LIBRARY.EE is an Estonian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: EE-136
Author(s) of the publication: К. Ф. ШАЦИЛЛО

share the publication with friends & colleagues

Среди задач, которые предстояло решить в начале века партии большевиков, важнейшей было завоевание гегемонии пролетариата в грядущей революции. Главным противником рабочего класса в борьбе за гегемонию являлась либеральная буржуазия. За короткий срок, в течение лишь одного 1905 г., она проделала значительную эволюцию, сначала "порозовев", затем "покраснев", а с осени, после октябрьского манифеста и Декабрьского вооруженного восстания, стала "чернеть". Ниже рассматривается тот период, когда буржуазия надеялась возглавить революцию, чтобы затем обезглавить ее. В дальнейшем, убедившись в иллюзорности подобных планов, она перестала "косить глазами налево". Ее правое крыло - октябристы оказали открытую поддержку правительству П. А. Столыпина в борьбе с революцией. Со временем и левое крыло - кадеты устами своего лидера П. Н. Милюкова объявили себя "не оппозицией его величеству, а оппозицией его величества". Но "утро" либерализма, по крайней мере в планах его левого крыла, было иным.

Революция застала либерально-буржуазный лагерь слабоорганизованным. Русский либерализм к 1905 г., несмотря на более чем полувековое существование, фактически еще не вышел из кружковых форм. Говоря о возникавшей кадетской партии, В. И. Ленин отмечал, что она создается из двух составляющих: "из "земской фракции" (союз земцев-конституционалистов. - К. Ш .) и из "Союза освобождения", т. е. из неорганизованного конгломерата лиц плюс организация"1 . "Освобожденцы" в то время представляли по своему характеру организацию переходного типа от кружковых форм к политической партии, а традиционный земский либерализм за 40 лет существования так и не смог подняться выше иррегулярных земских съездов, разношерстного аристократического кружка "Беседа" (организовался в 1899 г.) и аморфного "Союза земцев-конституционалистов" (возник в 1903 г.)2 .

Позиции разных течений внутри либерального лагеря во многом совпадали: боязнь революционного народа, стремление к компромиссу с монархией, желание вести страну исключительно по пути реформизма и т. п. Но в то же время между ними имелись и существенные различия. Либеральные деятели, занимавшие место на правом фланге, считали необходимым сохранить в стране самодержавие, дополнив его узкосословным совещательным представительством при царе и тем минимумом политических свобод, благодаря которым, по их мнению, был бы ограничен произвол бюрократии и восстановлено нарушенное "единение царя с народом". Именно этого требовала часть земцев на своем съезде в начале ноября 1904 года. Левое крыло выступало за так называемое правовое государство, под которым оно подразумевало конституционную монархию, последовательное проведение политических свобод и законодательное представительство, выбранное на более или менее демократической основе (впрочем, единства у "левых" тут не было)3 .


1 В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 257.

2 Подробнее см.: Н. М. Пирумова. Земское либеральное движение. М. 1977; К. Ф. Шацилло. Тактика и организация земского либерализма накануне первой русской революции. "Исторические записки". Т. 101. 1978.

3 См. Н. М. Пирумова. Указ. соч.; К. Ф. Шацилло. Формирование программы земского либерализма и ее банкротство накануне первой русской революции (1901 - 1904). "Исторические записки". Т. 97. 1976.

стр. 104


Либеральные направления различались и по социальному составу участников. Если земский либерализм был почти на 100% помещичьим, ибо без определенного земельного ценза участвовать в земских выборах было нельзя, то "Союз освобождения" по преимуществу состоял из интеллигенции. Она численно преобладала и на четырех "освобожденческих" съездах, а также в двух составах его центрального комитета, носившего название "Совет Союза освобождения"4 . Критикуя меньшевистскую "Искру" за допущенные ею в анализе русского либерализма ошибки, В. И. Ленин писал в январе 1905 г.: "Второй пробел (в анализе. - К . Ш. ) есть забвение того, что русская демократическая интеллигенция не случайно, а необходимо распадается, по своей политической позиции, на три русла: освобожденное, социалистско-революционное и социал-демократическое. Все эти направления имеют за собой длинную историю и каждое выражает (с возможной в самодержавном государстве определенностью) точку зрения умеренных и революционных идеологов буржуазной демократии и точку зрения пролетариата"5 .

Имелась и еще одна особенность социального состава участников либерального движения. Хотя в конечном итоге весь и всякий либерализм (и земского, и интеллигентского "оттенков") выражал интересы развивающегося капитализма, "деловая" российская буржуазия до революции 1905 г. участия в либеральном движении не принимала. Характерный факт: в 60-е годы XIX столетия почти одновременно с земской реформой проводилась городская, приблизительно с той же целью. Однако в земствах сразу же возник либерализм, получивший соответствующее название, а купцы, промышленники и прочие "отцы городов" никакой тенденции к либерализму в городских думах до начала 1905 г. не проявляли. И это не случайно. После падения крепостного права "самый сплоченный, самый образованный и наиболее привыкший к политической власти класс - дворянство - обнаружил с полной определенностью стремление ограничить самодержавную власть посредством представительных учреждений"6 . По-иному вели себя воротилы русской промышленности. Ленин подчеркивал, что нельзя "представить себе такой случай, когда бы оппозиция буржуазии самодержавию выражалась нечерез либеральное, образованное "общество"7 . Именно это "общество" и было в России единственным носителем идей либерализма до тех пор, пока революционные события в какой-то мере не разбудили дремавшую дотоле "деловую" буржуазию.

Поскольку буржуазия политически в то время так и не консолидировалась, она дальше создания различных представительных и совещательных органов типа биржевых обществ, отраслевых съездов и т. п. не пошла, оставаясь в массе своей на консервативных, проправительственных позициях. Эта особенность буржуазии имела глубокие социально-экономические корни. Столетия господства самодержавия, жестоко расправлявшегося с малейшим "вольнодумством" и стремлением к свободе, сильно отразились на психологии жителей страны. "Как мужик привык к своей безысходной нищете, привык жить, не задумываясь над ее причинами и возможностью ее устранения, так русский обыватель вообще привык к всевластию правительства, привык жить, не задумываясь над тем, может ли дальше держаться это всевластие и нет ли рядом с ним таких явлений, которые подтачивают застарелый политический строй"8 , - писал в 1901 г. Ленин. А ведь именно из этих обывателей зачастую и выходили представители нового класса капиталистического общества - буржуа, отцы и деды которых нередко были крепостными. Естественно, русский буржуа не мог быстро уподобиться западноевропейскому собрату по классу, за плечами которого ко времени буржуазных революций была уже многовековая борьба с феодалами за городские вольности и цеховые права.

