождения.

Особого внимания в указанных обстоятельствах заслуживала позиция Ганди - признанного идеолога освободительного движения. После отъезда миссии Криппса, в один из своих "дней молчания" Ганди окончательно осознал, что ситуация зашла в тупик. Допуская в тот момент победу гитлеровской коалиции, он понял, что народу для обретения им воли к сопротивлению нужно нечто большее, чем только антивоенные призывы. Будучи пацифистом, Ганди отвергал идею Неру о начале партизан-

стр. 35


ской войны и применении тактики "выжженной земли" против японцев. Не намереваясь отказываться от своей непоколебимой приверженности гуманистическим идеалам, он напряженно искал тот единственно верный путь, по которому пошли бы все.

19 апреля 1942 г. в еженедельнике "Хариджан" Ганди обратился к английским властям с призывом - "Оставьте Индию!". С этого момента развернулась его активная работа по разъяснению нового плана действий. Главным доводом Ганди стало: империя должна "оставить Индию", потому что этого требовал индийский народ, а также по причине военной необходимости. "Япония воюет не с Индией, а с ее нынешними хозяевами, - заявлял он. - Англия неспособна защитить Индию... Самое лучшее для нее - предоставить Индию самой себе" 5 . Если уход англичан состоится, то, во-первых, британскому владычеству наступит бескровный конец; во-вторых, японского вторжения может не последовать вообще, так как для него не останется оснований. Но Ганди не знал того, что японцы и немцы уже строили планы раздела Индии, и изменение ее статуса не могло бы их сдержать 6 . Если бы агрессор все же нарушил восточные границы страны, то, по замыслу Ганди, он встретил бы отпор в форме повсеместного ненасильственного сопротивления индийцев. Ганди с непостижимой уверенностью полагал, что при таком развитии событий японцам пришлось бы отступить, иначе у них не осталось бы иного выбора, как "уничтожить целый народ" 7 . Итак, наиболее влиятельный национальный лидер фактически заявил об отсутствии каких-либо перспектив сотрудничества с Великобританией. Отныне он отказывал англичанам даже в моральной поддержке.

Для того, чтобы добиться единства мнений в рядах Конгресса и выработать новую тактику освободительного движения, в Аллахабаде (Соединенные провинции) была созвана сессия Всеиндийского комитета (ВКК), которая проходила с 29 апреля по 2 мая 1942 г. М.К. Ганди на заседании не присутствовал, однако направил в Аллахабад своего курьера Миру Бен с проектом резолюции по военному вопросу, где изложил идею ухода англичан из Индии и оригинальное видение возможностей достичь независимости. Проект был вынесен на обсуждение ВКК и вызвал бурную дискуссию. Первым оппонентом Ганди стал Джавахарлал Неру, осознавший, что в критической обстановке, сложившейся после падения Сингапура и Бирмы, его родина обязана сражаться вместе с Великобританией и ее союзниками против общего врага. Он пытался не дать ВКК отодвинуть проблему войны с фашизмом на второй план даже ради освобождения Индии от унизительного колониального бремени. В определенном смысле интернационалист брал в нем верх над националистом. Детальному анализу Неру подверглись все, и прежде всего действительно уязвимые места в позиции Ганди.

Он категорически отмел надежду на умиротворение японских милитаристов: "Япония - империалистическая держава. Завоевание Индии входит в ее планы" 8 . Неру не мог согласиться с тем, что требование ухода англичан (и их армий) в момент наибольших военных успехов стран гитлеровской коалиции может привести к независимости Индии: "Вывод войск и всего аппарата гражданской администрации создаст вакуум, который нельзя будет сразу заполнить" 9 . Он выражал совершенно обоснованное сомнение в том, что при помощи рекомендуемых Ганди методов удастся остановить японскую армию: "Японцы двинутся вглубь страны. Ненасильственное несотрудничество - не преграда ...Их армии пойдут в Персию, Ирак, задушат Китай и значительно осложнят положение России" 10 . В итоге Неру пришел к выводу, что, приняв написанный Ганди проект резолюции по военному вопросу, Конгресс выставит себя в качестве пассивного пособника фашистских агрессоров.

В ходе дискуссии интересную точку зрения высказал член ВКК Ачут Патвардхан. В основном согласившись с Неру, он поддержал и ряд положений проекта Ганди. "Позиция Джавахарлала приведет нас к безусловному сотрудничеству с британскими

стр. 36


властями, - сказал Патвардхан, - что послужит поводом для Японии напасть на Индию" 11 . Полностью разделил взгляды Ганди и отстаивал на сессии его проект Валлаббхай Патель. Он заявил, что в комитете столкнулись две принципиальные позиции, из которых именно гандистская представляется ему "более правильной". Ситуация на Аллахабадской сессии в силу возникших разногласий в руководстве ИНК могла бы окончательно зайти в тупик, но, по просьбе президента Конгресса Абул Калам Азада, Неру подготовил собственный вариант проекта резолюции. Это был документ компромиссного характера, вобравший в себя основные положения проекта Ганди, но в иной трактовке, который в конечном счете и был принят.

Резолюция по военному вопросу от 1 мая 1942 г. стала свидетельством того, что в руководстве Конгресса наряду с выраженной тенденцией к идейному столкновению ортодоксальных гандистов и неруистов существовало стремление к компромиссу, столь необходимое для возобновления активной политической деятельности всей организации. Сам проект Неру, давший форму этой резолюции, был по сути доработанным вариантом новой программы Ганди, отражавшей широко распространенное в массах ожесточение против англичан. То обстоятельство, что Ганди выдвинул именно такую программу, говорило само за себя, его нельзя было игнорировать. Во имя компромисса Неру не внес в выработанный им текст столь горячо отстаиваемое им требование о вооруженном отпоре агрессору. Вместе с тем он смог исключить явно антибританское высказывание Ганди о неспособности империи защитить Индию, об отсутствии у последней вражды к Японии, что могло быть использовано властями против самого же Конгресса.

Ганди, в свою очередь, добился того, что ВКК пришлось прийти к выводу: немедленное окончание английского господства есть главный вопрос дня. Теперь требовалось лишь дать ответ: каким образом он, Ганди, рассчитывал воздействовать на колониальную администрацию, чтобы его беспрецедентное требование "оставить Индию" было ими удовлетворено? Весь ход событий, сам факт провала миссии Криппса, конформизм Неру способствовали усилению влияния Ганди в Конгрессе, и от того, какая модель дальнейшего политического поведения конгрессистов была бы им предложена, во многом зависело не только участие или неучастие индийского народа в войне, но и будущее всего освободительного движения в Индии.