Позицию крупной буржуазии обусловливала и та экономическая политика, которую в силу объективной необходимости вынуждено было проводить самодержавие. В последней трети XIX в. царское правительство приступило к усиленному форсирова-


4 К. Ф. Шацилло. Новое о "Союзе освобождения". "История СССР", 1975, N 4.

5 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 185.

6 В. И. Ленин. ПСС. Т. 5, стр. 26.

7 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 196.

8 В. И. Ленин. ПСС. Т. 5, стр. 25.

стр. 105


нию промышленного развития России и прямому "насаждению" капитализма сверху. Покровительственная таможенная политика, миллионные ссуды Государственного банка, выгоднейшие казенные заказы - все это золотым дождем лилось на русских промышленников. Жадные и своекорыстные хищники процесса так называемого первоначального накопления охотно мирились с царизмом, обеспечивавшим им гарантированные барыши, но обрекавшим страну на политический застой и гниение.

Наконец, была и еще одна, едва ли не самая основательная, причина консервативности и контрреволюционности русской буржуазии. Ее главный политический противник - пролетариат раньше, чем она, успел вырасти и сформироваться в самостоятельную и грозную политическую силу, ставшую с середины 90-х годов XIX в. во главе освободительного движения. Рабочий класс выступал не только против политического гнета царизма, но и против экономической эксплуатации со стороны капиталистов. По мере развития и роста пролетарского движения буржуазия все яснее видела в нем политического противника, одолеть которого без помощи самодержавия она не надеялась. И пока царизм держал рабочее движение "в узде", буржуазия не проявляла недовольства политическим положением в стране. Однако, убедившись в ходе революции 1905 - 1907 гг. в невозможности подавить борьбу пролетариата одними репрессиями, в неспособности самодержавия обеспечить необходимые им "мир и покой", капиталистические круги стали выражать недовольство.

Поскольку накануне революции вследствие экономических, социальных и политических причин русская "деловая" буржуазия была контрреволюционной, законопослушной и верноподданнической, она боялась революции. В результате глашатаями идей либерализма выступали не капиталисты, а представители "образованного общества", не только не связанные непосредственно с производством, но часто даже носившие громкие дворянские титулы и имена. Русские предприниматели и купцы еще не доросли до понимания той истины, что "вся политическая свобода вообще, на почве современных, т. е. капиталистических, производственных отношений есть свобода буржуазная. Требование свободы выражает раньше всего интересы буржуазии"9 .

Отличительной чертой русского либерализма всех оттенков была боязнь революционного народа, страх перед социальными потрясениями, а отсюда желание вести страну исключительно по пути мирной трансформации самодержавия в конституционную монархию. На протяжении всех предреволюционных десятилетий либералы имели одну цель: получить реформы из рук царя. Един и способ ее достижения: создание в стране общественного мнения, которое, по убеждению либералов, вынудит самодержавие стать на путь реформ. "Русские конституционалисты, - писало нелегальное либеральное "Освобождение" за несколько месяцев до начала революции, - далеки и от террора, и от классовой борьбы, они не имеют возможности добиваться торжества своих идей ни путем военного пронунциаменто, ни путем народных восстаний - их задача заключается в организации государственного общественного мнения, этой основной страшной силы, которая в сильной и вековой государственной машине далеко оставляет за собой все обычно признаваемые за реальные силы - террор, восстание и бунты"10 .

В начале XX в. под влиянием возникшего в стране революционного кризиса и развернувшегося тогда массового революционного движения либеральный лагерь активизировался и приложил немало усилий для создания упомянутой "основной страшной силы". На съезде 6 - 9 ноября 1904 г. представители всех губернских земств высказались большинством голосов за законодательное собрание (меньшинство было за законосовещательное) и передали свое мнение правительству. Вслед за тем "Союз освобождения" развернул довольно широкую "банкетную" кампанию, требуя конституции и политических свобод. "Россия переживает новую волну конституционного движения, - оценивал Ленин обстановку, сложившуюся к декабрю 1904 года. - Современное поколение не видало еще ничего подобного теперешнему политическому оживлению. Легальные газеты громят бюрократию, требуют участия представителей народа в государственном управлении, настойчиво заявляют о необходимости либеральных реформ. Всевозможные собрания земцев, врачей, юристов, инженеров, сель-


9 В. И. Ленин. ПСС. Т. 11, стр. 101.

10 "Освобождение", 1904, N 50, стр. 12.

стр. 106


ских хозяев, городских гласных и пр. и пр. выносят резолюции, более или менее ясно высказывающиеся за конституцию. Всюду слышатся необычно смелые, с точки зрения русского обывателя, политические обличения и страстные речи о свободе"11 .

Хотя либерально-буржуазному лагерю накануне 1905 г. в значительной степени удалось с помощью печати и иных допустимых или полулегальных средств оказывать влияние на общественное мнение и получить тем самым в руки желанную "основную страшную силу", это отнюдь не напугало царизм. В ответ на решение земского съезда и начавшуюся "банкетную" кампанию Николай II 12 декабря 1904 г. подписал "Указ Сенату", в котором обещал "помышлять" о благе вверенной ему державы, но обязательно "при непременном сохранении незыблемости основных законов империи", то есть самодержавия12 . Это была "прямая пощечина либералам"13 . 14 декабря вышло "Правительственное сообщение", в котором резко осуждались требования либералов и все их движение, "чуждое русскому народу, верному исконным основам существующего государственного строя". Всем, думавшим иначе, грозило привлечение к "законной ответственности"14 .

Тактика либералов потерпела крах: самодержавие не желало идти ни на какие уступки "общественному мнению". Левое крыло либералов, видя свою беспомощность, вынуждено было, чтобы не отстать от быстро развивавшихся событий, приступить к поискам каких-то иных средств воздействия на царизм. По решению "Союза освобождения" в конце 1904 г. началась кампания по организации профессиональных политических союзов, получившая особый размах уже после начала революции15 . Чувствуя приближение революционных событий, либералы решили также обратиться к народу, перехватить лидерство у возглавившего освободительное движение пролетариата и попытаться свернуть его с революционного пути в либеральное русло. Редактор "Освобождения" и один из будущих кадетских вождей П. Б. Струве писал за неделю до 9 января: "Революционного народа в России еще нет. Но он каждую минуту может родиться,.. и мы обязаны всякими разумными средствами ускорить его рождение". Однако в слова "революционный народ" Струве вкладывал собственный смысл. "Только культурная работа, - считал он, - "легальные", "неполитические" формы могут создать достаточно прочный и достаточно широкий базис для такого движения рабочего класса, которое заслужило бы название революционного"16 .

Цель "приручить" рабочее движение, свести его к "легальным, неполитическим формам" была высказана Струве с похвальной прямотой. Позже, уже в эмиграции, Милюков писал еще откровеннее: "Я почти утерял надежду на мирный путь необходимого преобразования России и сознавал неизбежность вмешательства революционных сил для этой цели"17 . Грядущую революцию, по его мнению, нельзя было подавить одними репрессиями, но нужно было "взять революцию в руки, канализировать ее"18 , направив на завоевание тех целей, которые соответствовали интересам либерально- монархической буржуазии, "ввести революционный пыл наступления в формы конституционной борьбы"19 .

В проведении этой предательской в отношении революции политики либералам помогали меньшевики. Исходя из того, что приближавшаяся революция носила несоциалистический характер, меньшевики признавали ее гегемоном либеральную буржуазию и призывали пролетариат умерить революционный пыл, чтобы не напугать либералов, отход которых от революции якобы ослабил бы ее и оставил без "закон-


11 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 126.

12 "Спутник избирателя на 1906 год". СПБ. Б. г., стр. 235.

13 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 129.

14 "Спутник избирателя на 1906 год", стр. 238.

15 И. П. Белоконский. К истории земского движения в России. "Наша страна", СПБ., 1907, N 1, стр. 29.

16 "Освобождение", 1905, N 63, стр. 221.

17 П. Н. Милюков. Роковые годы (Из воспоминаний). "Русские записки", Париж, 19,38, август, стр. 111.

18 И. Н. Милюков. Суд над кадетским либерализмом. "Современные записки". Т. 41. Париж, 1933, стр. 369.

19 П. Н. Милюков. Предисловие к сборнику статей "М. М. Винавер и русская общественность начала XX века". Париж. 1929, стр. 6.

стр. 107


ного" руководителя. При этом меньшевики ссылались на пример Западной Европы, где лидером буржуазных революций XVI - XIX вв. выступала буржуазия.

На принципиально иной позиции стояли большевики. Они учитывали особенности эпохи наступившего империализма. Расстановка классовых сил в России в то время была иной, чем в Западной Европе XVI - XIX веков. На политической арене в стране действовали не два, а три лагеря: правительственный, либеральный и революционный. Каждый из них имел свою социальную базу и свои политические цели. Тогда как либералы мечтали о дележе власти с царизмом, революционеры боролись за полное уничтожение самодержавия и его пережитков. В этих условиях признание меньшевиками руководящей роли либеральной буржуазии в революции означало измену делу пролетариата, общенародной борьбы против самодержавия. Опасность меньшевистской тактики возрастала в значительной мере и оттого, что левое крыло либералов активно пыталось "взять в руки" приближавшуюся революцию. "Освобожденцы" еще до событий 9 января 1905 г. вошли в контакты с Г. А. Гапоном, участвуя в составлении петиции к царю20 . "Мысль освобожденцев, - свидетельствовал один из видных деятелей союза В. Я. Богучарский, - состояла в том, чтобы предложить рабочим принять во всех гапоновских "отделах" приблизительно те же резолюции, которые принимались везде на банкетах"21 .

"Конституционное движение" в обществе22 помогло расширению рабочего движения. Называя "меньшевизмом наизнанку" отрицание значения оппозиционной борьбы либеральной буржуазии против черносотенных помещиков и олицетворявшего их царского правительства, Ленин писал: "Опыт русской революции, как и опыт других стран, неопровержимо свидетельствует, что когда есть налицо объективные условия глубокого политического кризиса, то самые мелкие и наиболее, казалось бы, удаленные от настоящего очага революции конфликты могут иметь самое серьезное значение, как повод, как переполняющая чашу капля, как начало поворота в настроении и т. д. Напомним, что земская кампания и петиции либералов 1904 года были предтечей такой своеобразной и чисто пролетарской "петиции", как 9-ое января"23 . Самодержавие проявило и на этот раз свою политическую заскорузлость и ненависть к народным массам. Если в ответ на "банкетную" кампанию и петиции либералов последовали царский указ и правительственное сообщение, то "рабочую петицию" царизм встретил солдатскими залпами. Самодержавие начало гражданскую войну с собственным народом. Пролетариат принял вызов. На улицах российской столицы были возведены баррикады.

Кровавые события 9 января вызвали негодование и в рядах либералов. "Революция в России"24 , - через всю страницу "Освобождения" оповещал своих читателей его редактор. "Палач народа" - назвал он передовицу в том же номере и писал в ней: "После событий 22/9 января 1905 г. царь Николай стал открыто врагом и палачом народа. Больше этого мы о нем не скажем; после этого мы не будем с ним говорить"25 . Так начался процесс, который Ленин определил как "порозовение" либеральной буржуазии26 . Проявилось оно во многом. Еще накануне 9 января либеральная интеллигенция по решению "Совета Союза освобождения" послала депутацию (из 10 ее членов 8 были "освобожденцами") к министру внутренних дел П. Д. Святополк-Мирскому, а затем к председателю комитета министров С. Ю. Витте с целью предупредить кровопролитие, о подготовке которого властями ходили слухи в столице. Когда расстрел все же совершился, в тот же день вечером в помещении Вольного эко-


20 А. К. Шилов. К документальной истории "петиции 9 января 1905 года". "Красная летопись", 1925, N 2 (13).

21 Цит. по: В. Я. Лаверычев. О попытках воздействия российской либеральной буржуазии на рабочий класс в 1905 - 1907 гг. "Первая русская революция - генеральная репетиция Великого Октября". Тбилиси. 1977, стр. 216.

22 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 126.

23 В. И. Ленин. ПСС. Т. 17, стр. 280.

24 Как известно, задним числом те же либералы заявляли (это делают и некоторые современные буржуазные историки), что первая российская революция началась не 9 января 1905 г., а в ноябре 1904 г., когда был созван земский съезд (И. И. Петрункевич. Из записок общественного деятеля. Воспоминания. "Архив русской революции". Берлин. 1934, стр. 355).

25 "Освобождение", 1905, N 64.

26 В. И. Ленин. ПСС. Т. 11, стр. 149.

стр. 108


комического общества состоялось собрание интеллигенции, присутствовало более 800 человек. Трехкратные попытки полицейских разогнать его не удались. Собрание гневно осудило действия правительства, заклеймило позором офицеров-карателей и обратилось к войскам с призывом впредь не стрелять в народ27 .

10 января министерство юстиции с тревогой доносило о дальнейшем росте возмущения еще недавно спокойных обывателей. В тот вечер в Александрийском театре после первого действия самая, казалось бы, благонамеренная либеральная публика устроила митинг протеста. "Во время антракта, - сообщалось в специальной "Записке" министерства, - неизвестный мужчина, назвавшийся членом Вольного экономического общества, поднялся со своего места в партере и обратился к публике с речью, в которой сообщил о событиях дня, указал число убитых и раненых во время происходивших беспорядков и в заключение выразил убеждение, что теперь время траура, а не веселья и что кто останется в театре, тот бесчестный человек"28 . После выступлений еще нескольких ораторов публика покинула театр, произнося антиправительственные речи. Сочувствие либерального общества начавшейся революции было налицо.