Английские власти с тревогой наблюдали за резкой активизацией деятельности Конгресса под влиянием Ганди. Черчилль отмечал: "Неру - один или почти один готов всерьез бороться с врагом... Большинство же конгрессистских лидеров возвратились к абсолютному пацифизму Ганди" 12 . В Индии департамент внутренних дел начал проводить мероприятия по дискредитации новых планов Ганди, руководствуясь такими установками: а) критиковать политику Ганди, но не его лично; б) подчеркивать, что в случае осуществления его замыслов будет нанесен ущерб военным усилиям союзников; в) рассеивать предположения, будто Конгресс может заставить правительство Его Величества пойти на новые уступки индийцам в политической сфере 13 . Полиция произвела обыск в штаб-квартире ИНК в Аллахабаде и изъяла всю имевшуюся там документацию, в том числе несколько копий резолюции от 1 мая 1942 г. В секретном письме вице-королю губернатор Соединенных провинций М.Хэллет привлек внимание лорда Линлитгоу к вопросу об авторстве этого документа, предполагая, что оно принадлежит Ганди. "Если эта резолюция написана Махатмой, - подчеркивал губернатор, - то становится ясно, что он - из пятой колонны... и мы должны пристально наблюдать за его деятельностью... Мы также имеем сведения, что 75% работников Конгресса настроены прояпонски и 100% - антибритански" 14 . Тщательно изучив полученные из Аллахабада материалы, вице-король обратился к министру по делам Индии и Бирмы Л.С. Эмери с просьбой "довести соответствующую информацию до сведения членов военного кабинета и принять срочные меры" 15 .

стр. 37


За событиями в Индии внимательно следили в странах- союзницах Великобритании. Общественное мнение США отрицательно отнеслось к изменению тактики ИНК, потому что усматривало в ней элементы пособничества японцам. Такая оценка конгрессистского курса напрашивалась из-за выбора ненасильственного несотрудничества в качестве главного средства борьбы с современной армией Японии. Президент Ф.Д. Рузвельт был удивлен и даже возмущен тем, что он сам охарактеризовал как "возрождение Ганди" 16 . Будучи глубоко заинтересованным в более весомом вкладе Индии в войну, он считал, что лондонское правительство должно сделать все возможное для обеспечения поддержки индийцами военных усилий союзников невзирая на то, что Конгресс проявляет "неуступчивость" 17 .

Китайское руководство относилось к освободительному движению в Индии с большим пониманием и в феврале-марте 1942 г. даже прилагало усилия к тому, чтобы содействовать достижению англо-индийского соглашения по конституционной проблеме. Президент Чан Кайши и его супруга поддерживали теплые личные отношения с семьей Неру, были достаточно близко знакомы с Ганди и Джинной. Тем не менее в Чунцине воздерживались от активной поддержки новых планов Конгресса, полагая, что они не только подорвут обороноспособность Индии, но и отрицательно скажутся на стратегическом положении Китая 18 .

Советский Союз избегал вмешательства в англо-индийские отношения и практически не реагировал на внутрипартийную жизнь ИНК. Общеизвестно, что индийский вопрос всегда занимал значительное место в программных документах ВКП(б) и Коминтерна, но в 1942 г. интерес к событиям в далекой Индии был невелик. Москва была связана с Лондоном узами Соглашения о совместных действиях в войне против Германии, подписанного 12 июля 1941 г. В.М. Молотовым и С. Криппсом, и более поздних договоренностей. Часть технической и сырьевой помощи Великобритании шла в СССР именно из Индии. Одно время даже велись дискуссии о направлении советского представителя в Дели для лучшей координации поставок. Иными словами, политика СССР была полностью ориентирована на создание благоприятных условий для ведения войны с фашизмом, и под этим углом зрения Индия рассматривалась как источник стратегических ресурсов. В советской прессе практически не появлялось статей об освободительном движении в Индии. Так, центральный орган ВКП(б) "Правда" регулярно публиковала тексты речей У. Черчилля и Л.С. Эмери, но игнорировала важнейшие документы ИНК или же помещала только те выдержки из них, где говорилось о готовности индийского народа участвовать в войне 19 . Кризис англоиндийских отношений 1942 г. и план Ганди "Оставьте Индию!" никакого своевременного и адекватного освещения в советской печати не получили 20 . Итак, уже на стадии замысла новая конгрессистская тактика "безболезненного" прекращения британского владычества не обрела какой-либо внушительной поддержки ни в разнородной среде англо-индийского колониального аппарата, ни тем более в странах-союзницах Великобритании.

Тем временем Ганди приступил к активной агитации среди населения в пользу лозунга "Оставьте Индию!". В течение мая в еженедельнике "Хариджан" регулярно появлялись его статьи, в которых он давал ключ к решению им же самим поставленной проблемы - как добиться немедленного ухода англичан из страны. 17 мая 1942 г. он опубликовал свое известное письмо "Ко всем англичанам", в котором просил их поддержки в деле освобождения "если не всех азиатских и африканских колоний, то, по крайней мере, Индии" 21 , а 24 мая он указал средство воздействия на управленческие структуры: "Все, кто любит Индию, Англию и весь мир, присоединятся к моему обращению в адрес властей, и, если оно будет отвергнуто, примут ненасильственные меры, чтобы заставить их выполнить нашу просьбу... Оставьте Индию Богу! Если же этого слишком много, оставьте ее на произвол судьбы!" 22 .

стр. 38


Сущность новой гандистской тактики сводилась к следующим положениям:

1. Британское владычество в Индии прекращается. Англичане должны немедленно и добровольно уйти из Индии;

2. Если колониальные власти не согласятся сложить свои полномочия, то Ганди развернет массовое движение гражданского неповиновения под лозунгом "Оставьте Индию!", которое вынудит их покинуть страну.

Таким образом, Ганди решался вновь прибегнуть к своему испытанному в 1920-е- 1930-е гг. оружию - сатьяграхе, но на этот раз хотел направить его не на усовершенствование отдельных механизмов в системе иноземного правления, но против системы как таковой. Он даже был готов пойти на риск временного безвластия, которое, вероятно, могло бы воцариться в случае ухода колониальной администрации из Индии. Ганди был убежден, что ведущие политические партии сумеют в кратчайшие сроки взять власть в свои руки, сформировать национальное правительство и организовать оборону.