Зашевелилась даже "деловая" промышленная буржуазия. Ее видные представители обратились к правительству с серией записок, "в которых прозвучали необычные дотоле оппозиционные нотки"29 - требования политических реформ, без которых невозможно внести "успокоение" в рабочий класс, ответивший на Кровавое воскресенье массовыми забастовками и баррикадами. Однако первые попытки политического самоопределения торгово-промышленной буржуазии, предпринятые ею в начале 1905 г., не увенчались успехом. Дальше высказываний в правительственных и ими же созданных комиссиях о пользе и желательности мирных политических преобразований "Титы Титычи" не пошли. Промышленная буржуазия переходила "в оппозицию к самодержавию не во имя, а во избежание революции"30 .

Особое оживление в либеральных кругах началось после 18 февраля, когда царизм под натиском: событий счел уже невозможным применение голых репрессий и попытался маневрировать. В тот день царь подписал сразу три документа. В одном из них - "Указе Сенату" - на совет министров, который должен был собраться под председательством монарха, возлагались рассмотрение и обсуждение поступавших "от частных лиц и учреждений видов и предположений по вопросам, касающимся усовершенствования государственного благоустройства и улучшения народного благосостояния"31 . Либералам разрешалось "радеть об общей пользе и нуждах государственных", то есть они получили то право подачи петиций, которого тщетно добивались многие годы. Еще дальше вынужден был пойти Николай II в рескрипте на имя министра внутренних дел А. Г. Булыгина.

Сорок с лишним лет земские либералы добивались "увенчания здания" - дополнения местного самоуправления (земства и городских дум) сословным совещательным представительством при царе или правительстве. И все эти годы, следовавшие друг за другом, три русских царя отвечали либералам - нет! В зависимости от характера "помазанника божьего" менялась лишь форма отказа. Александр II приказал местной администрации вскрывать посылаемые на его имя "всеподданнейшие" адреса и лишь после консультации с министерством внутренних дел передавать их по назначению32 . Александр III грубо басил: "Что эти скоты вмешиваются не в свое дело?"33 . Николай II, выступая перед депутацией от дворянств, земств, городов и казачьих войск 17 января 1895 г. по написанной для него К. П. Победоносцевым шпаргалке34 , бесст-


27 "Труды" Вольного экономического общества. Т. I, кн. 3. СПБ. 1907, стр. 70 - 71.

28 "Начало первой русской революции. Январь - март 1905 года". М. 1955, стр. 132.

29 Е. Д. Черменский. Буржуазия и царизм в первой русской революции. М. 1970, стр. 53.

30 Там же, стр. 78.

31 "Спутник избирателя на 1906 год", стр. 240.

32 П. А. Зайончковский. Кризис самодержавия на рубеже 1870 - 1880 гг. М. 1964, стр. 128 - 132.

33 Государственный исторический музей, отдел письменных источников (далее - ГИМ ОПИ), ф. 31, оп. 1, д. 142, л. 27.

34 Ю. Б. Соловьев. Начало царствования Николая II и роль Победоносцева в определении политического курса самодержавия. "Археографический ежегодник за 1972 год". М. 1974, стр. 311.

стр. 109


растно прочитал: "Оставьте бессмысленные мечтания!". А затем, уже с металлом в голосе, добавил: "Я... буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель!"35 .

Но вот прошло немногим больше месяца революции, и самодержавие было вынуждено сделать ту уступку, в которой еще недавно, в середине декабря 1904 г., отказывало. В рескрипте Николай II обещал "привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в правительственной разработке и обсуждении законодательных предположений"36 . Именно на этом настаивали меньшинство земского съезда в начале ноября 1904 г. и те либералы, которые высказывались за законосовещательный, а не законодательный характер будущей Думы. Естественно, они пришли в восторг от рескрипта. Московские купцы, верховодившие в городской думе, с ликованием писали в адресе на высочайшее имя: "Грядущий день русской истории" несет самодержцу "великую славу, больше того - бессмертие...". "Призыв свободно избранных представителей народа к участию в осуществлении законодательной власти установит в стране прочный правопорядок, царской же власти сообщит новую силу в лучезарном ореоле народной любви"37 .

Однако так думало лишь меньшинство. Большинство даже земских либералов выступало за законодательную, а не законосовещательную Думу и удовлетвориться царской уступкой не могло. "Освобожденцы" в оппозиции рескрипту пошли еще дальше. Милюков назвал его "лицемерным"38 . Струве в журнальной передовице 5 марта писал: "Самодержавие выкидывает белый флаг рескрипта на имя Булыгина. Черная сотня и белый флаг!.. За этим белым флагом не вестники мира, а засада опричников"39 . Струве со страхом ссылался на рост революционного движения, на то, что к городским рабочим присоединяются крестьяне, которых на борьбу поднимает "простое и могущественное слово - земля". Пока не поздно, призывал он, надо усилить борьбу за "настоящую" конституцию. "Революция не ждет, - сказали мы. Но пока не пробил еще одиннадцатый час, - освободительное движение твердой демократически-конституционной реформой могло бы быть введено в русло спокойной преобразовательной работы. Однако на такой ход событий при характере и образе мыслей царя - не может быть ни малейшей надежды. Вот почему 18-е февраля открывает эпоху не внутреннего мира, а еще более напряженной борьбы"40 .

Но и после 18 февраля планы левого крыла либералов оставались теми же: предупредить "двенадцатый час" революции. В том же номере журнала в статье "Вопросы тактики" Струве писал: "Русская оппозиция, не только демократическая, но и умеренно-конституционная должна в настоящий критический момент исходить из того факта, что в стране уже началась аграрная революция. Если так, то единственная разумная со всех точек зрения тактика состоит в том, чтобы овладеть революцией в самом начале и, признав в существе эту революцию законной, выдвинуть ее в русло закономерной социальной реформы, осуществляемой в связи с полным политическим преобразованием страны теми средствами, которые даст демократическая конституция"41 . Далее Струве откровенно назвал то, чего более всего боялись либералы, - складывавшийся боевой союз пролетариата и крестьянства и дал совет, как нарушить такой союз - немедленно провести аграрную реформу; иначе "из нужды крестьян, в связи с социалистической агитацией и с социалистическим перевоспитанием рабочего класса, получится такое движение, с которым было бы бессмысленно бороться... Революцию, повторяем, победить нельзя, революцией можно только овладеть"42 .

Попытки "овладеть" революцией, оспорить у пролетариата гегемонию в ней предпринимались либералами особенно активно летом 1905 г., когда революционная борьба в стране приобрела значительную силу и заставила либералов временно "покраснеть". "Освобожденцы" усилили издательскую деятельность: с 15 мая в нелегальной


35 Цит. по: И. П. Белоконский. Земство и конституция. М. 1910, стр. 41.

36 Там же, стр. 241.

37 Цит. по: Е. Д. Черменский. Указ. соч., стр. 59.

38 П. Н. Милюков. Роковые годы, стр. 114.

39 "Освобождение", 1905, N 67, стр. 273.

40 Там же.

41 Там же, стр. 281.

42 Там же, стр. 282.

стр. 110


типографии в Петербурге стал выходить их официальный орган - "Листок Союза освобождения". Активизировалась работа местных организаций. По сообщению жандармов, в Киевской губернии распространялась за подписью "Комитет Киевской группы Союза освобождения" листовка "К обществу"43 , в Харьковской -листовка "Крестьяне, соединяйтесь!"44 , самарская группа издала брошюру "Великая перемена", воронежская- листок "Как правительство помогает дворянам", новгородская выпустила четыре "Письма к крестьянам". Широкий размах приобрели лекционные поездки "освобожденцев" по стране45 . Из названий брошюр видно, что либералы прежде всего хотели воздействовать на крестьянство. Но они не ограничивались только этим.

Особенно знаменательной была их попытка распространить влияние и на столичных рабочих. В мае один из лидеров "освобожденцев" В. А. Герд писал Струве, что в Петербурге С. Н. Прокопович на "развалинах" гапоновских организаций пытается создать внепартийный "Союз рабочих". По его мнению, либералы "должны объединить радикальные и демократические элементы и двинуть их на политически незрелую массу народа. Не теорией социализма или социализацией земли надо двинуть людей на политическую борьбу, а яркой, чисто политической пропагандой и организацией протеста, который ведет к завоеванию свободы вне юридических норм" 46 . Вскоре "освобожденцы" объявили об образовании беспартийного "Российского освободительного союза" (РОС). Они подпольно издали и распространяли воззвание о целях РОС и его характере; воззвание к рабочим об образовании "Рабочего союза" РОС и "Устав Рабочего союза"47 . Струве настоятельно рекомендовал Прокоповичу принять активное участие в создании рабочей партии, организуемой в соответствии с "Уставом Рабочего союза".

Разбору этой авантюры "освобожденцев" Ленин посвятил специальную статью - "Новый революционный рабочий союз". Он остановился на призыве безымянного ЦК РОС оставить партийные споры, принципиальные разногласия и сплотиться "в одно могучее целое"48 . Организаторы РОС объявляли о своей солидарности с социал-демократами, эсерами и даже с "освобожденцами", если последние "проникнутся сознанием неизбежности вооруженного восстания для созыва Учредительного собрания". Вождь большевиков писал в связи с этим: "Кто служит делу свободы вообще, не служа специально делу пролетарского использования этой свободы, делу обращения этой свободы на пользу пролетарской борьбы за социализм, тот тем самым служит, в последнем счете, борцом за интересы буржуазии, не более того... Кто борется за свободу вне партий, тот тем самым служит интересам той силы, которая неизбежно будет господствовать при свободе, т. е. интересам буржуазии"49 .

Попытка "освобожденцев" создать свою рабочую партию потерпела крах. Но она была знаменательна и еще раз свидетельствовала о расчетах левого крыла либералов захватить руководство революцией. Однако политику либералов тогда определяло не только желание возглавить революцию. Не последнюю роль играл здесь и простой страх. Либеральные помещики, составлявшие всегда влиятельную прослойку в русском либерализме, ясно понимали необходимость не только политических реформ, но и другого: без немедленных уступок крестьянству их ждет физическое уничтожение или, в лучшем случае, экспроприация всей земли. С самого начала 1905 г. либералы почувствовали себя как бы между молотом и наковальней. Они были далеко не в восторге от негибкой политики царизма, основанной прежде всего на голом насилии, а затем уже на некоторых уступках "благомыслящей" части общества. Но и революционные действия широких демократических масс, стремившихся с корнем вырвать все остатки крепостничества, были им еще более не по вкусу.

В феврале 1905 г. на очередное заседание кружка земских либералов "Беседа" приехал один из его членов, крупный саратовский помещик Н. Н. Львов. Сторонник


43 ЦГА УССР, ф. 275, оп. 1, д. 868, лл. 6 - 7.

44 Там же, ф. 336, оп.1, д. 1384, л. 8.

45 Д. И. Шаховской. "Союз Освобождения". "Зарницы". Вып. II. СПБ. 1909, стр. 152.

46 ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 302, оп. 4, д. 44, л. 421.

47 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 278.

48 Там же, стр. 282.

49 Там же, стр. 281 - 282.

стр. 111


конституции и мирного, эволюционного развития страны, он ругал царскую бюрократию с ее произволом, жертвовал немалые суммы из огромного личного состояния на издание журнала "Освобождение", на земские школы, больницы и считал, что "дружно живет" со своими крестьянами. Но это продолжалось только до тех пор, пока крестьяне терпели существующие порядки. По собственным словам, "потрясенный виденным" Львов попросил "Беседу" прервать заседание и выслушать его внеочередное сообщение: "Я видел ужасы, нечто вроде пугачевщины. Началось по соседству с моим имением, у кн. Волконского. Крестьяне начали рубить лес. У Волконского есть тяжба с ними, в которой он едва ли прав"50 . Отчаявшись дождаться в суде решения многолетней тяжбы, крестьяне стали и рубить, и продавать лес, который они считали своим. На шестой день "беспорядков" прибыли вооруженные казаки наводить "порядок". Но сделать это удалось далеко не сразу. Плохо вооруженные крестьяне оказали сопротивление, "ранили пристава, несколько казаков и солдат. Крестьяне вооружились, насадили на палки какие-то пики"51 .

Революция только еще начиналась, а либеральный помещик увидел и слабость крестьянского движения, и его грозную силу. Собрав "своих" крестьян, тоже по примеру соседей начавших рубить помещичий лес, Львов обратился к ним с речью. Он пытался объяснить им, что надо действовать законно, "что нигде и никогда допускать грабежа нельзя, что в них будут стрелять, если они не образумятся. "Они: - Подай нам планты! - Какие "планты"? У меня с ними не было тяжбы, - пояснил Львов. - Правда, у них давно был спор о нескольких пожалованных имениях, бывших государственных землях, в том числе и о нашем имении. Но ведь наше имение было пожаловано еще при Екатерине"52 . Вот куда, ко второй половине XVIII в., а иной раз и в еще более далекое прошлое уходили корни споров между крестьянином, который столетиями обрабатывал и поливал потом землю, и помещиком, пусть даже либеральным, не трудившимся на ней, хотя и являвшимся ее собственником.