Он называл свое начинание "ненасильственной революцией", "открытым восстанием", так как надеялся, что, не прибегая к оружию, индийцы сумеют достичь кардинальных изменений конституционного строя 23 . Для подготовки сатьяграхи на местах Ганди разослал эмиссаров по провинциям страны. Более того, он лично обратился к главам союзных держав - Чан Кайши и Рузвельту - с просьбой о поддержке освободительного движения в Индии 24 , но не нашел понимания. "Ввиду недавних неудач, постигших союзнические войска в Ливии, - писал в ответной телеграмме от 8 июля 1942 г. Чан Кайши, - Конгресс поступил бы правильно, проявив максимум терпения и воздержавшись от решительных действий. Этим он продемонстрировал бы свое сочувствие делу Объединенных Наций" 25 . Рузвельт Махатме не ответил.

Обсуждение вопроса о возможности проведения сатьяграхи под лозунгом "Оставьте Индию!" состоялось на заседании Рабочего комитета ИНК в Вардхе (Центральные провинции), где 14 июля было решено согласиться с мнением Ганди и, в случае отказа Великобритании принять условие Конгресса о немедленном предоставлении Индии полной независимости, начать массовое движение. Даже Неру и его единомышленники признали, что подобная программа способна стать своеобразным приятным психологическим шоком для индийцев, вывести их из состояния апатии и социальной пассивности, и эту энергию впоследствии можно будет направить против японских агрессоров. Окончательное решение по данному вопросу должен был принять Всеиндийский комитет Конгресса, которому с этой целью предстояло собраться 7 августа 1942 г. в Бомбее.

Военный кабинет не намеревался возобновлять переговоры с конгрессистами. Эмери считал своим долгом "сдержать Ганди и ИНК" и заявил, что берется "подготовить общественное мнение США, Китая и СССР в связи с возможностью проведения антиконгрессистских мероприятий" 26 . Он сообщил вице-королю, что правительство предоставляет ему полную свободу действий и от себя посоветовал "посадить Ганди в самолет и отправить в Уганду" 27 . Однако Линлитгоу рассуждал иначе. Обдумывая план репрессий против ИНК, он, больше чем международного скандала, опасался взрыва недовольства внутри страны. "Ни кабинет, ни я не желаем конфликта с Конгрессом, - писал он в Лондон, - но при необходимости... нам придется арестовать Ганди и всех остальных членов партии... Последние меня мало беспокоят, тогда как Ганди - особый случай. Я пришел к выводу, что будет правильнее оставить его в Индии, в каком-нибудь благоустроенном месте, со всеми возможными удобствами. Убежден, что в этом случае будет меньше шума" 28 .

Для того, чтобы дискредитировать индийское освободительное движение в глазах мировой общественности, администрация Линлитгоу предъявила Ганди обвинение в связях с японским военным командованием. Пропагандистская шумиха была на-

стр. 39


столько выгодна властям, что лишь 14 сентября 1942 г. Черчилль затребовал "достоверные сведения об интригах Ганди с Японией и документы, которыми правительство Индии располагает в этой связи". 17 сентября Эмери отчитался перед премьер-министром. "По Вашему поручению, - доложил он, - я подготовил информацию о Ганди. Доказательств того, что он имел контакты с японцами, не обнаружено, хотя публично он не раз высказывался о возможности в будущем вступить в переговоры с Японией" 29 . Попытка сфабриковать обвинение Махатме и всему Конгрессу в том, что движение "Оставьте Индию!" инспирировано японской разведкой, провалилась.

Ганди же до самого открытия Бомбейской сессии ВКК сохранял готовность пойти навстречу английским властям, желая решения вопроса об их уходе за столом переговоров. От его имени в резиденцию вице-короля направилась Мира Бен, но ей было отказано в приеме. Личный секретарь сообщил Мире, что "лорд Линлитгоу не станет вести никаких переговоров с представителями Ганди, готовящего открытый бунт" 30 .

7 августа в Бомбее открылась сессия Всеиндийского комитета Конгресса. Съехавшимся изо всех провинций делегатам форума предстояло ратифицировать резолюцию об "уходе" англичан из страны, с легкой руки бомбейских журналистов названную в те дни резолюцией "Оставьте Индию!". В своем выступлении на сессии Ганди обратился к собравшимся на английском языке и на хинди. Он подчеркнул, что "резолюция, вынесенная на обсуждение, основана на принципах ахимсы. Ее смысл - не поиск путей ИНК к власти, а совершенно бескровная борьба за независимость... Если кто- то утратил веру в ненасилие, то пусть не голосует за этот документ... Мы начинаем борьбу не против английского народа, а против империализма... Свершить или погибнуть!" 31 .

8 поддержку Ганди выступили Азад, Неру, Патель. Идейные разногласия между ведущими группировками внутри ИНК были приглушены из тактических соображений.

8 августа 1942 г. резолюция "Оставьте Индию!" была утверждена. Конгресс подтверждал свою готовность участвовать в антифашистской борьбе Объединенных Наций на правах свободного и равного партнера. Документ, в частности, гласил: "Немедленное крушение британского правления в Индии необходимо как для самих индийцев, так и для успеха дела союзников. После объявления независимости будет сформировано временное правительство, основной функцией которого станет оборона Индостана и сопротивление агрессору всеми имеющимися в его распоряжении ненасильственными и вооруженными средствами". Конгресс заявлял о том, что английские власти отказались обсуждать его требование "оставить Индию", и поэтому он "начинает движение гражданского неповиновения под руководством Махатмы Ганди" 32 .

Из 240 человек, присутствовавших на сессии, против резолюции проголосовали 13. Гандистский план был утвержден, и Конгресс встал в активную оппозицию правительству.

Колониальные власти встретили открытие Бомбейской сессии в "полной боевой готовности". Официальный Дели ежечасно обменивался телеграммами с Лондоном. 8 августа вице- король сообщал министру по делам Индии и Бирмы: "Сейчас ожидаем результат работы Конгресса. Он должен быть достигнут сегодня вечером" 33 . Эмери докладывал премьер-министру: "ВКК проводит сессию. Предполагается, что интересующая нас резолюция будет ратифицирована сегодня. Ходят слухи, что затем Ганди направит письмо вице- королю с просьбой обнародовать позицию правительства в связи с его требованием "ухода англичан из страны"". Поздно вечером 8 августа Линлитгоу срочно телеграфировал военному кабинету: "Комитет утвердил резолюцию... Приступаем к осуществлению нашего плана" 34 .