Вплоть до начала революции земские либералы не выдвигали проектов широких экономических реформ, ограничиваясь крайне туманными высказываниями по этому вопросу на страницах "Освобождения". Вспыхнувшая революция и связанный с нею всплеск крестьянского движения заставили их задуматься над тем, как решить давно уже выдвинутые жизнью экономические вопросы реформистским путем. 24 - 26 февраля 1905 г. земцы- конституционалисты собрались в Москве на свой IV съезд. Главный вопрос, который на нем рассматривался, был аграрный. Крестьянскому решению земельного вопроса революционным путем земцы противопоставили иной подход: "Государственное вмешательство в экономическую жизнь должно распространяться и на область аграрных отношений"53 . Что же конкретно предлагали земцы-конституционалисты?

Программа их предусматривала улучшение экономического положения малоземельного крестьянства "путем обязательного выкупа из частновладельческих земель необходимых прирезок"; создание государственного земельного фонда из казенных и части удельных земель, а также увеличение его "путем покупки и выкупа частновладельческих земель и эксплуатации его в интересах трудящегося населения"; государственное вмешательство в арендные отношения; постановку на широких началах переселения и расселения; облегчение пользования различными видами кредита; реформу Крестьянского банка и содействие кооперативным объединениям; пересмотр межевого законодательства; уничтожение чересполосицы и обмен участков. Для проведения в жизнь этого либералы предполагали создать "общественно-государственные посреднические комиссии"54 .

Эта программа - максимум того, на что могли пойти либеральные помещики. И согласились они на этот шаг только под давлением вспыхнувшей революции. Забота об "интересах трудящегося населения" объяснялась просто. "Страх перед ожидаемым аграрным движением выдвигает на первую очередь земельный вопрос и заставляет


50 ГИМ ОПИ, ф. 31, оп. 1, д. 142, л. 243.

51 Там же.

52 Там же, л. 244.

53 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 44.

54 В. В. Шелохаев. Аграрная программа кадетов в первой русской революции. "Исторические записки". Т. 83. 1970, стр. 175 - 176.

стр. 112


делать невероятные предложения, - писала в дневнике свидетельница происходившего кн. О. Н. Трубецкая, хорошо информированная о настроениях земских либералов. - На днях у Новосильцевых на совещании земских деятелей Петр Долгоруков предложил каждому подсчитать, сколько он может добровольно уступить своей земли крестьянам, так как если они сами не дадут, то все равно снизу возьмут"55 .

Анализу февральского решения земцев-конституционалистов Ленин посвятил статью "Аграрная программа либералов". Отметив близость народнических и либеральных планов реорганизации аграрного строя России, он четко вскрыл их классовую подоплеку. Самым важным и самым опасным "политически" Ленин считал пункт об "общественно-государственных посреднических комиссиях": "Вопрос о способе проведения аграрного преобразования имеет огромное значение, ибо именно от способа проведения зависит конкретно и реально более или менее серьезный характер преобразования"56 . Если либералы хотели половинчатыми уступками "утихомирить" крестьян, свернув их с революционного пути на реформистский, то большевики боролись за решительное уничтожение всех и всяких пережитков крепостничества в результате революционной борьбы пролетариата в союзе со всем крестьянством. "Слышите ли, крестьяне? - кончал свою статью Ленин. - Вас еще раз хотят облагодетельствовать чиновническим путем, "упорядочить" вашу жизнь помещичьим вмешательством, "выкупить" вам земли по образцу проклятой памяти старого выкупа! Помещики так добры, так добры: видя, что у них земли грозят даром взять, они великодушно соглашаются их продать, - за сходную цену, разумеется"57 . Вождь большевиков внимательно следил за действиями либералов и резко критиковал их, отстаивая идею гегемонии пролетариата в революции и обеспечения ему надежного союзника в лице крестьянства.

25 - 28 марта 1905 г., состоялся III съезд "Союза освобождения". На него прибыло около 50 представителей из 27 городов, в которых числилось 69 "освобожденческих" групп. Всего в "Союз" формально в то время входило около 1600 человек58 . Съезд занялся выработкой новой, второй программы "Союза"59 . "Освобожденцы", стоявшие на самом левом фланге либерального лагеря, заняли в аграрном вопросе позицию, сходную с позицией земцев-конституционалистов. В протоколе съезда было записано: "Считая главной задачей Союза распространение среди народных масс политического сознания, по вопросу об отношении его к современному крестьянскому движению Союз признает необходимым всеми имеющимися в распоряжении партии средствами - литературой, личным воздействием на сельские сходы, кооперативными организациями, санитарными и участковыми попечительствами и пр. - воздействовать на аграрные движения, усиливая политический и правовой элементы в выдвигаемых крестьянами требованиях. В этих целях необходимо указывать, что экономические нужды крестьян, напр. прирезки земли и т. под., могут быть удовлетворены только законодательным путем, при участии народа в законодательстве, а не местными средствами, вроде разгрома усадеб и пр. К призыву к насилиям над личностью и имуществом частных лиц должно быть занято резко отрицательное отношение"60 .

В принципе не было разницы в отношении либеральной интеллигенции и либеральных земцев к помещичьему землевладению. "Освобожденцы" тоже выступали за необходимость его частичного сохранения и за "законный" путь решения аграрного вопроса, за создание государственного земельного фонда, выкуп части помещичьей земли (причем, по требованию большинства съезда слова "за счет государства" из пункта о выкупе были исключены), сохранение монастырских земель, отклонение про-


55 О. Н. Трубецкая. Из пережитого. "Современные записки". Т. 44. Париж. 1934, стр. 30.

56 В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 50.

57 Там же, стр. 51 - 52.

58 ЦПА ИМЛ, ф. 279, оп. 1, кор. 9, п. 20.

59 О первой программе "Союза освобождения", принятой на I съезде, см.: К. Ф. Шацилло. Обзор документальных материалов кружка "Беседа" и "Союза освобождения" в фонде Д. И. Шаховского. "Археографический ежегодник за 1974 год". М. 1975, стр. 294 - 296 (программа и устав "Союза освобождения").

60 ЦПА ИМЛ, ф. 279, оп. 1, кор. 9, п. 20.

стр. 113


грессивного налога на владение землей и т. п. В традиционном для либералов духе были выдержаны и другие пункты программы "освобожденцев". После оглашения ее проекта "возник вопрос о внесении в программу характеристики конечных целей партии"; большинство предложило не делать этого и обусловить положения программы "реалистически, требованиями ближайшего времени"61 . Исходя из этого, съезд снял вопрос о государственном устройстве России - быть ей республикой или остаться монархией. Большинством в один голос съезд высказался за "немедленное введение 8 часов труда, где это возможно" и государственное страхование рабочих.