стр. 40


На рассвете 9 августа, с грифом "совершенно секретно", пришел ответ Черчилля: "Действуйте, и без промедления!" 35 . В Бомбее начались аресты конгрессистских лидеров. Ганди интернировали во дворце Ага-хана в Пуне, а членов комитета - в форте Ахмаднагар. Активисты провинциальных и даже окружных организаций были брошены в тюрьмы согласно заранее заготовленным и выверенным спискам. Штаб-квартиру партии в Аллахабаде подвергли обыску и опечатали. ИНК был объявлен вне закона. Однако расчет англичан на то, что предпринятые превентивные меры помогут им предотвратить новый подъем освободительной борьбы, не оправдался. Повальные аресты конгрессистских лидеров произвели обратный эффект - послужили толчком к началу готовившейся ИНК сатьяграхи. В стране развернулось мощное массовое антибританское движение под лозунгом "Оставьте Индию!".

Бомбей, будучи местом проведения сессии ВКК и всех разыгравшихся следом событий, поднялся первым. 9 августа 1942 г. в Шиваджи-парке собрался 30-тысячный митинг, участники которого требовали немедленного освобождения национальных лидеров. Вскоре движение распространилось на всю провинцию и, в частности, охватило такие округа Бомбейского президентства, как Кайра, Тана, Пуна, Ахмадабад, Сурат, Сатара, Белгаум 36 . Сумевшие по тем или иным причинам остаться на свободе, некоторые члены ВКК собрались у дома крупного промышленника Г.Д. Бирлы, где личный секретарь Ганди, Пьярелал, зачитал им написанное перед арестом письмо Махатмы. В нем говорилось: "Пусть каждый солдат ненасильственной борьбы прикрепит к своей одежде лозунг "Свершить или погибнуть!", чтобы его смогли отличить от тех, кто не является приверженцем ахимсы" 37 . Конгрессисты, укрывшиеся от полицейских репрессий, решили взять на себя управление начавшимся движением и создали подпольный "Всеиндийский комитет Конгресса" 38 . Название нового комитета должно было символизировать преемственность функций этого органа с арестованным ВКК. Таким образом, у кампании гражданского неповиновения появился новый координирующий и направляющий центр.

По партийному признаку подпольный ВКК характеризуется как левоконгрессистский орган, состоявший преимущественно из конгресс-социалистов. Ведущими деятелями комитета являлись С. Крипалани, Р. Лохия, Аруна Асаф Али, А. Патвардхан, Ю. Мехералли. Между ними сразу же наметились разногласия по вопросам тактики дальнейшей борьбы. Так, "гандистская группа" (Крипалани, Мехералли и др.) выступала за применение исключительно ненасильственных методов, тогда как "группа сторонников насилия" (Лохия, Патвардхан и др.) считала, что движение должно выйти за рамки обычной сатьяграхи и стать "подлинно революционной борьбой" против колонизаторов. Подпольный ВКК создал денежный фонд и наладил определенную связь с провинциями. Центр действовал секретно. Одно время он располагался по адресу 69-87 на Кафидрал-стрит в Бомбее, затем был перенесен на второй этаж Говинд-билдинг на Кехтвади-майн-роуд. На тайной квартире постоянно работали 4 человека: координатор, бухгалтер, секретарь-машинистка и слуга. Туда шла многочисленная корреспонденция (до 200 конвертов и пакетов в день). Центр готовил ежедневные сводки новостей о ходе движения в стране 39 .

Уже 9 августа 1942 г. подпольным Комитетом был выпущен первый бюллетень, обращенный к жителям Бомбея. В нем говорилось: "Мы поздравляем жителей города с замечательным выступлением в поддержку священного дела всей страны. С сегодняшнего дня мы - свободные граждане свободной Индии (так в документе. -Л. Ч.). Наша борьба не закончится, покуда мы не победим" 40 . 10 августа вышел второй бюллетень с заголовком "Свершить или погибнуть!", в котором содержались выдержки из последнего письма Ганди с призывом к народу пойти на самопожертвование, руководствуясь принципами ненасилия. В качестве основного средства борьбы комитет

стр. 41


предлагал использовать стачку: "С помощью стачек мы доведем власти до состояния кризиса" 41 .

Характерно, что в третьем бюллетене от 12 августа "Гражданам Бомбея" уже содержались несколько иные рекомендации по выбору методов давления на англичан: "...Парализуйте работу коммуникаций, нарушайте закон военного положения" 42 . Левоконгрессистский центр призывал народные массы переходить к использованию элементов саботажа и подрыва военных усилий империи, тем самым отступая от первоначального, гандистского замысла "чистой" сатьяграхи.

Опираясь на наиболее активную движущую силу кампании - студенчество, подпольный ВКК создал в Бомбее секретное конгрессистское радио, которое вещало на город и провинцию с августа по ноябрь 1942 г. Лохия и Крипалани осуществляли руководство вещанием. Радиосеансы длились по 30 минут в день. Их ведущим приходилось ускользать от полиции, переезжая с места на место. В ноябре радиостанция была обнаружена, и пятеро основных организаторов заключили в тюрьму. Подпольный ВКК не только пытался поддерживать связь между провинциями, но также организовал в Бомбее, Дели, Бенаресе и Калькутте собрания работников, в той или иной мере управлявших движением в разных частях страны. В ходе дискуссий выявлялись принципиальные расхождения во взглядах местных деятелей на вопросы тактики: от признания необходимости удерживать кампанию в рамках ненасилия до требований отказаться от "деликатных" методов Махатмы Ганди, перейти к саботажу и даже вооруженным формам противоборства с режимом.

Особенности политических воззрений руководителей движения в сочетании с местными условиями порождали своеобразие его хода в различных частях Индии. Так, в западных, ряде центральных и в юго-восточных провинциях кампания в целом не выходила за рамки ненасилия: наряду с традиционными для сатьяграх массовыми шествиями, забастовками, пикетированием правительственных зданий народ в ряде случаев портил коммуникации, но к открытому саботажу, диверсиям и вооруженной борьбе не перешел.

В Бомбейском президентстве и Центральных провинциях наибольшую активность из всех слоев населения проявило студенчество. В Бомбейском университете были организованы забастовки, посещаемость колледжей и школ упала до 10-13%. В одном из округов Бомбейского президентства -Белгауме - большая группа молодежи (около 700 человек) подняла на здании суда трехцветный конгрессистский флаг и попыталась сжечь портреты Черчилля и Линлитгоу, но была рассеяна полицией 43 . Более 1000 студентов помогали деятельности подпольного ВКК. Они проводили собрания, распространяли бюллетени и брошюры, по мере возможности поддерживали связь между провинциями. 9-11 августа в Нагпуре (Центральные провинции) многотысячная демонстрация местной молодежи призвала государственных чиновников-индийцев присоединиться к общей борьбе. В Севаграме, где находилась обитель Ганди, население развернуло сатьяграху под лозунгом "Оставьте Индию!", в ходе которой даже полицейские подали в отставку в знак протеста против арестов лидеров ИНК. В Чимуре началось крестьянское движение. В конце августа вся Индия была потрясена известиями о варварском обращении военных и полицейских с жителями Чимура, где насилию и расправам подверглись не только мужчины, но также дети и женщины. Профессор Бхансали из Бомбея отправился в Дели, чтобы встретиться с законодателями и выразить протест по поводу случившегося. Он добился приема у члена исполнительного совета при вице- короле Энея и потребовал создания правительственной комиссии по расследованию чимурского инцидента. В итоге, под влиянием общественного мнения, властям пришлось признать, что они "обязаны придавать большее значение поддержанию дисциплины в армии и полиции, задействованных в наведении порядка" 44 .

стр. 42


В Мадрасе 9 августа началась всеобщая стачка. Пользуясь тем, что провинция во многих местах пересекалась стратегически важными железнодорожными линиями, участники движения разрушали полотно, разбирали рельсы и т.п. В результате Южная Индийская дорога функционировала с частыми перебоями, сообщение между Мадрасом и Калькуттой было прервано на целый месяц. В округе Коимбатур был полностью сожжен военный аэродром. Власти наложили коллективные штрафы на жителей окрестных деревень в размере от 5 до 50 000 рупий с человека 45 . Полиция получила разрешение стрелять без предупреждения по всякому, приблизившемуся к военным объектам. В одном из ежедневных отчетов вице-король сообщал Эмери: "Мадрас: в центре спокойно, но в округах не прекращаются случаи нарушения коммуникаций. В Коимбатуре, где несотрудничество переросло в саботаж, полиции разрешено открывать огонь" 46 .

Для подавления движения в Мадрасе, Бомбейском президентстве, Центральных провинциях, ряде других регионов, имеющих сходные характеристики состава участников и методов борьбы, администрация прибегала к арестам, принудительным работам, телесным наказаниям, наложению коллективных штрафов. В результате к концу сентября 1942 г. массовые выступления в этих провинциях были в основном подавлены.

В Бихаре, Бенгалии, Соединенных провинциях с ненасильственными методами сочетались насильственные, включая вооруженное сопротивление британскому режиму. Их организаторами стали "революционно настроенные" левые конгрессисты.

Движение в Бихаре, охватившее все округа провинции, отличалось особой интенсивностью. Еще в июле 1942 г. один из лидеров провинциального комитета ИНК Джайпракаш Нараян (1902-1979) выступил за переход к "массовой революционной борьбе". По словам индийского историка С. Нийоджи, он хотел "привнести марксизм в консервативное освободительное движение" 47 . 9 августа в Бихаре были проведены аресты активистов Конгресса. 10 августа в Патне начались забастовки и харталы, в которых приняли участие широкие слои населения. Только за один день полиция открывала огонь 15 раз, убив 8 и ранив 30 человек 48 . Большая часть Восточной железной дороги была сожжена или повреждена, в результате чего у властей возникли значительные трудности с военными перевозками. Практически не функционировали телефонная и телеграфная сети.

После побега Нараяна из Хазарибагхской тюрьмы им были созданы "партизанские отряды", которые изготавливали самодельную взрывчатку, пускали под откос поезда с военными грузами, взрывали мосты. Лондонская "Таймс" писала: "Бихар, где волнения наиболее серьезны, - родина терроризма... Восставшие используют опыт русских партизан" 49 . В своем открытом письме "Всем борцам за свободу" Нараян писал: "Мы провозгласили себя независимым народом, а англичан - агрессорами, и сражаемся против них с оружием в руках". Он по-своему трактовал лозунг Махатмы "Оставьте Индию!" и считал, что, если действия бихарцев "расходятся с идеалами ахимсы", то в этом "нет его вины" 50 . После поражения "революции" отряды Нараяна ушли в Непал и еще долгое время наносили удары по приграничным полицейским постам.

В Бенгалии события развивались приблизительно по такому же сценарию, что и в Бихаре. Участники движения нарушали коммуникации, портили телефонные провода, совершали диверсии на транспорте. Линлитгоу не без сарказма писал Эмери о "хорошей технической подготовке диверсантов" 51 . После того, как бенгальский провинциальный комитет был объявлен вне закона, избежавшие ареста конгрессисты Мукерджи, Саманта и некоторые другие ушли в подполье. 19 августа в Миднапуре был сформирован Бенгальский Совет действия, который распространял указания по ведению борьбы. Совет, в частности, рекомендовал населению создавать параллель-

стр. 43


но существующим структурам местного управления собственные органы народовластия, которые впоследствии станут зачатками "свободного индийского государства" 52 .

Эта рекомендация не осталась без последствий. В Миднапуре было создано "национальное правительство", в состав которого входили "министры" во главе с "диктатором". Это правительство осуществляло судебные функции, поддерживало порядок и безопасность, создало добровольческую армию. Из-за разлившихся после летних муссонных дождей рек и совершенно разрушенных дорог Миднапур оказался недосягаемым для англичан. "Национальное правительство" просуществовало до 8 августа 1944 г. и было распущено по указанию вышедшего на свободу Ганди 53 .

Соединенные провинции также были охвачены антианглийскими выступлениями. Вместе со студенчеством - главной движущей силой кампании - значительную активность проявили рабочие, средние слои города, курсанты военных училищ. 13 августа в Аллахабаде, Мируте, Джаунпуре, Горакхпуре и других городах на дорогах были устроены завалы из деревьев, столбов и камней. В Аллахабаде участники движения проникли на аэродром, подожгли несколько машин и служебные помещения. Размах ответных репрессий властей был настолько велик, что даже "Нью-Йорк Таймс" не обошла вниманием события в далекой Индии, сообщив, что "на 1 сентября 201 человек убит и множество ранено во время полицейского обстрела в Горакхпуре" 54 .