Окончательно съезд так и не принял никакой программы, поручив "Совету Союза освобождения" доработать проект, разослать его в группы на местах для обсуждения и уже после этого принять его на IV съезде, который предлагалось созвать возможно скорее. Группе участников съезда поручено было рассмотреть проект конституции. После его опубликования в журнале "Освобождение" Ленин дал анализ "освобожденческих" планов в статье "Политические софизмы". Отметив, что пролетариат в силу своего классового положения решительно борется за полную победу над всем "темным, эксплуататорским, порабощающим", он писал: "Движение либеральной буржуазии, напротив, по тем же причинам (т. е. в силу основных особенностей положения буржуазии) имеет тенденцию к сделкам вместо борьбы, к оппортунизму вместо радикализма, к скромному учету наиболее вероятных и возможных ближайших приобретений вместо "нетактичной", смелой и решительной претензии на полную победу"62 . Подробно разобрав проект, Ленин закончил статью вопросом: "Если самые смелые пожелания крайней левой освобожденства не идут дальше монархии с двухпалатным парламентом; если только этого запрашивают идеологи либерализма, то на чем же сторгуются дельцы либерализма?"63 . Деятельность "освобожденцев" расценивалась вождем большевиков как теоретическая подготовка предательства интересов народных масс.

Кроме выработки проектов программы и конституции, III съезд "Союза освобождения" принял решение, необходимость которого вызывалась развернувшейся в стране революцией и желанием перехватить гегемонию в освободительном движении у пролетариата. Имелась в виду подготовка к образованию широкой, открытой партии, для чего планировалось воспользоваться не только уже имевшимися "освобожденческими" кружками. Выполняя решение своего II съезда, принятое в условиях резкой активизации широких демократических масс, "освобожденцы" к концу марта создали ряд профессионально-политических союзов (адвокатов, инженеров, педагогов, профессоров, врачей, журналистов, ветеринаров, агрономов и др.). Теперь намечалось объединение их в "Союз союзов", чтобы еще более усилить свое влияние. "Союз освобождения", как отмечалось в протоколе съезда, "должен руководить образованием этой широкой партии, и его существование не должно прекращаться с ее возникновением. Он должен открыто провозгласить себя политической партией"64 .

Главную цель образования "Союза союзов" Милюков объяснил в своих "Воспоминаниях" довольно откровенно: "Поспешное слияние отдельных групп в единый "Союз союзов" уже таило в себе заднюю мысль - централизовать все движение в Петербурге и монополизировать его проявления"65 . Так же оценивал цель создания "Союза союзов" председатель "Союза освобождения" И. И. Петрункевич: решено было, вспоминал он, "соединиться в один общий "Союз союзов" в видах единства действий всех оппозиционных элементов и подчинения нетерпеливых дисциплине "Союза союзов"66 . Рост влияния рабочего класса, пример его активной революционной борьбы непосредственно действовал на широкие демократические массы города и деревни, что я вызвало у либералов желание "подчинить нетерпеливых дисциплине". Но организация профессионально-политических союзов и объединение их в "Союз союзов" рассматривались "освобождениями" не только как простое распростра-


61 Там же.

62 В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 166 - 197.

63 Там же, стр. 203 - 204.

64 ЦПА ИМЛ, ф. 279, оп. 1, кор. 9, п. 20.

65 П. Н. Милюков. Воспоминания. Т. I. Нью-Йорк. 1955, стр. 263.

66 И. И. Петрункевич. Указ. соч., стр. 393.

стр. 114


нение своего влияния, но и как шаг на пути к оформлению в легальную политическую партию.

Однако в борьбе за массы будущим кадетам пришлось встретиться с непреодолимыми для них трудностями: ростом революционных партий и прежде всего с необычайно быстрым ростом влияния большевиков. В мае профессионально-политические союзы дважды собирались на съезды и образовали "Союз союзов", во главе которого первоначально стал будущий лидер кадетов Милюков. Но и после этого либералы оказались, по его признанию, "в положении курицы, высидевшей утят"67 . В результате активной борьбы большевиков за широкие демократические массы многие союзы и весь "Союз союзов" перешли на революционные позиции, высказавшись за бойкот и булыгинской, и виттевской дум, и за всеобщие забастовки в октябре, ноябре и декабре, и даже за участие в Декабрьском вооруженном восстании. "Я не предвидел, - жаловался позднее Милюков, - что очень скоро мне самому придется отойти от "Союза союзов", когда он послушно пойдет за ленинской линией, а "физическое насилие" примет иную форму и будет преследовать иные цели, нежели те, на которые я намекал, имея в виду тактику с[оциалистов]-рев[олюционеров]"68 .

Это признание весьма красноречиво: с индивидуальным террором эсеров, этих "либералов с бомбой", "освобожденцы" еще могли мириться, но с курсом большевиков на всенародное вооруженное восстание - никогда! А именно этому, ленинскому курсу следовало большинство демократических масс интеллигенции, мелкой буржуазии города и деревни, составлявших основу профессионально-политических союзов, организованных в условиях подъема революции "освобожденцами". В результате успешной борьбы Ленина и его соратников за гегемонию пролетариата в освободительном движении либерализм в России остался без широкой социальной базы. В условиях дальнейшего развития революционных событий весной 1905 г. продолжалось "полевение" либерализма.

После III съезда "Союза освобождения" состоялись два съезда земцев. Вслед за "освобожденцами" общеземский съезд, заседавший 22 - 26 апреля в Москве, принял решение, что "только немедленный созыв народного представительства с правом участия в осуществлении законодательной власти может привести к мирному и правильному разрешению насущных политических, общественных и экономических вопросов современной жизни России"69 . Земцы пошли за "освобожденцами" и в другом: большинством голосов они высказались за всеобщие, прямые, равные и тайные выборы в однопалатное "первое представительное собрание" (называвшееся ими еще и "учредительным") и за законодательное "народное представительство" с двумя равноправными палатами, в одну из которых выборы должны были производиться по территориальному признаку на основе "четырехчленной формулы", а во вторую - "от реорганизованных на демократических началах и распространенных на всю Российскую империю органов местного самоуправления"70 - земств и городских дум. Ленин так характеризовал подобные планы в мае 1905 г.: "Государственную власть наши прекраснодушные либералы стараются возможно более равномерно и "справедливо" поделить между тремя силами: монарх, верхняя палата (Земская палата), нижняя палата (Палата народных представителей): самодержавная бюрократия, буржуазия, "народ" (то есть пролетариат, крестьянство и мелкая буржуазия вообще)"71 .

"Ковыляя" вслед за революцией, общеземский съезд принял более радикальную программу, чем все планы, разработанные земскими либералами за предшествовавшие 40 лет. Вместе с тем часть земцев сразу же после съезда стала опасаться, что, "поспешая" за революцией, они зашли слишком уж далеко. Один из участников съезда писал: "Ясно заметно опасение не оказаться на высоте положения и обмануть ожидания передовой публики. Несмотря на кажущиеся довольно дружные баллотиров-


67 "Освобождение", 1905, N 74, стр. 411.