Так же, как и в Бенгалии, в Соединенных провинциях было создано собственное индийское "правительство" в округе Баллия. В Баллии саботаж принял такие размеры, что к 18 августа округ оказался лишенным связи с центром. Местный судья выпустил из тюрьмы конгрессистов в расчете на то, что они помогут ему взять ситуацию под контроль. Вопреки его ожиданиям, 100 освободившихся активистов во главе с Пандеем призвали народ продолжать борьбу. 20 августа прошло собрание жителей, провозгласивших округ "независимой территорией". Пандей сформировал свою администрацию, отдал приказ об аресте английских чиновников, взял под контроль казначейство и арсенал. Но, в отличие от миднапурской, эта администрация просуществовала всего несколько дней. 23 августа в Баллию были введены войска и начался массовый террор. Неру так писал о репрессиях местных властей: "Правительство Соединенных провинций и губернатор Хэллет мстят за себя. Что скрывается за их злобностью? Страх?" 55 .

По-иному развивались события в Пенджабе и Северо- Западной пограничной провинции.

В Пенджабе власти подвергли провинциальный комитет и его окружные филиалы особенно жестким репрессиям. В ходе проведенных 9-10 августа арестов полицейские публично унижали конгрессистов, избивали их, после чего в наручниках доставляли в тюрьмы. В тюремных помещениях заключенные также переносили издевательства и пытки 56 . Тем не менее в Амритсаре, само название которого отождествляется в сознании индийцев не только с местонахождением Золотого храма, но и с массовым расстрелом английскими военными мирных жителей на площади Джал-лианвала-багх в 1919 г., состоялось шествие в знак протеста против арестов Ганди, Неру и других лидеров ИНК. 10 августа в Мултане все магазины и базар закрылись на однодневный хартал. Не умаляя значимости всего вышесказанного, однако, следует отметить, что в целом в Пенджабе движение под лозунгом "Оставьте Индию!" не получило широкого размаха. Сказалось действие ряда факторов, предопределившее слабое участие местного населения в этом движении.

Во-первых, сыграли свою роль репрессии властей и отлаженная антиконгрессистская пропаганда. Во-вторых, Пенджаб - провинция с преобладанием мусульманского населения, среди которого огромным авторитетом пользовалась Мусульманская ли-

стр. 44


га. Принятие Рабочим комитетом Лиги резолюции от 20 августа 1942 г. о нейтралитете в отношении движения стало фактически директивой для всех мусульман. В-третьих, значительная часть индусского населения провинции - сикхов - традиционно составляла основу англо-индийской колониальной армии. Сикхи получали достаточно высокое жалованье, привилегии и пенсии, были лично преданы Короне. Немедленный "уход" англичан из Индии не был в их интересах.

Подобно тому, как это было в Пенджабе, важным фактором, оказавшим влияние на положение дел в Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП), явилась политика провинциальных властей, направленная на предотвращение кампании гражданского неповиновения. Разница заключалась в способах ее проведения: если власти Пенджаба прибегли к предельно жестким репрессиям, то губернатор СЗПП Г. Каннингхэм предпочел другую крайность. СЗПП стала уникальной провинцией, где не было нанесено упреждающего удара по Конгрессу. Более дальновидный, чем чиновники в центре, Каннингхэм понимал, что только организация ИНК сможет удержать неотвратимое народное выступление в рамках ненасилия. Дальнейшее развитие событий в провинции подтвердило правильность расчетов губернатора. Местный лидер ИНК Абдул Гаффар Хан с помощью своих отрядов "краснорубашечников" распространял среди местного населения "декларацию независимости". Только 5 октября в Пешаваре отряды начали пикетирование судов, продлившееся шесть дней. К этому времени уже определилось поражение движения "Оставьте Индию!" и Каннингхэм стал смело прибегать к арестам участников борьбы. На разгон пикетчиков в Пешаваре была брошена полиция. 27 октября был арестован Абдул Гаффар Хан 57 .

Однако помимо гибкой политики губернатора, существовали и другие, не менее важные обстоятельства, позволившие ему действовать преимущественно хитростью, а не силой. СЗПП было выгодно поддерживать военные усилия англичан. Местное население - пуштуны занимались посреднической торговлей и поставками в армию, поступали на военную службу. Война принесла им улучшение материального положения, так как многократно выросли цены на сельскохозяйственную продукцию. Кроме того, под влиянием официальной пропаганды племена прониклись убеждением, что Великобритания выступает в защиту ислама. Проанглийскую агитацию вело мусульманское духовенство.

Несмотря на определенную специфику движения под лозунгом "Оставьте Индию!" в СЗПП и Пенджабе, даже эти провинции внесли известный вклад в общую борьбу. Таким образом, движение охватило практически всю территорию Индии и стало апогеем политического кризиса 1942 г.

* * *

Англо-индийские власти старались доказать мировой общественности абсолютную адекватность принимаемых ими мер степени той опасности, которую движение создало для оборонного потенциала Великобритании. 9 августа 1942 г. министр по делам Индии и Бирмы Эмери выступил по радио и охарактеризовал меры правительства как "обоснованную политику", которая помогла ему "задушить движение в зародыше" и позволила сохранить "контроль над ситуацией в стране" 58 .

С 9 августа в провинциях Британской Индии был введен запрет на проведение массовых шествий, собраний, за исключением тех, на организацию которых имелось письменное разрешение окружных судов и комиссаров полиции. Всякая общественная деятельность прекращалась с 7.30 вечера до 6 утра. Особую озабоченность англичан вызывало содержание под арестом Махатмы Ганди. В том случае, если бы он предпринял голодовку протеста и состояние его здоровья резко ухудшилось, предпо-

стр. 45


лагалось сразу же освободить Ганди, чтобы не нести ответственности за последствия. Власти предусмотрели даже возможность трагической развязки внезапной смерти всеиндийского лидера. В данных обстоятельствах офицеру охраны во дворце Ага-хана предписывалось немедленно известить правительство шифрованной телеграммой, которое, в свою очередь, сообщит о случившемся сыновьям Ганди 59 .

Для подавления движения с фронта были отозваны 57 батальонов англо-индийской колониальной армии. В те дни вице-король Индии писал: "Мы столкнулись здесь с самым грозным бунтом со времен 1857 года. Уверен, что новая атака Конгресса будет отражена" 60 . Военный кабинет в Лондоне выразил удовлетворение той твердостью, с которой руководство Индии справилось с ситуацией в стране. В ходе подавления массового движения английские власти пребывали в состоянии эйфории, главным образом, оттого, что сумели устранить ИНК с политической арены.

10 сентября 1942 г. Черчилль выступил в палате общин с речью о положении в Индии. Пытаясь обосновать свое утверждение о том, что "организованная ИНК кампания не может носить общенациональный характер", он заявил: "Конгресс не является всеиндийской партией. Он не представляет большинство населения страны. Это политическая организация, отстаивающая узкие интересы промышленников и финансистов" 61 . Премьер-министр оценил сложившуюся в середине сентября ситуацию в колонии как "нормальную", о чем, по его мнению, свидетельствовал тот факт, что за период волнений англо- индийская армия пополнилась 140 тысячами добровольцев 62 . В заключение Черчилль подчеркнул, что политический курс правительства в отношении Индии остается прежним и судьба ее "будет решаться по окончании войны" 63 .

Речь премьера вызвала бурные дебаты в палате общин. Лейбористская фракция выразила недовольство крайне консервативным подходом главы военного кабинета к решению индийского вопроса. У. Соренсен принципиально не согласился с утверждением Черчилля о том, что ИНК не представляет большинство индийцев, и заявил, что "единственный способ проверить степень влияния Конгресса - это провести выборы" 64 . Дебаты показали, что военный кабинет не намерен отклоняться от проводимого им курса на использование материальных и людских ресурсов Индии для военных нужд империи и решение вопроса о будущем статусе колонии после разгрома фашизма. В то же время лейбористы в парламенте и правительстве продолжали поддерживать требование индийского народа о предоставлении независимости и оказывали определенное давление на Черчилля, призывая его покончить с иллюзиями о так называемой "восстановленной стабильности" на полуострове Индостан.

Изолированные от общества лидеры ИНК не сразу узнали о развернувшемся в стране массовом движении. Первое время арестованным конгрессистам вообще не разрешалось чтение газет, затем они стали получать несвежие номера, но сведения о народных выступлениях и правительственных репрессиях все же дошли до них. В тюремных записях Неру говорится: "Прочел речь Черчилля в газетах... Обычная для него, оскорбительная для Конгресса. Но я удовлетворен. Пусть не будет никаких компромиссов" 65 . Ганди назвал колониальную администрацию ответственной за разыгравшуюся трагедию в стране. 21 сентября он писал вице-королю: "Если бы вы подождали моего письма о начале переговоров, то страну не постигло бы такое бедствие. Я считаю, что именно правительство ответственно за случившееся" 66 . Ганди предлагал лорду Линлитгоу рациональный способ наведения порядка в Индии - "освободить всех конгрессистов и прекратить репрессии, которые только увеличивают недовольство народа" 67 .

Однако запущенный маховик военно-полицейского террора в условиях реальной угрозы извне уже ничто не могло остановить. Согласно официальным данным, к концу сентября 1942 г. было убито 846 человек, ранено 2024. Из них число жертв среди

стр. 46


полицейских и военных составляло 60 человек 68 . В конце сентября движение под лозунгом "Оставьте Индию!" было в целом подавлено, хотя отдельные выступления наблюдались до декабря 1942 г. и даже в 1943 г.

Именуемое большинством индийских историков- националистов "Августовской революцией", "славной революцией", это движение потерпело поражение по целому ряду причин. Объективные условия не благоприятствовали тому, чтобы гандистский план бескровного и немедленного прекращения британского владычества в Индии осуществился. В обстановке ведения Объединенными Нациями войны с фашизмом любое антиправительственное выступление в Британской империи автоматически рассматривалось как бунт и жестоко подавлялось. Английские власти считали единственно приемлемой основой для соглашения с индийскими политическими партиями идею послевоенного урегулирования вопроса о будущем статусе Индии. В этой связи расчет Ганди на возможность ведения переговоров с Великобританией на его собственных условиях был изначально нереальным. Не оправдались и надежды Конгрессистов на то, что их поддержат все социальные и религиозные группы населения. В стороне от "революции" остались князья, компрадорская буржуазия, часть рабочих, а кроме того - подавляющее большинство сикхов и мусульман. Наконец, упреждающий удар правительства по ИНК 9 августа 1942 г. привел к тому, что готовившееся партией движение началось самопроизвольно, а возникший позже подпольный ВКК, в силу относительной неопытности и идейной разобщенности его членов, не смог полностью заменить репрессированный настоящий Всеиндийский комитет Конгресса и придать движению должную организацию и размах. Подавляющее превосходство в военной силе колониальной администрации, использовавшей против индийцев армию и боевую технику, предопределило исход событий.

Значение столь многопланового и противоречивого явления, как движение под лозунгом "Оставьте Индию!", нельзя оценить однозначно. Оно продемонстрировало силу авторитета Махатмы Ганди и Индийского национального конгресса в обществе и поддержку большинством индийцев их программы и целей в освободительной борьбе, свидетельствовало о жизнеспособности гандистской доктрины активного ненасилия, так как, несмотря на использование участниками борьбы методов саботажа, диверсий и т.п., предпочтение большинства все же было отдано ненасильственным средствам давления на власти. Движение доказало консерваторам Лондона, что по окончании войны они не смогут более удерживать Индию в подчинении и вопрос о создании национального полномочного кабинета министров в Дели является главным в индийской политике. В этом плане движение действительно являлось "Августовской революцией" - одним из значительных этапов на пути Индии к государственной независимости, приблизившим ее достижение. С другой стороны, события августа-сентября 1942 г. поставили перед Конгрессом и его лидерами скорее социально-философскую, нежели политическую, проблему необходимости соотнесения национального интереса и общечеловеческих задач. И, наконец, это движение значительно уменьшило возможность сохранения в будущем единства Индии. Отсутствием Конгресса на политической арене до конца Второй мировой войны воспользовалась Мусульманская лига, пополнившая свои ряды на два миллиона человек и развернувшая отлаженную пропаганду "идеи Пакистана".

Впереди был август 1947 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Zaidi A.M. The Way Out to Freedom. Bombay, 1975. P. 378.

2 Азад А.К. Индия добивается свободы. М., 1961. С. 123.

3 Nehru J. Selected Works of Jawaharlal Nehru. V. 12. New Delhi, 1979. P. 262-263.

стр. 47


4 The Times. 3.03.1942.

5 Gandhi M.K. The Collected Works of Mahatma Gandhi. V. 76. New Delhi, 1979. P. 361. См.: Райков А.В. Опаснейший час Индии. Липецк, 1999.

7 Gandhi M.K. Op. cit. P. 5.

8 The Transfer of Power 1942-7. Ed. by N. Mansergh. V. 2. "Quit India". L., 1970. P. 158.

9 Ibid.

10 Ibid.

11 Ibid. P. 160.

12 Churchill W.S. The Second World War. V. 4. Boston, 1978. P. 1.

13 The Transfer of Power... P. 189.

14 Ibid. P. 63.

15 Ibid. P. 204.

16 См. подробнее: New York Times. 1.05.1942; 3.05.1942; 30.05.1942.

17 USA. Department of State. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1942. V. 2. Washington, 1960. P. 703-716.

18 The Transfer of Power... P. 612, 676.

19 См.: Правда. Март-май 1942 г.

20 Там же.

21 Gandhi M.K. Op. cit. P. 98-100.

22 The Transfer of Power... P. 115.

23 Gandhi M.K. Op. cit. P. 172-173.

24 См. подробнее: Tendulkar G.D. Mahatma. The Life of Mohandas Karamchand Gandhi. V. 6. Bombay, 1953.

25 Ibid. P. 496.

26 The Transfer of Power...P. 208, 218.

27 Ibid. P. 225.

28 Ibid. P. 273.

29 Ibid. P. 961, 978-979.

30 Ibid. P. 404-405.

31 Tendulkar G.D. Op cit. P. 187.

32 The Transfer of Power... P. 621.

33 Ibid. P. 616.

34 Ibid. P. 617-618, 620.

35 Ibid. P. 620.

36 The Times of India. 10.08.1942.

37 Gandhi's Correspondence with the Government, 1942- 1944. Ahmedabad, 1945. P. 53.

38 См.: Hutchins F.G. India's Revolution. Gandhi and the Quit India Movement. Cambridge, 1973. P. 240.

39 Ibid.

40 Quit India Movement. British Secret Report. Ed. by P.N. Chopra. New Delhi, 1976. P. 320.

41 Ibid.

42 Ibid. P. 321-322.

43 Source Material for a History of the Freedom Movement in India. Collected from Maharashtra State and Government of India Records. Ed. by B.G.Kunte. V. 3, pt 7. Bombay, 1975. P. 59.

44 Цит. по: Sitaramayya P. The History of the Indian National Congress. V. 2. Bombay, 1947. P. 124.

45 См.: Zaidi A.M. Op. cit. P. 101.

46 The Transfer of Power... P. 794-795.

47 Niyoji S. The 1942 Movement in Bihar // Challenge: A Saga of India's Struggle for Freedom. Ed. by N.R Ray. New Delhi, 1984. P. 423.

48 Choudhary R. History of Bihar. Delhi, 1953. P. 322.

49 The Times. 28.08.1942.

50 Цит. по: Majumdar R.C. History of the Freedom Movement in India. V. 3. Calcutta, 1963. P. 669.

51 The Transfer of Power... P. 740.

52 Quit India Movement... P. 275.

53 Bose Sugata. Agrarian Bengal. Economy, Social Structure and Politics, 1919-1947. Cambridge, 1986. P. 262.

54 New York Times. 2.09.1942.

55 Nehru J. Op. cit. P. 48.

56 Choudhary D.L. Violence in the Freedom Movement in Punjab, 1907-1942. Delhi, 1986. P. 127, 218.

стр. 48


57 Source Material... P. 124.

58 The Times. 10.08.1942.

59 Source Material... P. 360.

60 The Transfer of Power... P. 853.

61 Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Official Report. V. 383. L., 1942. P. 302-305.

62 Ibid.

63 Ibid.

64 Ibid. P. 592.

65 Nehru J. Op. cit. P. 10.

66 The Transfer of Power... P. 1002.

67 Ibid. P. 1003.

68 Great Britain. Parliamentary Debates... P. 1342.


© library.ee

Permanent link to this publication:

https://library.ee/m/articles/view/-АВГУСТОВСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-В-ИНДИИ-И-ЕЕ-ПОСЛЕДСТВИЯ

Similar publications: LEstonia LWorld Y G


Publisher:

Jakob TerasContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Teras

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. А. ЧЕРЕШНЕВА, "АВГУСТОВСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ" В ИНДИИ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ // Tallinn: Library of Estonia (LIBRARY.EE). Updated: 28.06.2024. URL: https://library.ee/m/articles/view/-АВГУСТОВСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-В-ИНДИИ-И-ЕЕ-ПОСЛЕДСТВИЯ (date of access: 15.07.2024).

Publication author(s) - Л. А. ЧЕРЕШНЕВА:

Л. А. ЧЕРЕШНЕВА → other publications, search: Libmonster EstoniaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Jakob Teras
Tallinn, Estonia
33 views rating
28.06.2024 (16 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ТИБЕТОЯЗЫЧНЫЕ СОЧИНЕНИЯ В ЖАНРЕ СИДДХАНТЫ
2 hours ago · From Jakob Teras
МЕТАМОРФОЗЫ БУМАЖНОЙ КЛЕТКИ. КЛАССИЧЕСКОЕ ЯПОНСКОЕ ИСКУССТВО ОРИГАМИ
6 hours ago · From Jakob Teras
ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
6 hours ago · From Jakob Teras
ОКЕАНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ЗАБЫТЫЕ ПРОБЛЕМЫ "НЕНУЖНОГО" РЕГИОНА
6 hours ago · From Jakob Teras
К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ДЖАЙНИЗМА В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ
11 hours ago · From Jakob Teras
БИОГРАФИЯ НАСТАВНИКА ВОНГВАНА В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ ДОСТОЙНЫХ МОНАХОВ СТРАНЫ, ЧТО К ВОСТОКУ ОТ МОРЯ"
2 days ago · From Jakob Teras
ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОЙ МОЛОДЕЖИ СТРАНЫ
2 days ago · From Jakob Teras

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.EE - Digital Library of Estonia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

"АВГУСТОВСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ" В ИНДИИ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: EE LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Estonia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Estonia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android