68 П. Н. Милюков. Роковые годы. "Русские записки", Париж, 1938, декабрь, стр. 125.

69 "Наша страна". Сборник N 1. СПБ. 1907, стр. 67.

70 Там же, стр. 66 - 67. "Четырехчленная формула" - прямые, всеобщие, равные и тайные выборы.

71 В. И. Ленин. ПСС. Т. 10, стр. 199.

стр. 115


ки, пахнет не единодушием, а расколом и недоумением. О дальнейшей судьбе этих резолюций еще нет речи"72 . Вместе с тем левое крыло земцев - конституционалисты еще не закончили "полевения". Особенно отчетливо это проявилось на их так называемом аграрном съезде, происходившем в Москве вскоре после общеземского, 27 - 29 апреля 1905 года.

За месяц, прошедший после III съезда "Союза освобождения", события в стране развивались так стремительно, что земцы-конституционалисты пошли кое в чем даже дальше "освобожденцев". Участники съезда единодушно признали, что главный вопрос, разрешение которого совершенно необходимо "в целях действительного и прочного умиротворения страны", - это "вопрос о малоземелье крестьян"73 . По их мнению, положительных результатов нельзя добиться ни путем переселения, ни при помощи кредитной политики Крестьянского банка. Оставался один выход: создание для наделения малоземельных крестьян специального фонда из государственных, удельных, монастырских и частновладельческих земель, причем выкуп их должен производиться за счет государства.

Это было шагом вперед по сравнению с решениями предыдущего общего съезда и мартовского съезда "освобожденцев", но не очень значительным, ибо основные положения прежних аграрных программ оставались без изменения. Вновь было высказано твердое мнение об аграрных преобразованиях только мирным путем, через особые "государственно-общественные, поземельно- устроительные комиссии". Опять подтверждалось резко отрицательное отношение к национализации земли, причем с весьма откровенной формулировкой: "Если отобрали землю, то кто поручится, что в будущем не отберут капитала?"74 . Решения аграрного съезда земцев- конституционалистов в апреле 1905 г. были максимумом, на который под давлением революции могли пойти либеральные помещики. Но как далек был этот максимум от того, что требовали крестьяне: конфискации всей помещичьей земли без всяких выкупов и вознаграждений. Этого они могли добиться только революционным путем и только под руководством пролетариата.

Такова была в первые месяцы 1905 г. позиция либералов в важнейших вопросах, волновавших самые широкие массы народов России: отношение к разгоравшейся в стране революции, аграрный вопрос, реорганизация политического строя страны. Под влиянием происходивших событий либералы "полевели" и спешно "демократизировались". "Либеральная буржуазия идет к народу, - писал Ленин. - Это верно. Она вынуждена идти к нему, ибо без него она бессильна бороться с самодержавием. Но она боится революционного народа и идет к нему не как представительница его интересов, не как новый пламенный боевой товарищ, а как торгаш, маклер, бегающий от одной воюющей стороны к другой"75 . Действительно, когда либералы сочли для себя выгодным, они прекратили флирт с революцией76 , перестали "косить глазами налево" и вступили в переговоры с царскими министрами и Николаем II о вхождении в состав правительства. Оценивая поведение либералов после опубликования царского манифеста, Ленин писал: "Вся либеральная буржуазия России, от Гучкова до Милюкова... повернула сейчас же после 17-го октября от демократии к Витте. И это не случайность, не измена отдельных лиц, а переход класса на соответствующую его экономическим интересам контрреволюционную позицию"77 . А после того, как напуганное подъемом революции самодержавие начало заигрывать с не менее напуганными ею либералами, в стране стал складываться блок черносотенных помещиков с верхами торгово- промышленной буржуазии, нашедший затем выражение в третьеиюньской монархии.


72 Цит. по: Е. Д. Черменский. Указ. соч., стр. 65.

73 "Наша страна", стр. 65.

74 Цит. по: В. В. Шелохаев. Указ. соч., стр. 184.

75 В. И. Ленин. ПСС. Т. 11, стр. 156.

76 См. об этом: А. Г. Слонимский. "Звездный час" русского либерализма. "Вопросы истории", 1977, N 11.

77 В. И. Ленин. ПСС. Т. 21, стр. 102 - 103.

Orphus

© library.ee

Permanent link to this publication:

http://library.ee/m/articles/view/-ПОРОЗОВЕНИЕ-ЛИБЕРАЛОВ-В-НАЧАЛЕ-ПЕРВОЙ-РОССИЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Estonia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.ee/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. Ф. ШАЦИЛЛО, "ПОРОЗОВЕНИЕ" ЛИБЕРАЛОВ В НАЧАЛЕ ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Tallinn: Estonian Library (LIBRARY.EE). Updated: 14.02.2018. URL: https://library.ee/m/articles/view/-ПОРОЗОВЕНИЕ-ЛИБЕРАЛОВ-В-НАЧАЛЕ-ПЕРВОЙ-РОССИЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (date of access: 14.12.2018).

Publication author(s) - К. Ф. ШАЦИЛЛО:

К. Ф. ШАЦИЛЛО → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Estonia Online
Tallinn, Estonia
280 views rating
14.02.2018 (303 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
КОНФЕРЕНЦИЯ "ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ И КУЛЬТУРА ЕГО ВРЕМЕНИ"
42 days ago · From Estonia Online
НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МУЗЕЕВ ПО ИСТОРИИ
Catalog: История 
42 days ago · From Estonia Online
ИСТОРИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА СОВЕТСКОЙ ЭСТОНИИ
Catalog: Экономика 
42 days ago · From Estonia Online
ЛИТВА - КРУПНЕЙШИМ СТРОЙКАМ СТРАНЫ
42 days ago · From Estonia Online
ЛАТЫШСКАЯ КУЛЬТУРА XIX ВЕКА
44 days ago · From Estonia Online
ПРОБЛЕМЫ АМЕРИКАНИСТИКИ. Вып. 2, 3
44 days ago · From Estonia Online
Рецензии. Э. П. ФЕДОСОВА. ОЧЕРКИ РУССКО-ПРИБАЛТИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. (1861 - 1895 гг.)
Catalog: История 
44 days ago · From Estonia Online
В БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ
Catalog: Разное 
45 days ago · From Estonia Online
БАЛТИЙСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ 1905-1907 ГОДОВ
45 days ago · From Estonia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
"ПОРОЗОВЕНИЕ" ЛИБЕРАЛОВ В НАЧАЛЕ ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Estonian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2018, LIBRARY.EE is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK